О клубе

Новости

Отчёты

Карты

Фотографии

Разное

Форум

 

ТУРКЛУБ "МЕРИДИАН"

НЕФОРМАЛЬНЫЙ ОТЧЁТ
о неспортивном, но познавательном и интересном маршруте
в горах Каракорума
(Северный Пакистан, трек по леднику Балторо к базовому лагерю К2),
совершенном в июле-августе 2013 г.

ПРЕДЫСТОРИЯ И ПОДГОТОВКА.

Идея посетить горы Каракорума в Северном Пакистане  возникла  как-то плавно и незаметно. Не сказать, чтобы мы давно мечтали туда попасть. Тем не менее, в голове прочно сидели легендарные названия: Гашербрум, Чогори, K2, Броуд-пик, Транго, Балторо... Величайшие горы на Земле, достойные соперники всем известных Гималаев. И вот, после получения некоторого опыта самостоятельных путешествий в  зарубежных горных районах (осенний трек вокруг Аннапурны в 2011, весенний Аладаглар в Турции в 2012) в нас нашлось достаточно смелости, чтобы мысль о посещении Каракорума не казалась нам полным бредом или несбыточной фантазией. Осенью 2012 года мы начали привычно рассказывать всем своим знакомым об этой идее. Но вскоре поняли, что никто из соратников по последним путешествиям нашей смелости не разделяет и не собирается ввязываться в предлагаемую авантюру. Так мы изначально остались вдвоём. Поиск информации  в Интернете позволил достаточно быстро составить представление о нашем будущем приключении. Сразу стало понятно, что путешествие вполне возможно. Люди из России в последние годы  бывали в горах Северного Пакистана неоднократно. Это обнадёживало. Однако дальше начинались трудности. По большому счёту их оказалось всего две.

Первая трудность заключалась в том, что погулять по Каракоруму дёшево и самостоятельно, как мы привыкли это делать в "наших" горах, никак не получалось. Без сопровождения местной фирмы, организующей в обязательном порядке полноценную экспедицию, попасть в горы Северного Пакистана практически не реально. Это жёстко контролируется властями и военными.  Следствием этого является  достаточно высокая "цена вопроса". Кроме того, нужно было самим выбрать в качестве принимающей стороны какую-нибудь местную фирму. А сделать это на незнакомом иноземном рынке достаточно трудно, да и просто страшно. И спросить не у кого.

Вторая трудность заключалась в получении визы. Посольство Пакистана в России одно единственное и расположено в Москве.  Восток, как известно, дело тонкое, а описания процесса получения визы в посольстве Пакистана в Москве на различных форумах лишь в очередной раз подтверждают эту русскую народную мудрость. Поэтому для нас, живущих в Перми, оформление визы собственными силами виделось сложным и скорее всего очень затратным как по деньгам, так и по времени.

Самым логичным способом преодоления всех этих трудностей нам показалась идея воспользоваться услугами турфирмы, регулярно организующей экстремальные туры в Пакистан. В Российском интернете нашлось совсем не много фирм, занимающихся подобными авантюрами. Буквально две-три. А после того, как всем им был отправлен запрос, осталась и вовсе одна, так как адекватно ответила нам только фирма Альпиндустрия-Тур. Заявку на сайте мы оставили в ноябре 2012 года, после чего позвонили в фирму и познакомились с менеджером направления Людмилой Москалевой.  Учтя её рекомендации, согласовали сроки (вторая половина июля), маршрут и цену. Цена для нас оказалась на пределе возможностей, но мы решили её заплатить. Тем более что никаких предварительных оплат с нас не попросили, а тур в план на 2013 год включили (после наших настойчивых просьб). Смирившись с неизбежными большими денежными тратами, мы запланировали на работе отпуска, начали копить деньги и приготовились получать удовольствие от предполагаемого за такую цену сервиса, совершенно не ожидая никаких трудностей.

Собственно стандартный тур у Альпиндутрии-Тур предполагает набор группы в количестве 6-10 человек, которую сопровождает фирменный гид. Маршрут стандартный и очень известный во всём мире: подъём в верховья ледника Балторо к пикам K2 и Броуд-пик с возвращением через перевал Гондогоро Ла (Gondogoro Pass) высотой 5690 м по долине Хуше.

Достигнув таких предварительных договорённостей, до весны мы больше не беспокоились. Напомнили о себе в марте, но оказалось рано. В начале мая в Пакистане спокойно прошли выборы, которых все опасались. И вот уже в конце мая дело, наконец, сдвинулось с мёртвой точки. У нас нашёлся попутчик Олег из Москвы и якобы были ещё люди, готовые к нам присоединиться. То есть группа как бы набиралась. Поэтому мы приступили к покупке билетов, оформлению  документов и оплате. Билеты на самолёт сами купили через Интернет на рейсы, согласованные с Олегом, который уже нашёл самый дешёвый вариант Москва - Абу-Даби - Исламабад у авиакомпании Etihad Airways за 25 000 рублей с каждого. Остальное, находясь в Перми, пришлось делать с высоким финансовым риском, сильно доверяя московской фирме. Договоры, подписанные со стороны фирмы, мы получили только в виде сканов по электронной почте. После этого произвели оплату в полном объёме. Затем распечатали договор, собственноручно подписали его и отправили почтой в Москву вместе с загранпаспортами для оформления виз. Таким образом, к 1 июня мы оказались в достаточно щекотливом с точки зрения здравомыслящего человека положении: без приличной суммы денег, без загранпаспортов и лишь с электронной копией подписанного со стороны фирмы договора на руках. В общем, мосты были сожжены, и отступать стало некуда.

И тут 22 июня в Северном Пакистане на склонах горы Нанга-Парбат происходит трагедия с расстрелом талибами 10 иностранных альпинистов (подробности здесь). Сначала мы решили, что всё пропало. Но оправившись от первого шока, уже через несколько дней приняли твёрдое решение поездку не отменять. Уверенность основывалась на том, что в отличие от диамирского склона массива Нанга-Парбат, где произошла трагедия, приграничный район ледника Балторо значительно сильнее контролируется пакистанской армией и подобные инциденты там менее вероятны. Руководство Альпиндустрии-Тур по понятным причинам начало активно нас отговаривать от авантюрного путешествия, но мы стояли на своём. Олег отказался практически сразу, как только от партнёров из Пакистана пришла информации о закрытии в этом сезоне прохода через перевал Гондогоро Ла. Такое решение приняло пакистанское правительство, не объяснив толком причин. Из-за этого наш маршрут менялся существенным образом при неизменной цене. Теперь нам предлагалось возвращаться по пути подъёма по леднику Балторо.  Кроме того, в случае отказа мы несли существенные финансовые потери, так как наши билеты на самолёты от Москвы до Исламабада оказались невозвратными, да и Пакистанский партнёр якобы отказывался возвращать уже потраченные на каждого участника 700$. В общем, мы опять остались вдвоём.

Это вызвало очередные трудности. Во-первых, мы теперь точно не могли рассчитывать на гида от фирмы. За гида для группы из двух человек предлагалось заплатить, как за третьего участника, что было нам не по карману. Без гида же нас ожидали дополнительные  языковые трудности, так как английский у нас так себе. Ну и во-вторых, даже без гида пакистанская сторона тоже требовала доплаты, так как группа из двух человек для них выходила нерентабельной. Мы попытались договориться, соглашаясь на снижение уровня сервиса в горах (не очень понимая тогда, о чём идёт речь), но пакистанцы соглашались на это с большим скрипом. Ситуацию спасла неожиданно нашедшаяся за пару недель до отъезда третья участница нашей авантюры Людмила Шилина из Подмосковья. С её участием финансовый баланс у всех организаторов нашего тура сошёлся и мы, наконец, вздохнули с облегчением.

Непосредственная подготовка к путешествию состояла у нас из двух частей: подтянуть английский и подготовить снаряжение. Английским успели плотно позаниматься только месяц, посетив порядка 10 индивидуальных занятий. В принципе, этого хватило. Со снаряжением особых проблем не возникло. Пришлось только озаботиться подбором двух рюкзаков для каждого. Один рюкзак побольше нужен на маршруте для передачи основной части вещей носильщикам, а второй рюкзак поменьше для себя. По условиям тура носильщики могут забрать у каждого максимум 15 кг груза. Этого более чем достаточно, так как с собой нужно взять только личные вещи, минимум снаряжения и спальник. Всё остальное предоставляет принимающая сторона. Для прохождения перевала Гондогоро Ла условия тура требуют наличие кошек и страховочной системы с минимальным набором "железа" (каска при этом не требуется).  Не смотря на то, что незадолго перед поездкой нам сообщили об изменении маршрута из-за закрытия в этом сезоне прохода через перевал, кошки и системы мы на всякий случай решили с собой взять, надеясь на то, что всё ещё может вновь измениться. Набор одежды и обуви взяли стандартный для высоких южных гор. То есть всё вплоть до пуховок, которые на высоте оказались совсем не лишними. Сверх минимального обязательного набора взяли с собой привычные пенки-коврики, девушки пошли с трекинговыми палками, а Андрей с ледорубом, к которому больше привык. Кроме снаряжения, взяли с собой немного привычных продуктов, так как по опыту путешествия в Непале, от кухни чужой страны можно порядком "устать". В качестве вкусняшек взяли с собой конфеты, сгущённое молоко, шоколад. По опыту путешествий в Азии, для профилактики совместимости наших желудков с местной пищей взяли с собой немного алкоголя в форме коньяка. Судя по собранной информации в самом Пакистане купить крепкий алкоголь крайне затруднительно и лучше его привезти с собой или закупить при перелёте в Duty Free. Наличных денег взяли с собой на всякий случай с запасом по 1000$ на каждого.

 

УЧАСТНИКИ.

Маргарита Огарышева Андрей Мамаев Людмила Шилина

 

СОБЫТИЙНЫЙ РЯД.

 

13-14.07.2013.
Пермь - Москва - Абу-Даби - Исламабад (Perm - Moscow - Abu Dhabi - Islamabad)
Преодолённое расстояние:
Поездом 1217 км.
Самолётами 5915 км.

Учитывая общую высокую стоимость тура, на билетах от Перми до Москвы мы решили немного сэкономить и поехали поездом в плацкарте. Выехали из Перми 13 июля на поезде №83 Приобье - Москва в 7.42 по местному времени. В Москву прибыли на следующий день 14 июля в 4.05 утра по московскому времени.

До отлёта нам нужно было успеть уладить все формальности с "Альпиндустрией-Тур", так как до сих пор у нас на руках не было даже загранпаспортов с визами. Поэтому, закинув рюкзаки в камеру хранения на Павелецком вокзале и позавтракав в "Кофехаузе", к 9 утра мы уже добрались до офиса фирмы в Измайлово, где успешно встретились с нашим менеджером Людмилой Москалёвой. Получив на руки паспорта с оформленными всего день назад пакистанскими визами, вздохнули, наконец, с облегчением. До 11 утра оформили все нужные документы, подписав, наконец, по-настоящему договор в двух экземплярах. Дополнительно директор "Альпиндустрии-Тур" попросил подписать нас странный документ о том, что фирма уведомляет нас о высоком риске посещения Пакистана и мы берём всю полноту ответственности на себя. Нам подписать такое было уже не жалко, а директору, надеюсь, от этого спалось спокойнее.

Получив от Людмилы Москалевой все необходимые инструкции, поехали вместе с ней на Павелецкий вокзал, где в 11.35 встретились и познакомились с третьим участником нашей команды Людмилой Шилиной. Аэроэкспресс в Домодедово отправлялся в 12.00, поэтому забрав вещи из камеры хранения, сразу пошли на перрон. Людмила Москалёва проводила нас до вагона и давала советы до самого отправления. И напоследок перекрестила.

В Домодедово прибыли в 12.35, всего за 2,5 часа до вылета. Летим рейсом EY0068 Москва - Абу-Даби авиакомпании Etihad Airways, вылет в 15.15. Народу в аэропорту неожиданно много. Пришлось довольно долго стоять в очереди на упаковку рюкзаков в плёнку. Но на регистрацию успели, хотя времени до её завершения оставалось уже совсем немного.  Рюкзаки у нас получились сравнительно лёгкие: 21-22 кг при норме багажа 30 кг. Дальше всё стандартно и без проблем: досмотр, паспортный контроль, Duty Free, ожидание посадки.

Сели в самолёт и взлетели точно по расписанию. С местами у окна Рита с Андреем промахнулись, пройдя электронную регистрацию на сайте при покупке билетов. Схема самолёта на сайте не соответствовала реальному самолёту, который оказался гораздо больше и потому выбранные нами места E и F оказались в центре салона, а совсем не у окна. Люда, прошедшая регистрацию уже только в аэропорту, попросила место у окна и ей его дали без проблем. В полёте провели 5,5 часов. Кормили хорошо: три блюда на выбор и даже алкоголь наливают. Пообедав, большую часть полёта смотрели кино. Люда, сидя у иллюминатора, наслаждалась в конце полёта видами ночного Абу-Даби.



Ночная посадка в Абу-Даби.

Сели в 20.48 (время здесь московское). На улице ночь, темно, но +36ºC. Ощущения, как в бане. От самолёта нас долго везли на автобусе с кондиционером. Так как до следующего самолёта времени меньше полутора часов, то по огромному аэропорту передвигались быстрым шагом. Наш рейс EY0231 Абу-Даби - Исламабад той же авиакомпании Etihad Airways вылетает 22.15. По информационным табло сориентировались, что нам нужен выход 67 в том же терминале 3, куда мы и прибыли. Однако в реальности это оказалось довольно далеко. По дороге ещё не сразу сообразили, что посадочные талоны у нас уже на руках (так как оба рейса одной авиакомпании со стыковкой в её родном аэропорту) и ничего ждать-оформлять на транзитной стойке не нужно. Когда добрались до нужного выхода, уже объявили посадку на наш рейс. Успели только сходить в туалет, совсем недолго постояли в очереди на посадку и к 22.00 мы уже в самолёте.

Второй самолёт оказался едва ли не больше первого, поэтому с местами ситуация не поменялась. Андрей с Ритой сидели в середине салона, а Люда хоть и в самом хвосте, но у окна. Взлетели с приличным опозданием в 23.00. Перелёт занял всего 3 часа. Кормили в полёте чуть похуже (одно блюдо без выбора), но тоже наливали алкоголь. Опять большую часть времени смотрели кино. На подлёте стюардессы выдали иностранцам бланки, которые Андрей с Ритой заполнили, как смогли.

Аэропорт Абу-Даби (Abu Dhabi).<br>Бесконечные коридоры терминала 3.
Аэропорт Абу-Даби (Abu Dhabi).
Бесконечные коридоры терминала 3.
Аэропорт Абу-Даби (Abu Dhabi).<br>Торопимся в поисках своего выхода на посадку на рейс до Исламабада.
Аэропорт Абу-Даби (Abu Dhabi).
Торопимся в поисках своего выхода
на посадку на рейс до Исламабада.

 

15.07.2013.
Исламабад (Islamabad)
Преодолённое расстояние:
Автотранспортом 18 км.
Пешком 9,3 км.

Прилетели около 2 часов ночи по московскому времени, но в Пакистане это уже 3 часа ночи. На выходе из самолёта нас встретил ветер с дождём из необычно редких и крупных капель. Температура +25ºC. Автобусом нас доставили в здание аэропорта к стойке паспортного контроля. Здесь выяснилось, что Люда в конце полёта уснула и потому никакие формы не взяла и ничего не заполнила. Поэтому, пока искали бланки и заполняли форму, очередь на паспортном контроле почти закончилась, и мы подошли последними. Первой отправили Люду, но ей почти сразу понадобилась помощь Риты, так как с английским у неё совсем плохо, а мужик за стойкой начал задавать вопросы. В основном его интересовало, где мы собираемся жить или как называется фирма, которая нас принимает в Пакистане. И тут мы поняли, что как раз этого мы и не знаем. Людмила Москалёва дала нам только имя и телефон встречающего нас Анвара (Anwar Syed +92 3125228306, FB). Рите пришлось с трудом объяснять ситуацию по-английски. Как это ни странно, мужика за стойкой такие объяснения вполне удовлетворили. Аккуратно записав предъявленные имя и телефон, он проставил штампы в паспорта и пропустил всех троих. Так мы оказались в Пакистане.

В 3.45 (здесь и далее время местное пакистанское, московское+1) получили мокрый от дождя багаж и двинулись на выход.  Как-то сразу опознали Анвара, а он нас. Погрузились в такси, в качестве которого оказалась новенькая Toyota Corolla. Два рюкзака вошли в багажник, но третий пришлось привязать на крышу под дождь.

Международный аэропорт имени Беназир Бхутто находится практически на стыке двух городов: столичного молодого Исламабада и более древнего и крупного Равалпинди. До центра Исламабада ехали на такси минут 20 под непрекращающимся дождём. Пытались разговаривать с Анваром, привыкая к английскому. В 4.05 доехали до гостиницы, точнее, до гостевого дома. На визитке это заведение представлено так:

Guest house: Comfort Inn
Address: House # 286. Gail No.3. Sector G-8/2, Islamabad
Phone: +92-51-2853117, Mobile +92-345-5066217
E-mail: comfortinn_isb@yahoo.com

На ресепшене нас угостили стаканчиком холодного сока от заведения, за распитием которого договорились с Анваром встретиться в 11 утра, чтобы заняться "делами", а сейчас все, конечно же, решили отправиться спать. Отбой в 4.30. Андрею с Ритой достался большой номер совсем без окон на первом этаже в центре дома. Оказалось, что в жарком климате отсутствие окон, скорее достоинство, особенно когда внутри есть работающий кондиционер и пара больших потолочных вентиляторов. Ставишь кондиционер на +26..+28ºC, включаешь вентиляторы на минимальные обороты, чтобы не сильно шумели, и можно жить. Люде достался номер поменьше на втором этаже с балконом. Ночью у неё сломался кондиционер, и ей пришлось спать с открытой балконной дверью. С улицы даже ночью прохлады прибавлялось чуть, но какие-то местные кусачие насекомые залетали и покусывали.

Исламабад (Islamabad).<br>Наш гостевой дом.
Исламабад (Islamabad).
Наш гостевой дом.
Исламабад (Islamabad).<br>Людин номер в гостевом доме.
Людин номер в гостевом доме.
Исламабад (Islamabad).<br>Номер Андрея и Риты в гостевом доме.
Номер Андрея и Риты в гостевом доме.
Исламабад (Islamabad).<br>Вид с балкона в номере Люды в гостевом доме.
Вид с балкона в номере Люды.

Около 10 утра у Андрея с Ритой сработал "термобудильник". Просто отключился кондиционер, и в номере сразу стало жарко. Поэтому решили вставать и идти завтракать к 11 утра. Завтрак, входящий в стоимость проживания, оказался классическим английским: омлет, кофе, чай, тосты с маслом и джемом. После завтрака обсудили с подъехавшим Анваром наши планы. Оказалось, что положенный по пакистанским правилам  брифинг в министерстве туризма, которого мы несколько опасались из-за плохого знания английского, ожидает нас уже только на севере, в Скарду. Поэтому в Исламабаде нам осталось  решить только вопрос с обменом валюты. Не смотря на то, что практически всё самое необходимое (транспорт, питание) включено в стоимость тура, наличные местные деньги, всё-таки, иметь нужно. Кроме того, в программу тура включена и экскурсия к главной, да, в общем-то, и единственной достопримечательности Исламабада, каковой является мечеть Фейсал (Faisal Mosque), одна из самых больших мечетей в мире. Только основное здание вмещает до 10 тысяч верующих, но с учётом прилегающих портиков, площадей и обширных травянистых полей вокруг, тут могут молиться одновременно до трёхсот тысяч мусульман. Подробнее о мечети Фейсал можно прочитать здесь или здесь.

Из своего отеля выехали в 11.30 на маленькой зелёной машинке Suzuki, похожей на нашу Оку. Оказалось, что ехать совсем недалеко. По широким и не сильно забитым машинами автомагистралям Исламабада уже через 15 минут добрались до мечети, расположенной на северной окраине города.

Исламабад (Islamabad).<br>Возле мечети Фейсал (Faisal Mosque).
Исламабад (Islamabad).
Возле мечети Фейсал (Faisal Mosque).
Исламабад (Islamabad).<br>Исламабад (Islamabad).<br>Экскурсия в мечеть Фейсал (Faisal Mosque).<br>Здороваемся с приветливыми детишками.
Здороваемся с приветливыми детишками
в мечети Фейсал.
Исламабад (Islamabad).<br>Экскурсия в мечеть Фейсал (Faisal Mosque).<br>Вид сквозь стекло на главный зал мечети.<br>В центре огромный золотой Коран.
Вид сквозь стекло на главный зал мечети
Фейсал. В центре огромный золотой Коран.

Гуляли по комплексу мечети около часа. На входе в огромный комплекс нужно снимать обувь, оставляя её в специальной камере хранения. Далее все идут босиком по площадям и дорожкам, вымощенным мрамором. Так как южное солнце раскаляет камень до обжигающей температуры, то предусмотрены специальные  дорожки из белого мрамора с охлаждением. У входа в основное здание висят два расписания молитв, отдельно для суннитов и шиитов, которые ходят в одну и ту же мечеть. Внутрь основного здания мечети нас не пустили, так как близилось время молитвы. Анвар рассказал, что внутри мечети находится уникальный огромный Коран, написанный чистым золотом. Сквозь затемнённые стёкла входных дверей нам даже удалось его разглядеть.

К оригинальному основному зданию мечети примыкает большая мраморная площадь с портиком по периметру. Решили прогуляться вокруг этой площади в тени портика. Не смотря на то, что сегодня понедельник, здесь довольно много людей. На наш вопрос о них, Анвар объяснил, что сейчас как раз идёт месяц Рамадан, правоверным мусульманам днём пить-есть нельзя, и нужно предаваться благочестивым размышлениям. Поэтому многие приходят сюда, чтобы переждать дневную жару в тени возле мечети. Сразу за мечетью начинаются покрытые лесом горы Маргалла (Margalla Hills), дальние отроги гигантского Гималайского хребта, от которых как будто чуть веет прохладой. Встречные люди реагируют на наше появление очень позитивно. Не смотря на то, что мы для них явно выглядим невиданной диковинкой, ведут себя очень прилично и сдержанно. Нагло никто не пристаёт, пальцем не показывает, но некоторые вежливо просят с нами сфотографироваться. Мы не отказываемся. Наибольшей популярностью в качестве фотомодели пользовалась Люда, так как её внешний вид оказался самым необычным для пакистанцев. А про Риту Анвар сказал, что она наоборот, очень похожа на местную жительницу из долины реки Хунза. Мы тоже фотографируем пакистанцев в ответ.

Исламабад (Islamabad).<br>Горы Маргалла (Margalla Hills) за мечетью Фейсал (Faisal Mosque).
Горы Маргалла (Margalla Hills)
за мечетью Фейсал (Faisal Mosque).
Исламабад (Islamabad).<br>Экскурсия в мечеть Фейсал (Faisal Mosque).<br>Белым мрамором выложены охлаждённые дорожки.
Белым мрамором выложены
охлаждённые дорожки.
Исламабад (Islamabad).<br>Экскурсия в мечеть Фейсал (Faisal Mosque).<br>Пакистанцы попросили Люду сфотографироваться с ними.
Пакистанцы попросили Люду
сфотографироваться с ними.

Обойдя площадь по кругу, пошли к ждущей нас машине. Анвар пытался нам ещё рассказывать про расположенный возле мечети мавзолей генерала Мухаммеда Зия-уль-Хака, сыгравшего заметную роль в недавней истории Пакистана. Но от полуденной жары наши мозги начали потихоньку плавиться, и мы мало что поняли.

Ещё по пути к мечети, заметили указатель на Zoo у дороги. Времени после недолгой экскурсии возле мечети у нас оставалось навалом. Вот мы и попросили Анвара сводить нас в зоопарк. Тем более это оказалось совсем недалеко, в паре километров от мечети тоже на северной окраине города. На машине добрались туда минут за пять-десять. Входной билет для взрослых стоит 6 пакистанских рупий, что на наши деньги составляет смешные 2 рубля. Так как денег местных у нас пока ещё нет, то заплатил за наши билеты Анвар. Для пакистанцев вход в зоопарк вообще бесплатный, поэтому Анвар с водителем нашей машины, пошли вместе с нами. Islamabad Zoo (или Marghazar Zoo) в целом нам понравился. Он небольшой по площади, не очень богатый животными, не отличающийся оригинальностью по конструкции вольеров, большинство из которых закрыто классическими решётками, но зато с красивым парком между вольерами. Из животных нас особенно впечатлил бедняга медведь, спасающийся от жары воде мелкого бассейна с цветущей водой. Впрочем, гуляли мы из-за жары совсем не долго. К тому же нам стало жалко Анвара, который свято соблюдает правила Рамадана и заботится о нас. Уже у выхода он купил нам бутылочку охлаждённой воды, но сам при этом пить не стал. Попив водички, поехали в банк менять деньги.

Исламабад (Islamabad).<br>Зоопарк Marghazar Zoo.<br>Страус.
Зоопарк Marghazar Zoo.
Страус.
Исламабад (Islamabad).<br>Зоопарк Marghazar Zoo.<br>Гуляем в сопровождении Анвара и нашего водителя.
Гуляем по зоопарку в сопровождении
Анвара и нашего водителя.
Исламабад (Islamabad).<br>Зоопарк Marghazar Zoo.<br>Бедняга медведь спасался от жары вот так.
Бедняга медведь спасался от жары вот так.

Анвар утверждал, что лучше все деньги поменять в Исламабаде, так как в Скарду, например, курс однозначно будет менее выгодным. Поверили ему на слово. Всё на той же машине доехали до делового квартала, и зашли в банк, который предложил нам Анвар. Курс 101,9 Rs за 1$. Решили, что каждый поменяет по 400$, чего должно с избытком хватить на трек до нашего возвращения в Исламабад. Андрей  с Ритой поменяли 800$ на 81520 Rs.

Исламабад (Islamabad).<br>В этой небольшой конторе в деловом центре мы поменяли доллары на пакистанские рупии.
Здесь поменяли деньги.
Пакистанские рупии.
Пакистанские рупии.
Исламабад (Islamabad).<br>Отдыхаем после утренней прогулки по жаре в номере под кондиционером.
Отдыхаем в номере под кондиционером.

К 14.00 вернулись в наш отель. Из-за Рамадана практически всё закрыто до вечера. По утверждению Анвара нет ни работающих магазинов, ни ресторанов. Продолжаем верить ему на слово. Договорились, что он поведёт нас на ужин вечером в 20.30 и отпустили его. Легли отдыхать в прохладе номера под кондиционер и вентилятор. Но так как Люда настойчиво просилась гулять, то собрались и в 15.20, включив GPS-навигатор, пошли гулять без особой цели и выбрав направление наугад. Выйдя из отеля, повернули направо и пошли вглубь жилых кварталов. Наткнулись на уличного торговца фруктами. Торгует какой-то дедушка. Хотели купить у него бананов, но не смогли. В банке нам выдали деньги довольно крупными купюрами по 1000 Rs, а у него столько сдачи нет. Да и по-английски он никак. Вышли на магистраль и по ней дошли до большой многоуровневой развязки. Вдали видна мечеть Фейсал, к которой второй раз не пошли, а свернули в какие-то узкие улочки. Бродили бесцельно, глазея на богатые особняки с охраной. Дошли до какого-то парка, где немного отдохнули на травке в тени и пошли в сторону отеля. На выходе из богатого квартала прошли мимо блок поста из бетонных блоков на перекрёстке. Видавший виды "Калашников" со вставленным магазином лежит на мешках с песком, нацеленный на дорогу. Ещё и второй магазин с патронами примотан на изоленту. Похоже, с охраной здесь всё серьёзно. По пути к отелю возле госпиталя с уличных лотков купили на пробу манго и бананов за 280 Rs и пачку фиников за 30 Rs, чтобы взять с собой в трек. Напрямик в отель не пошли, а завернули ещё раз в жилой квартал за дыней к дедушке, у которого не было сдачи. Время к вечеру и тут уже всё изменилось в лучшую сторону. Фруктов прибавилось, торгуют молодые парни с базовым английским. В общем, маленькую дыню за 75 Rs купили без проблем. К отелю пошли вообще какими-то дворами, пугая местных. От местной мечети за нами увязалась попрошайка и не хотела отставать. Встречный мужик очень интеллигентного вида отогнал её и удивлённый стал расспрашивать нас на английском, не заблудились ли мы и не нужна ли нам помощь. Мы его поблагодарили, вежливо от помощи отказались, и уверенно поплутав по переулкам, с помощью GPS-навигатора к 18.00 вышли к отелю.

Исламабад (Islamabad).<br>Вечерняя прогулка.<br>Многие пакистанцы радушно встречают на улице иностранцев и без проблем фотографируются.
Вечерняя прогулка.
Многие пакистанцы радушно встречают
на улице иностранцев и без
проблем фотографируются.
Исламабад (Islamabad).<br>Вечерняя прогулка.<br>В районе с богатыми особняками.
Вечерняя прогулка.
В районе с богатыми особняками.
Исламабад (Islamabad).<br>Вечерняя прогулка.<br>Безуспешно пытаемся купить бананы у дедушки, но у него нет сдачи.
Уличный торговец фруктами.

В 18.30 уже сидели в номере и объедались фруктами. Манго просто супер. Каждый из нас пробует спелое манго впервые в жизни и мы в диком восторге от короля фруктов. Дыня оказалась так себе, а бананы обычные.  Насладившись фруктами, отдыхали до 20 часов, после чего Анвар повёз нас в той же маленькой Suzuki на ужин в ресторан "Кабул". На улице уже темно, но всё так же влажно и жарко. Кухня в ресторане мясная афганская, пакистанская и китайская. В основном разные кебабы, то есть шашлыки. Из курицы, баранины, говядины. Правда, салатов к ним подают маловато. За соседним столом ужинает большая группа трекеров с европейской внешностью. Анвар поговорил с их гидом и рассказал нам, что они ходили трек по ледникам Биафо и Хиспар. По правилам Рамадана после определённого времени вечером уже можно есть и пить. Поэтому Анвар и наш водитель ужинают вместе с нами после дневного поста. За едой много разговаривали. На разные темы, включая религию. Люда с Андреем не стали выпендриваться, сознавшись в принадлежности к христианской вере, к чему Анвар отнёсся спокойно и с пониманием.  А вот Рита его очень удивила, заявив, что она атеистка. Пакистанцы очень религиозны и неверующий человек для них явление крайне необычное. Впечатлённый Анвар выдал в ответ пару изящных доказательств существования бога. Мы, не смотря на слабое знание языка, даже всё поняли. Ответное обоснование атеизма на английском Рита не осилила. Так что каждый остался при своей вере. Но веротерпимость столичных пакистанцев произвела приятное впечатление. Ещё Анвар спросил Андрея, не специально ли для Пакистана тот отпустил бороду. Андрей ответил невнятно-утвердительно, развеселив пакистанцев этим расхожим стереотипом, наподобие наших русских балалайки, водки и медведей на улицах. На самом деле в столице (да и позже в Скарду или Лахоре) бородатые пакистанцы встречаются не намного чаще, чем у нас в России. Поэтому Анвар в конце пошутил на тему, что в таком виде из Андрея вышел бы не плохой мулла. Не хватает только шальвар-камиза и чалмы, а так бородатый, волосатый и в очках )

Исламабад (Islamabad).<br>Вечерняя прогулка.<br>Возле трёхуровневой транспортной развязки.
Возле трёхуровневой
транспортной развязки.
Исламабад (Islamabad).<br>Вечерняя прогулка.<br>Строящееся офисное здание.
Исламабад (Islamabad).
Строящееся офисное здание.
Исламабад (Islamabad).<br>Вечерняя прогулка.<br>Вид с трёхуровневой транспортной развязки в сторону мечети Фейсал (Faisal Mosque) и гор Маргалла (Margalla Hills).
Вид развязки в сторону
мечети Фейсал и гор Маргалла.

После ужина вернулись в отель на машине к 22 часам. Упаковали рюкзаки к завтрашнему перелёту в Скарду и упали спать.

 

16.07.2013.
Исламабад - Скарду (Islamabad - Skardu)
Преодолённое расстояние:
Самолётом 402 км
Автотранспортом 33,6 км
Пешком 5,5 км.

Будильник завели на 6 утра, но встали в 6.30. Вымылись под душем. Отдельно горячей воды нет, но  из водопровода вода бежит не тёплая, не холодная, около 24ºС. В общем, мыться можно почти комфортно. Завтрак заказали с вечера на 7 утра, и в 7.05 мы уже поели. Еда стандартная: неизменные омлет, кофе, тосты. За выпитый в номере минибар заплатили 180 Rs (пара 1,5 литровых бутылок воды + пара маленьких бутылочек колы-спрайта). На улице жара и ливень. Машину ждём к 7.30. Анвар уже здесь. Похоже, что он ночевал в нашей же гостинице. Выехали в 7.33 под дождём. Рюкзаки в багажнике на крыше машины укрыты плёнкой. К 8 утра доехали до аэропорта. Приехали рано. Пока ждали начала регистрации, болтали с Анваром обо всём на свете, порой с трудом вспоминая нужные английские слова. Анвар распечатал нам билеты, купленные им через интернет. Никаких специальных бланков, просто бумажка с перфорацией с напечатанными на матричном принтере несколькими строчками по-английски. Сегодня многие рейсы задерживаются и переносятся на  более позднее время. В Скарду летят два рейса. Мы летим на втором.

Исламабад (Islamabad).<br>Ждём посадки на задерживающийся рейс до Скарду (Skardu) в терминале местных авиалиний.
Ждём посадки на задерживающийся
рейс до Скарду.

В 9.30 пошли на регистрацию. На первой же проверке, где просвечивают багаж, попрощались и расстались с Анваром.  Дальше сами. Регистрацию прошли без проблем, потом проверку ручной клади и личный досмотр тоже без эксцессов. В 9.50 уже сидели в зале ожидания в ожидании посадки. Зал ожидания приличный, с кондиционером и  туалетом. Наш рейс до Скарду Pakistan International Airlines в 10.45. Сидели, ждали не особо волнуясь, наблюдали за табло, на котором сдвигалось время вылета других рейсов, а наш не менялся и всё как будто бы шла регистрация. Но в 11.20 информация на табло неожиданно изменилась, высветив, что время вылета в 11.25, то есть через 5 минут. Бегом рванули к единственному выходу, где нам очень удивились, спросив, где мы были раньше и что самолёт уже чуть ли не улетел. Тем не менее, оперативно подогнали персональный автобус и увезли к самолёту, в который мы сели ровно в 11.25. А в 11.27 уже поехали на взлёт. В общем, приключения начались.

Перелёт в Скарду (Skardu).<br>Вид из иллюминатора на хребты Гиндукуша в облаках.
Гиндукуш в облаках.
Перелёт в Скарду (Skardu).<br>Облетаем оконечность гималайского хребта.<br>В иллюминаторе Нанга-Парбат (Nanga Parbat).
В иллюминаторе Нанга-Парбат.
Перелёт в Скарду (Skardu).<br>Долина реки Инд (Indus River) ниже Скарду (Skardu).
Долина реки Инд.


Посадка в Скарду.

Самолётик винтовой, небольшой, мест на 80-100 (4 места в ряду). Так как свободных мест достаточно, все расселись у окошек. Андрей слева, девушки справа. Летели около часа. Кормили-поили скромненько. Болтало немного, но не сильно. Довольно сильная облачность, но вершину Нанга-Парбат по правому борту было хорошо видно над облаками.  На подлёте к Скарду летели между гор над Индом. Сели в 12.35 среди песков Скарду. На улице жарко +35ºC и немного пыльно. Зато здесь не так влажно, как в Исламабаде, и потому жара переносится легче. На автобусе долго ехали до здания аэровокзала. На выходе нас встретил Тахир, брат Анвара, принимающий и сопровождающий гостей в Скарду. Багаж с нашего рейса привезли очень быстро вслед за нами, но его было очень мало и наших рюкзаков в нём не оказалось. Но мы не успели даже испугаться, так как наш багаж тут же нашёлся. Просто его отправили предыдущим рейсом, и он ждал нас в каком-то сарае на территории аэропорта. Сверив багажные квитанции нам его без проблем отдали. Загрузили рюкзаки на крышу джипа и поехали в гостиницу. Тахир за рулём.

Скарду (Skardu).<br>Ресторан в отеле Машабрум (Mashabrum Hotel).
Скарду (Skardu).
Ресторан в отеле Машабрум.
Скарду (Skardu).<br>Панорамный вид с балкона нашего номера в отеле Машабрум (Mashabrum Hotel).
Вид с балкона нашего номера в Скарду.
Скарду (Skardu).<br>Вид с балкона нашего номера на песчаные барханы за городом.
Песчаные барханы на окраине Скарду.

В 13.15 приехали в отель "Машабрум". Разместились в номерах (второй этаж) и сразу пошли обедать. Тахир познакомил нас с нашим гидом Эджазом (Ejaz Hussain) и поваром Манзуром (Manzoor Ahamd). Сразу начали оформлять необходимые для трека документы. Андрей, как старший группы, подписал несколько документов. Один из них вызвал наше беспокойство, так что даже достали словарь и начали переводить. Основная мысль документа в том, что Андрей, как наниматель экспедиции и старший группы трекеров, обязуется выполнять порядка 9 пунктов. Из того, что успели перевести (много незнакомых слов, так как стиль текста не бытовой, а официальный и, видимо, юридически точный) поняли про свою ответственность за жизнь наёмных участников экспедиции, обязательство не ходить, куда не положено, согласие фотографировать только в специально отведённых местах и не фотографировать запрещённое, не делать фотографий с привязкой к GPS-координатам и т.п.  Так как Тахир нас очень торопил, чтобы успеть получить разрешение на трек сегодня и завтра уже стартовать, то до конца переводить не стали и подписали так. Всё равно без этой бумажки нас в трек, видимо, не выпустят. К 13.50 принесли еду.  Много и всё довольно вкусное, но у Риты проблема с болгарским перцем (аллергия). Что-то похожее на него есть почти в каждом блюде. Но она рискнула попробовать и вроде бы прокатило. Видимо, перец не совсем "тот". Пообедав, в 14.30 собрались ехать по делам. Но сначала Тахир показал нам (как показалось, не без гордости) свой офис. Он в соседнем с гостиницей здании на втором этаже. Одна комната, но прилично отделанная (как бы "по-европейски"), с письменным столом, солидным креслом босса и т.п. В городе Тахир возил нас уже не на джипе, а на более приличном седане. Как выяснилось, сначала нужно было сфотографировать Люду. Оказывается, для оформления разрешений требуется фотография каждого участника. Никто нас об этом не предупредил, но Андрей с Ритой предусмотрительно взяли с собой фотографии для документов. А вот фото Люды пришлось изготавливать в Скарду. Хорошо, хоть цифровые технологии добрались и до этих мест, так что с этой проблемой расправились быстро.  После этого поехали на брифинг в министерство туризма. Это на окраине Скарду со стороны аэропорта. Добрались туда к 15 часам. Нас завели в огромный пустой кабинет, усадили на стулья в ряд перед большим официальным столом с большим креслом. Пока ждали начальника, рассматривали большие фотографии Каракорума и долины Скарду в рамах, развешанные по стенам. Прождав минут 15, так никого и не дождались. Говорят, что начальник домой ушёл, типа работает до 14 часов. Все очень обрадовались. Мы тому, что не надо что-то говорить и понимать по-английски. А Тахир с Эджазом видимо тому, что всё-таки получили разрешение на трек  без всяких проволочек. До этого момента они были какие-то очень озабоченные и напряжённые, а тут их прямо отпустило.

К 15.20 вернулись в наш отель "Машабрум". Решили немного отдохнуть и идти гулять попозже, когда хотя бы немного спадёт жара. Ужин заказали на 19.00. В номерах не жарко, хотя кондиционеров нет, только потолочный вентилятор. В душе бежит реально горячая вода из висящего рядом нагревателя. С удовольствием вымылись в последний раз перед горами. Вид с балкона на  юг просто шикарный: заросшая тополями долина, речка, горы закрывают горизонт, справа вдали видны песчаные дюны.

Скарду (Skardu).<br>Мочим ноги в реке Инд (Indus River).
Мочим ноги в реке Инд.
Скарду (Skardu).<br>На берегу реки Инд (Indus River).
На берегу реки Инд.
Скарду (Skardu).<br>Прогулка к реке Инд (Indus River).<br>Мостик на тропе.
Мостик на тропе к берегу Инда.

В 16.15 пошли гулять. Андрей предложил на выбор две цели: либо пески и дюны, либо мочить ноги в великой реке Инд (Indus River). Девушки выбрали второй вариант. Поэтому пройдя по центральной улице через центр Скарду, свернули к Инду, обойдя огромную скалу, отделяющую город от реки. На скале виднеется форт. По пути к реке прошли через стадион для игры в поло, потом между частных домов вышли к скале под фортом. Тропа раздваивается. Одна поднимается вверх к форту, а вторая уходит к реке. В соответствии с поставленной целью пошли по нижней тропе. Тропа оказалась очень живописной, вырубленной в скалах высоко над водой. Обогнув скальный массив, вышли на широкий песчаный пляж, где мы и реализовали свои желания. Сняли обувь и погуляли босиком по мелководью. Вода холодная, ноги ломит, и купаться не хочется. Вернулись обратно тем же путём через стадион. Прошлись по лавочкам на центральной улице. В тёмном переулке, где торгуют овощами и фруктами, купили много манго (7 штук за 240 Rs). Потом зашли в ювелирную лавочку, где ещё и старьё всякое продают. Девушки долго рассматривали всё, что предлагал хозяин. Но покупать пока ничего не стали, пообещав обязательно зайти и отовариться на обратном пути. По пути в отель разглядывали и фотографировали необычно разукрашенные пакистанские грузовики. В отель вернулись перед закатом в 18.30. К вечеру поднялся ветер, несущий по улицам песок и пыль с песчаных барханов за городом. Поэтому сочли за лучшее спрятаться от этого в отеле. Немного отдохнув, в 19 часов пошли на ужин.

Скарду (Skardu).<br>Покупаем манго на рынке в тёмном переулке.
Покупаем манго на рынке.
Скарду (Skardu).<br>Люда очень популярная фотомодель.<br>Многие просят с ней сфотографироваться.
Люда очень популярная фотомодель.
Скарду (Skardu).<br>В ювелирно-антикварной лавке.<br>Хозяин с помощником завалили девушек предложениями.
В ювелирно-антикварной лавке.

Ужинали вместе с Тахиром и Эджазом. Весёлые мужики, всё прикалывались, что до 19.25 им нельзя есть из-за Рамадана. А как время подошло, сразу набросились на еду. Болтали за ужином обо всём.  Договорились про утро: подъём в 4.00, завтрак 4.30 и выезд на 5.00. Поужинав, в 20.20 попрощались с Тахиром и Эджазом до утра. В номере перед сном устроили манговый пир, наслаждаясь новым для нас вкусом.

В номере к ночи +28ºC, но мы почти привыкли, с включенным потолочным вентилятором это уже не кажется слишком жарким. Отбой после 21.00. На ночь оставили заряжать аккумуляторы по максимуму от розетки, так как дальше электричества, скорее всего, уже не будет.

Скарду (Skardu).<br>Красавцы-грузовики.
Красавцы-грузовики.
Скарду (Skardu).<br>Ужин в отеле Машабрум (Mashabrum Hotel) с Тахиром и Эджазом.
Ужин в отеле с Тахиром и Эджазом.
Скарду (Skardu).<br>Манговый пир вечером в номере в отеле Машабрум (Mashabrum Hotel).
Манговый пир вечером в номере.

 

17.07.2013.
Скарду - Асколе (Skardu - Askole)
Преодолённое расстояние:
Автотранспортом 117 км.

Подъём в 4.00. Завтрак опять чисто английский: омлет, тосты, кофе. В 4.50 уже вышли с рюкзаками на крыльцо гостиницы. Грузовой джип, забитый вещами нашей экспедиции уже стоит, а пассажирского пока нет.  Переменная облачность, тихо, не жарко. За ночь ветром нанесло везде песку, как будто прошла песчаная буря.

Вскоре подъехал и пассажирский джип. Загрузились  в него и выехали ровно в 5.00. Джип очень напоминает наш Уазик, только называется Toyota Land Cruiser. Внутрь кроме незнакомого нам водителя уселись мы втроём и Тахир, а Эджаз разместился в багажнике поверх вещей.  Заехали на заправку и залили бензина на 5000 Rs по цене 106,8 Rs за литр (чуть больше доллара). Дальше погнали вдоль Инда вверх по течению. С утра прохладно, а в машине при открытых окнах так даже просто холодно, хотелось приодеть что-нибудь тёплое. На выезде из Скарду проехали пост военных, через который пропустили только после предъявления ксерокопии разрешения на трек. Дальше вдоль Инда ехали недолго, только до нового моста, который, говорят, недавно построили китайцы, большие друзья Пакистана. По мосту пересекли реку и поехали по безжизненным полупустыням на север к перевалу в долину реки Шигар (Shigar River), крупному правому притоку Инда. Дорога отличная, асфальт, похоже, новый. После невысокого перевала в горном отроге дорога спускается к районному центру Шигар (Shigar) в долине одноимённой реки. Где начинается и заканчивается сам город не очень понятно, так как дорога довольно долгое время  петляет по населённым местам. В населёнке много деревьев, кругом разные поля, дома. Центр Шигара, похоже, возле моста через левый приток реки Шигар. Где-то здесь закончился и асфальт. Дальше дорога грунтовая. Населённые места с деревьями и полями быстро закончились, дальше дорога опять идёт по каменистому борту долины. Пару раз пересекали широкие русла как будто бы совсем свежих селевых выносов. Здесь дорога, можно сказать, пропадает. Или скорее, её пока не прокатали машинами после недавних селей.  Перед устьем реки Бралду дорога спускается к кромке воды и идёт по узкой полоске берега вдоль прижима. Здесь даже прорублен в скале коротенький тоннель. Дальше свернули в долину реки Бралду (Braldu River), левого притока Шигара. Чуть выше устья Бралду, перед мостом на правый берег, опять пост военных. Остановились на нём около 8 утра. Пока Тахир общался с военными (отдавал очередную ксерокопию разрешения), все вылезли размяться и отдохнуть. Уже видны окрестные снежные вершины. Обрадованный возможностью  хоть что-то сфотографировать (из машины очень неудобно), Андрей достал фотоаппарат, но тут же был одёрнут военным, который заявил, что тут нельзя фотографировать. Пришлось убрать. После поста переехали по подвесному мосту на правый берег Бралду и поехали вверх по течению. За мостом большое селение какое-то, по которому ехали довольно долго. В одном месте опять дорога испорчена селем, который сошёл, говорят, совсем недавно. Грязевой поток прошёл по тополиной роще и повалил много деревьев, которые местные теперь ошкуривают, распиливают и таскают на хозяйственные нужды. Вскоре дорога вновь по мосту переходит на левый берег реки. Сразу за мостом в отвесной скале какие-то дырки-штольни. Тахир сказал, что тут добывают драгоценные камни.

Скарду (Skardu).<br>Ранним утром ждём на крыльце отеля джип, который повезёт нас в горы.
Ранним утром ждём джип
на крыльце отеля в Скарду.
Дорога из Скарду (Skardu) в Асколе (Askole).<br>Мост через реку Бралду (Braldu River).<br>Дырки в скале - это штольни, в которых добывают драгоценные камни.
Дорога из Скарду в Асколе.
Мост через реку Бралду.

В 8.30 остановились на выезде из очередной деревни. Впереди несколько машин уже стоят. Оказалось, свежий обвал на дороге. Подмыло берега маленькой речки - притока, которая бежит в узком конгломератном каньоне. Увидев результат обрушения, Рита пыталась выяснить, когда придет техника для ремонта, но Тахир объяснил, что такие проблемы решаются здесь своими силами и достаточно быстро. С нашего берега прямо на дорогу свалился огромный камень, а на противоположном берегу сильно подмыло песчаный склон. На нашем берегу местные мужики, водители и пассажиры стоящих перед нами джипов (человек 20) пытаются столкнуть большой камень в реку. Сначала орудовали ломом, но потом кто-то принёс домкрат. В конце концов, столкнули камень в реку и начали выкладывать съезд из более мелких камней. В это время на другом берегу несколько мужичков лениво орудовали лопатой и киркой, пытаясь срыть острый угол подмытого песчаного берега, чтобы машины могли въехать в крутую горку. В конце концов, через полтора часа к 10.20 дорога с помощью 1 лома, 1 домкрата, 1 кирки и 3-х лопат была отремонтирована. Первый джип (с военными) проехал с трудом, въехав в гору на другом берегу раза с пятого и после доводки подъёма киркой и лопатами. Дальше дело пошло легче. Люду и Риту для переезда реки посадили в другие машины, чтобы облегчить наш гружёный джип. В 10.30 мы уселись на свои места и поехали дальше. Ехали недолго, так как в 10.45 остановились на обед (ланч). Поели быстренько в придорожном "ресторане". Стол был накрыт в саду под тенью деревьев. Рядом со столом небольшая витрина с красивыми недрагоценными камнями (друзы горного хрусталя и т.п.), которые можно купить. Дальше поехали в 11.30. Дорога  идёт в узком ущелье. В машине болтанка жуткая, нас всех растрясло изрядно. После того как  переехали по очередному мосту на правый берег, начались поля и деревеньки.

Расчистка завала на дороге из Скарду (Skardu) в Асколе (Askole).<br>Мужики пытаются убрать с дороги огромный камень в долине реки Бралду (Braldu River).
Расчистка завала на дороге
из Скарду в Асколе.
На пути из Скарду (Skardu) в Асколе (Askole).<br>Первый джип с военными пытается въехать на подмытый берег после расчистки обвала на дороге.
Первый джип пытается проехать
после ремонта дороги.
На пути из Скарду (Skardu) в Асколе (Askole).<br>Серпантин в долине реки Бралду (Braldu River).
Серпантин в долине реки Бралду.


Переезд через реку первого джипа после расчистки дороги.

В 13.20 доехали, наконец, до нашей цели, деревеньки Асколе (Askole). Разболевшийся Андрей еле живой вылез из машины (что-то с животом, наверно съел чего-нибудь). Наш гид, Эджаз, говорит, что нужно заплатить чаевые (tips) водителям трёх джипов, на которых привезли всё наше хозяйство и людей. Достали 1000 Rs. Говорит, что маловато. Достали вторую 1000 Rs, но тут подошёл Тахир и вернул нам вторую тысячу, сказав, что одной достаточно. На том и разошлись. В специально отгороженном месте начали разбивать наш лагерь. Поставили для нас две довольно просторные жёлтые палатки фирмы The North Face, говорят, что совсем новые. Правда  у одной из них оказалась сломана молния  на тенте. Поскольку палатка для гида и повара была такой же, то просто поменяли тент на исправный.  Выдали толстые поролоновые коврики  в чехлах, которые постелили в палатки. Рядом поставили два шатра под кухню и столовую. Наш кэмпсайт огорожен со всех сторон от реального мира каменной стеной, так что местных мы видим только у входа на территорию. С одной стороны к нам примыкает ещё одна такая же территория-кэмпсайт, отгороженная только забором из металлической сетки с дырами. Туалет для нескольких смежных кэмпсайтов находится на нашей территории с краю. Каменное сооружение с оштукатуренными стенами на три кабинки. Внутри хоть и лужи, но довольно чисто и есть электрическое освещение. Вода проведена, но в каждой кабинке просто кран и пластиковое ведро с кружкой под ним. Снаружи у входа на стене кран с холодной водой и металлическая раковина. В общем, условия вполне сносные.   К 14.00 разместились в палатках и отдыхаем. Погода сегодня не очень жаркая. На небе облака, примерно +25ºC, ветерок. Андрею стало совсем плохо. Классическая кишечная инфекция. Поспал, поблевал, посидел в толчке, активированный уголь, фуразолидон, кипячёная вода - все тридцать три азиатских удовольствия. До вечера пару раз просили у нас у всех паспорта, заполняя какие-то бумаги. У входа на территорию всё время толпятся местные мужики. Судя по всему, весь оставшийся день до вечера шёл наём портеров в нашу экспедицию. Вот они там и толпились, ожидая, возьмут их или нет. Но мы этим не очень интересовались и никак не участвовали. Около 17 часов пришёл ещё какой-то мужичок местный и попросил заполнить какие-то формы. Опять пришлось доставать паспорта. Формы похожи на какие-то статистические. Зато тут, наконец, узнали, как называется принимающая нас пакистанская фирма: Lela Peak Expedition. Приняв у нас заполненные бумажки, мужичок пригласил нас в местный музей (local museum). Согласились, тем более что идти совсем недалеко.

Асколе (Askole).<br>Деревенский музей.<br>Очаг в подвале дома, где семья жила зимой.
Деревенский музей Асколе.
Очаг в подвале дома, где семья жила зимой.
Асколе (Askole).<br>Деревенский музей.<br>Древний ткацкий станок.
Деревенский музей Асколе.
Древний ткацкий станок.
Асколе (Askole).<br>Возвращаемся с экскурсии в музей.
Возвращаемся с экскурсии в музей.

Музей находится где-то в центре Асколе и закрыт на замок, который открыли только персонально для нас. Музей представляет собой традиционный местный дом, которому, по словам нашего "экскурсовода", 300 лет. Дом как-бы двухэтажный. Точнее, с жилым подвалом. От входа сразу попадаешь в верхнюю большую центральную комнату, в которой, как нам объяснили, жили в тёплое время года. На стенах фото и тексты на английском, рассказывающие об истории Асколе и окрестностей. Кроме того, развешены разные старые бытовые предметы и артефакты от иностранных экспедиций, типа экспедиционных ящиков итальянской экспедиции на Биафо в 1977 году. В крыше по центру комнаты ради музейной экспозиции сделано световое застеклённое окно, без которого внутри было бы слишком темно. Хотя электрическое освещение в музее тоже есть. В дальней от входа стене комнаты двери в две клетушки поменьше. В одной из них стоит раритетный ткацкий станок из дерева, а в другой экспозиция женской одежды и ещё что-то. В полу по центру верхней комнаты люк и лестница в нижнее помещение, где жили зимой. И это, конечно, впечатляет. Потому что нижнее помещение - это просто подвал с земляным полом и такой высоты, что не каждый сможет здесь выпрямиться в полный рост. Вдоль одной из стен подвала как-бы спальное пространство, символически отгороженное парой досок. Из объяснений мы поняли, что места там распределены по старшинству, но места так мало, что с трудом можно себе представить, как там размещалась обычная пакистанская семья, которая редко бывает меньше 10 человек, а чаще состоит где-то из 15-20 взрослых и детей. Никакой печки нет. Возле лестницы очаг из камней и большое пространство вокруг него, где, судя по всему, и проходила дневная жизнь семьи. В качестве дымохода использовался входной люк. То есть этот подвал ещё и отапливался "по-чёрному". Но это ещё не всё. В этом же подвале за загородкой вместе с людьми зимовали ещё и домашние животные. А насест для куриц вообще разместился под потолком за лестницей. Ещё там был прикольный "шкаф" для молодожёнов. Типа отдельное помещение, где молодым разрешалось спать как-бы отдельно от остальной семьи первый месяц после свадьбы. Но помещение больше похоже именно на деревянный шкаф с дверцами, где с трудом могут пометиться лёжа два человека небольших габаритов. Прежде чем уйти, записались в книгу отзывов музея, с трудом придумав какую-то позитивную фразу на английском. Ещё как-бы добровольно положили 150 Rs в ящик для пожертвований. А так музей бесплатный. После музея вернулись к палаткам, особо не разгуливая по деревне. Андрею в очередной раз стало хуже. Люда рвалась гулять по окрестностям. Отпустили её только в сопровождении Тахира и Эджаза. Но вернулись они быстро, так как довели Люду только до обрыва, отказавшись спускаться к реке. В 18.30 позвали на ужин. Еда всем понравилась. Только Андрей на еду смотреть не мог и ел только лепёшки-чапати с солью, запивая их крепким чаем. На десерт подали отличный арбуз, который с удовольствием поели все, включая больного.

Асколе (Askole).<br>Наш кэмпсайт.<br>Это наша столовая и кухня.
Наш кэмпсайт в Асколе.
Это наша столовая и кухня.
Асколе (Askole).<br>Палатки, в которых мы будем жить.
Палатки, в которых мы будем жить.

После еды обсуждали с Эджазом план нашего трека, почеркавшись ручкой на распечатке письма Анвара с предварительным планом. Собственно, мы сразу заявили Эджазу, что привередничать не будем, он наш гид, что он опытнее и ему виднее, а потому как он скажет, так мы и пойдём. На том и порешили. После 19 часов пошли спать, так как уже почти стемнело. Подъём на завтра наметили на 5 утра, а выход на 6. К ночи рядом на соседнем кэмпсайте разместилась ещё одна экспедиция. Кто-то нам сказал, что из Китая и идут на башни Транго. Молодые совсем девчонки, спортсменки, комсомолки и, наконец, просто красавицы. Мы их хорошо разглядели, так как они ходили плотной группой в общий для нас с ними туалет. Правда, через пару дней выяснилось, что они вовсе не китаянки, а кореянки.

К вечеру жара спала, тепло, +22-24ºC. В общем, спать было комфортно и в спальник мы залезли только уже после полуночи. Риту ночью накрыло той же кишечной инфекцией, что и Андрея, не дав ей нормально выспаться.

 

18.07.2013
Асколе (Askole) 3050 м - Джола (Jola) 3150 м.
День трека: 1
Пройденное расстояние:  20 км
Перепад высот: +100 м.

Подъём с вечера назначили на 5.00, но мы проснулись и начали собираться ещё раньше, так как в 4.30 уже совсем светло. До завтрака успели перепаковать вещи, разделив на маленький рюкзак для себя и большой для портеров. По весу можно сказать уложились в оговоренные 15 кг. Эджаз с сердаром взвесили их гигантским безменом. Получилось 16 кг у Люды, 14 у Андрея и 12 у Риты.  За завтраком Андрей с Ритой почти ничего не ели из-за проблем с животом. К 6 утра мы собрались и готовы были стартовать. Однако портеры стоят толпой и ведут какие-то разборки с начальством. Языка мы не понимали и о чём шумели мужики так и не поняли, с интересом наблюдая со стороны. В конце концов, к 6.30 все обо всём договорились, сторговались, расплатились и мы, наконец, стартовали.

Асколе (Askole).<br>Первый завтрак в нашей столовой.
Первый завтрак в нашей
походной столовой.
Асколе (Askole).<br>Утром заканчивается наём портеров в нашу экспедицию.
Утром заканчивается наём
портеров в нашу экспедицию.
Старт по дороге от Асколе (Askole).<br>Позади остались зелёные поля расположенных на разных берегах реки деревушек Асколе (Askole) и Корфу (Korphe).
Старт по дороге от Асколе.

Мы жили у верхней (дальней от реки) окраины Асколе и поэтому по какому-то проулку практически сразу вышли за деревню на дорогу, ведущую вверх по долине. Дорога ещё несколько километров выше Асколе проезжая для машин. Вышли мы по тени и прохладе, но меньше чем через полчаса уже были на солнце, которое стремительно поднималось над горами. Дорога сначала идёт по полям и огородам, занимающим все плодородные земли в долине за деревней. Но зелень быстро заканчивается и дорога, огибая выступающий скальный массив борта долины, поднимается плавно вверх к большому конгломератному каньону, который обходит траверсом по склону. На этом участке нас начали догонять и обгонять наши портеры.  Мы пока с ними толком не познакомились и не очень понимали, кто из этих людей идет с нами, а потому рассматривали их с большим интересом. Кроме того, что портеры тащат на спине баулы, бочки и ящики, кто-то ещё ведёт на верёвочке коз, кто-то несёт  подмышками живых куриц. У ручья перед каньоном одну курицу уже успели прибить, ощипать и мыли в ручье, когда мы проходили мимо. Судя по всему, это наш сегодняшний обед и, возможно, ужин. За каньоном дорога плавно спускается на широкие и ровные пространства в расширении долины. Почва здесь песчаная, трава редкая и всё усыпано камнями, а потому полей и огородов уже нет. Через  час остановились отдохнуть посреди этой равнины у отворота дороги, уходящего куда-то вправо к реке. Тут стоит указатель на какой-то Earth Project, до которого 300 м. Позже мы разглядели белый домик у реки, который с отворота не видно. Отдохнув, пробежали ровное место и к 8.00 дошли до первого прижима. До этого места ещё можно доехать на машине, но дальше только пешком, так как дорога превращается в тропу, которая взбирается круто вверх на скалу в обход прижима. Сверху мы впервые разглядели реку Бралду, вдоль которой нам идти до ледника. Мощный поток жидкого цемента впечатляет. Тропа в обход прижима вырублена в скале и довольно широкая, идти не опасно, хотя с непривычки немножко страшно. Прижим довольно короткий и тропа снова спускается со скалы вниз, выводя к устью короткой реки, бегущей с ледника Биафо (Biafo Glacier) и впадающей в Бралду. Этот приток немногим меньше Бралду и в устье очень бурный, один сплошной порог. Тропа немного поднимается вдоль притока и выводит к мосту.

Утро первого дня трека.<br>Дорога за Асколе (Askole).<br>Вдали пик Bakhor Das 5810.
Дорога за Асколе.
Вдали пик Bakhor Das 5810.
Река Бралду (Braldu River) с тропы над первым прижимом выше Асколе (Askole).
Река Бралду.
Тропа по скалам в обход первого прижима выше Асколе (Askole).
Обход первого прижима.

Мост подвесной, устлан досками. Качается хоть и не очень сильно, и дырок в полу нет, но переходить по нему всё-таки немного страшновато. В 8.25 перешли мост и остановились отдохнуть в тени у какого-то полуразрушенного строения на берегу реки. Солнце уже заставляет прятаться в любую тень, а тени становятся всё короче. Андрей с Ритой чувствовали себя уже не очень хорошо. Обезвоживание от кишечной инфекции плюс нарастающая жара начинают доставать. Тем более что дальше дорога вновь идёт по обширной равнине полупустынного вида: песок, камни, редкие кусты и пучки травы. Это ровное место, похоже, укрытая наносами рек концевая морена ледника Биафо. Валы "нормальных" морен ледника видны слева вдалеке. Меньше чем за час пересекли эту равнину по дороге, которая здесь расчищена от камней и из этих камней выложены как-бы бордюрчики. На краю равнины отдыхали довольно долго в тени цветущего куста шиповника, дожидаясь Риту, которая начала заметно отставать, так как ко всем напастям она ещё и не выспалась ночью. Люда идёт пока бодро и бежит впереди. На тропе довольно оживлённое движение, особенно навстречу. Люди, лошади, все что-то несут вплоть до пластин больших солнечных батарей. Эджаз постоянно встречает на тропе знакомых, с которыми радушно обнимается и разговаривает. Тропа дальше петляет по старым моренам вдоль реки Бралду с постоянными перепадами вверх-вниз. Попадаются мутные ручьи, вдоль которых растут деревья.

Мост через реку, рождённую ледником Биафо (Biafo Glacier).
Мост через реку c ледника Биафо.
Встречное движение на тропе возле ледника Биафо (Biafo Glacier).
Встречное движение на тропе.
Река Бралду (Braldu River) и укрытый чехлом из камней язык огромного ледника Биафо (Biafo Glacier).
Река Бралду и язык ледника Биафо.

В конце концов, доковыляли до места обеда (точнее, ланча) в 10.20. Это место называется Корофон (Korophon). Здесь с ледника Биафо бежит небольшая речка со слегка мутноватой водой и возле неё растут деревья (в основном ивы), дающие тень. Эдакий оазис в пустыне. К нашему приходу ланч был уже готов,  стол накрыт. В тени ивы на земле расстелили ярко оранжевую подстилку из непромокаемой ткани, а по краям уложили поролоновые коврики, на которых мы спим ночью. Но перед едой все с удовольствием залезли в реку и обильно умылись, чтобы хоть немного остыть. На обед предложили какой-то суп, но от жары мы есть не можем, только пьём чай. Позже Люда, кажется, супчика всё-таки поела, хотя и жаловалась, что он довольно острый. Зато консервированная вишня ушла на ура. Больные только ей, можно сказать, и пообедали.

Никакого послеобеденного отдыха ланч не предусматривал. Как только мы поели, ждавшие нас портеры всё быстренько собрали, упаковали и убежали вперёд. Нам ничего не оставалось, кроме как последовать за ними. До обеда мы выпили практически всю воду из бутылок, наполненных в Асколе (Андрей с Ритой брали литровые бутылки). Поэтому на обеде нужно было их заново наполнить. Но мутненькая вода в реке на фоне больных животов доверия не вызывала. Поэтому заполняли кипячёной водой из большого чайника, который уже успел остыть. Но Рите этой воды хватило только на полбутылки. От предложения вскипятить по-быстрому ещё воды мы, не подумав, отказались. Как вскоре оказалось, совершенно зря.

Тропа вдоль реки Бралду (Braldu River) выше языка ледника Биафо (Biafo Glacier).
Тропа вдоль реки Бралду.
Панорама долины реки Бралду (Braldu River) в месте слияния рек Дамордо (Dumordo River) и Биахо Лунгпа (Biaho Lungpa).
Панорама места слияния рек.
Тропа поворачивает в долину реки Дамордо (Dumordo River).
Поворот в долину Дамордо.

Вышли с обеда в 11.15. По мостику перешли реку, бегущую с ледника Биафо. Дальше тропа выходит из-под деревьев и продолжает петлять по старым моренам ледника Биафо. Выше долина сужается и тропа плавно поднимается вверх от реки, обходя скалу очередного прижима. Идём по жуткой (для нас) жаре, прячась на остановках в малейшую тень, которую найти всё труднее, так как солнце почти точно над головой. Андрей даже залез в какую-то щель между камней, лишь бы отдохнуть немного от солнца. Но в целом в памяти кроме жуткой жары мало что осталось. Разве что красиво цветущие кусты шиповника. Где-то к 13 часам дошли до слияния рек Дамордо (Dumordo River) и Бияхо Лунгпа (Biaho Lungpa), из которых образуется река Бралду (Braldu River), вдоль которой мы поднимались с утра. Долина здесь широкая, с разливами рек, которые бегут множеством рукавов. Тропа сворачивает налево вверх по долине реки Дамордо к мосту. Мост находится примерно в трёх километрах выше устья Дамордо. Тропа вдоль реки Дамордо очень живописная, часть её вырублена в береговых скалах прямо над бешеным потоком реки. Тут в скалах нашлось место с обширной тенью, где остановились и сидели довольно долго. Нас догнал знакомый Эджаза с гружёной лошадью. Пока мы приходили в себя в тени, они долго о чём-то разговаривали, а потом Эджаз предложил забрать рюкзак у Риты, сказав, что он у неё очень тяжёлый и что лучше бы завтра его облегчить. Она с радостью отдала его мужику с лошадью. Только он его не на лошадь загрузил, а сам понёс.  Выше по течению скалы отступают от реки, и тропа выходит на широкие каменистые пляжи с золотистым от слюды песком. Наш сегодняшний лагерь уже виден на другом берегу реки, но нам нужно ещё километр подняться до моста, а потом спуститься столько же по другому берегу до лагеря Джола. Пока мы ковыляли до моста, Эджаз с друганом и лошадью успели ещё посидеть в тенёчке и даже, кажется, чего-то покурили, не смотря на Рамадан. А мы до моста дошли еле живые. Вода практически закончилась, а сил уже почти не осталось. По пути с обеда пополнить запас воды было негде, только из большой реки с водой цвета жидкого цемента. Пришлось вспомнить, что в здешнем климате важно уметь дышать правильно, как в песне поётся: вдыхать через нос, выдыхать через рот. Как только начинаешь вдыхать ртом, от низкой влажности сразу начинает пересыхать горло и требуется глоток воды. В общем, начались приключения, как в настоящей пустыне. Дошли до лагеря в 14.20 можно сказать на последних каплях. Хорошо, хоть это всё продолжалось не очень долго, потому что в лагере бежит ручей с чистой водой, прекративший наши мучения. Первым делом мы, конечно же, ринулись к воде, которой обливались, умывались, пили и  долго не могли оторваться.

Тропа в долине реки Дамордо (Dumordo River).
Тропа в долине реки Дамордо.
Вид на стоянку Джола (Jola) на подходе с другого берега реки Дамордо (Dumordo River).
Вид на стоянку Джола с другого берега.
Мост через реку Дамордо (Dumordo River).
Мост через реку Дамордо.

Местечко Джола (Jola, Jolha, ударение на последний слог) - это оборудованная стоянка для экспедиций. Находится в сотне метров от берега реки и в километре ниже моста через реку Дамордо. Высота здесь 3150. Название это место получило по имени красивого пика Джола, который возвышается над бортом долины напротив устья реки Дамордо. Хотя, судя по карте, это скорее всего пик Bakhor Das высотой 5810 м, пирамиду которого хорошо видно из Асколе. Просто отсюда он выглядит совершенно иначе. Тут есть небольшой домик из камней, где живут смотрители. Возле домика  несколько деревьев (ивы), которые выживают только за счёт полива ручейками, специально отведёнными от пробегающей за лагерем речки. Через речку перекинут железный мостик. Вокруг домика с ивами несколько выровненных площадок для установки палаток. Всё это огорожено колючей проволокой, которая нужна скорее для защиты от животных, нежели от людей. Между лагерем и рекой установлены оригинальные серые кабинки туалетов и душевых, в которых даже предполагается наличие канализации. Хотя водопровода нет и воду нужно приносить с собой в имеющихся пластиковых вёдрах. Источники воды оборудованы бочками, играющими роль накопителей и отстойников. Всё это было построено несколько лет назад совместной итальяно-пакистанской организацией MGPO под лозунгами экологии и спасения природы Каракорума (вот ссылка). Судя по останкам, тут даже были установлены стационарные солнечные батареи с аккумуляторами, от которых питались расставленные по территории светильники. Но за прошедшие годы ничего из этого высокотехнологичного великолепия не поддерживалось, а только всё больше разрушалось. Впрочем, туалеты оказались вполне рабочими и даже чистыми.

Вход на стоянку Джола (Jola).<br>Дошли!
Вход на стоянку Джола.
Наши палатки вечером в лагере на стоянке Джола (Jola).
Наши палатки на стоянке Джола.
Вечером в лагере на стоянке Джола (Jola).<br>Две козы нашей экспедиции - наша самоходная тушенка.
Наша самоходная тушенка.

Придя в себя, откликнулись на приглашение Мансура к чаю. Шатры столовой и кухни уже стоят, как, впрочем, и наши палатки. В столовой как культурные люди на стульях и за столом попили чаю из термосов, а где-то в 14.50 упали в палатку отдыхать. Палатки стоят хоть и на солнце, но мы открыли оба входа и, обдуваемые лёгким ветерком, просто отключились. Спали около двух часов. В 16.50 солнце ушло, наконец, за гору и стало прохладно, ветерок. В 17.20 уговорили себя встать и начали разбирать рюкзаки, укладывая вещи в палатку, поскольку  приближался  ужин. Место вокруг палаток довольно пыльное, так как после расчистки от камней на земле остался мелкий песок, а значит и пыль. Наши портеры разместились рядом, на соседней площадке, отгороженной от нас лишь небольшим уступчиком. Они разделились на  несколько групп, в каждой из которых что-то готовят на горелках. Никаких палаток у них нет и спать они собрались под открытым небом. Хотя на пыльную землю они постелили всё же какую-то тонкую как-бы пенку (явно от упаковки). Кроме того, у них есть какие-то спальники и тёплые куртки. К вечеру вода в ручье, из которого мы пили по приходу, стала мутной. Судя по всему, это такое свойство здешнего ручья и так происходит каждый день. Кроме нас в лагере сегодня ночует большая экспедиция, идущая нам навстречу вниз. То ли испанцы, то ли итальянцы. Их палатки стоят довольно далеко от нас, и мы с ними в этот вечер почти не пересекались.

На ужин позвали к 18.00. Наш повар Мансур (вообще-то, Мандзур, но нам привычнее Мансур), насмотревшись на нас болезных вчера и за обедом, приготовил диетическую еду: куриный супчик без специй и белый рис без всего. Кроме этого, было ещё два мясных блюда из курицы. Одно по-пакистански, другое по-китайски. Рита ела только рис, Андрей пытался всё попробовать, но есть не смог. Так что пришлось отрабатывать Люде. Мансур очень волновался, что мы ничего не едим и аккуратно начал нас расспрашивать. Судя по всему, он переживал, что мы заболели после его еды. Пришлось его успокоить и объяснить, что Андрей заболел уже после завтрака в Скарду, а ещё мы ели накануне много манго. Такие объяснения успокоили его и он просто пообещал нам готовить соответствующую нашему состоянию пищу.

На десерт в этот вечер нам подали манго, а заодно и показали, как его удобней есть. Оказывается, мы до сих пор ели его как дикари, очищая шкурку с одного конца и вгрызаясь зубами в сочную мякоть. При таком способе сложно не вывозиться в сладком и липком соке. А знающие люди делают поперечный разрез плода манго до косточки и вращательным движением снимают с косточки одну из половинок. Если манго спелый, то мякоти на косточке почти не остаётся, а снятая половинка превращается в удобный стаканчик, из которого мякоть едят простой чайной ложкой почти как мороженое. Из второй половинки косточку можно выдернуть зубами (или вырезать ножом), получив второй такой же съедобный стаканчик.

За ужином старались много разговаривать с Эджазом и Мансуром в меру своего знания английского. Ещё вчера как бы в шутку договорились, что будем учить Эджаза русскому по два слова в день. Со вчерашнего вечера он запомнил слова молоко и сахар. Программа сегодняшнего дня: рис и горячая вода. Сами тоже пытаемся учить местные языки. Но их тут, получается, два и они совсем не похожи друг на друга. Например, спасибо на официальном урду звучит как щчекурьЯ, а на местном языке балтИ, на котором говорят все наши сопровождающие, спасибо звучит как аджЭ. Как говорится, рядом не лежало.

За ужином договорились о планах на завтра. Решили выйти пораньше, чтобы пройти побольше до начала жары. Подъём наметили на 4.00, завтрак 4.30 и выходить в 5 утра. Полюбовавшись не очень выразительным закатным светом на пике Джола, в 19 часов отправились спать. Ещё светло, но темнеет здесь быстро. К 21 часу наступает уже полноценная ночь со звёздами. С учётом завтрашнего раннего подъёма идти спать самое время.  К вечеру тепло, примерно +22...+24ºC, слабый ветер.

Ночью спалось очень комфортно. Практически как дома, без дополнительной одежды, только в спальниках. Рита ночью вставала и рассказывала, что там такие звёзды и такая луна, но Андрей себя так и не смог заставить встать, одеться и пойти фотографировать.

Вечером в лагере на стоянке Джола (Jola).<br>Портеры спят рядом с нашими палатками под открытым небом.
Портеры спят под открытым небом.
Вечером в лагере на стоянке Джола (Jola).<br>Закатный свет на пике Джола (он же Bakhor Das 5810).
Закатный свет на пике Джола (Bakhor Das).
Вечером в лагере на стоянке Джола (Jola).<br>Собираемся ложиться спать.
Собираемся ложиться спать.

 

19.07.2013
Джола (Jola) 3150 м - Пайю (Paiju) 3400 м.
День трека: 2
Пройденное расстояние:  20,5 км
Перепад высот: +250 м.

Раннего подъёма не получилось. Никто нас не будил и мы сами, проснувшись с рассветом около 4 утра, начали потихоньку собираться. К завтраку нас позвали только в 5 часов, когда где-то за горами уже взошло солнце. Завтрак стандартный, неизменный за всё время трека: жареные яйца или омлет, хлопья или мюсли какие-то по желанию, кипяток, в котором можно заварить чай, кофе или какао. На столе всегда сухое молоко, сахар, мёд или джем.

К 5.30 мы были уже полностью готовы выходить, но пришлось подождать хоть кого-нибудь, кто бы стартовал вместе с нами. С утра тепло и ясно, ветра нет. На небе ни облачка. Вышли в 5.40. Тропа от лагеря спускается пару километров вдоль реки Дамордо (Dumordo) до слияния с рекой Бияхо Лунгпа (Biaho Lungpa), образуя реку Бралду (Braldu River). Тропа по плавной дуге срезает угол на стрелке двух рек выводит на берег реки Бияхо Лунгпа, вдоль которой продолжает подъём к леднику. По холодку идётся хорошо и мы бодро пробежали не останавливаясь почти 1,5 часа. Андрей немного стёр ноги ботинками, так что пришлось заклеиваться пластырем. Пока отдыхали, нас осветило солнце, и потому сразу пришлось мазаться  кремом от загара. Дальше тропа идёт то по ровным террасам, то поднимается на осыпные склоны долины, откуда вновь спускается к реке, возле которой местами встречаются заросли облепихи и шиповника. В 7.44 прошли армейский пост, но  нас никто не остановил. Судя по всему, солдаты здесь живут своей жизнью и  трекеров не проверяют. Территория поста выглядит очень привлекательно, небольшой домик из камней возле скал с гротом. Территория возле домика благоустроена: песчаные дорожки, заборчик из камней с какими-то пластиковыми пальмами. Для тени в ограде растянут тент, под которым обустроены сидения-лежаки. Солдат видели всего двоих. Один в тенёчке отдыхает, другой воду из реки ведром таскает. Фотографировать такие места в Пакистане традиционно нельзя, так что мы быстренько прошли мимо. Уже второй день наблюдаем вдоль тропы на земле чёрный кабель. Похоже, что это армейская связь, но скорее всего старая и сейчас не используемая, так как мы встречали военных с рациями, а кабель местами перебит.

С утра на тропе вдоль реки Биахо Лунгпа (Biaho Lungpa) попадаются чистые ручьи, из которых обязательно пьём и умываемся.
Попутный водопой.
На тропе вдоль реки Биахо Лунгпа (Biaho Lungpa).<br>Второй патрульный вертолёт.
Патрульный вертолёт.
Тропа вдоль реки Биахо Лунгпа (Biaho Lungpa) напротив устья её левого притока Чингканг (Chingkang).
Тропа вдоль реки Биахо Лунгпа.

После армейского поста тропа спускается с конгломератного обрыва и идёт вдоль кромки воды. На пути стали попадаться ручейки с чистой водой. Так как жара постепенно нарастает, то мы у каждого ручейка останавливаемся отдохнуть. На тропе стало людно. Все традиционно здороваются стандартным Hello, а некоторые на этом не останавливаются и спрашивают на английском, откуда мы. На то, что мы из России, все реагируют положительно. Выше по долине тропа снова выходит на широкую и плоскую террасу реки. В 8.30 над нашими головами с шумом пролетели вверх по долине два военных вертолёта. Вчера днём они тоже летали. Похоже, это у них регулярный рейс.

К 9.20, уже изрядно прибитые начавшейся жарой, добрели до ланча, который нам сегодня приготовили в местечке Бардумал (Bardumal). Место абсолютно плоское без малейшего намёка на тень, что нас совершенно не радует. Здесь стоит сложенное из камней строение и бежит небольшой, но чистый ручей. Вода из ручья как-то заведена в вертикально торчащую трубу с подобием крана, из которого удобно набирать воду и умываться. Между домиком и рекой расчищены от камней ровные площадки под палатки, на одной из которых нам и расстелили наш стол. Обед нам готовили в тени где-то за домиком. Рядом большой камень, в тени которого пристроились две наших козы. Но даже если их выгнать, то нам этой тени всё равно не хватит. Так что пришлось "нежиться" на солнце по полной программе. Конечно, немного стало легче после обильного умывания в прохладном ручье, но этого запаса прохлады хватало совсем ненадолго. На обед  Мансур опять приготовил супчик, сказав, что на этот раз совсем не острый. Андрей с Ритой от горячего в таких условиях отказались, сосредоточившись на чае и консервированных фруктах. А вот Людмила от супчика не отказалась, хотя всё равно признало его слишком острым. После обеда попросили Эджаза немного отдохнуть и умостились в узкую тень от домика. Все портеры тусуются с другого торца строения, потому что с этой стороны то ли помойка, то ли место для животных. В общем, грязненько и навозом воняет. Но нам на это пофиг, лишь бы спрятаться от солнца.  Долго сидеть не пришлось, так как тень прямо на глазах сокращалась. Минут через 10 ноги спрятать от солнца уже не получалось. Поэтому ещё раз обильно умылись и в 10.15 пошли дальше.

Обед (ланч) на жарком солнце в местечке Бардумал.
Обед (ланч) в местечке Бардумал.
Обед в местечке Бардумал.<br>Козам тени хватает, а нам не судьба.
Козам тени хватает, а нам нет.
Обширные площадки для установки палаток в местечке Бардумал.
Площадки под палатки в Бардумале.

Примерно через полчаса решили всё-таки отдохнуть после обеда получше, и уговорили Эджаза прилечь в тень под кустами акации возле тропы. Дождались успевшую отстать Люду, уговорили её тоже немного отдохнуть. В 11.10 все вместе двинулись дальше. Минут через 10 дошли до развилки. Основная тропа уходит левее вверх по осыпи, но Эджаз повёл нас правее вдоль кромки воды. Река здесь очень бурная и на повороте прижим к нашему берегу. Зато от воды веет спасительной влагой и прохладой. Тропа вдоль реки сначала даже немного опасная, пришлось немного полазить по большим камням, рискуя свалиться в бурный поток. Поэтому Эджаз страховал девушек. Особенно Люду, которая идёт пока не в ботинках, а в каких-то тапочках и как только кончается ровная тропа, сразу чувствует себя очень неуверенно. К счастью, сложный участок оказался совсем коротким. Дальше тропа вышла на широкий песчаный пляж, а затем поднялась от реки и пошла петлять по старым моренам, срезая излучину реки. К 12 часам дошли до грязной речки, через которую перекинут приличный мостик. На другом берегу сели отдохнуть и изобрели новое средство спасения от жары: обрызгали друг друга водой со всех сторон, не обращая внимания на то, что она грязная. Стало заметно легче.



На берегу реки Биахо Лунгпа.

Тропа вдоль реки Биахо Лунгпа (Biaho Lungpa) выше местечка Бардумал.
Тропа вдоль прижима.
Отдых в тени кустов акации после обеда в местечке Бардумал.
Отдых в тени кустов акации.
Долина реки Биахо Лунгпа (Biaho Lungpa).<br>Мостик через грязную речку-приток.
Мостик через грязную речку.

Отдохнув у грязной речки, быстро дошли до края морены, с высоты которого открылся отличный вид на верховья долины и на язык ледника Балторо. Кажется, это место называется Вантаж Поинт и отсюда впервые можно разглядеть вершину К2. Только нам об этом никто не сказал и разглядели мы её только уже на фотографиях дома. Дальше тропа спускается вниз на большой песчано-каменистый пляж и по нему подходит к очередному прижиму. Так как тропа дальше взбирается  серпантином круто вверх на скалы, то присели отдохнуть. Время 12.40. Солнце жарит безжалостно. Пропустив вперёд догнавший нас караван лошадей, двинулись вверх за ним. Серпантин на подъёме Андрей с Ритой срезали по короткому пути, где пришлось даже чуть-чуть полазить по простым скалам.  По верху в обход прижима тропа идёт почти без перепадов, но в середине обхода есть отворот вниз к мосту на другой берег. Как потом выяснилось, тропа через мост ведёт армейскому лагерю под ледником Балторо на другом берегу реки, а мы идём прямо. Обойдя прижим, тропа спускается по разрушенным скалам вниз к реке и дальше идёт по кромке вдоль воды. Где-то в 13 часов убежавшие вперёд Андрей с Ритой остановились отдохнуть у воды и подождать Люду с Эджазом. За Люду немного волновались, так как она взяла очень маленькую бутылочку под воду 0,25 л, а у остальных уже литровки заканчивались. Если до ланча ещё попадались ручейки, то после запас воды пополнить было уже негде. На небе появились облака, но ни одно из них ни разу не закрыло солнце. Пока ждали, продолжили эксперименты с обрызгиванием друг друга водой из реки. А потом ещё выловили в потоке кусок льда и начали обтираться им. Когда засовываешь в таких условиях лёд под мышку, казалось, он даже шипит. Вообще в бурном грязном потоке большой реки часто видны проплывающие куски льда, отколовшиеся от близкого ледника. А один кусок был такой большой, что он не плыл, а течение катило его по дну. Дождавшись Люду, которую действительно пришлось спасать водой,  пытались уговорить её обрызгаться холодной водой из реки. Но она наотрез отказалась из-за того, что вода грязная. Настаивать не стали и двинули дальше. Эджаз говорит, что идти уже недолго, впереди видны рощи каких-то деревьев во впадинах борта долины и, по словам Эджаза, это и есть стоянка Пайю. Перед первой рощей тропа поднимается от берега вверх, но под деревьями ручья не оказалось. Тропа идёт по верху дальше. Сил уже мало и мы невольно остановились в тени первых деревьев перевести дух, да глотнуть воды. Последнее усилие и мы выходим к склону с серыми кабинками туалетов, за которыми в тени деревьев второй рощи  видны наши палатки в лагере Пайю. Пришли в 14.00. Воды опять осталось буквально по одному глотку, так что на будущее решили, что в этих местах лучше иметь с собой запас воды литра 1,5. Рита так и сделала позже, заведя вторую пол литровую бутылочку под воду. Но пока мы, придя в Пайю, первым делом припали к местному источнику воды, из которого опять долго пили, умывались, мыли ноги. Стало хорошо, потому что тут до нас стало доходить, что Пайю - это волшебное место.

Верховья реки Биахо Лунгпа (Biaho Lungpa).<br>Первый раз видим ледник Балторо (Baltoro Glacier) и вершины Каракорума.<br>В центре на заднем плане K2.
Ледник Балторо и вершины Каракорума.
В центре на заднем плане K2.
Верховья реки Биахо Лунгпа (Biaho Lungpa).<br>Догоняющий нас караван.
Догоняющий нас караван.
Верховья реки Биахо Лунгпа (Biaho Lungpa).<br>Обход прижима перед стоянкой Пайю (Paiju).
Обход прижима перед Пайю.

Название Пайю часто ещё произносят как Пайджу, потому что так читается наиболее распространённое английское написание этого названия Paiju (хотя ещё встречается и Paiyu). Но на местном языке балти это название звучит именно как Пайю, что в переводе означает соль. Собственно название Пайю носит пик, высотой 6611, у подножия которого расположен лагерь. "Соляное" название пика связано с тем, что местные жители, якобы, находили здесь кристаллы соли, а потому даже верили, что белоснежная вершина пика тоже из соли. Сам лагерь разместился на искусственно выровненных террасах довольно крутого склона долины,  на приличном расстоянии от реки в небольшой ложбинке, заросшей деревьями. Деревья разные. Самые крупные тополя высотой даже до 10 метров. Но в большинство составляют всё же менее крупные ивы, а выше по склону даже родные берёзы. В подлеске полно колючих кустов шиповника. Судя по всему причиной этого чуда природы, оазиса среди горной пустыни на высоте 3400 метров над уровнем моря, является, в первую очередь, конечно же, вода. Ручья в открытом виде здесь нет, так как вода приходит в лагерь по трубе. Как она туда попадает, мы не поняли даже после экскурсии вверх под основание скальной стены. Открытой воды мы не нашли, только небольшое болотце и накопительную бочку, от которой и начинается труба. Откуда вода в бочке, не видно. Может скважина, а может трубу, уходящую куда-то в сторону к истоку, просто хорошо закопали. На верхней террасе построен из камней домик, где, судя по всему, живут смотрители. В отличие от всех других стоянок, их присутствие здесь реально ощущается. Сразу бросилась в глаза влажная земля на террасе, где поставили наши палатки. Как позже мы увидели своими глазами, её реально поливают водой к приходу каждой следующей экспедиции, чтобы не было пыли. Больше такого сервиса мы не встречали ни в одном лагере. Кроме того здесь явно убирают мусор и даже чистят туалеты, стоящие на открытом месте рядом с лагерем. Лагерь Пайю тоже был оборудован по последнему слову техники, как и Джола, организацией MGPO. И развалилось здесь всё тоже примерно до той же степени. Разве что солнечные батарей ещё стоят на окраине лагеря, но всё равно не работают.

Едва мы отошли в благодатной тени деревьев от умопомрачительной жары сегодняшнего пути, как Мансур позвал нас к чаю. За чаем оперативно решили возникший денежный вопрос. Из Асколе с нами вышли 26 портеров, но не все из них должны пройти весь путь вместе с нами. И вот здесь, в Пайю, как раз настала пора расстаться с первыми четырьмя. А на треке в Пакистане принято, при расставании с отработавшим на тебя человеком, платить ему чаевые (по-английски tips). Об этой "традиции" нас предупредили и в "Альпиндустрии-Тур", да и в прочитанных при подготовке к путешествию описаниях об этом тоже упоминалось. Только вот сколько конкретно платить, мы так толком и не поняли. Величина чаевых нигде не регламентирована, а определяется лишь степенью благодарности к выполнившим свою работу людям. Можно вообще не платить, если тебя что-то не устраивает. Но тогда и отношение к тебе будет, скорее всего, не очень хорошее, так как все очень сильно на эти самые чаевые рассчитывают. Поэтому когда за чаем совершенно неожиданно для нас возник вопрос про чаевые, мы просто в лоб спросили Эджаза "сколько" конкретно, чтобы не обидеть людей. Он как-то помялся-помялся, мямля что-то про то, что сколько, мол, сами хотите, но под напором прямых вопросов, в конце концов, назвал диапазон от 300 до 500 Rs на каждого. И добавил, что чем дольше с нами идёт человек, тем больше нужно платить. Перемножив свою жадность на боязнь обидеть людей, мы выдали 4 x 300 = 1200 Rs, которые, судя по всему, всех удовлетворили. Заодно познакомились с сирдаром (начальником) наших портеров, который оказался совсем молодым парнем. Проведя экстраполяцию по числу портеров, сочли такие суммы приемлемыми, так как в бюджет трека мы предварительно закладывали затраты на чаевые по 100$ с человека. Тут хотелось бы отметить, что  число портеров  мы узнали только на второй день пути от Эджаза и поверили ему на слово. Сколько бы мы потом не считали наших сопровождающих, у нас никогда не набиралось анонсированного им числа. Так что очень может быть, что Эджаз немного мухлевал с числом портеров, стараясь выгадать для своих вознаграждение побольше. Но мы на этом внимание заострять не стали, так как нас  всё устраивало.

Лагерь на стоянке Пайю (Paiju).<br>Наши палатки внизу.<br>На верхней террасе палатки женской корейской экспедиции на Транго.
Наши палатки в Пайю.
Вечерний вид на разливы в верховьях реки Биахо Лунгпа (Biaho Lungpa) от лагеря на стоянке Пайю (Paiju).
Вечерний вид на долину от стоянки Пайю.
Лагерь на стоянке Пайю (Paiju).<br>Остатки былой роскоши: солнечные батареи.
Сломанные солнечные батареи.

Следом за нами в Пайю пришла ещё одна экспедиция, разместившаяся на террасе выше нас. Это оказались девушки, с которыми мы жили рядом на старте в Асколе. Там кто-то сказал нам, что это китайская экспедиция на Транго. Рита решила поприветствовать их по-китайски "нихао", но в ответ услышали на английском, что вообще-то они из Кореи. Сконфузившись, мы больше к кореянкам не приставали, да и они к нам тоже.

До вечера отдыхали в палатках и даже немного поспали. В 18 часов позвали на ужин. Мансур продолжает радовать нас разнообразной кухней. Сегодня супчик с грибами и совсем не острый на первое, а затем паста (точнее, макароны чёрти с чем), салат, картошки, которые не просто картошки, а картофельное пюре в панировке  зажаренное во фритюре. На десерт дыня. Андрей с Ритой можно сказать впервые за три последних дня нормально поели, победив инфекцию в животах фуразолидоном и левомицетином. И даже всё успешно усвоилось. А вот Люда, похоже, схватила тепловой удар, так как чувствует себя совсем не очень. Температура +37,6ºC, знобит и всё такое. Дали ей таблетку аспирина на ночь. Завтра у нас день отдыха и идти никуда не надо, но отбой всё равно около 20.00 в ранних сумерках.

С вечера тепло и хорошо, но ночью всё-таки пришлось залезть в спальник.

 

20.07.2013
Отдых в Пайю (Paiju) 3400 м.
День трека: 3

Подъём без побудки плавный с 6 до 8 утра. Соседки-кореянки ушли, и мы остались в лагере одни. Тут мы как раз увидели, как местный персонал лагеря готовит площадки для следующих гостей, убирая мусор и поливая землю водой из шланга, чтобы не было пыли. Всё небо заткано перистыми облаками. Вокруг красота! На завтрак нетрадиционная молочная овсянка и традиционный омлет. У Андрея с Ритой ситуация с желудками уверенно идёт на поправку, а вот Люда наоборот пожаловалась на то, что живот мешал ей спать.

Лагерь на стоянке Пайю (Paiju).<br>Домик смотрителей.
Домик смотрителей в Пайю.
День отдыха в лагере на стоянке Пайю (Paiju).<br>Утренняя панорама.
Утренняя панорама Пайю.
День отдыха в лагере на стоянке Пайю (Paiju).<br>Ревизия продуктов.<br>Сначала перебирали содержимое бочек.
Ревизия продуктов.

Эджаз нам с вечера напел, что здесь в Пайю можно и чуть ли не нужно мыться и стирать, так как для этого есть условия. Дальше такой возможности уже не будет. После завтрака Люда сразу собралась на водные процедуры и успешно их прошла. А Рита с Андреем решили, что всё это явно лишнее и сидели-бездельничали на камушках возле палаток. Но через некоторое время  заинтересовались тем, что происходило рядом с кухней.

А там разворачивалось действо, ради которого многие экспедиции и задерживаются на день в лагере Пайю. Это была просто ревизия продуктов, так хорошо знакомая всем, кто хоть раз был завхозом в походе. Процессом руководили Эджаз с Мансуром, но активно участвовали и помогали помощники по кухне Саид с дедушкой Ибрагимом и, конечно же, молодой сирдар наших портеров. На расстеленную непромокаемую ткань вываливали всё по очереди и потом складывали обратно, контролируя вес получившегося груза огромным безменом. Портеры сидели рядом и внимательно следили за всем процессом. А нам представилась прекрасная возможность понаблюдать и узнать больше про технологию трека, так сказать, "изнутри". Выяснилось, что все продукты в зависимости от их разновидности транспортируются в упаковках трёх типов: бочки, ящики и мешки. В синих полиэтиленовых бочках носят те продукты, которые нельзя мять и ломать. Например, пачки печенья, банки-бутылки с кетчупом или джемом и т.п. А ещё в бочках ехали всякие салфетки и рулоны туалетной бумаги, которые, оказывается, можно было бы с собой и не брать. В деревянных фанерных ящиках с дырками носят овощи и фрукты, а в мешках всё сыпучее: рис, муку и т.п. Как раз когда дело дошло до сыпучих продуктов, оживились и наши портеры, получившие здесь продукты для собственного пропитания. Правда нам показалось, что кроме муки (и, может быть, ещё риса) им больше ничего и не дали. Так как ночуют портеры небольшими группами по 4-5 человек, то в этих же группах они и готовят себе пищу. Соответственно и муку они забирали на раздаче не каждый для себя, а на свою группу. Забрав свои продукты, повеселевшие портеры ушли на свои стоянки и сразу начали что-то жарить-готовить на своих горелках. Похоже, в качестве бонуса Мансур выдал им ещё и кучу зелёного острого перца, который, как он уже понял, мы есть навряд ли будем, а местные сразу что-то из него себе наготовили. В дополнение к интересному действу возле нашей кухни ещё выходили из-под деревьев смотреть на летающие мимо вертолёты. Сегодня их больше обычного. Кроме ставшей уже привычной патрульной двойки американских "Ирокезов" (Bell UH-1 Iroquois), прилетал два раза большой грузовой Ми-171 (модифицированный Ми-8). И не просто прилетал, а садился недалеко от нас на другом берегу, но выше по долине, под самым ледником, где расположен армейский пост. Так же разглядывали приходящих и уходящих людей. Сверху спустилась довольно большая группа каких-то англичан. Мужики посидели часок, отдохнули и ушли вниз.

День отдыха в лагере на стоянке Пайю (Paiju).<br>Счастливая Люда после водных процедур.
Счастливая Люда после водных процедур.
День отдыха в лагере на стоянке Пайю (Paiju).<br>Мансур и его пицца.<br>Шедевр кулинарного искусства, непонятно как испечённый в походных условиях.
Мансур и его шедевры
кулинарного искусства.
День отдыха в лагере на стоянке Пайю (Paiju).<br>Портеры обедают значительно скромнее нас.
Скромный обед портеров.

За всеми этими мелкими событиями время быстро пролетело и вот уже в 13.00 нас зовут на ланч. Мансур в очередной раз нас удивил. После ушедшего на ура острого супчика, овощного салата и вчерашних модифицированных "картошек", он подал самую настоящую пиццу. Как он умудрился испечь её  на горелках, пусть даже с использованием замеченной нами фольги, так и осталось загадкой для нас. Но пицца оказалась отменной. За ланчем разговорились с Эджазом про образование в Пакистане. У них, оказывается, не  существует детских садов, а все дети с 4-х лет ходят в школу, в которой учатся 13 лет. Не смотря на то, что практически везде существуют бесплатные государственные школы, все стараются отдать детей в платные частные, которые так же есть почти везде. А всё из-за очень низкого качества образования в бесплатных государственных школах. Но плата за обучение далеко не всем по карману, особенно из-за того, что детей в пакистанских семьях традиционно много, а платить надо за каждого. Эджаз, например, сказал, что он пока платит 20$ в месяц только за образование старшей дочери, но подрастают ещё две. И для него, видимо, это довольно дорого, так как работа гида сезонная, всего 3 месяца в году.

После обеда продолжали бездельничать. Поспали, почитали, погуляли недалеко. К вечеру пришли соседи. Немцы, мужик и две женщины. Прямо как мы. Только они идут более длинный 20-дневный трек с заходом на ледник Транго. Но всё это мы узнали от Эджаза. Напрямую соседи с нами общаться не стремились, да мы и не навязывались.

Вид из лагеря на стоянке Пайю (Paiju) на армейский лагерь на другом берегу реки.
Армейский лагерь на другом берегу.
День отдыха в лагере на стоянке Пайю (Paiju).<br>Панорама долины с точки над лагерем.
Панорама долины с точки над лагерем.
Вид с точки над стоянкой Пайю (Paiju) на ледник Балторо (Baltoro Glacier) и вершины Каракорума Trango Castle, Cathedral, Lobsang Spire и K2.
Ледник Балторо и вершины Каракорума.
Сферическая панорама над стоянкой Пайю (Paiju).
Сферическая панорама Пайю.

Около 17 часов попили чаю. К этому времени солнце уже ушло за гору, стало не жарко и Андрей с Ритой собрались прогуляться вверх по склону. Поднимались по дну заросшей деревьями ложбины, пока деревья не кончились и вышли как бы на смотровую площадку над лагерем. Чуть выше уже начинаются скальные стены возвышающегося над нами пика Пайю. На небе красивые перистые облака, сверху видна почти вся долина и начало ледника Балторо. Разглядели армейский лагерь под ледником на другом берегу, куда сегодня прилетал вертолёт. Пытались угадывать виднеющиеся слева над ледником пики в отрогах, но не преуспели (как выяснилось на следующий день). Пофотографировали.

Вернулись к ужину в лагерь. Сегодня ужинаем позже, в 19.00. И снова Мансур нас радует своей кухней. Вкусный суп (густой, по-пакистански), спагетти, салат из редьки с морковкой, картофель фри. Так как ужинали поздно, то Мансур притащил импровизированный газовый фонарь. Обычный красный бытовой 5-литровый газовый баллон с какой-то насадкой и каталитической сеточкой без каких-либо стёкол. Но горит и светит, как и любой газовый фонарь.

За ужином обсуждали планы на завтра. В основном решали, пойдём ли большой переход до Урдукаса (Urdukas) или только половину до Кубуртце (Khoburse). Так же обсуждались обозначенные на карте стоянки Лилиго (Liligo), но Эджаз сказал, что там сейчас, скорее всего, нет воды. В конце концов, наметили ранний подъём и решили идти до Урдукаса. У Люды вновь температура +37,7ºC. Опять выдали ей таблетку аспирина на ночь. Ушли спать в 19.30.

Когда стемнело, Андрей ходил со штативом снимать ночные виды. Яркая луна и много звёзд, просвечивающих через перистые облака. Оказывается, с наступлением темноты жизнь на тропе не затихает. При свете луны сверху продолжали спускаться люди и лошади. Фонариков ни у кого нет, но при такой луне они особо и не нужны. Снимал до 21.40 и быстренько спать. Завтра тяжёлый день.

День отдыха в лагере на стоянке Пайю (Paiju).<br>Ночью в лагере.
Ночью в лагере.
День отдыха в лагере на стоянке Пайю (Paiju).<br>Ночной вид на ледник Балторо (Baltoro Glacier).
Ночной вид на ледник Балторо.
День отдыха в лагере на стоянке Пайю (Paiju).<br>Ночной вид на разливы в верховьях реки Биахо Лунгпа (Biaho Lungpa) в свете полной луны.
Ночная панорама долины из Пайю.
Сферическая панорама над стоянкой Пайю (Paiju) лунной ночью.
Сферическая панорама Пайю ночью.

 

21.07.2013
Пайю (Paiju) 3400 м - Урдукас (Urdukas) 4050 м.
День трека: 4
Пройденное расстояние:  19,5 км
Перепад высот: +650 м.

Подъём, как запланировали с вечера, в 4.00. К завтраку в 4.30 успели собрать все рюкзаки. Вышли втроём первыми без провожатых ровно в 5.00, так как вопросов, куда идти, не возникает. Прямо от лагеря уходит вверх по долине мощная и единственная тропа. С утра хорошо, потому что прохладно и комфортно, примерно +22ºC. Тропа идёт по горизонтальным старым заросшим моренам, почти не петляя из стороны в сторону. Но зато на тропе множество перепадов вверх вниз, так как приходится пересекать множество промоин и пару ручьев, через один из которых даже перекинут мостик. Но с утра со свежими силами эти перепады мы практически не замечаем, так как вокруг нас быстро разгорается красивейший рассвет, раскрашивающий перья облаков на небе. Слева красиво смотрится скальная стена пика Пайю. На подходах к леднику горизонтальные  заросшие морены заканчиваются у прижима реки к нашему борту долины. Тропа переходит на довольно крутую песчаную осыпь и коротким траверсом выводит к началу концевой морены ледника Балторо. Здесь мы вышли на солнце, а тропа дальше резко меняет характер. Если до этого она, в основном, была вытоптана в земле или песке между камней и по ней можно было идти в любых тапочках, то дальше только сплошные камни. Поэтому ещё с вечера Эджаз настоятельно порекомендовал Людмиле переодеться в ботинки, что оказалось совсем не лишним. Андрей с Ритой шли в ботинках с самого начала. В 6.15 пересекли небольшой ручей, стекающий из орографически правого рантклюфта ледника по небольшой ложбинке. Здесь развилка тропы. Налево уходит тропа, видимо, к ледникам Ули-Бьяхо и Транго, а мы уходим правее и начинаем крутой подъём на ледник. На подъёме тропа часто пропадает среди больших камней, но легко находится выше. Рельеф сложный, бесконечные рытвины и гребни морены, льда совсем не видно под камнями. Тропа постепенно забирает вправо вверх и выводит к крутым склонам в сторону реки, с которых открывается впечатляющий вид на исток реки. Огромная бурная река рождается резко из-под черных ледовых сколов языка гигантского ледника. Впечатляющее зрелище.

Перед рассветом в лагере на стоянке Пайю (Paiju).
Перед восходом в Пайю.
Восход солнца над языком ледника Балторо (Baltoro Glacier).
Восход солнца на Балторо.
Крутой подъём на язык ледника Балторо (Baltoro Glacier).
Крутой подъём на ледник.
Один из нескольких истоков реки Биахо Лунгпа (Biaho Lungpa) в языке ледника Балторо (Baltoro Glacier).
Исток реки Биахо Лунгпа.


Подъём на язык ледника Балторо.

К 7 часам поднялись на сравнительно ровную часть ледника приблизительно в его центре. Впереди виднеется тёмное с разломами поднятие льда в устье ледника Ули-Бьяхо (Uli Biaho Glacier), правого притока ледника Балторо. Объединённый язык двух ледников здесь шириной больше 1,5 км. Впереди видны легко узнаваемые по фотографиям башни массива Транго, знаменитого своими 2-х километровыми скальными стенами. Но наша тропа уходит вправо, пересекая ледник под углом примерно 45º к правому по ходу борту долины. Подождали до 7.15 отставшую Люду и двинулись по тропе вслед за уже обогнавшими нас нашими портерами. Утренние облака все куда-то исчезли, становится жарко, появились какие-то надоедливые мухи, не кусающие, но лезущие в лицо и под шляпы. На тропе активное движение в обе стороны. Поверхность ледника вся засыпана камнями и совсем неровная. Всё время идём вверх или вниз. На одной из горок остановились отдохнуть вместе с нашими портерами в тени большого камня. Идя с утра по леднику, обсуждали одного из членов нашей группы сопровождения. Молодой парень, высокий и здоровый, одет в хороший спортивный костюм, носит только маленький рюкзачок с личными вещами. Первые дни мы думали, что это кто-то из помощников по кухне, но потом приметили, что на стоянках он, похоже, совсем ничего не делает. Значит это офицер связи, решила Рита. Шпион, надсмотрщик или ГБ-шник, выражаясь иначе. За весь трек никто его нам так и не представил, но прошёл он с нами до конца. В чём его функция, тоже не очень понятно. Но на всякий случай Андрей прятал от него (да и не только от него) свой записывающий трек GPS-навигатор, помня о фразах в подписанном им документе о  запрете съёмки фотографий с привязкой к координатам. Дальше стали попадаться выходы льда и небольшие озёра. В одном месте, на развилке тропы, остановились и устроили фотосессию на фоне башен Транго (время 8.10). Как раз пролетела вверх по долине двойка патрульных вертолётов. На развилке одна из троп перегорожена кучкой камней. Не смотря на это, Эджаз повёл, было, нас по перегороженной тропе, но проходящие мимо встречные портеры вовремя его остановили, сказав что-то про опасность. Примерно через полчаса, где-то в 8.50 дошли до края ледника.

Панорама нижней части ледника Балторо (Baltoro Glacier).
Тропа в нижней части ледника Балторо.
На леднике Балторо (Baltoro Glacier).<br>Рита на фоне массива Транго (Trango Towers).
На фоне массива Транго.
Дальше тропа уходит с тела ледника Балторо (Baltoro Glacier) и идёт по борту долины.
Тропа по борту долины.

Дальше тропа идёт вдоль орографически левого края ледника. Сначала по телу ледника, потом спускается в широкий рантклюфт, а ещё дальше переходит на борт долины. Примерно в 9.10 прошли стоянки Лилиго, расположенные в небольшом кармане борта долины. Воды здесь действительно нет. Вода бывает здесь, похоже, только в начале лета, когда наверху много снега. А сейчас уже всё растаяло и небольшой ручей, русло которого читается на склоне, пересох. В 9.45 дошли до небольшой, но живописной песчаной пустыни на краю ледника, примерно напротив устья ледника Транго (Trango Glacier). Дорожка по песку красиво обозначена цепочками камней, хотя это, наверное, больше для красоты сделано. Дальше тропа плавно поворачивает вправо, следуя за изгибом борта долины. За поворотом постепенно открывается перспективный вид вдоль сравнительно прямой центральной части ледника Балторо. Эта почти прямая упирается в отороченную облаками белую громаду Броуд-пика на горизонте. Правда, тогда на тропе мы его ещё не опознавали, так как, честно говоря, было не до того. Тут как раз началась самая жара, воды вокруг ни капли, только песок, камни да редкие пучки травы. Тропа здесь идёт сравнительно ровно, почти без перепадов, а ледник рядом вздыблен горбами. Но от ровности тропы на жаре только хуже. Монотонная ходьба выматывает. На отдых старались останавливаться только если находили какую-нибудь тень. Но с этим трудно, так как солнце уже высоко. Так что иногда приходилось довольствоваться даже тенью, в которую входила только голова и плечи. Перед устьем ледника Лилиго (Liligo Glacier) тропа поднимается из рантклюфта вверх на моренные валы, которые нагрёб ледник. Вышли на них после 11 часов. Всё пространство на стыке ледников Балторо и Лилиго как будто перепахано огромными бульдозерами. Тропа здесь читается плохо и, кажется, раздваивается. Но следы вели прямо по высокому песчаному гребню, скрывающему, на самом деле, под слоем песка гребень ледяной. На гребне слегка страшновато, так как песчаные склоны в обе стороны довольно круты, а вправо вообще можно улететь до вытекающей из-под чёрного скола ледника Лилиго речки. Речка бурная, но совсем короткая. Не успев родиться, тут же уходит под морену. В этих буераках останавливались отдохнуть в тени ледяной стенки, с которой капает вода в небольшую лужу. Но вода вся грязная. Зато прохладно. Чтобы усилить эффект, прислонялись к сырой ледяной стенке телом с разных сторон. Стало полегче. По моренным валам вверх-вниз пересекли долину ледника Лилиго до его орографически правого борта. Пройдя мимо грязного, зеленоватого цвета озера и в 11.30 вышли к месту нашего сегодняшнего ланча. В самом конце нужно было чуть-чуть подняться в гору и, честно говоря, этот подъём мы уже одолели из последних сил. А первым делом по приходу было отыскание источника с водой и обильное в нём умывание вперемешку с безудержным питьём.

Тропа по кусочку песчаной пустыни на леднике Балторо (Baltoro Glacier).<br>На заднем плане вершина Cathedral.
Кусочек песчаной пустыни.
Тропа по рантклюфту ледника Балторо (Baltoro Glacier) на подходе к устью ледника Лилиго (Liligo Glacier).<br>Впереди на горизонте Броуд-пик (Broad Peak).
На горизонте Броуд-пик.
Тропа через хаос в устье ледника Лилиго (Liligo Glacier).
В устье ледника Лилиго.
Грязное озеро в устье ледника Лилиго (Liligo Glacier) возле стоянки Кубуртце (Khoburtse).
Озеро возле Кубуртце.

Стоянка Кубуртце (Хобурце, Khoburse, Kho-Burse, Khoburtse) находится в устье ледника Лилиго, на его правой (орографически) морене прямо на стыке с ледником Балторо. Здесь есть традиционный небольшой домик из камней. Стоянки под палатки  большие выровненные и расчищенные от камней. А вот туалетов почему-то нет совсем. Высота 3830 м. Источник воды - большой ручей, стекающий откуда-то сверху водопадом по скальной стене чуть выше лагеря. Из-под стены ручей бежит в сторону ледника Лилиго к грязно-зелёному озеру, но возле лагеря он слегка запружен плотиной из камней для отвода воды в лагерь, куда вода приходит по шлангу. Ланч нам накрыли опять на самом солнцепёке, хотя все портеры забились в домик или в тень от него. Но после обильного умывания по пояс стало немного легче. Суп совсем не лезет на такой жаре, так что в основном обедали чаем и консервированными фруктами. Эджаз почти сразу по приходу спросил нас, сможем ли мы идти дальше до Урдукаса. Мы в основном ориентировались на идущую чуть медленнее Люду, а она сказала, что пойдём. Оказывается, все наши портеры сидели здесь и ждали нас на тот случай, если мы сломаемся и захотим ночевать в Кубуртце. Так то в обычные дни те портеры, которые не несут что-нибудь связанное с нашим ланчем, идут сразу до конца и в обед мы их не видим. Но в это длинный день Эджаз решил подстраховаться и поэтому все ждали нас на обеде. Как только мы решились идти до конца, половина портеров тут же ушла вперёд. Обед много времени у нас не занял, но мы попросили Эджаза немного отдохнуть после еды, не смотря на жару и отсутствие тени.  Пока мы обедали, рядом с нами поставили целую кучу палаток. Видимо, навстречу нам идёт большая экспедиция, портеры которой уже успели добежать до конца и ставят лагерь. Едва убрали наш обеденный стол, как тут же на этом месте начали возводить  большущую столовую. Пришлось даже передвигать наши рюкзаки на край площадки. Зато собранная конструкция дала тень, в  которой мы и отдохнули чуть-чуть от солнца. Перед выходом намочили шапочки, Рита достала и намочила свой большой платок, а Андрей так вообще верхнюю терму снял и вымочил под струёй из шланга, отжал и одел. Стало даже прохладно на лёгком ветерке.

Обед в Кубуртце (Khoburtse).
Обед в Кубуртце.
Отдых после обеда в Кубуртце (Khoburtse).
Отдых после обеда в Кубуртце.
Палатки лагеря встречной экспедиции на стоянке в Кубуртце (Khoburtse).
Cтоянка Кубуртце.

Вышли с обеда в 12.45. От Кубуртце тропа поднимается в гору, выходя на гребень боковой морены ледника Балторо. Дальше морена местами сливается со склоном и тогда тропа идёт по склону. Но везде заметно выше уровня ледника Балторо, который имеет здесь ширину около 2 км. С высоты тропы открывается отличная панорама на сильно неровный ледник, практически весь засыпанный камнями. На леднике видны  редкие маленькие озёра. За ледником как солдаты в строю выстроились красивейшие вершины Каракорума. Слева ниже по долине  Paiju Peak и Choricho, правее Uli Biaho Tower, напротив Trango Castle, правее Cathedral  и прячущийся за ним Biale Peak, ещё правее двойная пирамида Lobsang Spire и справа вдали в верховьях ледника снежный Broad Peak. Все эти вершины находятся в отрогах самого высокого хребта Центрального Каракорума Балторо Музтаг (Baltoro Muztagh Range). Все видимые вершины разделены глубокими долинами ледников, впадающих в Балторо: Uli Biaho, Trango, Dunge и Biale. Мы же шагаем по тропе, проложенной можно сказать вдоль основания другого огромного хребта Машербрум (Masherbrum Range). С него тоже стекают ледники. К первому из них на нашем пути мы вышли по тропе после 14 часов. В отличие от именитых правых притоков, у этого имени нет. Да и долина у него в отличие от ледников напротив совсем короткая и не глубокая. Можно сказать, что он просто свисает со стены хребта серым ледопадом. Выше серый лёд переходит в белоснежные вершины, до которых, кажется, рукой подать. Но на самом деле за этими видимыми снизу отрогами скрываются вершины высотой больше 6000, т.е. на 2 с лишним километра выше нас.  Ледник пересекли без особых проблем по его нижней почти горизонтальной части в самом устье. Основное препятствие - ледниковая речка в центре ледника, которая легко переходится по многочисленным камням. Перейдя речку, остановились отдохнуть в 14.30. Здесь хорошо, потому что совсем не жарко. Ото льда и холодной воды веет прохладой. На тропе довольно людно. Встречи, приключаются, порой неожиданные. В узком месте тропы Андрей уступил дорогу молодым бритоголовым парням в спортивной форме. Первый остановился, стал расспрашивать по-английски, откуда мол. Узнав, что из России, радостно пожал руку и пошёл дальше. Идущий следом тоже проходя пожал руку. И все остальные тоже. Только вот уже у третьего в колонне на плече висел автомат и у всех остальных тоже. В общем, это оказался маленький отряд пакистанских военных. Хотя внешне они всё же больше походят на бандитов.

Панорамный вид на ледник Балторо (Baltoro Glacier) с тропы напротив оконечности массива Транго (Trango).<br>Вершины слева направо: Paiju, Uli-Biaho, Trango Castle, Cathedral, Lobsang Spire.
Панорама ледника Балторо.
Вид с тропы вдоль ледника Балторо (Baltoro Glacier) вниз по леднику.<br>На заднем плане слева Paiju Peak, справа башня Uli-Biaho.
Тропа вдоль ледника Балторо.
Тропа пересекает первый ледник-приток на пути вдоль ледника Балторо (Baltoro Glacier) от стоянки Кубуртце (Khoburtse) к стоянке Урдукас (Urdukas).
Тропа пересекает первый ледник-приток.
Первый ледник-приток, стекающий со склона хребта Машербрум (Masherbrum), на пути вдоль ледника Балторо (Baltoro Glacier) от стоянки Кубуртце (Khoburtse) к стоянке Урдукас (Urdukas).
Первый ледник-приток на
склоне хребта Машербрум.

Довольно быстро (к 15.10) дошли до следующего ледника на нашем пути, который очень похож на первый, такой же короткий, крутой и безымянный. Спуск с моренного гребня к леднику примечателен крутым серпантином. Сразу за спуском между больших валунов бежит ручей, у которого, конечно же, остановились отдохнуть и намочить шляпы и платки. Сегодня после обеда наша группа вынужденно разделилась. У Андрея с Ритой скорость выше и они шли вдвоём впереди, получив от Эджаза инструкции на выходе с обеда. На этом участке есть две тропы. Одна длиннее, но проще для лошадей по леднику слева, а другая сложнее, но короче вдоль борта долины справа. Поэтому после пересечения второго ледника с ледниковой речкой Андрей с Ритой потеряли тропу, стараясь держаться правее. Пришлось им немного попрыгать по камням, пока не увидели встречных портеров на тропе сильно левее. Тропа до конца дня всё такая же, то по склону, то по гребню, то вверх, то вниз. У Андрея в этот день родилась ассоциация нашего выживания в солнечном Каракоруме с эпизодом из фильма "Хроники Риддика" про планету Крематория, где в тени ещё можно было выжить, а на солнце всё сгорало. К 16 часам идущие впереди увидели, наконец, наши палатки в лагере Урдукас. Место красивое, скалы, озера, цветы, вид на Броуд-пик и Гашербрум 4 в облаках. Но к вечеру всем было уже не до красот. Силы на исходе, а ещё предстояло пересечь моренные валы вверх-вниз возле озера и в самом конце лезть вверх по склону метров 30. В общем, последний километр ползли чуть не час и несколько раз останавливались отдыхать. Андрей с Ритой приползли в лагерь в 16.40. А Эджаз с Людой ещё почти через час, так что Мансур было ужо собирался отправлять за ними спасательную экспедицию.

Торопа вдоль ледника Балторо (Baltoro Glacier).<br>Встречный караван у второго ледника-притока на пути от стоянки Кубуртце (Khoburtse) к стоянке Урдукас (Urdukas).
Встречный караван у второго ледника.
Панорама ледника Балторо (Baltoro Glacier) с тропы напротив вершины Cathedral.
Панорама ледника Балторо
перед Урдукасом.
Стоянка Урдукас (Urdukas) в кармане борта долины ледника Балторо (Baltoro Glacier).<br>Наши палатки справа.<br>Слева белые домики-шары армейского лагеря.<br>Слева горизонт закрывает громада Броуд-пика.<br>Правее выглядывает из-за склона Гашербрум IV (Gasherbrum IV).
Стоянка Урдукас.

Лагерь Урдукас (Urdukus, Urdukas, Ordokas) находится на склоне хребта Машербрум в небольшом кармане борта долины довольно высоко над ледником Балторо, примерно в 1,5 км ниже устья ледника Манду, левого притока ледника Балторо. Традиционный небольшой домик из камней, несколько площадок под палатки, расположенные террасами. Площадки вырыты в травянистом склоне коренного борта долины между выходами скал. Высота здесь 4050 м. Ниже, на морене под лагерем, есть ещё один домик, в котором останавливаются местные. А рядом на склоне расположен ещё и армейский пост. Собственно скалы в лагере, это вросшие в склон огромные каменные обломки, когда-то упавшие сверху. Это подтверждает и трагедия августа 2011 года, когда сверху на лагерь упала очередная огромная скала. Под одним из обломков тогда погибли 3 портера. Этот сравнительно свежий обвал сделал очень неудобной дорогу к стоящим чуть в стороне на склоне туалетам. Это такие же серые кабинки-ракеты, как в лагерях Джола и Пайю. На морене под лагерем расположено довольно большое озеро с мутной зеленоватой водой. Озеро питается от ледников, которые здесь не спускаются низко, а заканчиваются где-то высоко на склоне хребта Машербрум, прячась за скалами. Правда, вскоре после нашего прихода, эти невидимые ледники шумно заявили о себе грохотом большого обвала. Но до низа ничего не долетело, застряв где-то наверху. Мы видели только облако снежной пыли, поднявшееся над скалами. В самом лагере тоже полно пыли, только уже обычной. В отличие от лагеря Пайю земляные площадки здесь никто водой не поливал и поэтому здесь жутко пыльно. Вода в лагерь приходит откуда-то сверху по шлангу. Откуда именно, мы так и не разглядели.

На соседней с нами террасе расположилась идущая вниз навстречу нам экспедиция с Гашербрума II, организованная нашей же фирмой Lela Peak Expedition под руководством одного из хозяев фирмы Акбара Саида, брата-близнеца встречавшего нас в Исламабаде Анвара. Правда, сам Акбар задержался в верховьях, но всё равно в лагере заметно радостное оживление от встречи множества знакомых между собой людей.

Вид со стоянки Урдукас (Urdukas) на закат и озеро возле лагеря.
Вечером в Урдукасе.
Стоянка Урдукас (Urdukas).<br>Забой чёрной козы, из которой приготовили наш сегодняшний очень вкусный ужин.
Забой чёрной козы.
Стоянка Урдукас (Urdukas).<br>Кухонные заботы возле источника воды на фоне вершины Cathedral.
Кухонные заботы.
Стоянка Урдукас (Urdukas).<br>Палатки наших соседей, экспедиции, возвращающейся с Гашербрума II.
Палатки наших соседей.

Основным развлечением сегодняшнего вечера, кроме красивейшего заката, стало убийство нашей чёрной козы. Организовывал всё наш сирдар, которому помогали молодые портеры из обеих экспедиций. Шестеро опытных портеров сделали кровавое дело быстро и умело. Козу зарезали на чистом от пыли большом наклонном камне. Трое держат, сирдар режет. Остальные на подхвате. Нас удивило отсутствие реакции со стороны второй, рыженькой козы, которая была привязана к кусту совсем рядом, безучастно наблюдая за печальной судьбой своей подружки.

Ужин в 19.00 с очередными шедеврами походного кулинарного искусства от Мансура. Куриный суп, на второе два блюда из свежей козлятины. Одно блюдо из печени и почек, а другое из парного козлиного мяса. Всё очень вкусное. На гарнир салат, рис, жареная картошка. В конце на десерт сладкий мусс. Объелись и после 19.30 пошли спать, немного пофотографировав в сумерках. На небе ясно, от всходящей луны яркий свет. День был тяжелый, а завтрашний переход до Горо 2 значительно короче и поэтому решили поспать подольше.

Стоянка Урдукас (Urdukas).<br>Когда на небе появились первые звёзды.<br>На заднем плане вершины Cathedral, Biale и Lobsang Spire.
Когда на небе появились первые звёзды.
Стоянка Урдукас (Urdukas).<br>Послезакатный вид на озеро, ледник Балторо (Baltoro Glacier), массив Транго (Trango), Ули Бьяхо (Uli Biaho) и Пайю (Paiju Peak).
В начале ночи.

 

22.07.2013
Урдукас (Urdukas) 4050 м - Горо II (Goro II) 4300 м.
День трека: 5
Пройденное расстояние:  12,5 км
Перепад высот: +250 м.

Так как было решено не вставать рано, то поднимались с 5.20 до 5.30. Ночью среди портеров, спящих на земле под открытым небом, был небольшой, но шумный кипиш из-за неожиданно начавшегося дождя. Рита тоже просыпалась и прибирала вещи в тамбурах палатки. Но дождь оказался слабым и коротким, поэтому все быстро успокоились.

Утром пасмурно и прохладно, что не может не радовать нас. Перед завтраком хмурые облака ненадолго раздуло. Утреннее солнце, пробив облака, сделало пейзаж вокруг нас очень красивым. Завтракали около 6 утра. Состояние у Люды и Риты с утра так себе. Возможно, из-за высоты, так как всё-таки первая ночёвка выше 4000 м.

Стоянка Урдукас (Urdukas).<br>Утренний вид на озеро возле лагеря и ледник Балторо (Baltoro Glacier).
Утренний вид вниз.
Утро на стоянке Урдукас (Urdukas).
Утро на стоянке Урдукас.

Вышли в 6.30. За туалетами лагеря тропа вывела нас к находящемуся совсем рядом армейскому посту. Солдаты живут здесь в оригинальных белых пластиковых домиках шарообразной формы. Вид был бы как в фантастическом фильме, если бы домики не были бы закопчёнными. Такое ощущение, что их топили по-чёрному, судя по густой копоти вокруг дверей. К сожалению, фотографировать всё армейское запрещено и, хотя солдат видно не было, рисковать не стали. От лагеря военных тропа спускается на ледник и по диагонали уходит к центру ледника, петляя по камням между многочисленных бугров и трещин.  Погода совсем хмурая, периодически начинает идти слабый дождь, ветер. Но всё равно довольно тепло, по ощущениям +18-20ºC. Вышли мы одетыми по-вчерашнему, но вскоре приодели сверху ещё и лёгкие куртки. Стартовали сегодня одновременно с большим караваном лошадей, вышедших на одну с нами тропу откуда-то слева. В караване было, наверное, не менее 100 вьючных животных. Но идут они небольшими группами по 5-6 лошадей, к которым приставлен один или два погонщика. Все лошади загружены мешками или канистрами. Мы решили, что это армейский караван, везущий припасы в лагеря военных, расположенные в верховьях ледника. Видимо, такие караваны здесь не редкость, так как вся тропа обильно унавожена. Да ещё и трупы лошадей попадаются, видели несколько по пути. Лошади идут, конечно же, быстрее и нам приходится периодически уступать дорогу очередной караванной группе. С интересом наблюдали после переправы через ледниковую речку, как погонщики помогали лошадям взбираться по крутому скользкому подъёму.  Люда с Эджазом почти сразу с утра отстали. Но Андрея с Ритой сегодня Эджаз одних не отпустил, выделив им в сопровождение нашего повара Мансура и дедушку Ибрагима, который носит рюкзак Люды. Идут пакистанцы всё равно быстрее своих подопечных и поэтому периодически поджидают на тропе. К 8 утра поднялись на какой-то перевал через особенно высокий гребень на леднике. Мансур рассказал, что отсюда должен открываться отличный вид на красивый семитысячник Машербрум (Masherbrum), высотой 7821 м. Но из-за низких облаков видно было только устье ледника Манду (Mandu Glacier). Компенсируя невидимость вершины, Мансур рассказывал про одного своего знакомого, русского профессора-физика Льва Иоффе, живущего и работающего в США, который с завидным упорством штурмует Машербрум с юга. Начиная с 1996 года, он организовал уже 5 или 6 русско-американских экспедиций на Машербрум. Но пока ни одна из них не увенчалась успехом.

Вид на верховья ледника Балторо (Baltoro Glacier) утром после выхода со стоянки Урдукас (Urdukas).
Хмурым утром на Балторо.
Тропа по леднику Балторо (Baltoro Glacier) выше стоянки Урдукас (Urdukas).<br>Попутный караван.
Попутный караван на леднике.
Тропа по леднику Балторо (Baltoro Glacier) выше стоянки Урдукас (Urdukas).<br>Погонщики помогают лошадям на скользком подъёме от ледниковой речки.
Погонщики помогают лошадям.

К 9 утра тропа вывела нас в центр ледника, ширина которого в этом месте больше 2,5 км. Дальше путь проложен примерно по центру, вдоль ледника и становится заметно ровней, чем сегодня с утра. Погода понемногу улучшается. В разрывах облаков даже на короткое время показалась вершина Машербрума, а с другой стороны стало видно устье ледника Музтаг (Muztagh Glacier). В 9.30 вышли к первым серакам (или кальгаспорам) на леднике. На фоне сплошных камней, укрывающих ледник, они красиво смотрятся белыми айсбергами. Идём, любуемся. После 10 утра стало понятно, что погода окончательно решила исправиться. Выглянуло солнце, сквозь побелевшие облака начало просвечивать голубое небо. Одолев очередной пологий подъём в 10.35 дошли до места нашего ланча в лагере Горо I. Стол, конечно же, уже накрыт и еда почти готова.

Тропа в средней части ледника Балторо (Baltoro Glacier) между стоянками Урдукас (Urdukas) и Горо I (Goro I).<br>Рита и кальгаспоры.
Первые кальгаспоры.
Тропа в средней части ледника Балторо (Baltoro Glacier) между стоянками Урдукас (Urdukas) и Горо I (Goro I).<br>Кальгаспоры и ледниковые речки.
Кальгаспоры и ледниковые речки.
Тропа в средней части ледника Балторо (Baltoro Glacier).<br>Подъём к стоянке Горо I (Goro I).<br>
Подъём к стоянке Горо I.
Цилиндрическая панорама перед стоянкой Горо I.
Цилиндрическая панорама на тропе перед стоянкой Горо I.

Лагерь Горо I это всего лишь несколько выровненных площадок на камнях в центре ледника Балторо напротив устья  ледника Ерманенду (Yermanendu Glacier), стекающего с северного склона Машербрума. Высота здесь 4200 м. Для организации ланча кроме Мансура и его помощника Саида нас поджидают ещё 6 портеров. Остальные к этому времени, наверное, уже дошли до конца сегодняшнего перехода и отдыхают, а этим приходится ждать нас, так как они носят горелки, посуду и продукты для ланча. Андрей с Ритой сразу приступили к обеду, так как аппетит сегодня, наконец, хороший. Поели кроме стандартного на обед супчика ещё плавленого сыра и какие-то рыбные консервы. Всё это подавалось на обеденный стол с первого дня трека, но заслужило внимание только сейчас. Поев, отдыхали и поджидали отставшую Люду с Эджазом. А их всё нет и нет, так что начали уже волноваться. От нечего делать, погуляли по окрестностям. Потом мимо нас потянулись в обратную сторону караваны лошадей. Обратно лошади идут порожняком, а многие погонщики возвращаются на них верхом. Похоже, что это был тот же караван, который обогнал нас утром. По крайней мере, мы больше такого большого количества лошадей на леднике не видели. Отставшие пришли только через 1,5 часа, уже после 12. У Люды все признаки тяжёлой акклиматизации, так как она впервые в жизни поднялась на такую высоту. Поэтому идёт медленно, из-за одышки часто останавливается. Но что-то сделать с этим, как известно, невозможно. Это надо пережить, перетерпеть и просто идти дальше.

Ледник Балторо (Baltoro Glacier).<br>Обед на стоянке Горо I (Goro I).
Обед на стоянке Горо I.
Ледник Балторо (Baltoro Glacier).<br>Вид на Машербрум (Masherbrum) в облаках от стоянки Горо I (Goro I).
Вид на Машербрум.
Ледник Балторо (Baltoro Glacier).<br>Возвращающийся караван возле стоянки Горо I (Goro I).
Возвращающийся караван.

Так как Люда собралась ещё отдыхать после обеда, а до места ночёвки, по словам Эджаза, осталось совсем недалеко, в 12.30 Андрей с Ритой пошли дальше. Погода совсем наладилась, стало тепло и солнечно. Хотя Машербрум и другие вершины вокруг упорно продолжали кутаться в облака. Шли одни, так как тропа здесь хорошо читается, и потеряться очень трудно. Около 14 часов прошли очередной армейский лагерь, расположившийся в стороне от тропы. Лагерь в основном палаточный, хотя в складках рельефа прячутся оригинальные белые шарики пластиковых домиков, которые не сразу заметили. Судя по большой горе мешков и канистр возле лагеря, караван лошадей нёс грузы именно сюда.

Не спеша, прогулочным шагом, часто останавливаясь, дошли до места нашей сегодняшней ночёвки в лагере Горо II в 14.15. Наши палатки и шатры кухни-столовой уже стоят.

Тропа по леднику Балторо (Baltoro Glacier) на пути от стоянки Горо I (Goro I) к стоянке Горо II (Goro II).
На пути к стоянке Горо II.
Панораме ледника Балторо (Baltoro Glacier) на пути к стоянке Горо II (Goro II).<br>Слева устье ледника Yermanendu.<br>Справа виднеется белый шарик домика армейского лагеря.
Армейский лагерь на леднике.
Отдых на пути по леднику Балторо (Baltoro Glacier) от стоянки Горо I (Goro I) к стоянке Горо II (Goro II).
Отдых на пути к стоянке Горо II.

Лагерь Горо II расположен почти в центре ледника Балторо примерно в 1,5 км ниже устья ледника Бьянги (Biange Glacier), правого притока Балторо. Высота здесь 4300. Вода из ледниковых ручьев, которых довольно много в окрестностях лагеря. Кроме того, в одном месте оборудован источник воды с трубой, из которой воду набирать удобнее. Кроме простых выровненных на камнях площадок под палатки здесь есть несколько туалетов, стоящих в стороне. Конструкция кабинок здесь не такая, как в нижних лагерях. Вместо серых пластиковых кабинок сварная металлическая конструкция, обтянутая белой непромокаемой тканью. Пол туалета поднят над ледником на высоту стандартной синей пластиковой бочки, которая крепится снизу и служит сменной ёмкостью для "отходов". Четырёхскатная крыша сверху придаёт конструкции сходство с ракетой. Всё это немного качается, продувается, но в целом вполне приемлемо для заявленных целей.

Бросив рюкзаки в палатку, расположились в столовой и с удовольствием попили чаю и какао. Примерно через час пришли Люда с Эджазом. Оказывается, кто-то из наших портеров привёл за Людой лошадь, чтобы помочь ей быстрее добраться до лагеря. Но она отказалась ехать верхом.

Отдыхаем в палатке на стоянке Горо II (Goro II) в центре ледника Балторо (Baltoro Glacier).<br>Вид из палатки на семитысячник Машербрум (Masherbrum) в облаках.<br>
Тащимся в палатке.
Ледник Балторо (Baltoro Glacier).<br>Наш лагерь на стоянке Горо II (Goro II).
Наш лагерь на стоянке Горо II.
Перед закатом на стоянке Горо II (Goro II) в центре ледника Балторо (Baltoro Glacier).
Перед закатом.
Сферическая панорама над стоянкой Горо II.
Сферическая панорама в Горо II.

До ужина бездельничали, отдыхали и даже поспали в палатке. Такой отдых нам начинает всё больше нравиться. К вечеру Машербрум, наконец, почти освободился от облаков, а в верховьях ледника начал проявляться из облаков Гашербрум IV и окружающие его вершины. К 18 часам лагерь ушёл в тень, а мы пошли ужинать.

Ужинали мы в этот вечер с Акбаром Саидом (Akbar Syed FB), вторым хозяином принимающей нас фирмы. Они с Анваром, принимавшим нас в Исламабаде, родные братья близнецы. И действительно Акбар оказался настолько похож на Анвара, что Людмила сначала его реально их перепутала, подумав, что Анвар как-то прилетел к нам. Сходство, конечно, впечатляющее, хотя если бы братьев поставить рядом, Акбара было бы легко отличить по явному высотному загару на лице. Акбар первый в этом году поднял своего клиента на Гашербрум II (эту новость мы слышали от Анвара ещё в Исламабаде). Сейчас он уже собирался возвращаться вниз вместе с какими-то своими клиентами. Однако сегодня его догнала новость о ЧП на Гашербруме I. Точнее новостей было несколько и все разные. Кто-то где-то потерялся и не выходит на связь. Якобы один погиб, а второй то ли ногу сломал на высоте, то ли тоже погиб. В общем, всё плохо. Поэтому Акбар собирался немного поспать и уже в 3 часа ночи уходить снова наверх на спасработы. За ужином много расспрашивали Акбара про восхождения в Каракоруме. Узнали про цены. Пермит на восьмитысячник стоит  около 5 000$ на группу из 7 человек. Однако для всех экспедиций обязательно нужен офицер связи, а это ещё 3 500$. Плюсом отдельно оплачивается экспедиция, наподобие нашей. Аппроксимируя нашу цену на большее число дней, да прибавив стоимость снаряжения, мы оценили для себя минимальную стоимость мероприятия в диапазоне от 10 000$ до 15 000$ с человека. На менее высокие вершины пермит дешевле, а на вершины ниже 6500 м вообще не нужен, но всё равно из-за стоимости экспедиции сопровождения цена получается немаленькая. Кроме того, узнали, что вертолёт, если не дай бог он понадобится в экстренной ситуации, армия Пакистана легко предоставит, но рейс до верховьев ледника Балторо стоит несусветные 20 000$. В общем, ужин прошёл интересно. Акбар при общении произвёл впечатление очень сильного и уверенного в себе человека. Прям эдакий пакистанский суперчеловек.

Вечером перед сном ещё погуляли по окрестностям лагеря. Солнце уже зашло за горизонт. За лагерем напротив нас живописная стена, за которой должна скрываться вершина шеститысячника Биарчеди (Biarchedi 6781). Семитысячные Машербрум и Гашербрум IV к ночи практически совсем освободились от облаков.

Вечерний вид на семитысячник Машербрум (Masherbrum) со стоянки Горо II (Goro II).
Вечерний вид на Машербрум.
Вид на массив Гашербрум  (Gasherbrum) от стоянки Горо II (Goro II) в центре ледника Балторо (Baltoro Glacier).<br>Вершина Гашербрум IV (Gasherbrum IV) в облаках.
Вечерний вид на Гашербрум.
Послезакатная панорама ледника Балторо (Baltoro Glacier) возле стоянки Горо II (Goro II).
Послезакатная панорама в Горо II.

В 19.30 пошли спать. Но Андрей уснуть не успел, пришлось вставать по нужде, но просто лечь спать обратно уже не смог. Вокруг такая красота. Горы в ярком свете почти полной луны, звёзды, облака. Достал штатив и фотографировал до 21.20. Оказалось, что здесь ночью довольно тепло, не смотря на слабый ветерок. При этом все мелкие ручейки на леднике возле лагеря замёрзли почти сразу после захода солнца. В спальник легли немного утеплившись (во флисе) и приготовили на всякий случай пуховки. Но было довольно тепло, так что пуховки  особо не понадобились.

Кстати, портеры на леднике спят в специально подготовленных местах, на эдаких круглых подиумах из камней  высотой в полметра, огороженных по периметру невысокой каменной стенкой. Толстый слой камней изолирует ото льда. На камни они дополнительно стелют что-то типа тонкой пенки или толстой ткани, на которую укладываются в спальниках. Сверху всё это укрывается непромокаемой тканью или полиэтиленом, который растягивается на окружающих площадку каменных стенках, образуя крышу на высоте 30-40 см от земли. Набившись впятером-вшестером внутрь такой конструкции портеры, судя по всему, чувствуют себя там вполне комфортно.

Стоянка Горо II (Goro II) в центре ледника Балторо (Baltoro Glacier).<br>Ночной вид на семитысячник Машербрум (Masherbrum) в лунном свете.
Машербрум в лунном свете.
Ночью в лагере на стоянке Горо II (Goro II) в центре ледника Балторо (Baltoro Glacier).<br>Вид в сторону семитысячника Машербрум (Masherbrum).
Ночью в лагере на стоянке Горо II.
Ночной вид на семитысячник Гашербрум IV (Gasherbrum IV) со стоянки Горо II (Goro II).
Гашербрум IV ночью.

 

23.07.2013
Горо II (Goro II) 4300 м - Конкордия (Concordia) 4600 м.
День трека: 6
Пройденное расстояние:  11,5 км
Перепад высот: +300 м.

Подъём в 5.00, как договорились вечером с Эджазом. Сегодня нас ждёт не очень длинный переход до стоянки Конкордия (Concordia) и потому поспали подольше. Высота чувствуется, но вроде бы все живы. Завтрак стандартный. Расстаёмся ещё с двумя портерами. У нас остаётся ещё 20. Чаевые для уходящих носильщиков отдали Эджазу в размере 1000 Rs. С утра можно сказать прохладно, но пуховки пока одевать не хочется, т.е. примерно +16-18ºC с ветерком. Солнце на восходе красиво расцветило облака на Гашербруме, а перед самым стартом пробилось через облака и светило прямо в глаза. Вышли в 6.10 практически одновременно со всеми портерами. Но портеры сразу рванули вперёд, оставив нас позади. Идём между айсбергов, красиво подсвеченных утренним солнцем. Правда уже через полчаса всё опять затянуло серыми облаками. Шли по унылым моренам. Тропа постепенно уходит вправо к краю ледника. До сих пор вдоль тропы тянется провод, начавшийся ещё в Асколе. Здесь он местами провешен по айсбергам кальгаспоров. Вдоль тропы появились бамбуковые шесты. Большей частью поваленные, но попалась и парочка устоявших. Сегодня опять Андрей и Рита идут впереди с Мансуром и дедушкой Ибрагимом, а Люда чуть медленнее с Эджазом. Мансур немного рассказывает, где мы идём. Когда прошли ледник Бьянги (Biange Glacier), сказал, что в хорошую погоду над ним возвышается красивый пик семитысячника Музтаг Тауэр (Muztagh Tower 7273). Но сегодня в той стороне всё закрыто облаками. Зато впереди справа хорошо виден шеститысячный пик Митре (Mitre Peak 6010), к которому и ведёт нас тропа. Мансур сказал, что лагерь Конкордия как раз напротив него, так что у нас сегодня есть хороший ориентир. На тропе сегодня народа совсем мало. На привалах угощали Мансура и Ибрагима конфетками, а он в ответ сухофруктами. После 9 утра погода начала потихоньку улучшаться. Облака поднялись, побелели и поредели. Периодически снова пробивается солнце. Отдыхали у красивого озера напротив ледника Митре (Nuatuing или Mitre Galcier).

Утром на стоянке Горо II (Goro II).<br>Восход солнце из-за вершины Гашербрум IV (Gasherbrum IV) в облаках.
Восход солнца из-за Гашербрума IV.
Утром на стоянке Горо II (Goro II).
Утром на стоянке Горо II.
Стартуем утром навстречу солнцу со стоянки Горо II (Goro II) в центре ледника Балторо (Baltoro Glacier).
Стартуем утром навстречу солнцу.

Потом зашли ещё на армейский пост, спрятанный в складках ледника. Здесь тоже круглые пластиковые домики, а рядом с ними сделано на возвышении место для отдыха. Из пустых канистр сложены лавочки и стол, за которыми и посидели-отдохнули. Уже пошли было дальше, но тут от домиков пришёл солдат, принеся поднос с угощением. Пришлось вернуться. Угощали нас настоящим чаем по-пакистански (очень крепкий чёрный чай с молоком и сахаром). Мы уже видели, что такой пили наши портеры, но пока ещё не пробовали. К чаю принесли на тарелочке пакули. На вид обжаренные во фритюре кусочки теста. Мы думали, что это что-то сладкое, но оказалось, что оно очень даже острое. В тесте, судя по всему, был в изрядном количестве острый перец и какие-то пряности. Попробовав по кусочку, залпом допили чай (кстати, вполне вкусный), а потом ещё и море воды выпили, чтобы унять во рту пожар. Пока мы так баловались плюшками, к столу подошли офицеры, оказавшиеся писаными красавцами: высокие, здоровые, бритоголовые, чёрные от горного солнца. Да и ведут себя очень солидно и уверенно, прямо излучая ауру силы и власти. С нами офицеры поздоровались по-английски, с Мансуром говорили  на местном языке. Тут как раз над нами пролетела патрульная двойка вертолётов. Старший из военных  достал рацию и, кажется, обменялся приветствиями с вертолётчиками. Допив чай и поблагодарив хозяев за радушный приём, в 10.20 пошли дальше.

Вид на пик Митре (Mitre Peak 6010) с тропы по леднику Балторо (Baltoro Glacier) к стоянке Конкордия (Concordia).
Пик Митре 6010.
Красивое озеро напротив ледника Митре (Nuatuing или Mitre Glacier) возле тропы, идущей по леднику Балторо (Baltoro Glacier) к стоянке Конкордия (Concordia).
Красивое озеро.
Армейский пост в верховьях ледника Балторо (Baltoro Glacier) возле тропы недалеко от стоянки Конкордия (Concordia).
Армейский пост.

От армейского поста шли очень медленно, но всё равно к 11 утра дошли до лагеря Конкордия. Сегодня преодолели дневной переход без обеда и ровно за 5 часов, как нам с утра и спрогнозировал Эджаз. Похоже, набираем форму.

Стоянка Конкордия (Concordia) расположена в центре ледника Балторо напротив устья впадающего справа ледника Гудвин Остен (Godwin Austen Glacier). Высота 4600 м. Ледник в районе лагеря укрыт камнями, на которых выровнены площадки под палатки. Так же насыпаны кучи из камней с бортиками, на которых ночуют без палаток портеры. Чуть в стороне торчат "ракеты" туалетов, такие же, как в лагере Горо II. Лагерь большой, установлено много палаток, как обычных, так и больших ангаров. В хорошую погоду от лагеря открывается отличный вид на знаменитые вершины Каракорума: К2 (Choghori 8611), Броуд-пик (Broad Peak 8047), Гашербрум  IV (Gasherbrum IV 7925), Балторо Кангри (Baltoro Kangri 7312, он же Golden Throne).

Подходим к стоянке Конкордия (Concordia) в верховьях ледника Балторо (Baltoro Glacier).
Подходим к стоянке Конкордия.
Стоянка Конкордия (Concordia) в верховьях ледника Балторо (Baltoro Glacier).<br>Патрульные вертолёты летают не смотря на погоду.
Вертолёты летают не
смотря на погоду.
Первый вечер в лагере на стоянке Конкордия (Concordia) в верховьях ледника Балторо (Baltoro Glacier).<br>Вершины прячутся в облаках.
Первый вечер в Конкордии.

Однако сегодня почти все вершины закрыты облаками. Палатки наши уже стоят. Уложили вещи, немного отдохнули и вот уже после 12 часов нас позвали на ланч.  В столовой обнаружили девушку из Швеции Марию, которая будет столоваться на нашей кухне, пока мы будем в Конкордии. Она прекрасно (по сравнению с нами) говорит по-английски. Она недавно спустилась с Гашербрума II, который пыталась штурмовать вместе со своим бойфрендом Мартином. Говорит, что ей такие крутые горы не по силам. Так как принимает её наша фирма Lela Peak Expedition, то её и прикрепили к нашей кухне в Конкордии, где нет такого же постоянного лагеря фирмы, как в базовых лагерях К2, Броуд-пика и Гашербрумов. До Каракорума Мария уже много где побывала: пересекла Гренландию, поднималась на Аконкагуа в Южной Америке и пик Маргарет в Африке. На вопрос, не дорогое ли это удовольствие, экспедиция на восьмитысячник в Пакистане, ответила, что не очень. Похоже, что молодые врачи в Швеции зарабатывают очень неплохо. Мария собралась идти завтра с нами в базовый лагерь К2. Люда пришла в лагерь уже к концу ланча, в 12.45. Еле живая, но дошла.

После ланча отдыхали и даже вздремнули немного. Разбудили нас Эджаз с сирдаром. Говорят, что ещё 8 портеров уходят вниз и нужно заплатить им чаевые. Отдали 4000 Rs (по 500 Rs на каждого). У нас осталось всего 12 портеров, которые пойдут с нами уже до конца.

Весь день погода неустойчивая. Переменная облачность, ветер, иногда начинает идти дождь или снежная крупа, когда выходит солнце, становится жарко,  а в тени облаков и на ветру довольно холодно. Вершины гор весь день прятались в облаках.

Первый вечер в лагере на стоянке Конкордия (Concordia) в верховьях ледника Балторо (Baltoro Glacier).<br>Вершина K2 спряталась за облаками.
K2 спряталась за облаками.
Вечерняя панорама хребта Балторо-Музтаг (Baltoro Muztagh Range) из лагеря на стоянке Конкордия (Concordia) в верховьях ледника Балторо (Baltoro Glacier).
Вечерняя панорама хребта Балторо-Музтаг.
Острые пики возле лагеря на стоянке Конкордия в верховьях ледника Балторо (Baltoro Glacier).
Острые пики.

За ужином после 18 часов активно обсуждали планы на завтра. Наша цель - дойти налегке до базового лагеря K2 и к вечеру вернуться к палаткам в Конкордию.  Необходимо вперёд пройти расстояние 12 км с подъёмом от 4600 до 5000 м и потом по тому же пути вернуться обратно. У всех у нас обоснованные сомнения в том, что Люде это под силу, учитывая её скорость на тропе в последние дни. Люда же, не смотря ни на что, героически намеревалась пройти весь путь до конца. Отвергнув предложенный было Эджазом вариант с ночёвкой наверху, остановились на том, что выделим Люде отдельного провожатого (им оказался Саид), с которым она пойдёт столько, сколько хватит сил и времени. Так же договорились, что если передовая часть группы на обратном пути встретить Люду с Саидом, то они вместе со всеми повернут назад.

Ужин опять был шикарный. Пакистанский густой супчик, рис с овощами, итальянский салат, мясо с имбирём по-китайски, испанский омлет (с луком), сладкое желе на десерт. Всё очень вкусное.

Сразу после ужина в 19.00 отбой, так как на завтра назначили ранний подъём в 4 утра.

 

24.07.2013
Отдых в Конкордии (Concordia) 4600 м.
День трека: 7.

Ночью шёл дождь, особенно сильный под утро. В 4 утра Мансур разбудил нас, но так как осадки не прекращались, то решили, что сегодня никуда не пойдём. У нас по плану трека есть один запасной день в Конкордии. После рассвета вообще пошёл снег. Всё вокруг затянуто туманом, бортов долины не видно.

Ненастное утро в лагере на стоянке Конкордия (Concordia) в верховьях ледника Балторо (Baltoro Glacier).
Ненастное утро.
Вид на пик Митре (Mitre Peak 6010) из лагеря на стоянке Конкордия (Concordia) в верховьях ледника Балторо (Baltoro Glacier).<br>Как будто дымит.
"Дымящийся" пик Митре.
День отдыха в лагере на стоянке Конкордия (Concordia) в верховьях ледника Балторо (Baltoro Glacier).<br>К полудню вторая вершина мира K2 (Choghori 8611) ненадолго показалась из-за облаков.
К полудню K2 приоткрылась.


На стоянке Конкордия.

Встали в 8 утра к завтраку. Вокруг всё под снегом, так что вышли из палатки в пуховках. После завтрака заметно потеплело. Вместо снега из хмурых туч идёт периодически дождь, поэтому выпавший утром, снег быстро тает. После завтрака Рита случайно попала на шоу местной самодеятельности в большом соседнем лагере  китайских трекеров. Портеры лихо отбивали замысловатый ритм на пустых канистрах, банках и бочках. Под этот аккомпанемент они распевали весёлые народные песни, танцевали и легко завели китайских трекеров тоже пустившихся в пляс. Рита поучаствовала в танцах и познакомилась с общительной китаянкой по имени Тина, которая рассказала, что путешествовала по России на поезде от Владивостока до Москвы. Жаль, только, что фотоаппарата у Риты с собой не было, и веселье заснять не удалось.

День отдыха в лагере на стоянке Конкордия (Concordia) в верховьях ледника Балторо (Baltoro Glacier).<br>Ледниковая речка в окрестностях лагеря.
Ледниковая речка в окрестностях лагеря.
День отдыха в лагере на стоянке Конкордия (Concordia) в верховьях ледника Балторо (Baltoro Glacier).<br>Полуденный снегопад.
Полуденный снегопад над лагерем.
Вечером возле лагеря на стоянке Конкордия (Concordia) в верховьях ледника Балторо (Baltoro Glacier).
Вечером возле лагеря.

После 10 утра облака начало раздувать и дальше весь день погода вела себя вполне прилично. Ничем особым не занимались. Отдыхали, любовались видами гор, которые постоянно менялись из-за очень быстро несущихся по небу облаков. Гуляли по окрестностям, но не очень далеко. Правда Люда ушла одна куда-то подальше и Эджаз из-за этого сильно нервничал. Особенно когда она не пришла во время на ланч, а потом ещё и к ужину опоздала.

Вечером вершины, наконец, почти очистились от облаков. Налюбовавшись за день на самые разнообразные горные виды, после ужина где-то в 19 часов пошли пораньше спать. На завтра опять наметили ранний подъём для второй попытки старта к базовому лагерю К2.

Сферическая панорама в Конкордии.
Сферическая панорама в Конкордии.
Кусочек радуги в вечернем небе над лагерем на стоянке Конкордия (Concordia) в верховьях ледника Балторо (Baltoro Glacier).
Кусочек радуги в вечернем небе.
Вечер дня отдыха в лагере на стоянке Конкордия (Concordia) в верховьях ледника Балторо (Baltoro Glacier).<br>На закате вершина К2 (Choghori 8611) очистилась от облаков.
K2 на закате.
Вечер дня отдыха в лагере на стоянке Конкордия (Concordia) в верховьях ледника Балторо (Baltoro Glacier).<br>Закатный свет на облаках, закрывших вершину Гашербрум IV (Gasherbrum IV 7925),
Закатный свет на Гашербрум IV.

У Андрея уже после 22 часов сработал гидробудильник. После вынужденного подъёма обратно просто так опять лечь спать не смог, а достал штатив и полчаса снимал горы со звёздами в свете луны.

Ночью в лагере на стоянке Конкордия (Concordia) в верховьях ледника Балторо (Baltoro Glacier).<br>K2 (Choghori 8611) в свете полной луны.
K2 в свете полной луны.
Ночью в лагере на стоянке Конкордия (Concordia) в верховьях ледника Балторо (Baltoro Glacier).
Ночью в лагере.
Ночная панорама лагеря на стоянке Конкордия (Concordia) в верховьях ледника Балторо (Baltoro Glacier) в свете полной луны.
Ночная панорама лагеря Конкордия.

 

25.07.2013
Конкордия (Concordia) 4600 м - базовый лагерь К2 (K2 BC) 4975 м - Конкордия (Concordia) 4600 м.
День трека: 8
Пройденное расстояние:  24 км
Перепад высот: +375 м; -375 м.

Подъём в 4.00. Ясно, тихо, холодно. Как бы даже хороший минус. Конечно же надели пуховки. Завтрак стандартный в 4.30. Стартовали перед рассветом в 4.55.

Предрассветная панорама хребта Балторо-Музтаг (Baltoro Muztagh Range) от лагеря на стоянке Конкордия (Concordia) в верховьях ледника Балторо (Baltoro Glacier).<br>Слева направо: K2, Broad Peak, Gasherbrum IV,V, VI, Baltoro Kangri, он же Golden Throne.
Предрассветная панорама
хребта Балторо-Музтаг.
Утром на пути в базовый лагерь K2.<br>
Стартуем к K2.
Утром на пути в базовый лагерь K2.<br>Пересекаем речки и разломы на леднике Балторо (Baltoro Glacier).
Пересекаем речки и разломы на леднике.
Рассвет на пути в базовый лагерь K2.<br>Тени восьмитысячных Gasherbrum I и II на небе.
Тени восьмитысячников.

Вышли все вместе, но предварительно приготовившись к тому, что пойдём тремя самостоятельными группами. Люде в провожатые назначили Саида, нашего китченбоя. Мария идёт со своим персональным гидом Шерифом. Ну и Андрею с Ритой достался в провожатые Эджаз. От лагеря направились сначала поперёк ледника Балторо к его правому борту. Все вместе пересекли глубокие впадины ледниковых речек.  На пути несколько крутых ледяных склонов, на которых навешены в качестве страховки обрезки кабеля. Спускались, просто придерживаясь руками за кабель. Речки пересекли по ледовым мостам минут за 15. Как раз начался красивый рассвет. В свете восходящего солнца невидимые для нас вершины Гашербрумов I,II и III отбрасывают огромные тени на облака. После речек пропетляли между неровностей и небольших озёр на изломанной части ледника. В 5.45 последний раз собрались все вместе возле устья ледника Гудвин-Остен (Godwin Austen Glacier). Впереди высится красиво подсвеченная утренним солнцем огромная пирамида K2, вторая вершина мира. Дальнейший путь к подножию К2 хорошо просматривается, так как дальше идёт уже по совершенно ровному леднику Гудвин-Остен. Мария с Шерифом убежали вперёд, Андрей, Рита и Эджаз идут чуть медленнее следом, Люда с Саидом отстали и замыкают экспедицию. Погода с утра отличная. Облаков мало и вершины все открыты. Периодически останавливаемся отдохнуть и пофотографировать. После 7 утра вышли на солнце. Сзади открылся отличный вид на семитысячник Чоголиза (Chogolisa 7665), который мы пока ещё не видели. Мы идём по срединной морене ледника Гудвин Остен, но слева появился и долгожданный нормальный белый лёд. Прошли устье ледника Khakhal, правого притока ледника Гудвин Остен.

Утром на пути в базовый лагерь K2.<br>Последний раз собрались все вместе в устье ледника Гудвин Остен (Godwin Austen Glacier).<br>Дальше пойдём тремя группами, каждая в своём темпе.
Последний раз собрались все вместе.
Утренний вид на Angel Peak 6805 и K2 (Choghori) 8611 c ледника Гудвин Остен (Godwin Austen Glacier) на пути к базовому лагерю K2 (K2 BC).
Утренний вид на K2.
Подъём по леднику Гудвин Остен (Godwin Austen Glacier) к базовому лагерю K2 (K2 BC).<br>Вид назад на вершину Чоголиза (Chogolisa 7665) и устье ледника Вигне (Vigne Glacier).
Вершина Чоголиза.
Отдыхаем в базовом лагере Броуд-пика (Broad Peak BC) по пути в базовый лагерь K2.<br>Рита разговаривает с монгольской альпинисткой.
В базовом лагере Броуд-пика.
Рита и монгольская альпинистка.

К 8 утра дошли до базового лагеря Броуд-пика. Высота здесь 4800 м. Отдохнули подольше. Рита поговорила с монгольской альпинисткой, которая даже знает пару слов по-русски. Лагерь сегодня начали сворачивать. На горе пропали люди. Мы тогда ещё не знали подробностей трагедии иранской экспедиции на Броуд-пике (подробнее можно почитать здесь), но именно о них сегодня говорили в базовом лагере под горой, так как только что было принято решение прекратить поиски. Снимая лагерь, подводили итоги. Говорят, что из 16 штурмовавших Броуд-пик в этом сезоне 8 человек были на вершине. Посмотрев, на последок, как двое пакистанцев подковывают лошадку, двинулись дальше в 8.20. Погода портится на глазах, вершина К2 постепенно затягивается облаками. Через час к 9.20 поднялись до устья ледника Савойя (Savoia Glacier), ещё одного правого притока ледника Гудвин Остин. Отсюда ледник Гудвин Остин поворачивает направо, а за ним вздымается вверх склон К2. Вид вниз отсюда тоже красивый. Ледники Савойя и Гудвин Остен, оба в пупырышках кальгаспоров, красивыми линиями уходит вниз к Балторо, в который с другой стороны красивой дугой впадает ледник Вигне (Vigne Glacier), а ещё дальше высится массив Чоголизы.  Выше устья ледника Савойя пошли правее. Пришлось подниматься на гребень срединного моренного вала и переправиться через пару небольших ледниковых речек.  Дальше начинается сравнительно небольшая зона трещин, по которой пришлось немного попетлять. Здесь впервые пригодился ледоруб Андрея, чтобы вырубить ступеньку на каком-то ледовом сбросе. К 10 часам прошли зону трещин. Справа стало видно игольчатые от кальгасперов верховья ледника Гудвин-Остин, а прямо по курсу под склоном К2  яркие палатки базового лагеря. Последний отрезок пути идёт вдоль правого борта ледника, у которого и расположились палатки базового лагеря. Эджаз убежал вперёд, а Рита с Андреем потихоньку доползли следом. На К2 нынче 8 экспедиций и соответственно 8 групп палаток в базовом лагере. Палатки нашей фирмы Lela Peak Expedition оказались вторыми от начала. Дошли до финиша в 10.35. Мария с Шерифом добрались сюда на пару часов раньше (сказала, что пришли в 8.45). Вот что значит хорошая акклиматизация! Они уже успели сходить к мемориалу погибшим, который находится чуть в стороне на скалах ниже лагеря (на стрелке с ледником Савойя) и как раз вернулись к нашему приходу.

На пути к базовому лагерю K2 (K2 BC).<br>Панорама со срединной морены ледника Гудвин Остен (Godwin Austen Glacier) из точки напротив устья ледника Савойя (Savoia Glacier).<br>
Ледники Гудвин Остен и Савойя.
На подходе к базовому лагерю K2 (K2 BC).<br>Справа кальгаспоры в верховьях ледника Гудвин Остен (Godwin Austen Glacier).<br>На заднем плане устье ледника Филлипи (Fillipi Glacier) на склоне K2 (Choghori) 8611.
На подходе к базовому лагерю K2.
Обед в базовом лагере у K2.<br>Рита и наша попутчица Мария из Швеции.
Обед в базовом лагере K2.
Обратный путь из базового лагеря K2 (K2 BC) в Конкордию (Concordia).<br>По просьбе Риты Эджаз повёл нас не по камням, а по белому льду с кальгаспорами.
Обратный путь по леднику.

Базовый лагерь К2 расположен в верховьях ледника Гудвин-Остин на срединной морене в полукилометре от ближнего к К2 края ледника и в полукилометре ниже устья ледника Филлипи (Fillipi Glacier), впадающего справа в ледник Гудвин-Остин со склона К2. Высота здесь около 5000 м. Точнее, нижний конец лагеря, где мы обедали, находится на высоте 4950, при том, что дальний конец заметно выше. Палатки стоят цепочкой вдоль гребня морены, вытянувшись на пару-тройку сотен метров. В лагере есть туалеты, в основном такие же, как в Конкордии и Горо II. Погода к нашему приходу совсем испортилась. Вершина К2 скрылась в серых тучах,  хорошо хоть осадков нет. Зато есть холодный ветер, который заставил нас сразу по приходу одеться потеплее. В ожидании ланча и укрываясь от ветра, сидели в столовой с Марией. Кормят нас сегодня из запасов базового лагеря нашей же фирмы. Принцип тот же, как мы кормили других клиентов фирмы в своём лагере в Конкордии. Хоть и готовил сегодня не Мансур, всё равно покормили вкусно: рис, мясо, овощи. С чаем-какао съели нашу взятую из дома "перевальную" шоколадку. Угостив Марию, рассказали ей про нашу традицию, залезть куда-нибудь и съесть там шоколадку. После обеда все наши гиды куда-то ушли, по гостям-знакомым, похоже. А мы сидели, бездельничали и мёрзли в столовой. Наконец, все вернулись и в 12.30 мы отправились в обратный путь. Все вместе прошли зону трещин, но потом Мария с Шерифом опять рванули вперёд. Специально для Риты Эджаз изменил путь, вместо тропы по камням мы шли  по белому леднику с кальгаспорами. Вниз идти по льду одно удовольствие, как по асфальту. Но ниже на леднике появляются большие промоины. Поэтому в 14.05 где-то напротив базового лагеря Броуд-пика пришлось снова уйти на камни срединной морены. К этому моменту Рита начала отставать, а когда мы её дождались, то  увидели, что ей как-то не очень хорошо. Видимо, от высоты и общего падения давления (погода портится) её всё-таки достала горняшка. Пришлось за ней присматривать, подбадривать, почаще отдыхать. Эджаз забрал у неё рюкзак, хотя он и так был почти пустой. Погода какая-то серенькая. Ни тепло, ни холодно. Наверное, около +18ºC. Большая часть неба в серых облаках, но осадков нет. Только ветер. В конце дня началась выматывающая скотогонка по пологим моренам вниз. За день уже накопилась усталость и идти стало как-то совсем грустно. Немного только развлекли неровности и ледниковые речки в конце перед лагерем, где пришлось немного полазить по крутым ледовым склонам, придерживаясь за кабель. В конце пути поспорили с Эджазом, во сколько мы дойдём до лагеря. Он говорит, что в 18.30, а Андрей утверждал, что успеем к 18.00. Эджаз проиграл. Пришли практически ровно в 18.00. Наши портеры встретили нас как-то очень радостно и весело, даже похлопав нам в ладоши. Наверное, их радовало то, что мы дошли сами и им не нужно было идти нас спасать.

Обратный путь из базового лагеря K2 (K2 BC) в Конкордию (Concordia).<br>Неустойчивая погода.
Неустойчивая погода.
Обратный путь из базового лагеря K2 (K2 BC) в Конкордию (Concordia).<br>Рита на фоне закрытой облаками вершины K2.
На обратном пути.
Обратный путь Люды и Саида из базового лагеря Броуд-пика (Broad peak BC) в Конкордию (Concordia).<br>Разломы и ледниковые речки на леднике Балторо (Baltoro Glacier) возле нашего лагеря.
Подъём от речки.
Обратный путь из базового лагеря K2 (K2 BC) в Конкордию (Concordia).<br>Финиш в конце трудного дня.
Финиш.

К вечеру стало довольно прохладно, даже пошёл снег. Но был красивый закат, во время которого как раз ужинали. Люда с Саидом сходили до базового лагеря Броуд-пика и вернулись немного раньше.

Так как все очень устали, то сразу после ужина в 19 часов просто упали спать.

Небо на закате в лагере на стоянке Конкордия (Concordia) в верховьях ледника Балторо (Baltoro Glacier).
Небо на закате.
Панорама хребта Балторо-Музтаг (Baltoro Muztagh Range) на закате из лагеря на стоянке Конкордия (Concordia) в верховьях ледника Балторо (Baltoro Glacier).<br>Слева направо: K2, Broad Peak, Gasherbrum IV,V, VI.
Панорама хребта Балторо-Музтаг
на закате.
K2 на закате из лагеря на стоянке Конкордия (Concordia) в верховьях ледника Балторо (Baltoro Glacier).
K2 на закате.

 

26.07.2013
Конкордия (Concordia) 4600 м - Горо I (Goro I) 4225 м.
День трека: 9
Пройденное расстояние:  15,4 км
Перепад высот: -375 м.

Проснулись в 6.00. Завтрак в 6.30 стандартный. С утра ясно, облаков почти нет, зато морозно, а потому опять надели пуховки. На камнях и палатках мощная изморозь. Правда, когда к 7 утра из-за гор вышло солнце, всё быстро растаяло и потеплело. Мы собрались по привычке быстро, но вот все остальные никуда не торопятся, так как идти сегодня вниз и не далеко. Ходили фотографироваться на фоне K2. Достав телеобъектив, Андрей безуспешно пытался разглядеть или заснять на склоне горы людей или палатки высотных лагерей. Эджаз вчера травил нам байки про то, что в хорошую погоду в предрассветных сумерках виден даже свет фонарей, вышедших с ночи на восхождение альпинистов. Наши молодые портеры, впечатлённые солидным видом телеобъектива, напросились на групповой портрет, но только чтобы такой внушительной оптикой. Не смогли им отказать. Рита сходила, попрощалась с Марией, маленькая палатка которой стоит чуть в стороне. Мария на прощанье рассказала, что её друг Мартин следующей ночью собирается выходить на штурм вершины Гашербрума II. Она тоже решила вернуться в базовый лагерь и, возможно, попробует повторить попытку восхождения.

Утро последнего дня в лагере на стоянке Конкордия (Concordia) в верховьях ледника Балторо (Baltoro Glacier).<br>Групповой портрет наших портеров.
Наши портеры.
Утренняя панорама хребта Балторо-Музтаг (Baltoro Muztagh Range) из лагеря на стоянке Конкордия (Concordia) в верховьях ледника Балторо (Baltoro Glacier).<br>Слева направо: K2, Broad Peak, Gasherbrum IV,V, VI, Baltoro Kangri, он же Golden Throne.
Утренняя панорама хребта Балторо-Музтаг.
Утро последнего дня в лагере на стоянке Конкордия (Concordia) в верховьях ледника Балторо (Baltoro Glacier).<br>Рита прощается с Марией из Швеции на фоне Броуд-пика.
Рита прощается с Марией.


Утром в Конкордии.

Стартовали в 7.30. За час примерно дошли до красивого озера под ледником Митре, покрытого тонкой корочкой льда. Здесь задержались, пофотографировали. Сегодня весь хребет виден прекрасно. Облаков практически нет, и мы смогли увидеть, наконец, вершину Гашербрума II (Gasherbrum II 8035), выглядывающую из-за трапеции Гашербрума IV. За следующие полчаса дошли почти до устья ледника Биарчеди (Biarchedi Glacier), где наткнулись на лошадиный труп, не замеченный по пути вперёд. Ещё полчаса пути и справа по ходу показалась красивая вершина семитысячника Музтаг Тауэр (Muztagh Tower 7273), которую мы тоже пока не видели, так как по пути вперёд она была затянута облаками. С утра идём одни, без сопровождения. Идём не торопясь, часто отдыхаем, любуемся природой. Когда около 10 утра мы  отдыхали возле бамбуковых столбов и небольшого ручейка, Риту немного напугал догнавший нас одинокий военный. Сидим, никого не трогаем, а он нет, чтобы пройти мимо, остановился и давай расспрашивать, откуда мы, да не нужна ли нам помощь. Ответили, что мы из России и помощь нам не нужна. Словарный запас у него, видимо, кончился, сказать ему больше нечего, а он не уходит. Стоит, смотрит, красавец хренов. В руках бамбуковая палка, на конце которой оригинальный металлический наконечник в виде алебарды (комбинация маленького топорика и багра). Ну, мы тогда быстренько собрались, чтобы идти дальше. Он давай опять предлагать свою помощь. Давай, говорит Рите, понесу рюкзак. Когда она отказалась, стал у Андрея ещё рюкзак просить. К счастью, спас вовремя догнавший нас Мансур. Убедившись, что мы теперь не одни, пакистанский боец оставил нас в покое и быстрым шагом ушёл вперёд.

Сферическая панорама около Конкордии.
Сферическая панорама около Конкордии.
Ура! возле озера напротив ледника Митре (Nuatuing или Mitre Glacier) возле тропы в верховьях ледника Балторо (Baltoro Glacier).
Ура!.
Утренний вид на Броуд-пик (Broad Peak) и Гашербрумы IV и II (Gasherbrum IV and II) с тропы по леднику Балторо (Baltoro Glacier) возле устья ледника Биарчеди (Biarchedi Glacier).
Наконец увидели Гашербрум II,
выглядывающий из-за IV-го.

В 10.50 дошли до места ланча напротив устья ледника Бьянги (Biange Glacier) с видом на пик Музтаг Тауэр, успевший уже укрыться облаком. Пожалуй, впервые нам накрыли ланч просто на камнях возле тропы. Но нам и так тоже понравилось. Было не жарко, ветерок, бесподобный вид на горы вокруг. С удовольствием поели супчик, рыбные консервы и плавленый сыр. Мансур очень извинялся, что портеры что-то напутали и унесли фруктовые консервы, так что на обед их не будет. Но нам-то на это вообще пофиг, так что сказали ему, чтобы не парился. На обеде, как обычно, нас ждали только 6 человек, а остальные наверняка в это время были уже на месте следующей ночёвки в Горо I. Пообедав, ждали до 12 часов Люду и Эджаза. Рита повалялась на коврике и даже, кажется, вздремнула. Болтали с Мансуром. Он попросил, чтобы мы рекомендовали его Анвару в Исламабаде. Пообещали, конечно же, замолвить словечко за него. Вообще он классный парень. С русскими он уже работал поваром в зимней экспедиции на K2 два года назад и говорил, что русские альпинисты очень круты. Ещё оказалось, что Мансур активный пользователь интернета и у него есть страничка в Facebook. Обещал дать адрес.

Вид на вершину Музтаг Тауэр (Muztagh Tower 7273) с тропы по леднику Балторо (Baltoro Glacier) возле устья ледника Биарчеди (Biarchedi Glacier).
Наконец увидели Музтаг Тауэр.
Обед (ланч) на тропе по леднику Балторо (Baltoro Glacier) напротив устья ледника Бьянге (Biange Glacier).
Обед.
Обед (ланч) на тропе по леднику Балторо (Baltoro Glacier) напротив устья ледника Бьянге (Biange Glacier).<br>Пока ждём отставших, можно успеть полежать и даже поспать.
Послеобеденный сон.
Обед (ланч) на тропе по леднику Балторо (Baltoro Glacier) напротив устья ледника Бьянге (Biange Glacier).<br>Наши портеры скучают в ожидании отставших.
В ожидании отставших.

С обеда вышли в 12.25. С Андреем и Ритой пошёл вперёд в этот раз Эджаз. Ему, судя по всему, не очень нравится ходить медленно за Людой. Поэтому он попросил Мансура какое-то время сопровождать её. Мансур, судя по видео, отнёсся к этому делу весьма творчески. Бегущие впереди с Эджазом дошли только до лагеря Горо II, перед которым устроили небольшую фотосессию в айсбергах. Потом Эджаз остался ждать Мансура, чтобы сменить его и отправить вперёд, готовить ужин. Поэтому оставшуюся часть дня Андрей с Ритой опять шли одни впереди не торопясь и часто останавливаясь. Погода отличная. Любовались и много фотографировали прекрасные виды, красавец Машербрум, глубокие промоины ледниковых речек и белые зубы кальгаспоров на леднике. После того, как прошли военный лагерь между Горо II и Горо I, где-то в 14.30 начали летать вертолёты. Это была стандартная патрульная двойка "Ирокезов", только в этот раз они не ограничились пролётом вверх и обратно вниз по долине, а начали закладывать круги вокруг Андрея с Ритой, которые немного напряглись, особенно когда один вертолёт сел где-то в полукилометре впереди недалеко от тропы. Кажется, высадил кого-то и улетел. Волновались, вдруг приставать начнут, а никого из сопровождающих нет. Но всё обошлось, страхи оказались напрасными.

На леднике Балторо (Baltoro Glacier) возле лагеря Горо II (Goro II).<br>Фотографируемся с Машербрумом.
Фотографируемся с Машербрумом.
Ледниковые речки возле тропы по леднику Балторо (Baltoro Glacier) между стоянками Горо II (Goro II) и Горо I (Goro I).<br>На заднем плане хребет Машербрум (Masherbrum).
Ледниковые речки Балторо.
На тропе по леднику Балторо (Baltoro Glacier) между стоянками Горо II (Goro II) и Горо I (Goro I).<br>
На тропе к Горо I.


Как Мансур развлекал Люду по пути в Горо I.

В 15.00 дошли до сегодняшнего лагеря в Горо I, где обедали по пути вперёд. Палатки уже стоят. Тут нет ничего, кроме площадок под палатки, никаких туалетов. Так что условия максимально приближённые к натуральным. Сразу постелили в палатке и прибрали вещи. Рядом с нашей палаткой пасётся лошадка, которую, видимо, наняли в нашу экспедицию. Помогли обратившимся к нам за помощью молодым портерам. Один из них глубоко порезал палец и пришёл просить с другом какой-то "санпласт". Поняли слово сильно не с первого раза и лишь при дополнении слов языком жестов, что им нужен лейкопластырь. Рита достала аптечку и по собственной инициативе продезинфицировала рану зелёнкой, а потом уже заклеила бактерицидным пластырем. Заметили уже не в первый раз, что у молодых парней ногти подкрашены хной. Но что самое непонятное, не полностью, а только наполовину.

Погода стоит солнечная и не очень жаркая. Отдыхаем. В 15.30 Саид позвал на чай, к которому открыл ещё банку вкусных консервированных персиков, которые должны были быть на обед. По пути сегодня у нас родилась идея расширить бесподобные кухонные знания и умения Мансура в сторону русской кухни. Самым подходящим блюдом нам показались пельмени или вареники с картошкой. Обсудили это с ним, но решили флэш-моб перенести на завтра. После чая ушли валяться в палатку.

Ужин в 18.20. После ужина перед сном ещё погуляли, полюбовались горами в закатном свете. К вечеру стало прохладно, так что пришлось одеться потеплее. Отбой в 19.20.

Сферическая панорама в Горо I.
Сферическая панорама в Горо I.
Лагерь на стоянке Горо I (Goro I) в центре ледник Балторо (Baltoro Glacier).
Лагерь на стоянке Горо I.
Вид из лагеря на стоянке Горо I (Goro I) на вершину Машербрум (Masherbrum) на закате.
Машербрум на закате.
Закатный вид из лагеря на стоянке Горо I (Goro I) на Гашербрум IV (Gasherbrum IV).
Закатный свет на Гашербрум IV.

 

27.07.2013
Горо I (Goro I) 4225 м - Кубуртце (Khoburtse) 3850 м.
День трека: 10
Пройденное расстояние:  14,2 км
Перепад высот: -375 м.

Подъём в 5.30. Завтрак в 6 утра. Солнце к завтраку светило уже на всю катушку, но холодно и ветер. Вся вода на леднике замёрзла.

Утро в лагере на стоянке Горо I (Goro I).<br>Наш гид Эджаз вылезает из палатки.
Утром в Горо I.
Утренняя панорама хребта Машербрум (Masherbrum) со стоянки Горо I (Goro I).
Утренняя панорама хребта Машербрум.
Утро в лагере на стоянке Горо I (Goro I).<br>Вид вверх по леднику Балторо (Baltoro Glacier) на Гашербрум IV (Gasherbrum IV).
Вид вверх по леднику Балторо.

Вышли в 6.40 стандартным порядком. Впереди Андрей и Рита с Мансуром, а за ними своей скоростью Люда с Эджазом. Погода ясная и с утра не жаркая. Вокруг очень красиво. Когда шли вперёд, ничего этого в хмари не видели.  Озёра, ледниковые реки, ледовые сбросы, всё это на фоне красавца Машербрума и окружающих гор. Где-то в 9.15 после переправы через ледниковую речку остановились переодеться, так как стало жарко. Мансура задерживать не стали и он ушёл далеко вперёд. Но поднявшись от речки, неожиданно поняли, что потеряли тропу. Она оказалась довольно коварной. Пока на ней стоишь, тропа видна отлично. Но стоит отойти чуть в сторону, и тропа совершенно не видна. В поисках тропы ошибочно двинулись влево в гору и вылезли на вершину ледяного гребня. Но тропы не нашли. Начали нервничать и пришлось найти в GPS-навигаторе трек нашего пути вперёд в этом месте. Оказалось, что тропа всего в 30 метрах от нас ниже по склону. Сначала не поверили, так как её в упор не видно. Но когда всё же спустились (всё равно других идей, куда идти, не было), тропу с пары метров разглядели. Обрадованные, быстро догнали поджидавшего нас Мансура и дальше уже старались от него не отставать.

Коварная тропа между стоянками Горо I (Goro I) и Урдукас (Urdukas).<br>На заднем плане Гашербрум IV (Gasherbrum IV).
Коварная тропа.
Панорама ледника Балторо (Baltoro Glacier) с мутным озером.<br>Где-то на тропе между стоянками Горо I (Goro I) и Урдукас (Urdukas).
Машербрум и мутное озеро.
Подъём на самый высокий гребень на тропе по леднику Балторо (Baltoro Glacier) между стоянками Горо I (Goro I) и Урдукас (Urdukas).
Подъём на самый высокий
гребень на тропе.


На леднике Балторо по пути в Кубуртце.

На подходах к Урдукасу, где нас ждал ланч, стало опять сухо и жарко. Усталые, еле доползли до лагеря к 10.30. Здесь, как и в первый раз, пыльно и жарко. Но к нашей радости нам нынче накрыли под тентом, где не жарит солнце. На обед стандартный супчик из лапши, рыбные консервы, сыр, консервированные фрукты. Кроме того, предложили купить 1,5 литровую бутылку Кока-колы. Андрей было отказался, но Рита решила, что очень хочет и купила таки её по бешеной цене в 1000 Rs (333 рубля), почти в 10 раз дороже, чем внизу. Правда в жару и на высоте больше 4000 метров кола, даже тёплая, пошла хорошо. Рита всех угощала, но Мансур стеснялся и отказывался. А когда Рита напрямую спросила его "почему?", то честно ответил, что это очень дорого и ему неудобно. Но Рита его всё-таки уговорила принять угощение. Отдохнув в тени под тентом, ещё немного погуляли вокруг лагеря. Здесь, на высоте больше 4000 м, на удивление много различных цветов. Прямо оазис какой-то. По пути вперёд мы всей этой красоты не видели, так как пришли очень уставшие и сил на прогулку не оставалось.

Обед под тентом на стоянке Урдукас (Urdukas).<br>Рита и бешено дорогая на высоте четырёх километров Кока-Кола.
Обед в Урдукасе.
Рита и дорогая Кока-Кола.
Цветы на стоянке Урдукас (Urdukas).
Цветы в Урдукасе.
Стоянка Урдукас (Urdukas).<br>Упавшие на стоянку в 2011 году камушки, под одним из которых навсегда остались трое пакистанцев.
Упавшие на Урдукас камни.

Дальше пошли в 12.15. Ясно, слабый ветер, жара. Тропа уже знакомая, не теряется, но после второго ледника стало опять как-то совсем тяжело. И не только нам. Наша лошадка тоже заупрямилась и остановилась на тропе. Погонщик и травой её подкармливал, и подталкивал, но она ни в какую. Пришлось её обогнать. На подходах к Кубуртце впервые в этих горах увидели живность: какой-то грызун, похожий на шиншиллу бегал по камням, но быстро скрылся.

На тропе вдоль ледника Балторо (Baltoro Glacier) от стоянки Урдукас (Urdukas) в Кубуртце (Khoburtse).<br>На заднем плане башня Ули Бьяхо (Uli Biaho Tower).
На тропе ниже Урдукаса.
Панорамный вид на ледник Балторо (Baltoro Glacier) с тропы напротив ледника Дунге (Dunge Glacier).<br>Вершины слева направо: Paiju, Uli-Biaho, Trango Castle, Cathedral, Lobsang Spire, Broad peak.
В жаркий полдень.
Тропа вдоль ледника Балторо (Baltoro Glacier).<br>Жара на подходе к стоянке Кубуртце (Khoburtse).<br>Даже лошадь отказывается идти дальше.
Лошадь встала на тропе.

В Кубуртце пришли в 15.00. Впервые к нашему приходу палатки ещё не установлены, видимо никто не ожидал, что мы придём так быстро. Но увидев нас, тут же всё установили. Прибрав вещи, только прилегли отдохнуть, а тут уже и на чай зовут в столовую. Только развели какао, как Мансур уже позвал учить его делать пельмени, как мы договорились ещё вчера. Рита вроде бы и не хотела уже, но мужики приготовили кухню на полном серьёзе, убрав с неё всё лишнее. Вооружившись словарём, пришлось браться за дело. Рита была звездой, командуя мужиками. Саид мастерски замесил одной рукой тесто. Мансур поджарил лук и сварил картошку. Потом они с Ритой сделали пюре с луком и маслом для начинки. Сочни скали и лепили все вместе и по очереди. Пельмени получились крупные и скорее вышли вареники, но это было уже не важно. За этим небывалым представлением наблюдали все, кто был в лагере. Кто-то стесняясь исподтишка, а кто-то и не стеснялся. В общем, шоу удалось на славу. Кажется, всем понравилось.

Стоянка Кубуртце (Khoburtse).<br>Стряпаем пельмени.<br>Саид готовится замешивать тесто.
Стряпаем пельмени.
Саид готовит тесто.
Стоянка Кубуртце (Khoburtse).<br>Мастер-класс по изготовлению пельменей.<br>Саид месит тесто, а Рита объясняет Мансуру про начинку.
Мастер-класс по изготовлению пельменей.
Стоянка Кубуртце (Khoburtse).<br>Готовим начинку для пельменей.<br>Мансур жарит лук.
Мансур жарит лук для начинки.
Стоянка Кубуртце (Khoburtse).<br>Рита и Люда лепят пельмени.<br>
Лепим пельмени.


Как мы учили пакистанцев стряпать пельмени.

Ужинали после 18 часов. Супчик, вполне удавшиеся наши картофельные пельмени, да ещё последняя козлятина очень вкусная (сначала отваренная, а потом поджаренная). Объелись.

Поужинав, в 19 часов стали собираться спать, так как завтра решили встать пораньше, чтобы меньше ходить по жаре. Уже почти перед самым отбоем сверху в лагерь спустились испанцы, экспедиция с К2. Вершину не взяли, отступив из-за сложной обстановки на склонах (лавиноопасно). Испанцы (или один из них) оказались старыми знакомыми Эджаза и Мансура. В общем, мы ушли спать, а они засели в нашей столовой и долго ещё громко разговаривали.

Ночь здесь на высоте 3850 оказалась уже значительно более тёплой, так как спали не на льду уже, а на камнях боковой морены.

Вечер в лагере на стоянке Кубуртце (Khoburtse).<br>Солнце ушло за массив Ули Бьяхо (Uli Biaho).
Закат в Кубуртце.
Стоянка Кубуртце (Khoburtse).<br>Очередной обвал со склона пика Лилиго (Liligo 6251).
Обвал с пика Лилиго.
Вечер в лагере на стоянке Кубуртце (Khoburtse).<br>Наши палатки.
Наши палатки в Кубуртце.

 

28.07.2013
Кубуртце (Khoburtse) 3850 м - Пайю (Paiju) 3400 м.
День трека: 11
Пройденное расстояние:  13 км
Перепад высот: -450 м.

Подъём в 4.00. Ещё темно, пришлось включать фонарики. В 4.30 завтрак, стандартная яичница. Собрались к 5.00. Никого ждать не стали. Вышли втроём без провожатых, которые ещё собираются. Рита повела нас какой-то лошадиной тропой, не так, как шли вперёд. К счастью, она быстро соединилась с основной тропой, обойдя острый песчано-ледяной гребень напротив языка ледника Лилиго. Пока на соединении троп фотографировали освещённые рассветом вершины (особенно пик Пайю хорош был), нас догнали испанцы из экспедиции на К2 и портеры. Испанцы быстро убежали вперёд. Тропа здесь хорошая. Солнце красиво вышло из-за Броуд-пика в 5.30, но мы ещё долго шли в тени склона. Было временами даже холодно, когда поднимался ветер.

Утро в лагере на стоянке Кубуртце (Khoburtse).<br>Рассветный вид на пик Пайю (Paiju Peak).
Пик Пайю на рассвете.
Утром на тропе вдоль ледника Балторо (Baltoro Glacier) ниже стоянки Кубуртце (Khoburtse).<br>Лучи восходящего солнца из-за вершины Броуд-пик (Broad Peak).
Восход над Броуд-пиком.
Утром на тропе вдоль ледника Балторо (Baltoro Glacier) ниже стоянки Кубуртце (Khoburtse).<br>Вид на пик Пайю (Paiju Peak) и башню Ули Бьяхо (Uli Biaho Tower).
Утром на тропе.

В 6.30 прошли песчаную пустыню. В 7.10 наблюдали большой ледовый обвал со склона Пайю. Точнее, сначала услышали грохот, а разглядели с опозданием и заснять толком не успели. После 7 тропа вышла из тени левого борта долины и начала пересекать ледник к правому краю. Становится жарко. Опять, как и на пути вперёд, в этом месте ледника одолевают мухи. Навстречу идёт много народа. В основном портеры, но почти все порожняком. Наверное, идут снимать базовые лагеря в верховьях. Вчера Эджаз сказал, что принято решение свернуть все экспедиции этого года.

Утром на тропе вдоль ледника Балторо (Baltoro Glacier) ниже стоянки Кубуртце (Khoburtse).<br>Вершина Lobsang Spire в свете восходящего солнца.
Утренний свет.
Утренняя панорама ледника Балторо (Baltoro Glacier) и небольшой песчаной пустыни напротив устья ледника Транго (Trango Glacier).<br>Слева Paiju Peak, Uli-Biaho.<br>Справа Trango, Cathedral и Lobsang Spire.
Песчаная пустыня.
Утром на тропе вдоль ледника Балторо (Baltoro Glacier) ниже стоянки Кубуртце (Khoburtse).<br>Мансур, дедушка Ибрагим и один из наших молодых портеров.
Трое наших.

К 9 утра дошли до языка ледника. Тут опять началась жара. На небе ни облачка. Пока дошли от ледника до лагеря, порядком утомились. Рытвины на пути задолбали, хотя на пути вперёд мы их даже не заметили. Спасают только ручейки с холодной водой. Под тополя лагеря Пайю пришли в 10.20.

Озеро возле тропы по языку ледника Балторо (Baltoro Glacier).<br>За озером слева устье ледника Ули Бьяхо (Uli Biaho Glacier).<br>Справа на заднем плане башни массива Транго (Trango).
Озеро на языке ледника Балторо.
Панорама с оконечности языка ледника Балторо (Baltoro Glacier).<br>Исток и долина реки Биахо Лунгпа (Biaho Lungpa).
Панорама с оконечности ледника Балторо.
На тропе в долине реки Биахо Лунгпа (Biaho Lungpa).<br>На заднем плане язык ледника Балторо (Baltoro Glacier).
На тропе в долине реки Биахо Лунгпа.


Спуск с ледника Балторо в Пайю.

В тени деревьев благодать, всё делаем не спеша. Палатки к нашему приходу ещё не стояли и наши молодые портеры поставили их у нас на глазах. Один из них вдруг ни с того, ни с сего начал знакомиться с Андреем, представившись, как его персональный портер. Зовут его Муса-Хан. Он и на самом деле носит рюкзак Андрей. Судя по всему, ввиду близости выплаты чаевых решил подсуетиться. Хотя на самом деле вполне себе раздолбай. Почти каждый день приходилось искать свои котомки по приходу в лагерь. А вот дедушка Ибрагим всегда Люде её рюкзак в палатку складывал задолго до её прихода.

В 11.30 сели пить чай-какао, досидев за этим делом до ланча. Мансур не перестаёт удивлять вкусными и местами необычными блюдами. Неострый супчик, крекеры какие-то (типа чипсов, но не чипсы, непонятно из чего, но очень вкусные), спагетти с овощами и фрукты консервированные на десерт. Опять объелись, хотя перешли на вегетарианскую кухню. Последнее мясо доели ещё вчера.

Тропа в долине реки Биахо Лунгпа (Biaho Lungpa).<br>Впереди стоянка Пайю (Paiju).
Впереди стоянка Пайю.
В нашем лагере на стоянке Пайю (Paiju).<br>Рита и Муса-Хан, персональный портер Андрея.
Рита и Муса-Хан.
Постирушки на стоянке Пайю (Paiju).
Постирушки.

После ланча пару часов поспали в палатке, не смотря на жару и мух. После 14 часов собрались и пошли мыться и стираться. Вода по водопроводу бежит чуть тёплая, нагретая солнцем. Но так как на солнце очень жарко, то мыться ей одно удовольствие. То, что надо, полный кайф! Мылись в кабинке, таская воду в пластиковых вёдрах. Потом ещё постирали кое-какие вещи.  Высушили всё, развесив на деревьях. Сами тоже на солнце высохли, так как полотенец мы с собой не брали.

До вечера отдыхали, валялись в палатке. Саид, насмотревшись как мы заряжаем аккумуляторы от солнечной батареи, тоже попросил зарядить аккумулятор своего сотового телефона.

Ужин в 17.50. Вегетарианский, но очень вкусный, как всегда. Спать легли рано, еще 19 часов не было.

 

29.07.2013
Пайю (Paiju) 3400 м - Джола (Jola) 3150 м.
День трека: 12
Пройденное расстояние:  20,5 км
Перепад высот: -250 м.

Подъём в 4.00. Ясно, тихо и тепло, хотя ночью было прохладно. Собрали рюкзаки ещё до завтрака. Завтракать сели в 4.30. На завтрак яичница и блины.  Вышли в 5 утра. На тропе встретили красивый рассвет. Много фотографировали.

Восход солнца над ледником Балторо (Baltoro Glacier) с тропы над первым прижимом в долине реки Биахо Лунгпа (Biaho Lungpa) ниже стоянки Пайю (Paiju).
Восход над Балторо.
Утренний вид на долину реки Биахо Лунгпа (Biaho Lungpa) с тропы над первым прижимом ниже стоянки Пайю (Paiju).<br>Солнце осветило вершину 5800.
Утро в долине реки Биахо Лунгпа.
Утром на тропе в долине реки Биахо Лунгпа (Biaho Lungpa) между стоянками Пайю (Paiju) и Джола (Jola).
На пути по долине реки
Биахо Лунгпа.

Вскоре вышли на солнце, которое сегодня светит в спину и с утра ещё не очень сильно припекает. Пробежали, не остановившись, стоянку Бардумал, где обедали на пути вперёд. В 8.45 дошли до места ланча. В этот раз нам заботливо накрыли в тени большого камня. Напротив устье реки Chingkang, левый приток реки Biaho Lungpa, вдоль которой мы идём. Люда наломала  по дороге веток с облепихой, которая начала поспевать, пока мы ходили по ледникам. Она её активно ест и добавляет раздавленные ягоды в питьевую воду. Андрей с Ритой, переболев животом в начале путешествия, рисковать не стали и Люде не советовали. Впрочем, ничего страшного с Людой не случилось и никаких неожиданностей, от немытых и не совсем зрелых ягод, потом не было. Узнали, как местные называют облепиху: сабик сарал. На ланч для нас всё стандартно: суп с лапшой, рыбные консервы, сыр, консервированные фрукты. А вот портеры обедали просто луком, чесноком и лепёшками. Причём лук с чесноком размяли на камне с солью и полученную кашицу съели с лепёшками. Вот и весь обед.

Утром на тропе в долине реки Биахо Лунгпа (Biaho Lungpa) между стоянками Пайю (Paiju) и Джола (Jola).
Излучина реки Биахо Лунгпа.
Обед (ланч) в тени скалы возле тропы в долине реки Биахо Лунгпа (Biaho Lungpa) напротив устья реки Чингканг (Chingkang).
Обед в тени скалы.
Спелая облепиха возле тропы в долине реки Биахо Лунгпа (Biaho Lungpa) между стоянками Пайю (Paiju) и Джола (Jola).
Спелая облепиха.
Рита нашла пластинку слюды возле тропы в долине реки Биахо Лунгпа (Biaho Lungpa) между стоянками Пайю (Paiju) и Джола (Jola).
Рита нашла пластинку слюды.


От Пайю до Джола.

Вышли с ланча около 10 утра. Жуткая жара, заросли облепихи. Прятались во все встречные тени, мочили шапочки в ручейках, которые попадаются на этом участке. Рита нашла слюду пластинками. По пути Андрей помогал мужику-погонщику  лошади. Груз у лошади был довольно объёмный и начал сползать на бок. Погонщик пытался сначала как-то поправить съезжающий баул, а потом начал его уравновешивать, запихивая под верёвки большие плоские камни, увеличивая и без того немалый груз бедной лошадки. В конце концов, лошадка забастовала, остановилась и её пришлось обогнать. У начала поворота в долину реки Дамордо присели отдохнуть под единственным на большом пустынном пространстве деревом, похожим на арчу. По сравнению с жуткой жарой на открытом месте, даже в жидкой тени деревца кажется прохладнее. Уже посидев некоторое время, обнаружили на нижней ветке гнездо и сидящую в нём птичку. Пофотографировали, птичка оказалась очень терпеливой и улетела только после слишком назойливого тыканья в неё объективом. До лагеря ползли еле-еле, часто останавливаясь отдыхать в тени чего-нибудь. А на тропе жара, золотой от слюды песок, солнце в зените, пик Джола за спиной. Радует только поднявшийся в долине Дамордо ветерок.

Гнездо и птичка в ветвях одинокого дерева в долине реки Биахо Лунгпа (Biaho Lungpa) чуть выше устья реки Дамордо (Dumordo River).
Гнездо и птичка.
Тропа в долине реки Дамордо (Dumordo River) на подходе к стоянке Джола (Jola).<br>Жара.
Тропа в долине Дамордо.
Жара.
Стоянка Джола (Jola).<br>Палатки нашего лагеря.
Наши палатки на стоянке Джола.

Доползли до лагеря Джола в 12.20. В первую очередь, конечно же, умываться и пить воду из пока ещё чистого ручья. В этот раз нашей экспедиции досталось место получше, возле домика в тени ивовых зарослей. Почти сразу по приходу позвали пить чай.

После чая, залегли в палатки. Рядом с нашей палаткой тоже в тени под ивами сидели какие-то англичане с жутко правильным произношением. Лежишь в палатке и как будто слушаешь кассету на курсах по изучению английского. Говорят красиво, с интонацией, но ничего не понятно. А вот когда пришёл их гид из местных, то сразу всё стало понятно, о чём говорят. Обсуждали, в том числе, и гибель двух новозеландцев (отец с сыном) на К2 (подробности здесь).

Перед ужином, около 17 часов, когда солнце уже ушло за гору и спала жара, ходили гулять в сторону моста. Заметили, что уже третий день подряд не летают патрульные военные вертолёты. Странно, но ладно. К вечеру зарядили от солнечной батареи аккумуляторы Саиду и Люде. Саиду ещё и отремонтировали, приклеив отваливающийся от аккумулятора кусок пластмассы, единственный раз за всё путешествие воспользовавшись взятым с собой ремнабором.



Как Саид и Мансур месили тесто.

Ужин в 18.30. И без мяса Мансур готовит на удивление разнообразно и вкусно. Суп овощной, паста, овощное рагу, картошка фри для Риты и... пельмени с картошкой! Вчерашний ученик едва не превзошёл своих учителей - пельмени у него вышли отличные. Ну и без десерта не обошлось (сладкое желе).  В общем, опять объелись.

Отбой после 19.00. Андрей ещё днём случайно посмотрел в GPS-навигаторе, что сегодня луна взойдёт после 23 ч. А значит, впервые за весь трек будет возможность поснимать звёзды без мешающего лунного света. Будильник на 22.30, побеждённая лень и вот он, прекрасный млечный путь над вершинами Каракорума.

Млечный путь над нашим лагерем на стоянке Джола (Jola).
Млечный путь.
Звёзды над горами возле нашего лагеря на стоянке Джола (Jola).
Звёзды Каракорума.
Ночной вид на пик Джола (он же Bakhor Das 5810) в свете луны.
В лунном свете.
Млечный путь над нашим лагерем на стоянке Джола (Jola).<br>Взошедшая луна осветила горы.
Когда взошла луна.

 

30.07.2013
Джола (Jola) 3150 м - Асколе (Askole) 3050 м.
День трека: 13
Пройденное расстояние:  20 км
Перепад высот: -100 м.

Подъём совсем ранний, аж в 3.55, в темноте с фонариками. Через полчаса как обычно завтрак. Вышли в 4.55. Перешли мост, потом несколько раз останавливались фотографироваться  на живописной скальной тропе вдоль реки Дамордо.

Встречаем рассвет, покинув ранним утром стоянку Джола (Jola).
Рассвет на стоянке Джола.
Мост через реку Дамордо (Dumordo River).
Мост через реку Дамордо.
Утром на тропе вниз вдоль реки Дамордо (Dumordo River).
Тропа вдоль реки Дамордо.

Где-то в 7.30 прошли Корофон под языком ледника Биафо, где обедали и умирали от жары в первый день трека. Только на обратном пути заметил, что здесь недалеко от моста тоже стоит армейский пост. Дальше идём вместе с китайскими трекерами, с которыми Рита танцевала в Конкордии. В 7.50 прошли последний ручей с мутной водой в Корофоне. Намочили шапочки, так как дальше почти до самого Асколе воды не будет. Но пока сегодня не очень жарко, ветерок и перистые облака на небе. Пересекли равнину ниже ледника Биафо. В 8.45 отдыхали уже перед мостом через реку с ледника Биафо. Вода в реке поднялась и цементный поток впечатляет. В середине моста всего-то полметра до бурлящей воды.

Утренняя панорама разливов реки Бралду (Braldu River) ниже слияния рек Дамордо (Dumordo River) слева и Биахо Лунгпа (Biaho Lungpa) в центре.
Разливы реки Бралду.
Утром на тропе вдоль реки Бралду (Braldu River) ниже слияния рек Дамордо (Dumordo River) и Биахо Лунгпа (Biaho Lungpa).
На тропе вдоль реки Бралду.
Утренняя панорама долины реки Бралду (Braldu River) и языка ледника Биафо (Biafo Glacier).
Долина реки Бралду и ледника Биафо.
Река, рождённая ледником Биафо (Biafo Glacier).
Мост через бурную реку.


Азиатские жёлтые реки на пути в Асколе.

После моста крутой подъём по скалам в обход прижима и потом крутой спуск прошли ещё не по жаре. А вот дальше на тягуне в гору по уже начавшейся дороге опять стало тяжело и жарко. Перистые облака уже не спасают. После конгломератного каньона в 10 утра дошли, наконец, до ручейка перед Асколе. Отсюда до деревни уже рукой подать. После ручья по дороге ходили какие-то два официальных дядьки и разговаривали со всеми встречными. Спрашивали, всё ли у нас хорошо, да как дела. Но кто это и зачем, так и не поняли. В 10.20, совсем усталые сели отдохнуть в тени уже больших деревьев на окраине Асколе. Дождались отставших и все вместе пошли к финишу. Эджаз на этот раз провёл нас другим путём. Не по дороге в обход деревни, а по тенистой аллее напрямик прошли через деревню. Идя по улице вдоль арыка, насмотрелись на местную деревенскую экзотику. Женщины, дети, скотные дворы, стройки, развалины. Когда  в арык пустили воду все высыпали на улицу и в одном ручье стирали, мылись и мыли. Жаль, сил достать фотоаппарат уже не было.

Тропа в обход прижима ниже слияния реки, рождённой ледником Биафо (Biafo Glacier) с рекой Бралду (Braldu River).
Тропа по скалам.
Слияние реки, рождённой ледником Биафо (Biafo Glacier) с рекой Бралду (Braldu River).<br>Вид с тропы над прижимом.
Слияние рек.
Тропа в долине реки Бралду (Braldu River) на подходе к Асколе (Askole).
Дорога к Асколе.

Финиш в 10.45. Кэмпсайт другой, но рядом с тем, в котором жили на старте. Настроение у всех приподнятое: дошли! Упали на травку и коврики отдыхать в тени больших тополей и ив за палатками. Мансур угощает кока-колой (она здесь уже дешёвая). Выпили с удовольствием 1,5 литра. Отдохнув, Андрей с Ритой пошли в шатер-столовую на другом конце поляны. Там уже вовсю идёт расчёт между Эджазом и сирдаром. Подождали, пока они закончат. После этого настала наша очередь. Сели за стол, быстренько расписали чаевые (tips) для нашей команды. Портерам 11 x 700 Rs + сирдару и двум китченбоям (Саид и Ибрагим) 3 x 2100 Rs. Итого 14000 Rs. До этого уже отдали портерам 7200 Rs. Итого пока отдали на чай 21200 Rs (212$). Осталось отдать Эджазу с Мансуром, но решили, что сделаем это уже в Скарду. Предварительно, по 5000 Rs (50$) каждому. С основной частью портеров тепло попрощались. Андрей пожал всем руку, а к женщинам мусульманские мужики подходить не стали, помахали ручкой издалека. Вроде бы все довольны расчётом.  Своему персональному портеру Муса Хану Андрей выдал за наглость бонусом 100 Rs, а Рита понравившемуся ей дедушке-портеру аж 500 Rs.

Пообедали как обычно. Потом продолжили валяться в тени на травке. Постепенно тень уходит и становится жарко. Захотели купить ещё колы. Спросили у Мансура, где магазин. А он говорит, дайте денег мне, я схожу куплю. Мы сначала не поняли, зачем, говорим, мы сами сходим. А он говорит, вы не понимаете. Мне за 120 Rs бутылку продадут, а вам только за 400 Rs. Сообразив, выдали ему 240 Rs и он через 5 минут принёс нам пару бутылок газировки.

Так как тень у палаток исчезла, переместились в столовую, которую мужики перетащили чуть в сторону в тень. Мансур купил в деревне курицу за 900 Rs и Саид её тут же у нас на глазах зарезал к ужину. Болтали, бездельничали.

Где-то в 17 часов привезли продукты от Тахира из Скарду: двух куриц, дыню, бананы. А вместе с этим и неприятные известия дошли. Оказывается, джипы к нам доехать не могут. "Балак" какой-то, после которого возникли проблемы с дорогой. Говорят, завтра придётся ехать с пересадкой. Джип арендуют в Асколе, он нас довезёт докуда-то, где надо будет пройти сколько-то немного пешком и пересесть уже в наш джип. Эджаз как бы даже извинялся за неудобства, но мы ему отвечали, что это не проблема, а приключение (it’s not problem, it’s adventure).

Вечером опять заполняли какие-то анкеты и журналы национального парка. Девушки вовсю разошлись, отрицательно оценивая разрушенную инфраструктуру  некогда хорошо оборудованных нижних стоянок на треке. Вечером через низкий забор (с колючими ветками по верху вместо колючей проволоки) приставали местные дети, клянча pen и sweet. Что-то отдали, но у нас мало уже что осталось. Едва хватило сладостей, чтобы откупиться. К вечеру информация о дороге только ухудшилась. Оказывается, что дорогу размыло уже в трёх местах. Так что завтра будем добираться на перекладных. Всё равно других вариантов у нас нет.

В 18 часов царский прощальный ужин от Мансура. Суп, пять мясных блюд с тремя гарнирами и дыня с бананами на десерт. Очень всё вкусно. Придумали Мансуру титул, назвав его мобильным каракорумским рестораном (Mobile Karakoram Restaurant).

Отбой в 19.30. Завтра опять ранний подъём в 4.00, чтобы выехать как можно раньше.

Дорога на окраине деревни Асколе (Askole).
На окраине Асколе.
Детишки попрошайки клянчат у нас Pen и Sweet в нашем лагере на окраине Асколе (Askole).
Детишки попрошайки.
Прощальный ужин по-походному в нашем лагере на окраине Асколе (Askole).
Прощальный ужин.

 

31.07.2013.
Асколе - Скарду (Askole - Skardu)
Преодолённое расстояние:
Автотранспортом 117 км
Пешком 5,6 км.

Подъём по будильнику в 4.10. Сразу с утра пересобрали рюкзаки не для трека, а по-обычному всё в одну котомку. Завтрак в 5.00. Всё как обычно: яичница, чапати. К 5.30 поели и собрались, но мужики ещё собирают лагерь. Ночью пришла пешком большая толпа трекеров и встали на соседнем (нашем бывшем) кэмпсайте. Соседи оказались престарелыми японцами. Перекинулись с одним из них парой фраз на английском. Мы  теперь уже опытные и бывалые, а у них ещё всё только начинается.

Утро в нашем лагере на окраине Асколе (Askole).
После последней ночи в палатках.
Переезд из Асколе (Askole) в Скарду (Skardu).<br>Первая пересадка, где ручей размыл дорогу.
Первая пересадка, ручей размыл дорогу.
Переезд из Асколе (Askole) в Скарду (Skardu).<br>Перетаскиваем вещи через ручей, который размыл дорогу.
Перетаскиваем вещи через ручей.

Выехали в 6.00. Все уместились в один джип. Девушек вдвоём усадили в кабину к водителю, а мужики все сверху на вещах. За 10 минут доехали до первого размытого участка дороги. Здесь ручей в конгломератном каньоне напрочь смыл дорогу. Даже пешком переходить было не очень просто. Перетащив вещи, довольно долго ждали Эджаза, который ушёл договариваться с джипами, застрявшими на этом участке. Дальше поехали в 6.40. Дорога идёт высоко над рекой по возделанным полям. Проблемы в основном при переправе через притоки, текущие в узких каньонах. В 7.10 немного застряли на одной из таких переправ. Наш сирдар с Саидом убирали большие камни в русле ручья, через который не смогли сходу переехать. После деревни Чонио дорога спускается по серпантину к мосту через реку, который переехали в 7.30. Дальше дорога идёт по левому берегу. В кузове приходится периодически уклоняться от веток деревьев, а один раз даже приседать, чтобы не задеть головой провисающие провода линии электропередачи. В 7.40 доехали до сломанного моста через приток. С нашей стороны куда-то делся настил в начале моста. Остались только три доски, по которым мы и перешли с вещами через мост. На другом берегу уже стоят застрявшие на этом участке машины. Перегрузивший в третий за сегодня джип, в 7.55 поехали дальше. Дорога идёт по ущелью реки Бралду (Braldu River), бурный поток которой внизу впечатляет. Ехали опять недолго. Вскоре на дороге нас остановили мужики, один из которых запрыгнул нам на бампер и мы с ним проехали ещё немного, пока он не сказал стоп (время 8.10). Здесь дорога, прорезанная в конгломератном склоне, на половину смыта оползнем или селем. За проблемным участком нас ждали уже наши два джипа. Вещи погрузили в один, сами сели в другой уже по-человечески все внутрь и стартовали в 8.25.

Переезд из Асколе (Askole) в Скарду (Skardu).<br>Расчистка переправы, которую не смогли переехать с ходу.
Расчистка переправы.
Переезд из Асколе (Askole) в Скарду (Skardu).<br>Вторая пересадка из-за разрушенного моста.
Вторая пересадка из-за
разрушенного моста.
Переезд из Асколе (Askole) в Скарду (Skardu).<br>Третья пересадка из-за размытой дороги.<br>Опять переносим вещи.
Третья пересадка из-за
размытой дороги.
Переезд из Асколе (Askole) в Скарду (Skardu).<br>Последняя третья пересадка из-за размытой дороги.
Четвёртые за сегодня, уже наши джипы.


Про горные дороги Каракорума.

Дальше дорога идёт по левому берегу по деревням. Видели, как на другом берегу собирают деревянную конструкцию нового подвесного моста. Место, где на пути вперёд два часа расчищали дорогу, проехали, не заметив ничего особого. За две недели дорогу уже раскатали и следов тогдашнего размыва почти не осталось. В деревнях много садов, в которых как раз поспели абрикосы. Их собирают и сушат, раскладывая на ткани. Перед посёлком Нийя, где в скале видны многочисленные входы в шахты добытчиков драгоценных камней, опять мост на правый берег. После посёлка снова мост на левый, переехав который в 9.50 остановились на армейском посту. Пока Эджаз предъявлял документы, подошел и начал нас расспрашивать по-английски какой-то странный мужик. Выспрашивал, кто из нас кому муж, жена, родственник или друг. Слава богу, стояли недолго и в 10.00 поехали дальше. На выезде в долину Шигара проехали через короткий тоннель в скале. Дальше дорога постепенно становится всё лучше. Уже в самом городе Шигар в 11.22 выехали на асфальт. Так как с утра ещё ничего не ели, заехали в центре Шигара в какую-то забегаловку в 11.40. То ли из-за Рамадана, то ли ещё из-за чего-то, но еды здесь особой как-то не оказалось. Мансур купил в соседнем магазине какой-то кекс, кока-колу и чай нам подали. Отдохнули, сходили в туалет и в 12.00 поехали дальше. Дальше до Скарду дорога хорошая, поехали быстро. Остановились только в 12.10 на выезде из Шигара, чтобы сфотографировать долину.

Переезд из Асколе (Askole) в Скарду (Skardu).<br>Тоннель на дороге на выезде из долины реки Бралду (Braldu River) в долину реки Шигар (Shigar River).
Тоннель.
Переезд из Асколе (Askole) в Скарду (Skardu).<br>Дорога в долине реки Шигар (Shigar River).
Дорога в долине реки Шигар.
Переезд из Асколе (Askole) в Скарду (Skardu).<br>Перекус с чаем в городке Шигар (Shigar).
Перекус в городке Шигар.

В 12.45 выгрузились возле отеля "Машабрум". Заплатили 1000 Rs чаевых водителям. Через пять минут уже в номерах. Вымылись под душем и на ланч. Обедали с Тахиром и Эджазом. Тахир не ел, а ехидно спрашивал Эджаза, почему это он обедает в Рамадан, на что тот хитро отвечал, что всё ещё в пути и ему можно. После ланча съездили в министерство на финишный брифинг, но там оказалось всё закрыто и мы, в общем-то, обрадованные, вернулись в гостиницу. Поспали до 16 часов, пережидая дневную жару. Потом приехал Тахир и повёз нас по магазинам за сувенирами. Сначала заехали в сувенирную лавку на центральной улице, на выезде из города. Тахир, конечно же, повёз к своему знакомому. Но цены нам не показались завышенными. К тому же Тахир сделал каждому из нас небольшой подарок. Люда хотела купить настоящий китайский шёлк, и поэтому попросили Тахира отвезти нас в магазин тканей. Тахир на машине довёз нас до специальных дамских магазинов (lady shop), расположенных на другой улице, идущей параллельно центральной, но дальше от реки. Тканей много и все очень красивые, но именно шёлка нет совсем. К тому же всё продаётся подобранными комплектами, уже отрезанными кусками как раз на женский шальвар-камиз. Ничего не купили. После этого попросили Тахира отвезти и высадить нас на центральной улице, по которой решили прогуляться. Прошлись по лавочкам. В основном по тканевым, в поисках шёлка для Люды. Шёлк не нашли, но какую-то тряпочку купили. Искали магазинчик с антиквариатом и ювелирными украшениями, в который заходили по пути вперёд, но, видимо, он был закрыт. Погода к вечеру стала пасмурной, поднялся ветер, несущий пыль и песок. Поэтому двинулись домой, купив по пути 4 штуки так понравившихся всем манго.

Переезд из Асколе (Askole) в Скарду (Skardu).<br>Вид на город Шигар (Shigar) с подъёма на перевал в долину реки Инд (Indus River).
Река и город Шигар.
Скарду (Skardu).<br>Одна из торговых лавочек на центральной улице.
Лавочка в Скарду.
Скарду (Skardu).<br>Вид с балкона нашей гостиницы Машабрум (Mashabrum Hotel).<br>Ветер и песчаная буря.
Ветер и песчаная буря в Скарду.

К 18 часам вернулись в гостиницу.  Не было электричества. Прилегли отдохнуть и уснули.  Разбудил нас Тахир в 20.15, позвав на ужин. Ужинали с Тахиром, Эджазом и Мансуром. За столом все были какие-то грустные. Заплатили, наконец, чаевые Мансуру с Эджазом по 6000 Rs каждому. Вообще-то полагается гиду больше, чем повару. Но мы решили, что Мансур отработал сверх своих прямых обязанностей. Вроде бы никто не обиделся, но и радости большой тоже мы не заметили. Наметили завтра  подъём в 6 утра, чтобы выехать часов в 7 и успеть к самолёту в 8. Увезти нас должен будет Мансур, так как Тахир собрался ехать в Асколе встречать очередных клиентов.

После грустного ужина собрали рюкзаки и после 22.00 отбой.

 

01.08.2013.
Скарду - Исламабад (Skardu - Islamabad)
Преодолённое расстояние:
Самолётом 402 км
Автотранспортом 65,8 км.

Подъём в 6 утра. Собрались и к завтраку в 6.30 сразу вышли с рюкзаками, сдав номера. За нами приехал всё-таки Тахир, у которого что-то изменилось в планах. Мансур тоже с ним. Ещё с нами полетит настоящий непальский шерпа (реально у него фамилия Sherpa), который ходил на К2. А Эджаза Тахир отправил вместо себя в Асколе встречать кого-то. Поэтому мы с ним нормально даже не попрощались. Сфотографировались все вместе на память у гостиницы и выехали в 6.50.

Скарду (Skardu).<br>Утром грузим вещи в джип возле нашего отеля.
Грузимся у отеля в джип.
Скарду (Skardu).<br>Фото на память возле отеля.<br>Слева направо: Тахир, Рита, Мансур, Люда, Шерпа.
Фото на память в Скарду.
Скарду (Skardu).<br>Аэропорт.<br>Посадка в самолёт.
Посадка в самолёт.

В аэропорт приехали уже в 7.05. На входе в аэропорт сразу контроль, перед которым попрощались с Тахиром и Мансуром. На проверке небольшие проблемки. Сначала что-то углядели на просветке в Ритином рюкзаке, но потом отстали. На взвешивании у нас рюкзаки в норме. А вот у Шерпы большой перевес и с него потребовали доплату. А у него только 100$ одной бумажкой, которую не берут и требуют 2000 Rs. Пришлось помогать попутчику, Рита заплатила за него. После взвешивания на личном досмотре привязались к маленькому рюкзачку Андрея. Пришлось доставать и показывать фотоаппарат и аккумуляторы. Но закончилось всё успешно. В 7.40 уже сидим, ждём посадки в удобном зале ожидания. Вместе с нами летят какие-то арабы парами. Мужики чёрные, бородатые, толстые и здоровые, все в белом и в шапочках. А женщины все мелкие, закутаны в чёрное с ног до головы и даже чёрные тканевые перчатки на руках. Только щёлочка для глаз. Вскоре подали автобус, далеко и долго ехали до самолёта. В 8.15 уже сидим на своих местах в самолёте.

Взлетели в 9.30. Виды из окна потрясающие, так как погода отличная, облаков практически нет. Ещё бы иллюминаторы были почище, чтобы нормально поснимать. Капитан по громкой связи много рассказывал про то, какие горы мы видим то с левого, то с правого борта. Ещё мы расспрашивали Шерпу про К2. Говорит, что только до третьего лагеря поднимался. После того, как пролетели Нанга-Парбат, появилась облачность, которая к Исламабаду стала сплошной. Сели в 9.25.



Перелёт из Скарду в Исламабад.

Перелёт Скарду (Skardu) - Исламабад (Islamabad).<br>Гималайский хребет.
Гималайский хребет.
Перелёт Скарду (Skardu) - Исламабад (Islamabad).<br>Нанга-Парбат (Nanga Parbat).
Нанга-Парбат.
Перелёт Скарду (Skardu) - Исламабад (Islamabad).<br>Заходим на посадку над Равалпинди (Rawalpindi).
Над Равалпинди.
Исламабад (Islamabad).<br>Международный аэропорт имени Беназир Бхутто.<br>Загружаем вещи в такси.
Грузимся в такси в аэропорту.

В Исламабаде жарко и влажно. На получении багажа большая толпа. Но мы свои рюкзаки выловили с транспортёра довольно быстро. А вот наш временный друг шерпа, с которым у нас общие багажные квитанции, долго ждал свой третий мешок. Этот мешок  у него отобрали на входе в самолёт, отказавшись признать его ручной кладью, и сунули в багаж. Пока Шерпа разыскивал свой багаж, встретились китаянку Тину, с которой познакомились в Конкордии. Она щеголяла в красивой пакистанской одежде, женском шальвар-камизе.  Наверное, купила в Скарду. К 10 часам вышли в зал аэропорта, где нас радостно встретил Анвар. До гостиницы мы ехали на цивильном такси, белая Toyota Camry с кондиционером и водителем в рубашке с галстуком. Анвар с Шерпой ехали впереди на другой машине, показывая дорогу. Наш водитель немного отстал от ведущей машины, потерялся и спрашивал нас, куда ехать. К счастью, мы увидели Анвара, тормознувшего свою тачку и машущего нам руками.

Поселили нас в том же гестхаузе. У Андрея с Ритой даже номер тот же, а вот Люде дали другой, соседний на первом этаже. Пообедать предложили пиццей, заказав её на ресепшене. Пиццу привезли к 12 часам. Она оказалась очень острой, но мы всё равно почти всю съели. Около 13 часов пришёл Анвар и повёз нас за сувенирами в Равалпинди. Поехали на хорошо знакомой нам маленькой зелёной Оке- Suzuki. Дорога в Равалпинди сначала знакомая, по которой мы уже несколько раз ездили в аэропорт. Но дальше уже начинается сам огромный город, где народу заметно больше и движение более сумасшедшее, чем в Исламабаде. Да ещё всякие забавные персонажи на дороге попадаются.

Анвар привёз нас в квартал с несколькими расположенными рядом магазинами сувениров. Везде, в принципе, почти одно и то же. Закупив множество разных безделушек на подарки, поехали по спецзаказу в магазин, покупать Андрею на память шальвар-камиз, пакистанскую национальную одежду. Купили белый красивый и не очень дорогой (2100 Rs). Потом ещё попросил Анвара помочь купить диски с хорошей пакистанской музыкой. На этом с магазинами закончили и поехали в отель. Анвар вообще выглядит сонным и усталым. Спросили его, отчего так. Объяснил, что ночью почти не спал, так как встречал-провожал клиентов сначала в 2 ночи, потом в 4. Почему-то все иностранные рейсы в Исламабад прилетают-вылетают ночью. На обратном пути проехали через место убийства Беназир Бхутто. В Равалпинди впервые увидели попрошаек, которые подходят к машинам, стоящим на светофорах и перекрёстках. Спросили у Анвара, правда ли они нуждаются и стоит им подавать или нет. Он философски ответил, что можно и не подавать, так как это просто бизнес у них такой. Но больше всего нас удивили попрошайки-трансвеститы, которых встретили на выезде из Равалпинди. Молодые парни в женских платьях и накрашенные, весёлые такие бегали между машин и просили деньги. Спросили у Анвара, разве такое возможно в их стране? На что он спокойно и даже немного с  гордостью ответил, что конечно возможно. Почему бы и нет?

Равалпинди (Rawalpindi).<br>Магазин ковров.
Магазин ковров в Равалпинди.
Равалпинди (Rawalpindi).<br>Уличный продавец персиков.
Продавец персиков.


Уличное движение в Равалпинди. Прикольные мотоциклисты и все-все-все.

На обратном пути в Исламабад спланировали завтрашний день. Особо никакую экскурсионную программу мы предварительно не планировали, но что-то слышали про интересный город Лахор. Спросили Анвара, как бы нам съездить в этот самый Лахор. Сначала он предложил съездить на автобусе, но мы сразу спросили, сколько будет стоить аренда машины с водителем. Он тут же обсудил это со своим другом водителем нашей зелёной Suzuki. Тот согласился отвезти нас туда и обратно + повозить по достопримечательностям Лахора всего за 220$. Договорились выехать в 6 утра.

Вернувшись в гостиницу, попрощались с уставшим Анваром до завтрашнего вечера, сказав, что вечером поужинаем как-нибудь сами. Отдохнули в номерах. После 18 часов сходили до госпиталя за фруктами. Купили манго и сливы за 250 Rs. Потом вернулись к гостинице и ходили, выбирали ресторан, где бы поужинать. Большой ресторан Tandoro нас отпугнул большим количеством народа. Фастфуд тоже не глянулся и мы пошли в самый дальний от гостиницы. Оказался довольно странным заведением. Там было довольно шумно и мы как-то не очень понимали, что нам говорили по-английски сотрудники. Но приблизительно мы поняли, что цена фиксированная и там шведский стол с раздачей. Сели за столик, набрали всякой всячины в тарелки и поели. Мяса нет вообще, многое довольно острое. Овощи, бобы, салаты, плюшки какие-то. В общем, поели. Запили чаем, за которым пришлось идти в дальний угол, где кипяток из обычного электрического чайника нам налили, вскипятив его только для нас. Расплатились на выходе. Довольно дорого получилось. На троих 1800 Rs (600 рублей). А еда так себе. К тому же осталось ощущение, что мы сделали что-то не так, так как мужики, рассчитывая нас, выглядели удивлёнными и что-то спрашивали, но мы их не поняли.

Исламабад (Islamabad).<br>Ужин в непонятном ресторанчике.
Ужин в непонятном ресторанчике.

Вернувшись в отель, закусили фруктами, почитали немного в Интернете на телефоне про достопримечательности Лахора и после 20.00 упали спать.

 

02.08.2013.
Исламабад - Лахор - Исламабад (Islamabad - Lahore - Islamabad)
Преодолённое расстояние:
Автотранспортом 768 км
Пешком 5,5 км.

Сегодня собрались ехать в Лахор на нанятой вчера тачке. Лахор (Lahore) - это город в штате Пенджаб на границе с Индией. До него примерно 350 км. Лахор считается  культурной столицей Пакистана. Достопримечательностей в нём полно, но мы наметили только самые известные. Лахорский форт, музей, мечеть Бадшахи, зоопарк.  В 6.00 выехали на уже привычной маленькой зелёной Suzuki. В начале пути немного отклонились от прямой дороги на Лахор, но потом выехали на платную трассу М2, которая плавной дугой ведёт к Лахору. Путь получается длиннее, но  это компенсируется хорошим качеством дороги и меньшим количеством машин.

Трасса великолепная, с бетонным разделителем, по три полосы в каждую сторону, все перекрёстки двухуровневые. Из дорожных знаков только рекомендуемая скорость: 120 км/ч для легковых машин и 100 км/ч для грузовиков. Но наша машинка больше 100 км/ч не разгоняется в принципе. Обратили внимание на "растяжки на мостах всех двухуровневых развязок. Язык надписей чередуется через раз: то урду, то английский. Стали читать и переводить. Запомнились такие: " Медленнее в дождь и туман", "Проверь давление в шинах", "Медленнее на спусках", "Твоя семья ждёт тебя".  Около 8 утра переехали невысокий Соляной хребет (Salt range). Подъём на перевал был плавным, а вот на спуске с другой стороны оказался довольно крутой серпантин. Здесь, пожалуй, было единственное место на трассе, где мы видели дорожные знаки. Но оно и понятно, знаки, ограничивающие скорость здесь реально нужны. Как и виброшумовые полосы.

Поездка в Лахор (Lahore).<br>Трасса M2.
Едем в Лахор
по трассе M2.
Поездка в Лахор (Lahore).<br>Трасса M2 пересекает Salt Range.
Трасса M2 пересекает Salt Range.
Поездка в Лахор (Lahore).<br>Остановка у придорожного комплекса.
Остановка у придорожного комплекса.

После гор ехать снова стало скучновато. Даже посёлков вдоль трассы нет, все они, видимо, где-то в стороне. В 8.45 остановились в придорожном комплексе, которые расположены возле трассы парами, по одному с каждой стороны. Здесь и заправка, и станция техобслуживания, и кафе с туалетом, которые нас интересовали больше всего. Посетили заведение. Купили колу и фанту в дорогу (340 Rs). Дальше в 9 утра переехали по мосту большую реку Чинаб (Chenab River). Тут начался дождь, постепенно перешедший в тропический ливень. А потом, в самый разгар ливня,  нас обогнал минивэн Toyota, "удачно" окатив нашу машину, так сказать, "с головой" (смотрите видео) и мы заглохли. Видимо, вода попала через колесо на свечи зажигания и мы плавно припарковались к обочине в 9.10 возле очередной двухуровневой развязки. Водитель наш оказался совершенно неопытным автомехаником, потому как максимум, что он сделал для починки машины, это открыл капот и недолго смотрел на двигатель. Потом закрыл капот и за 5-6 разделённых небольшими паузами попыток посадил аккумулятор. Надо сказать, что наша Suzuki порядком раздолбанная тачка. Из приборов работал, кажется, только датчик уровня топлива. Даже скорость мы замеряли только по GPS. А когда начался дождь, то на полу стало сильно сыро, так как под ковриками в полу, видимо, были дыры.  В общем, ситуация складывалась под названием "приехали".  До Исламабада порядка 200 км, до Лахора ещё 100 или 150, дождь, дорога и даже никакого намёка на жильё вокруг. Но наш водитель сказал, чтобы мы не волновались и всё будет хорошо, после чего начал звонить куда-то по сотовому телефону. Впрочем, на вид он, конечно, немного нервничал, хотя и старался этого не показывать.  Мы ещё с утра заметили, что вдоль всей трассы стоят столбы-указатели, на каждом из которых уникальный номер-километр, а так же номер телефона 113 (и ещё какой-то). Вот, видимо, по этому номеру и звонил наш водитель. Ждали примерно час, большую часть которого наш водитель провёл под дождём. Потом приехал микроавтобус со спецами и полицейским. Зацепив тросом и протащив метров 30, завели нас. Полицейский спросил, всё ли у нас хорошо и пожелал счастливого пути. Денег, кажется, не взяли ни сколько. В 10.15 едем дальше.

Поездка в Лахор (Lahore).<br>Наша маленькая Suzuki.
Наша маленькая Suzuki.
Поездка в Лахор (Lahore).<br>Наши спасители из дорожной службы, которые помогли завести залитый водой двигатель нашей машины.
Наши спасители из дорожной службы.
Поездка в Лахор (Lahore).<br>Выезд с платной трассы M2 возле Лахора.
Выезд с платной трассы
M2 возле Лахора.

Переехав по мосту большую реку Рави (Ravi River), въехали в  Лахор около 12 часов дня. С утра проехали около 350 км. На выезде с трассы пост для оплаты проезда. На таком же посту на въезде водителю выдали какую-то картонную карточку, которую он предъявил на выезде. По ней, видимо, и насчитали какую-то небольшую, как нам показалось, денежку (100-200 Rs). Лахор большой город, а наш водитель его знает плохо. Ещё на въезде он остановился спросить дорогу. Один моторикша видимо согласился быть нашим проводником. Уже в центре где-то наш водитель заплатил ему какую-то денежку. По городу ехали довольно долго. Идёт дождь. Неожиданно нас остановил полицейский на мотоцикле. Сказал, что из-за того, что Люда снимала фотоаппаратом видео, аж высунув руку из окна. Говорит, так нельзя. Мы, правда, не поняли, почему. То ли мы сняли забор какого-то секретного объекта (а кроме заборов и деревьев, кажется, ничего не проезжали). То ли нельзя вообще снимать людей (особенно женщин) на улице. Говорил типа, что фотосъёмка разрешена в специально отведённых для этого местах возле достопримечательностей, а так тут у них граница (с Индией), война и т.п. Попросил у Люды паспорт, посмотрел и после этого как-то подобрел. Спросил, где мы были, и когда узнал, что мы ходили в трек под К2, совсем стал добрый, сказав, что его брат тоже альпинист (climber). В общем, отпустил, погрозив на последок пальчиком.

Лахор (Lahore).<br>Лахорский зоопарк.<br>Слон.
Лахорский зоопарк.
Слон.
Лахор (Lahore).<br>Лахорский зоопарк.<br>Гуляем под дождём.
Гуляем под дождём по зоопарку.
Лахор (Lahore).<br>Лахорский зоопарк.<br>Весёлый медвежонок.
Весёлый медвежонок.

В 12.15 подъехали к зоопарку. Входной билет для нас стоит всего 15 Rs (5 рублей). Лахорский зоопарк  основан в 1872 году и считается очень "крутым" по сравнению, например, с Исламабадским. Зашли мы в него под проливным дождём. Не смотря на то, что взяли с собой накидки, одевать их не стали. Очень тепло и через пять минут, промокнув, уже на дождь не обращаешь внимания. Единственная проблема, как не замочить фотоаппарат. Зоопарк действительно шикарный, но не очень большой. Пока гуляли, дождь закончился. Нам всё понравилось. Через час в 13.15 поехали дальше. Следующим пунктом намеченной нами программы был знаменитый лахорский музей. Доехали до него за 5 минут, но он оказался закрыт. Дело в том, что наше посещение Лахора  выпало на последнюю пятницу Рамадана. А это особый день. Во всех мечетях сутки напролёт идёт служба и много чего не работает. В том числе и музей. Далее поехали в не менее знаменитый лахорский форт, памятник всемирного наследия ЮНЕСКО. Пробравшись через хаос на центральных улицах, в 13.35 подъехали к стоянке возле форта. Здесь тоже движуха, много машин, мотоциклов и людей. Дождя пока нет, но стоянка не асфальтированная, вся в грязи, на въезде большая лужа, возле которой нас и высадил водила, уехав парковаться.  Лужу пришлось переходить вброд по щиколотку, так как вариантов обхода просто не было.

Лахор (Lahore).<br>Вход в мечеть Бадшахи Масджид.
Вход в мечеть Бадшахи Масджид.
Лахор (Lahore).<br>Лахорский форт.<br>Аламгирские ворота (Alamgiri gate).
Лахорский форт.
Аламгирские ворота.
Лахор (Lahore).<br>Одна из пушек Лахорского форта.
Пушка Лахорского форта.
Лахор (Lahore).<br>Лахорский форт.<br>Ворота.
Ворота Shah Burj Gate.

Водитель повёл нас сначала не внутрь форта, а к его знаменитым аламгирским воротам (Alamgiri gate), напротив которых находится ещё одна достопримечательность Лахора - старинная мечеть Бадшахи Масджид (Badshahi Mosque). Между мечетью и воротами форта красивая площадь, которую обошли по периметру. При входе на площадь вооружённые военные досматривают всех мужчин и большие сумки. Ворота в форт закрыты, а в мечети идёт служба и нас туда, конечно же, не пускают. Площадь охраняют вооружённые автоматами солдаты, стоящие на галереях по периметру, на случай, видимо, беспорядков или терактов. У красивого центрального входа в мечеть стоят фургоны передвижных спутниковых телестанций, обеспечивающие прямую трансляцию службы из пятой по размеру мечети в мире. Погуляли, пофотографировали. Посетили туалет под одним из минаретов и пошли в форт.  На входе купили билеты, для иностранцев билет стоит 200 Rs. Мужик какой-то навязывался нам в экскурсоводы, но мы отказались, так как слушать долгие рассказы по-английски посчитали чрезмерной нагрузкой на мозг. Внутрь попали через ворота Shah Burj Gate. Гуляли, фотографировали. Всё осмотреть не смогли, устали, да и пора уже было ехать обратно. Почитав позже купленную там же в форте книжку, поняли, что не увидели довольно много интересного в закрытой части форта. Значит, не судьба.

Лахор (Lahore).<br>Покупаем манго на уличном рынке.
Покупаем манго на уличном рынке.
Лахор (Lahore).<br>Случайный снимок счастливой пакистанской семьи, сделанный пока мы стояли в очереди на бензозаправке.
Счастливая пакистанская семья.
Лахор (Lahore).<br>Уличная зарисовка про летающего ослика, снятая на ходу из машины.
Летающий ослик.
Лахор (Lahore).<br>Многие здесь вот так впятером всей семьёй ездят на мотоциклах.
Пятеро на мотоцикле это нормально.

В 15.15 сели в машину. К монументу Минар-э-Пакистан, который находится рядом с фортом, решили не ходить. Времени уже много и пора отправляться в обратный путь. Попросили водителя ещё заехать куда-нибудь, чтобы купить фруктов. Купили на уличном базаре 1,5 кг винограда (400 Rs) и 4 штуки манго (150 Rs). В 15.35 переехали реку Рави по другому (верхнему) мосту. Погода улучшилась, выглянуло солнце. На другом берегу ещё довольно долго ехали по жилому району, фотографируя на ходу из окна всякую экзотику. В конце концов, выехали на ту же платную трассу в 15.50. Погода совсем наладилась. Летим по шикарной трассе с ветерком. Вокруг яркая зелень, рисовые поля и всё такое. В 16.40 остановились перекусить в придорожном комплексе, не доехав до реки Чинаб 35 км. Выбор еды на продажу здесь небольшой. За 250 Rs купили какие-то беляши с картошкой, невкусные и  острые +  кока-колы.  Вымыв купленные в Лахоре виноград и манго, добавили их к скромному обеду. В 17.05 поехали дальше.  Усталость взяла своё, и мы постепенно  задремали. Разбудили нас полицейские, остановив нашу машину. Спросонья мы долго не могли ничего понять. Скорость мы просто не могли превысить, так как ограничения на трассе нет, а наша машина даже не может разогнаться до рекомендуемой 120 км/ч. Полицейские поговорили с водителем, проверили у него документы, походили вокруг машины. Потом давай у нас спрашивать, всё ли у нас хорошо. Мы говорим, всё нормально. Ну в общем через 5 минут поехали дальше. Спрашиваем водителя, что это было? А он объясняет, что полицейские стоят на трассе с камерой и наблюдают за машинами, увидев в салоне иностранцев, которые почему-то не улыбаются они заволновались и остановили машину.  Это подозрительно, так как один местный везёт троих иностранцев. Вдруг нас в заложники взяли? Подумав, решили, что пакистанская полиция на удивление хорошо охраняет нас в своей стране К Исламабаду подъехали в сумерках, а  к гостинице приехали уже в темноте в 20.25. Анвар уже беспокоился и звонил нашему водителю. Расплатились с водителем, отдав ему за поездку чуть больше, чем договаривались: 100$ + 13000 Rs. Дядька, имени которого мы так и не узнали, на наш взгляд отработал на все 100%.

За день проехали по Пакистану 768 км. Очень устали и по приходу в номер просто упали спать.



Про пакистанские автобаны, тропические ливни и уличное движение в Лахоре.

Возвращение из Лахора (Lahore) в Исламабад (Islamabad).<br>Рисовые поля возле трассы M2.
Рисовые поля.
Возвращение из Лахора (Lahore) в Исламабад (Islamabad).<br>Пересекаем Соляной хребет (Salt Range).
Пересекаем Соляной хребет.
Возвращение из Лахора (Lahore) в Исламабад (Islamabad).<br>Разметка на дорогах из отражателей.
Разметка на дорогах из отражателей.

 

03.08.2013.
Исламабад (Islamabad)
Преодолённое расстояние:
Автотранспортом 26,6 км
Пешком 6 км.

Так как последний день в Пакистане у нас выдался совсем свободным, спали без ограничений до 8.00. Завтракали в гостинице в 8.30. После завтрака сидели в номерах, болтали, придумывая, что делать. Решили съездить в книжный магазин за фотоальбомом. Спросили на ресепшене у пацанов, где можно купить книжку с картинками. Они нам написали адрес и вызвали к 11 часам такси. За 10 минут и 100 Rs доехали до района F7. Собственно весь адрес книжного магазина выглядел, как район F7 напротив Pizza Hot. Водитель ничего не знает или дурака включил. Вылезли, включили GPS-навигатор и пошли пешком. Судя по карте в навигаторе квартал F7 небольшой, так что как раз подходит для нашей сегодняшней прогулки. Почти сразу наткнулись на пару магазинов с сувенирами. Так как делать было нечего, зашли и накупили всякой всячины. Уходя из сувенирных магазинов, догадались спросить у продавцов, где книжный магазин и они проводили нас до него. Магазин оказался в этом же здании, но с другой стороны. В книжном магазине купили то, что мы искали и пошли гулять дальше. Наткнулись на ряды ювелирных магазинов. Богатство и обилие золота поражает. Сначала магазин был закрыт, но когда подошли, прямо перед нами его открыли и пригласили внутрь. Магазины не такие как у нас, где приходишь и глазеешь на витрины. Здесь на витринах далеко не всё. Места внутри мало, в центре стоят стулья, перекрывая доступ к витринам с одной стороны. Покупателей усаживают на стульчики и начинают подносить  и показывать разные украшения, следя за реакцией, что понравилось, а что нет. Но цены на массивные комплекты из золота в районе 9000$, поэтому Андрей быстренько эвакуировал девушек из магазина, извинившись перед хозяином и объяснив, что его цены не для нас. Даже фотографировать витрины с улицы страшновато, так как на выходе увидели, что возле каждого магазинчика у входа дежурит вооружённый охранник. Сидит такой на стульчике возле колонны, а на коленях помповое ружьё. Гуляем дальше, по магазинам с сумками, обувью. Потом набрели на магазинчик с серебряными украшениями, где Рита нашла всё-таки что-то достойное по приемлемой цене. Интересно, что продают ювелирные украшения на вес, взвешивая изделия на электронных весах. Рядом с серебряным магазином обнаружили, наконец, магазин с китайским шёлком, где Люда нашла, всё, что хотела. После магазинов у нас осталось совсем мало местных денег. Прикинув, решили поменять ещё 50$. Нашли частного менялу, который по курсу 1:100 легко нам поменял доллары на рупии. Подустав и проголодавшись, вспомнили, что таксист высадил нас возле какого-то заведения с соками. Дошли до него. Оказалось, что это кондитерская. Правда, и просто готовая еда какая-то есть, типа пиццы и т.п. но купили только пирожных, соков и фиников на 1250 Rs. Тут же есть столики, но продавец сказал, что тут есть нельзя. Наверное, из-за Рамадана, решили мы. Вышли на улицу, наткнулись на стоящее рядом такси, сели и поехали в гостиницу. Водитель запросил дороже, чем мы ехали вперёд, 150 Rs. Дали ему визитку нашего гестхауза, но куда конкретно ехать, он не знал. Только приблизительно, с точностью до района.  Пришлось ему подсказывать, ориентируясь на GPS. Смешно: второй день в Исламабаде, а уже указываем дорогу местному таксисту.

Исламабад (Islamabad).<br>Завтрак в отеле.
Завтрак в отеле.
Исламабад (Islamabad).<br>Квартал F7.<br>Уличный цирюльник.
Уличный цирюльник.
Исламабад (Islamabad).<br>Квартал F7.<br>Магазины драгоценностей.
Магазины драгоценностей.

Вернулись домой к 14 часам, где нас уже ждал Анвар. В последние два дня с Анваром мы не виделись и решили, что он слишком занят и "бросил" нас на произвол судьбы, но оказалось, что он в курсе наших передвижений, даже знает, что мы ездили в книжный магазин. Видимо, ребятки докладывают, когда и куда мы уходим и когда возвращаемся.  Посидели с ним в номере, поговорили. Анвар рассказал, что в этом году летом слишком много погибших в горах. Двое на К2, четверо на Броуд-пике, четверо на Гашербрумах. Всего 10 человек, да ещё 10 человек расстреляли под Нанга-Парбатом. А в прошлом году, например, всего трое или четверо погибли. Проконсультировались у Анвара про цену трека на Биафо-Хиспар, мысль о прохождении которого у нас родилась. Оказалось, что стоить будет примерно так же, как наш нынешний трек. В конце Анвар начал что-то мутное выспрашивать про то, сколько дней в гостинице у нас по плану трека. Но мы показали ему распечатку его же письма Людмиле Москалёвой. Там всё чётко, как у нас и получилось день в день. А он, видимо, просчитался с нами. Похоже, сезон нынче не самый удачный. Клиентов мало. Да ещё всякие накладки. Например, Шерпа, с  которым мы летели из Скарду, оказался наёмным высотным портером. И он Анвара с Акбаром подвёл. Ходил с клиентом на К2 и заболел, не смог подняться в высотный лагерь. Клиент, судя по всему, потребовал выплатить неустойку. В общем, когда мы спросили, где наши 2000 Rs, которые мы заплатили в Скарду за перевес багажа Шерпы, Анвар поморщился, сказал, что Шерпа уже улетел в Непал и отдал свои 2000 Rs. Но тут ничего личного, просто бизнес.

Исламабад (Islamabad).<br>Квартал F7.<br>Магазин сумок и сумочек.
Магазин сумок и сумочек.
Исламабад (Islamabad).<br>Пакистанский уличный фастфуд.<br>Всё довольно острое.
Уличный фастфуд.
Исламабад (Islamabad).<br>Вид на новое офисное здание в центре от въезда в квартал G8/2, где находится наш отель.
Новое офисное здание.

В 15.30 вежливо выпроводили засидевшегося Анвара и начали собирать рюкзаки. После 16 часов пошли покупать манго на подарки домой. Как и в первый день пошли в жилой квартал по соседству. Возле местной мечети нашли несколько магазинчиков, где и затарились. К 18 часам вернулись домой. Доели фрукты и пирожные. Окончательно упаковали рюкзаки, вымылись и после 20.00 легли спать до часу ночи.

 

04.08.2013.
Исламабад - Абу-Даби - Москва (Islamabad - Abu Dhabi - Moscow)
Преодолённое расстояние:
Самолётами 5915 км.

Проснулись в 1.00 по будильнику. Съели последнее манго. Сдали номера, заплатив 2000 Rs за выпитый бар и позавчерашнюю пиццу. Анвар спал в соседнем номере. К намеченному времени в 1.30 вышли с вещами на улицу, но  нашу любимую зелёную Suzuki пришлось подождать минут 15. До аэропорта доехали быстро, но перед аэропортом какая-то пробка. Потом выяснилось, что машины и провожающих на территорию аэропорта не пускают. Разгрузили рюкзаки, перелезли через какой-то бетонный разделитель полос и подошли к входу в аэропорт. Вооружённая охрана проверила наши билеты и пропустила. Торопливо попрощались с Анваром и нашим водителем, так как их дальше не пустили. Уже по прилёту домой прочитали в Интернете, что в этот день в Исламабаде были введены повышенные меры безопасности из-за угроз талибов провести под конец Рамадана крупные теракты в столице. Поэтому аэропорт оцепили и охраняли военные, которые даже леса в горах Маргалла за городом прочёсывали.

Исламабад (Islamabad).<br>Прощальное фото на память с Анваром у ворот нашего отеля перед отъездом в аэропорт.
Прощальное фото перед
отъездом в аэропорт.
Исламабад (Islamabad).<br>Международный аэропорт имени Беназир Бхутто.<br>Ждём посадки в самолёт в зоне Duty Free.
В аэропорту Исламабада.
Исламабад (Islamabad).<br>Международный аэропорт имени Беназир Бхутто.<br>Наш самолёт до Абу-Даби (Abu Dhabi).
Наш самолёт до Абу-Даби.

За пропускным пунктом наши рюкзаки уложили на телегу. Пока прощались, её захватил наглый аэропортовский носильщик и не отдавал, пока не довёз нас через все контроли до регистрации. Там запросил оплату своих услуг, да не хилую. Пришлось отдать 1500 Rs (500 рублей). Зарегистрировались на рейс, паспортный контроль, заполнили какую-то форму, досмотр ручной клади. Тут у Люды нашли и отобрали маникюрные ножницы, хотя вперёд она их провезла без проблем. К 3 часам ночи мы уже сидели в зале ожидания с магазинами Duty Free, где и потратили последние пакистанские рупии.

Самолёт оказался опять огромным A340-500 с четырьмя двигателями, 8 мест в ряду. Наш рейс авиакомпании Etihad Airways EY232 Исламабад - Абу-Даби вылет по расписанию в 4.00, но реально взлетели только в 4.20. В полёте поели, поспали, посмотрели кино. Сели в Абу-Даби в 7.05 по исламабадскому времени. Перевели часы на час назад, на местное время, совпадающее с московским- стало 6.05.

Красивый терминал 1 аэропорта в Абу-Даби (Abu Dhabi).
Абу-Даби.
Красивый терминал 1 аэропорта в Абу-Даби (Abu Dhabi).
Красивый терминал 1.

Обратно летим через терминал 1 (вперёд летели через 3-ий). Здесь гораздо красивее. Круглый зал, магазины по кругу. Народу полно, самых разных национальностей. К 7 утра все дела закончили: туалет, магазинчики. В 7.10 встали в очередь на досмотр к своему Gate 14. Досмотр жестокий, но быстрый. В самолёт садятся в основном русские. Наш рейс Etihad Airways EY69 Абу-Даби - Москва, вылет в 8.30. Но взлетели позже, в 8.45. А прилетели в Домодедово раньше, в 13.40 вместо 14.00. На паспортном контроле большая толпа, видимо несколько рейсов прилетели, пришлось простоять почти полчаса. Уехали на аэроэкспрессе в 15.30, от Павелецкого вокзала на метро все вместе доехали до станции Комсомольская и там простились с Людой. Ей на Казанский, а Андрею с Ритой на Ярославский вокзал. Сдав рюкзаки в камеру хранения, погуляли немного по Москве. Основная достопримечательность этого дня - нормальная русская еда, которую с удовольствием отведали в ресторане Ёлки-палки.  Купив продукты в поезд, вернулись на вокзал. Едем до Перми на поезде №110 Москва - Новый Уренгой, отправление в 22.35. С дуру пройдя электронную регистрацию на сайте при покупке билетов на поезд, поимели проблемы при посадке в вагон, куда нас не пускали до самого отправления. Еле уговорили проводницу впустить, а списки, по которым проводники проверяют электронные билеты принесли уже после отправления. Тронулись по расписанию в 22.35. Так как перед этим почти сутки провели на ногах без сна, то обессиленные упали на свои полки и уснули.

 

05.08.2013.
Москва - Пермь (Moscow - Perm)
Преодолённое расстояние:
Поездом 1217 км.

Едем в поезде №110 Москва - Новый Уренгой. Вагон старый плацкартный, места  верхние в одном купе. Ночью в вагоне жуткая духота, вентиляцию не включали, окна не открывали, так как в вагоне маленькие дети.  Днём стало гораздо лучше, вентиляцию наладили, или окна открыли. Доехали мы без особых проблем и прибыли на родную станцию Пермь II в 21.20 по местному времени.

ИТОГИ. ВЫВОДЫ. РЕКОМЕНДАЦИИ.

Безусловно, Каракорум - это горы, в которых стоит побывать. И нам не жалко множества тех усилий и средств, которые мы затратили для того, чтобы туда попасть. Конечно, в первую очередь район интересен тем, кто занимается высотным альпинизмом высшего уровня трудности и сложности. Однако и простым смертным эти горы вполне доступны. Здесь проложено несколько  треков, доступным путешественникам  без каких-то особых навыков и подготовки. Достаточно хорошего здоровья и приличной спортивной формы, что с успехом доказала одна из участниц нашей авантюры Людмила. Не имея опыта ни горных походов, ни высотной акклиматизации у неё вполне хватило сил, чтобы пройти достаточно продолжительный, протяжённый и высотный трек. За 13 дней, из которых ходовыми были только 11, мы прошли по долинам и ледникам 191 км на высотах от трёх до пяти тысяч метров над уровнем моря.

Следует отметить, что треки в горах Северного Пакистана имеют свои существенные особенности. В отличие, например, от хорошо известного всем Непала, где можно всё организовать самостоятельно и практически свободно путешествовать в горах, в Пакистане придётся в обязательном порядке воспользоваться услугами местной фирмы, организующей полномасштабную экспедицию. По крайней мере, в приграничных районах, к которым относится и район ледника Балторо, иначе никак. У такого варианта есть свои плюсы и минусы. Из минусов, во-первых, высокая цена, и во-вторых, это не туристический поход, а несколько иная форма путешествия по горам. Для себя мы решили назвать это экспедиционным туризмом, у которого, безусловно, есть свои плюсы. В первую очередь мы бы рекомендовали такой вид горного туризма тем, кто не хочет или уже не может таскать тяжёлые рюкзаки по горам. Например, если у вас неисправимо больны колени, но осталась тяга к прекрасному миру высоких гор и вы не стеснены в средствах, то это ваш вариант. Основной груз понесут нанятые портеры, не нужно заботиться ни о питании, ни о групповом снаряжении. Но ночевать, при этом, придётся в палатках, а не в гостевых домах, как это обычно происходит в Непале. Однако не следует думать, что если вам не нужно носить тяжёлый рюкзак, то горное путешествие превратится в лёгкую и приятную прогулку. Всё-таки это совершенно реальные горы с ледниками, моренами, бурными реками и капризами погоды. Да и темп на маршруте вполне "спортивный". В среднем у нас получилось по 17,5 км в день при максимуме 24 км. Среднедневной перепад высот получился 350 м при максимуме 750 м. Так что похудение от такого отдыха почти гарантировано.

Высотный график.

В том, что касается безопасности посещения Пакистана в целом, то наш личный опыт несколько противоречит устоявшемуся мнению об этой стране. Конечно же, у Пакистана за последние годы сформировалась репутация совсем небезопасной страны. К сожалению, случившийся за месяц до нашего путешествия, расстрел альпинистов у подножия горы Нанга-Парбат, лишний раз подтверждает негативную оценку ситуации в стране. Однако за три недели пребывания в Пакистане лично мы не столкнулись с каким-либо негативом в отношении нас. Наоборот, мы встретили там только очень доброжелательных людей. Возможно, нам просто повезло. И всё же.

Конечно, как и в любой другой мусульманской стране, в Пакистане требуется соблюдать определенные правила. Например, женщинам лучше не прогуливаться по улице без сопровождения мужчин. Наши  женщины старались прикрывать голову платком, носить одежду с длинным рукавом и не оголять ноги. Как оказалось, это нужно не только для соблюдения приличий, но ещё помогает спастись от жары и беспощадного южного солнца. Кроме того, все эти не очень обременительные условности важно соблюдать в населённых местах, а вот в горах на треке всё гораздо проще. Во всяком случае, на треке мы чувствовали себя абсолютно независимо и комфортно.

В заключении хотелось бы высказаться по поводу нашего сотрудничества с фирмой Альпиндустрия-Тур. В целом это сотрудничество, безусловно, получилось успешным. Мы получили всё, что нам обещали за те деньги, о которых договаривались на старте. Поэтому хочется выразить благодарность людям, предоставлявшим уникальную в России услугу.  Пишем в прошедшем времени потому, что в этом, 2014 году, на сайте фирмы отсутствует предложение по организации туров в Пакистан.

Однако сам процесс наших отношений с фирмой был довольно трудным и тернистым. О чём хочется рассказать особо. Возможно, наш негативный опыт окажется полезен для кого-нибудь.

С самого начала у нас сложилось впечатление, что фирма как-то неохотно бралась за организацию нашего тура. Заявку свою мы сделали ещё в ноябре 2012-го, но в начале весны 2013-го анонса тура на сайте ещё не было. Рите пришлось по телефону буквально уговаривать менеджеров опубликовать анонс тура на сайте фирмы. Ведь от этого зависел набор нужного числа участников тура. Позже, когда наше объявление на июльский трек висело на сайте, но желающих участвовать было мало, мы вдруг обнаружили анонс аналогичного тура в августе. Неприятно удивившись, попытались согласовать объединение групп и готовы были даже сдвинуть сроки своих отпусков. Но понимания в фирме найти не смогли, а настаивать не стали. Такая парадоксальная ситуация, когда мы очень хотели купить тур, а нам явно не хотели его продавать, нас очень удивляла. Единственное объяснение, которое приходит в голову, это плохая репутация Пакистана в плане безопасности путешественников и попытки руководства фирмы избежать возможных проблем. Непонятно только, зачем тогда включать такие туры в прайс. Для поддержания престижа, что ли...

Дальше - больше. Если сначала нам много и красочно рассказывали о том, как хорошо в Пакистане, то после террористического акта под горой Нанга-Парбат нас столь же убедительно начали пугать и отговаривать от уже оплаченного тура. И при этом без зазрения совести отказывались возвращать значительную часть денег (порядка 20% + билеты мы купили невозвратные). К счастью для себя, мы на провокацию не поддались и ничего не потеряли. Чего нельзя сказать о нашем несостоявшемся попутчике Олеге из Москвы.

Во время жёстких переговоров с фирмой, когда нас пытались отговорить от поездки, выявилась проблема со страховкой. Собственно страховку мы оплатили по счёту фирмы вместе с туром (около 2700 рублей на каждого). При этом выбор страховой компании и вида страховки фирма преднамеренно взяла на себя, объяснив нам, что у них опыт и им лучше знать, как и что делать. Мы и доверились. А когда обстановка в Пакистане обострилась, вдруг вспомнили о том, что в страховку не входит даже репатриация тел на Родину. И тут нам опять без зазрения совести стали предлагать сделать нормальную страховку за свои деньги. Пришлось по-чёрному отшучиваться, что в случае чего мы заранее согласны быть похороненными  в Пакистане.

На фоне всех этих перипетий, остальные мелочи можно было бы не вспоминать. Но всё же. При оплате услуг фирмы с банковской карты содрали 1,3% комиссии. Пересылка документов в Москву за свой счёт. Раздражала необходимость слишком много доверять московской фирме: деньги мы перечислили не малые за 1,5 месяца, но нормального договора, подписанного с двух сторон, на руках не имели до дня вылета. У нас был только присланный по электронной почте файл со сканом договора, подписанного со стороны фирмы, который юридической силы не имеет. До самого последнего момента нас держала в напряжении и неясная ситуация с визами в Пакистан. При нашем выезде из Перми их ещё не было. И действительно, их проставили в наши загранпаспорта только в тот день, когда мы уже ехали на поезде в Москву. А если бы не проставили?

Ну и последнее предостережение о небольшой подставе со стороны фирмы, которая касается малых групп, таких, как наша. Заплатив немалые деньги за тур, ожидаешь получить приятный и качественный сервис от фирмы. В наши ожидания входил, конечно же, гид от фирмы, который должен был сопровождать нас в Пакистане, решая во время тура все проблемы с местной фирмой и властями. Однако такой гид окупает себя только для группы с числом участников минимум 5 или 6 человек. Арифметика здесь простая. Тур для каждого участника стоит в Москве 3200$, в Пакистане 2500-2700$. Российский гид для пакистанской фирмы всё равно, что просто ещё один участник. Вот его и оплачивают клиенты московской турфирмы из разницы цен. Для больших групп всё сравнительно честно. Но мы почувствовали себя обманутыми. Потому что 500 дополнительных долларов каждый из нас заплатил, а гида мы не получили. И один из нас был вынужден взять на себя официальную роль руководителя группы. В исламской стране им автоматически стал Андрей, как единственный мужчина в группе. А это определённая ответственность. И не только за себя и свою группу, но и за нанимаемых в Пакистане портеров. По крайней мере, документы такие подписывать в Пакистане ему пришлось. В общем-то, ничего страшного. Но только в том случае, если всё пройдёт так же гладко и без проблем, как у нас.

Ввиду того, что в России, возможно, не осталось фирм, занимающихся организацией туров в Пакистан, в заключении хочется поделиться информацией о том, как можно попробовать съездить туда самостоятельно без посредников. Собственно, основная проблема в получении визы. По собранной нами информации (в том числе и в Пакистане), для получения визы обязательно нужно заручиться предварительной договорённостью с принимающей фирмой в Пакистане. Фирма, возможно, потребует небольшую предоплату, но после этого вышлет в адрес посольства Пакистана в Москве запрос на выдачу виз для своих будущих клиентов. Без этого запроса получить туристическую визу в Пакистан, скорее всего, невозможно. После этого можно собирать необходимые документы, заполнять требуемые анкеты и идти в Пакистанское посольство в Москве. На форумах в интернете описываются случаи, когда удавалось получить визы без личного визита в посольство, а по доверенности. Дальнейшее зависит только от ваших договорённостей с пакистанской фирмой. Цена, при этом, может быть существенно снижена. Мы расспрашивали у принимающего нас Анвара о ценах на треки в его фирме. Основные треки по ледникам Балторо или Биафо - Хиспар стоят одинаково. Для малых групп около 2700$ с человека, а при числе участников 6 и больше цена может быть снижена до 2500$. Но это в фирме с достаточно высоким уровнем сервиса. Говорят, можно найти и дешевле с сервисом попроще. Было бы желание )))

Резюмируя вышесказанное, хотим сказать: Если вы хотите увидеть красивые, большие, необыкновенные горы Каракорума, если вы не боитесь трудностей пешей экспедиции, если вы хотите посмотреть экзотическую страну со своим незабываемым колоритом, и если вы обладаете достаточной для такого путешествия суммой денег, то вам обязательно надо посетить Пакистан. Удачи!

ФОТОГРАФИИ.

 

С полным фотоальбомом путешествия можно ознакомиться здесь (765 фото). Авторы фотографий: Андрей Мамаев, Людмила Шилина, Маргарита Огарышева.

Сферические и цилиндрические панорамы здесь (7 шт.).

 

КАРТЫ и ДАННЫЕ GPS-НАВИГАТОРА.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ.

 

 

Чтобы связаться с нами, нажмите здесь.
Сайт ПНИПУ