О клубе

Новости

Отчёты

Карты

Фотографии

Разное

Форум

 


Радик Губайдуллин. "Восхождение". Рассказы.
 ОглавлениеСледующий >>

Начало

Оглянись. Да, да это я к тебе обращаюсь. Оглянись вокруг. Где ты?

Однажды, стоя в этой комнате на этом бетонном полу, ты почувствуешь острую необходимость в чуде. Это случается редко, может в жизни всего лишь раз, но обязательно случается. Если все же не случается, значит не ты читаешь эту книгу.

Чудеса можно делать самому. Это сложно. За ними можно поехать в сказку. Например, в мою. В эту сказку можно попасть только одним путем. Поэтому тебе просто необходимо сесть в длинный зеленый поезд и ехать куда–нибудь далеко, но желательно в определенную сторону. Если ты на правильном пути, то в конце него тебя будет ждать большая красная машина, под названием автобус, а еще Икарус. Один ее вид будет предвещать, что чудеса уже совсем рядом. Как и положено любой дороге в сказку, все ее протяжение просто завалено тучами и залито дождями. Это сделано для того, чтобы никто не догадался, где же она собственно начинается, ну, или чтобы случайно туда не забрел чужак.

После многодневного путешествия тучи чудесным образом  расступаются, края земли резко приближаются и начинают подозрительно нависать над головой – это называется горы. Остается позади последняя будка продавцов полосатых палочек и все становится пронзительно оранжевым – камни, настроение и деревья вдоль дороги.

В каждой сказке должна быть главная волшебница, и в этой сказке она конечно тоже есть. Про нее все говорят – очень главная и очень самостоятельная. Но у моей сказки есть одно обязательное условие: если ты в нее попал, моя волшебница станет для тебя и солнцем, и снегом, и ночью, и звездами. Смыслом твоей жизни. Ледяной холод дистанции, желтое полуденное пекло и чернота ночи, искрящаяся дыханием звезд. Любовь с первого вздоха. Без этого никак. Не испугал? Тогда влюбляйся...

День.

Она устает слепить и удивлять, и говорит: "Ах, надо бы переодеться во что–нибудь вечернее, не такое броское, как этот желтый сарафан."

Вечер.

Но, как любой нормальной женщине, эксгибиционизм нашей волшебнице не чужд, поэтому она не сразу прячется за край земли, а задерживается на несколько минут. Ровно настолько, чтобы тебя,  бегающего внизу и кричащего: "Закат! Пойдемте смотреть на закат! Да где же мой фотоаппарат..." услышали, успели достать свои коробочки с фиолетовым глазом и, повращав ими, нажали на кнопочку сверху.

И плюс еще одну минутку, на главное действо, которое не влезет ни в какую их механическую коробочку, когда весь мир выплескивает прощальные эмоции в пожар ее одежд, когда горят даже камни и вода, и ничто не нарушает звенящей тишины расставания. Ее оранжевый шлейф, вдруг оказавшись последним лучом, напоследок пробежав по зачарованному миру, по зеркалам озер, по закоулкам ледников, по складным домикам этих чудаков, замирает на кончиках самых острых вершин, зацепившись за их пушистые шапки. 

Оставим высокое общество глазеть на остывающие угли небесного пожара и поспешим на край земли, на ту далекую синюю гору, где на мгновение задержалось наше солнце, сидя на краю пропасти и болтая ногами в бездне. И если у тебя хватит смелости присесть рядом и заглянуть вниз, ну или, если совсем страшно, сначала надо наклониться с зажмуренными глазами, а потом их разжмурить, то ты с удивлением обнаружишь, что это еще далеко не конец сказки.

Прямо под тобой, среди мириадов звезд (мы все–таки в космосе ногами болтаем), предстанет картина, знакомая с детства. Да–да–да, там будут слоны и черепахи. Ну, вернее черепаха одна, как и положено, а вот слонов только два, умные книжки заблуждаются на этот счет. Всего–то их конечно три, но так как работа у них уж очень ответственная, то они еще задолго до твоего появления и вообще задолго до всего, договорились работать по очереди. Что же касается черепахи, то они, как известно,  народ жутко ответственный, да к тому же неприхотливый. Черепаха, на которую ты сейчас уставился, настолько древняя и мудрая, что про нее нужно рассказать отдельную историю.

История про черепаху, на которой держится мир.

Наверное, ты сразу подумал, что это очень грустная история про несчастную черепаху, которой водрузили на спину этот проклятый кусок земли и заставили вечно таскаться по космосу.

Ты ошибаешься, мой друг, это история самой счастливой черепахи во вселенной. Ты ни когда не задумывался, почему черепахи стали жить в пустыне или почему они ходят так медленно? Да потому что смысл всей черепашьей жизни, как и нашей с тобой, – это дорога. Есть конечно, отличительная особенность.  Они любят ходить по прямой, а не по азимуту. Вот зачем они выбирают пустыню, а ты – лес.

Почему, думаешь, египтяне строили свои усыпальницы треугольными, а не квадратными? Правильно, чтобы черепаха, наткнувшись на нее на своем прямом жизненном пути, смогла перелезть и пойти дальше. Что для нее стена твоей квартиры? Если у тебя была черепаха, ты навсегда запомнил, где ее искать. Отсюда же и медлительность. Подумаешь, Сахара – шесть тыщ верст. Идти быстро – за пол–жизни перейдешь, что же вторую половину делать? Другое дело Космос, кто ж не знает, что он бесконечен. Счастлива черепаха, попавшая сюда.

Также подумала моя волшебница, решившая подыскать себе помощников. Что она думала про этих разгильдяев слонов, я все еще гадаю. Кстати, а ты знаешь, откуда у черепахи на панцире такие подозрительные пятна? Три слона, четыре ноги у каждого – двенадцать натоптышей. Бывает и больше, эти мамонты еще и топчутся в пересменку.

Ночь.

Пока я болтал, главная волшебница уже спустилась к своим древним помощникам и сняла свой солнечный наряд. Звезды, маленькие блестящие солнца, которые краснеть–то еще не умели,  все еще отирались в гостях у черепахи. Болтая каждая о своем, они поднимали жуткий гам, а иногда они так смешили слонов, что те, начиная гоготать, устраивали целые землетрясения. За этой молодежью нужен глаз да глаз.

“Девочки, девочки, готовьтесь, скоро ваш выход,– хлопала в ладоши волшебница,– мой шлейф уже догорает.” Из–за того, что звезд было просто бесчисленное множество, их пришлось разбить на кучки и придумать им названия. Так себе получились названия, эта мелочь еще обижается, но если они сами расселись на небе  в форме рака, не соловьями же их называть. Но сейчас это было уже не важно, она вовсе не собиралась поражать тебя названиями, ты их все равно не знаешь. Но ты никогда не видел Столько звезд, за  это она могла ручаться. Ведь она достала и зажгла самые далекие и почти невидимые звезды и даже забрала звезды с той стороны земли, попросив черепашку ради такого дела походить одну ночь в темноте...

Иногда тебе причудится, что сказка продолжается, и вот она едет с тобой в длинном зеленом поезде, и рифленая крыша с чадящей трубой титана не мешает разговаривать с ней. Да–да, со звездой, той единственной, которая бывает только в сказке, но как–то странно затянувшей прощание. Ты уже начинаешь верить, что так будет всегда...

А.Чистяков

Мой  флот из двух кораблей. Истина
Как мне доплыть до твоей Пристани?
Быстрыми реками странствий
Мы затерялись в пространстве,
Была возможность остаться,
Но не по мне тихого берега братство...
Как велик Океан!...ВЕЛИК ОКЕАН!

***
Мой  флот из двух кораблей. Выстрадан.
Нет на обжитой земле Истины.
Чистой воды родниковой
Источник с детства знакомый,
Вернёт мне веру и слово,
И не по мне якорной цепи оковы.
Как велик Океан!...ВЕЛИК ОКЕАН!

***
Мой  флот из двух кораблей. Таинство.
Другим не знаю а мне Нравится.
Равенство право на счастье.
Штормами годы промчатся,
Жизнь разделяя на части,
Но не по мне счастье узнать в одночасье!
Как велик Океан!...ВЕЛИК ОКЕАН!

***
Как сохранить мне в пути Искренность.
Тебя не просто найти Истина.
Быстрыми реками странствий
Мы затерялись в пространстве,
Была возможность остаться,
Но не по мне тихого берега братство!
Как велик Океан!...ВЕЛИК ОКЕАН!

                                              Гейнц, Данилов


 ОглавлениеСледующий >>

 

Чтобы связаться с нами, нажмите здесь.
Сайт ПНИПУ