О клубе

Новости

Отчёты

Карты

Фотографии

Разное

Форум

 

Памяти брата
геолога
Андрея Константиновича Матвеева,
отдавшего жизнь за Родину
в Великую Отечественную войну,
посвящаю эту книгу

А.К. Матвеев
ВЕРШИНЫ КАМЕННОГО ПОЯСА
Названия гор Урала

Издание второе, переработанное и дополненное
Челябинск
Южно-Уральское книжное издательство
1990

ББК 26.823 + 81
     М33

Рецензент —
кандидат географических наук
Н. П. АРХИПОВА

Матвеев А. К.
М33   Вершины Каменного Пояса: Названия гор Урала.  2-е  изд.,  перераб.  и  доп.— Челябинск: Юж.-Урал. кн. изд-во, 1990.—288 с.
ISBN 5—7688—0296—7

Книга о географических названиях гор Урала от северных отрогов Пай-Хоя до теряющихся в казахстанских степях Мугоджар.

© Средне-Уральское книжное издательство, 1984.
© А. К. Матвеев, 1990, дополнения

 

 

Содержание

 

16 ОСНОВНЫХ РУМБОВ

северС
север — северо-востокССВ
северо-востокСВ
восток — северо-востокВСВ
востокВ
восток — юго-востокВЮВ
юго-востокЮВ
югЮ
юг — юго-западЮЮЗ
юго-западЮЗ
запад — юго-западЗЮЗ
запад3
запад — северо-западЗСЗ
северо-западСЗ
север — северо-западССЗ

ОРОГРАФИЧЕСКИЕ ТЕРМИНЫ НАРОДОВ УРАЛА

ИЗ (коми)— «камень», «гора», «хребет»
КЕВ (ханты)— «камень», «каменная гора», «хребет»
НЁЛ (манси)— «нос», «отрог»
НЕР (манси)— «каменная гора», «хребет»
НЫРД (коми)— «возвышенность в излучине реки», «отрог»
ПЭ (ненцы)— «камень», «скала»
СЯХЫЛ (манси)— «вершина», «гора»
ТАУ (башкиры)— «гора», «хребет»
ТАШ (башкиры)— «камень», «каменная гора»
ТУМП (манси)— «отдельная плосковершинная гора»
УР (манси)— «возвышенность, гора, обычно покрытая лесом»
ХОЙ (ненцы)— «гора», «хребет»

ПРОИЗНОШЕНИЕ НЕРУССКИХ БУКВ (приблизительно)

ö— как безударное О в слове город
h— как гортанное X (типа немецкого h)
 

 

От автора

 

Великий Пояс, горы каменные, на севере граничащие Азию от Европы...
И по долгому их положению разделяются на разные имяна...
В. Н. Татищев. Лексикон.

Богат Урал и лесами и водами, но главное его сокровище — горы, точнее, те полезные ископаемые, которые в них скрыты. А где горы и руды, там заводы и города. С гор и началась слава Урала.

Сколько же гор на Урале? Такого перечня пока нет. Но много, не сто и не тысяча, а гораздо больше. И почти у каждой горы есть имя — ороним, а имя — это памятник языка, истории, духовной культуры, кото- рый надо беречь, ведь названия гор, как и другие географические имена, могут многое рассказать и о самих горах, и о людях, которые когда-то по ним ходили.

Так возникла мысль написать книгу о названиях уральских хребтов и гор — оронимический словарь. Правда, словарь необычный...

Мы привыкли, что названия в словарях следуют друг за другом по алфавиту. Но если расположить оронимы в алфавитном порядке, гора Народная, что на Приполярном Урале, окажется по соседству с южноуральским хребтом Нары, а хребет Ману, что на Южном Урале, — рядом с горой Манарага, которая высится недалеко от Народной. В результате будет нарушен естественный порядок гор и разрознены названия, объединенные общим происхождением.

Сами горы подсказали другое решение. На тысячи километров протянулся Урал с севера на юг, или, как говорят, в меридиональном направлении. Что, если использовать эту его особенность? Пусть горы предстанут и в книге в таком же природой установленном порядке, как и в действительности — с севера на юг, от берегов Ледовитого океана до приаральских степей. А мы с вами, читатели, отправимся в своего рода путешествие по этим горам. И тоже с севера на юг. Можно, конечно, и с юга на север, но ведь мы читаем сверху вниз и название карты пишем над верхним обрезом. Так что не будем нарушать традицию.

Уральская горная страна делится на Пай-Хой, Полярный Урал, Приполярный Урал, Северный Урал, Средний Урал, Южный Урал, Мугоджары. Соответствующие разделы вы найдете и в книге. А в начале ее — небольшой рассказ о происхождении самого слова Урал.

Правда, границы между частями Уральских гор не всегда точно определены. Поэтому, хотя главное в книге не география, а географические названия, в небольших вводных статьях, которыми начинается каждый раздел книги (Пай-Хой, Полярный Урал...), вкратце рассматриваются и вопросы физико-географического районирования и орографии, то есть взаимного расположения хребтов и гор.

Однако избранный путь непрост. Уральские горы выглядят узкой полоской только на карте, в действительности это сложная горная система, кое-где, например, в Башкирии, с большим количеством параллельных хребтов. Поэтому и отдельные части Уральских гор приходится делить на участки (регионы). Это членение представляет собой группировку оронимического материала и не всегда оправдано с орографической точки зрения. Напротив, именно специфика отдельных горных территорий определила отбор оронимов: так, на высокогорном  Приполярном Урале учитывались  названия наиболее значительных хребтов и гор, на пониженном Среднем Урале — даже совсем небольших вершин, если интересны сами названия, а на Южном Урале — прежде всего наименования многочисленных хребтов. Сравнительно мало внимания уделено названиям предгорий.

Есть в словаре ограничения, связанные с относительно небольшим объемом книги и с особенностями самой оронимии. В текст не включены такие ясные русские названия, как горы Лысая, Острая, Плешивая, Тупая, хребет Лиственный и т. п., некоторые новообразования, например, «геологические» оронимы Приполярного Урала — горы Гранитная, Диоритовая, Кварцитная и т. п. Если в книге встречается общепонятное русское название (гора Черная), то, значит, повод наименования интересен с исторической, географической или какой-нибудь иной точки зрения.

Нет в словаре, разумеется, и тех наименований, о которых пока ничего или почти ничего сказать нельзя.

За редкими исключениями в словаре даются только ближайшие этимологии. Это означает, что, связывая название горы Конжаковский Камень с фамилией Конжаков, автор не объясняет происхождения фамилии. Иной подход сделал бы книгу необозримой по материалу и трудной для читателей, не имеющих специиальной лингвистической подготовки.

Поскольку словарь может представить практический интерес для всех, кто будет наблюдать горы на местности, «в натуре» — сотрудников экспедиций, туристов, краеведов и т. п., автору показалось целесообразным привести примерные географические привязки хребтов и гор. Они даются по-разному: обычно относительно других географических объектов, особенно хребтов, гор, истоков рек и т. п., иногда — относительно крупных населенных пунктов, прежде всего городов. Во многих случаях приводятся направления в основных румбах и расстояния в километрах, причем отсчет производится преимущественно от объектов, расположенных севернее.

При характеристике названий, относящихся к реже посещаемым Пай-Хою и Мугоджарам, географические привязки приводятся для наиболее важных хребтов и гор или упрощаются.

В книге используются сокращения для наименований румбов (ССЗ, ССВ и т. п., см. таблицу «16 основных румбов») и метрических мер (км, м). Отметки высот даны только для наиболее значительных или известных вершин.

Для удобства пользования к словарю приложен алфавитный перечень названий хребтов и гор с указанием страниц, а также небольшой словарик употребляемых в тексте словаря лингвистических терминов.

Книга рассчитана на широкий круг читателей, поэтому иноязычные слова передаются средствами русской графики. Отсюда ряд вынужденных упрощений: опускаются гортанные согласные в ненецких словах, не показана разница между глубокозаднеязычными и средненебными к и г в башкирском языке, заднеязычный (задненебный) носовой во всех языках передается русским сочетанием нг и т. п. Однако ряд специфических знаков национальных алфавитов сохранен. В таблице «Произношение нерусских букв» объясняется, как читать эти знаки.

Чтобы точнее передать звучание сложных оронимов финно-угорского и тюркского происхождения и ради наибольшей наглядности, все оронимы с ясной внутренней структурой пишутся через дефис (Молид-Из, Хусь-Ойка, Сизим-Юра-Мусюр, Тагт-Талях-Ялпынг-Нёр-Ойка, а не Молидиз, Хусёйка, Сизимъюрамусюр, Тагтталяхъ-ялпынгнёройка). Однако написания, принятые в различных источниках прошлых лет, остаются без изменений. Слитно пишутся обрусевшие оронимы. Правописание названий других объектов регулируется существующей практикой и традициями.

Сбор материала в топонимических экспедициях и архивах позволил значительно дополнить второе издание новыми словарными статьями. Автор заново отредактировал текст, в ряд статей внесены дополнения и уточнения.

 

 

1. УРАЛ

 

Урал — горная страна, которая протянулась с севера на юг от берегов студеного Карского моря до среднеазиатских степей и полупустынь. Уральские горы — естественная граница между Европой и Азией.

На севере Урал оканчивается невысоким хребтом Пай-Хой, на юге — горной цепью Мугоджары. Общая длина Урала с Пай-Хоем и Мугоджарами — более 2500 км. Самая высокая гора на Урале — Народная. Ее высота — 1895 м.

Уральские горы протянулись с севера на юг от Ненецкого автономного округа Архангельской области через Коми АССР и Тюменскую, Пермскую, Свердловскую, Челябинскую области, Башкирскую АССР до Оренбургской и Актюбинской областей.

Древние называли Урал Рифейскими или Гиперборейскими горами, средневековые географы — Поясом, Камнем, Каменным Поясом, Земным Поясом, русские первопроходцы, как правило,— Камнем. Это название, которое до XVII—XVIII вв. употреблялось и в официальных документах,— перевод с местных языков: ненцы именуют Урал Игарка Пэ («Большие Камни»), ханты — Кев («Камень»), манси — Нёр («Камень»), коми — Из («Камень»).

Название Урал впервые упоминается в русских документах конца XVII в., но только в XVIII в. оно прочно входит как в деловой, так и в разговорный язык.

О топониме Урал написано множество работ, однако вопрос до конца так и не решен. Давно и серьезно обсуждаются две версии происхождения этого названия — финно-угорская (мансийская) и тюркская.

Создателями финно-угорской (мансийской) версии были известные исследователи Северного Урала Э. К. Гофман и М. А. Ковальский. Они сравнивали название Урал с мансийским словом ур — «гора». Уже в наши дни венгерские ученые Б. Кальман и Я. Гуя развили мансийскую версию и сопоставили слово Урал с мансийским ур ала — «вершина горы». При всей внешней убедительности этой версии она не выдерживает критики, так как сами манси называют Урал только Нёр — «Камень» и никогда не употребляют по отношению к Уралу в целом и к отдельным горам выражение ур ала — «вершина горы».

Сторонники второй версии утверждают, что название Урал по происхождению связано с тюркскими языками — башкирским, татарским, казахским. За эту версию многое: и внешние приметы слова Урал, характерные для тюркских языков, например, ударение на последнем слоге, и записанное П. С. Палласом еще в XVIII в. наименование водораздельного хребта Урал-Тау, который протянулся через всю Башкирию с ССВ на ЮЮЗ чуть ли не на 300 км, и, наконец, древние формы — Арал(ь)това и Орал(ь)това гора, зафиксированные в «Книге Большому Чертежу» 1627 г. и явно относящиеся к Южному Уралу.

Но вот в толковании слова единства нет. Ряд исследователей, начиная с В. Н. Татищева, считают, что этот ороним имеет значение «Пояс» и связывают его с тюркским глаголом уралу, оралу — «опоясываться». Такой путь хорошо согласуется с данными физической географии, но не вполне соответствует фактам тюркской лексики и грамматики.

Другие ученые сопоставляют башкирское название Арал дингезе — Аральское море («Островное море») и уже упомянутое Арал(ь)това гора, допуская перенос по смежности: ведь южная часть Уральского хребта — горная цепь Мугоджары — оканчивается недалеко от Аральского моря.

Могло быть и иначе. Слово арал в тюркских языках не только «остров», но и «остров леса в степи» и даже «возвышенность». Отсюда поэтическое название гор — Арал, т. е. «Остров (возвышенность) среди лесов (степи)». Так думает башкирский языковед Г. К. Валеев.

Недавно И. Г. Добродомов показал, что переход Арал в Урал объясним на почве древних чувашско-бул-гарских диалектов, но высказано и другое предположение: формы Арал(ь)това, Орал(ь)това гора в «Книге Большому Чертежу» ошибочны, фактически должно быть Урал(ь)това гора.

Наконец некоторые ученые считают, что название Урал восходит к башкирскому фольклору. В башкирских преданиях рассказывается об Урал-батыре («богатыре Урале»), который храбро бился с врагами башкирского народа — разными духами и чудищами. Но очень похоже, что это красивое предание вторично и что не название хребта обязано происхождением имени героя, а, напротив, имя герою дано по названию хребта.

Так или иначе, предположение о тюркском происхождении названия Урал более правдоподобно, чем мансийская версия, хотя полной ясности пока нет. Поэтому и появляются все новые объяснения этого загадочного слова.

Несколько лет тому назад пермский краевед Е. Н. Шумилов высказал мнение, что топоним Урал — монгольского происхождения (см. газету «Большая Кама», 1978, № 28). Первоначальная форма названия Урал, по Е. Н. Шумилову,— Хурал уул, то есть «Собрание гор». Тюрки, которые ассимилировали с течением времени уральских монголов, переняли у них название Хурал уул и заменили монгольское уул на тождественное ему тюркское тау — «гора». Позднее начальное х отпало и возникло уже тюркское название Урал-Тау.

Можно допустить, что какие-то монгольские племена жили на Урале и что в уральской топонимии могут быть и монгольские элементы. Но «Собрание гор» будет не Хурал уул, а Уулын хурал, так как в монгольском языке определение всегда стоит перед определяемым (ср. уулын нуруу—«горный хребет», дословно «хребет горы, гор»). Поэтому гипотеза Е. Н. Шумилова встречает сильный контраргумент со стороны грамматики монгольского языка.

И еще одно предположение высказано совсем недавно — о тунгусо-маньчжурском происхождении слова Урал. Оно основано на звуковой близости оронима Урал и эвенкийского географического термина урэ — «гора». Поскольку «л» в эвенкийском языке — суффикс множественного числа, то, следовательно, слово Урал надо толковать просто «Горы». Слабость тунгусо-маньчжурской версии прежде всего в том, что остается непонятным, как русские, продвигаясь с запада на восток, могли позаимствовать название Урал у эвенков — жителей Восточной Сибири.

Трудно предугадать, какие новые гипотезы еще появятся и какие исторические документы будут обнаружены. Но скорее всего название Уральского хребта пришло с юга — из тюркских языков.

 

 

2. ПАЙ-ХОЙ

 

Пай-Хоем называется невысокий горный хребет, который отходит от крайне северной части Полярного Урала на ССЗ и продолжается до пролива Югорский Шар. Между Пай-Хоем и Полярным Уралом находится ряд промежуточных возвышенностей. Длина Пай-Хоя — более 200 км, высота — 200—400 м. Самая высокая гора — Море-Из (467 м).

В физико-географическом отношении Пай-Хой занимает левобережье реки Кары и Югорский полуостров, в административном — расположен на территории Ненецкого автономного округа Архангельской области.

Длительная дискуссия о том, является ли Пай-Хой самостоятельным хребтом, продолжением Урала, его боковым ответвлением, или даже связан по происхождению с Тиманским кряжем, закончилась только в середине текущего столетия. После того, как было тщательно изучено геологическое строение Пай-Хоя и Полярного Урала, выяснилось, что эти географические области непосредственно связаны и Пай-Хой надо считать северо-западным продолжением Урала, звеном в  единой Урало-Новоземельской складчатой области.

По своему орографическому строению Пай-Хой является довольно сложной горной страной, состоящей из нескольких параллельных горных хребтов и прилегающих к ним плато. Вся эта территория относится к зоне тундры, среди которой возвышаются пологие вершины с каменистыми россыпями, а иногда и скалами. Расчлененность Пай-Хоя и стертость его форм неоднократно подчеркивались исследователями. Э. К. Гофман писал, что Пай-Хой «есть ряд не связанных между собой, округленных и покрытых дерном гор, на которых только в некоторых местах видны каменистые шапки...». Примерно так же описывает Пай-Хой и С. В. Керцелли, который указывал, что этот хребет «не представляет собою непрерывной горной цепи», а является рядом «отдельных узких, вытянутых в длину по линии простирания всего хребта, невысоких бугров». Местное население хорошо чувствует орографическую расчлененность Пай-Хоя. Так, по словам Керцелли, «оленщики» различают Большой Камень — центральную часть хребта, Малый Камень (у коми — Дзоля-Из) — его крайне южную гряду, Морской хребет — часть Пай-Хоя от горы Морепай до Югорского Шара.

Географическое название Пай-Хой следовало бы писать Пэ-Хой, но утвердилась традиционная форма, идущая от А. И. Шренка и Э. К. Гофмана. Впервые это название, видимо, засвидетельствовал Шренк во время своего знаменитого путешествия к Полярному Уралу в 1837 г. Он пишет, что западное продолжение Урала самоеды (ненцы) называют Пайгоем, то есть «Скалистым хребтом», а западные самоеды (очевидно, канинские и малоземельские ненцы) Хабийгоем, то есть «Остяцким хребтом», потому что около него кочуют остяки (ханты).

Несколько позже наименование Пай-Хой, переводя его как «Каменный хребет», неоднократно приводит Гофман, руководитель Североуральской экспедиции 1847—1850 гг., который, подобно Шренку, лично побывал в этих местах и получал информацию из первых рук — у своих проводников ненцев и коми-зырян (ижемцев). Объяснение названия Пай-Хой, которое находим у Шренка и Гофмана, надо считать единственно верным: ненецкое пэ — «камень», «скала», хой — «гора», «хребет», следовательно, Пай-Хой действительно в переводе на русский значит «Каменный хребет». Передачу ненецкого пэ русским пай объяснил еще Гофман, который писал, что ненецкое пае произносится почти так, как русское пай. Шренк также передает ненецкое пэ русским пай и, кроме того, отмечает озвончение «п» в «б» после носового согласного «м», который появляется на месте звонкой гортанной смычки — Пеумбай, Сув-вумбай и т. п.

Действительно, в ненецком слове пэ гласный произносится довольно близко к русскому «а» в сочетании с «э», иногда еще и с призвуком «и». Поскольку Пай-Хой покрыт каменистой тундрой со скалами, объяснение оронима, которое дали Шренк и Гофман, удовлетворяет всем требованиям, тем не менее недавно предложена и другая этимология — «Косой хребет» с учетом ненецкого пай — «кривой», «косой» (см. «Словарь терминов и других слов, встречающихся в ненецких географических названиях»). Эта этимология ошибочна.

Еще один Паэ-Хой — «Каменный хребет» (у русских — Камень) находится в северной части полуострова Канин. Этот хребет невысок, но тоже каменист, а местами и скалист.

Оронимия Пай-Хоя первоначально состояла исключительно из ненецких названий, как это показано в трудах Шренка и Гофмана, а также на карте знаменитого венгерского путешественника А. Регули, который побывал в районе Пай-Хоя в 1844 г. Однако в настоящее время оронимическая система Пай-Хоя, отраженная и в картографических источниках, сильно изменилась. В этих местах еще в XIX столетии регулярно пасли оленей коми-зыряне (ижемцы). Они же позднее постоянно выполняли обязанности проводников топографических и геологических экспедиций. В результате некоторые ненецкие названия были полностью или частично переведены на коми язык (ср., например, Кузь-Из).

Оронимия Пай-Хоя разделена на три региона: северо-западный и центральный Пай-Хой (севернее реки Ою), юго-западный Пай-Хой (южнее реки Ою), юго-восточные отроги Пай-Хоя и возвышенности между Пай-Хоем и Полярным Уралом.

 

Северо-западный и центральный Пай-Хой (севернее реки Ою)

 

Сывы-Пэ, гора на крайнем северо-западе Югорского полуострова недалеко от пролива Югорский Шар, наиболее  значительная вершина Пай-Хоя близ моря.

Шренк записал название в форме Суввумбай, у Гофмана — Сывы-Пай, Сиве-Пай, в исследованиях более позднего времени обычно Сывым-пе, причем иногда указывается, что русское население называет эту гору Зимний Камень. Русское наименование — перевод ненецкого, так как в ненецком языке сывы — «зима», «зимний». О звуке «м» см. Пай-Хой.

Толкование «Зимняя скала», «Зимняя гора» находим уже в трудах Шренка и Гофмана. «Суввумбай,— пишет Шренк,— зимняя скала, названная так по множеству озер, которые, находясь в ее окрестностях, изобилуют рыбой и дикими гусями, так что самоеды, запасаясь здесь во время лета съестными припасами, преспокойно могут зимовать в этом месте».

Париденя-Пэ, гора между проливом Югорский Шар и Море-Из к ВЮВ от Сывы-Пэ. Название зафиксировано Шренком в форме Париденопай с переводом «Черная скала» и указанием, что гора названа так по наружному виду. Гофман приводит формы Париденя-Пай, Паридиенье-Пай с толкованием «Черная гора». В трудах по геологии, относящихся к первой половине XX в.,  упоминаются Черные горы, или Перединье-пе.

В ненецком языке париденя — «черный».

Нядэй-Пэ, гора между проливом Югорский Шар и Море-Из к ВЮВ от Париденя-Пэ.

Первая фиксация принадлежит Шренку, записавшему название  Надайпай,  на  карте  Регули  более  точная форма — Нядэй паэ, у Гофмана — Ньяда-Пай, Няда-Пай, в исследованиях по геологии Пай-Хоя, относящихся к первой половине XX в.,  отмечена форма Ньядей-Пе.

Название означает «Мшистая скала» (Шренк), «Мшистая гора», «Моховая гора» (Гофман). Шренк пишет, что округленная вершина этой горы покрыта обильным ягелем.

В ненецком языке няда — «ягель (лишайник, служащий кормом для оленей)», нядэй — «ягельный».

Пев-Пэ, гора между проливом Югорский Шар и Море-Из к ВЮВ от Нядэй-Пэ. Около Пев-Пэ протекает река Певъяха. Шренк приводит название в форме Пеумбай, на карте Регули — Пеум паэ, Гофман фиксирует Пеум-Пай. По объяснению Шренка, гора получила название от речки Певьяга, которая вытекает из близлежащего озера, а «слово пев выражает начало, которое текучая вода берет из какого-нибудь озера». В современном ненецком языке то пев — «место, где река вытекает из озера».

Саля-Пэ, гора между проливом Югорский Шар и Море-Из к ВЮВ от Пев-Пэ.

Название засвидетельствовано Шренком в форме Салебай и переводится с ненецкого языка «Скала мыса», поскольку гора, «как бы образуя мыс, выдается несколько из горной цепи к западу». У Гофмана находим формы Салье-Пай, Сали-Пай, но с менее точным толкованием — «Предгорье». Фактически здесь саля — «мыс», так что переводить надо «Мысовый Камень».

Море-Из, самая высокая гора на Пай-Хое (467 м). Находится вблизи левого берега реки Талота в 70 км на ВЮВ от пролива Югорский Шар.

История этого названия очень поучительна. Первично в данном случае, как и всегда на Пай-Хое, ненецкое наименование Васаимбай, засвидетельствованное Шренком и объясненное им со слов информантов как «Старческая скала», «Старикова  скала». В ненецком языке вэсако — «старик», вэсэй — «старый», «мудрый», компонент «бай» — вариант географического термина пай, передающего ненецкое пэ — «камень», «скала» (подробнее см. Пай-Хой).

Внимательный ко всем деталям, Шренк отмечает также, что Васаимбай, «по-видимому, выше всех лежащих в окрестности» гор и что с этой вершины видно Карское море. Последнее обстоятельство важно для понимания дальнейшей судьбы оронима.

Экспедиция Гофмана в середине XIX столетия также фиксирует ненецкое название, правда, в несколько иных формах — Возаи-Пай с неточным переводом «Седая гора» и Вассаей-Пай, Вассаи-Пай — «Гора старцев». По двум последним формам легко восстановить ненецкое звучание оронима — Вэсэй-Пэ. Однако Гофман во всех случаях приводит и коми-зырянское название горы Море-Пай с характерным добавлением, что коми-зыряне называют эту вершину «вполовину по-русски, вполовину по-самоедски — Море-Паем, ибо с ее вершины видно море и от нее тянется непрерывный ряд гор до моря, то есть до Вайгачского пролива». Ясно, что «русско-ненецкое» название, созданное коми, могло возникнуть только в условиях интенсивных языковых контактов коми (ижемцев), ненцев и русских, при многоязычии, особенно распространенном у коми, и прочном усвоении коми некоторых компонентов ненецкой топонимической системы.

Ненецкое название Море-Пэ, которое в русских источниках пишется также Море-пе, сохраняется еще в работах геологов и географов 30—40-х гг. текущего столетия, однако в послевоенные годы на карте прочно утверждается форма Море-Из, в которой ненецкий по происхождению географический термин пэ заменен соответствующим словом коми языка из — «камень», «гора», «хребет». Очевидно, это изменение произошло в топонимической системе коми-ижемских оленеводов, которые окончательно освоили название, а затем сообщили его топографам, составлявшим карты.

Таким образом, современное название Море-Из, несомненно, связано с освоением оленеводами пай-хойских тундр в XIX—XX столетиях. Напротив, исконное ненецкое название Вэсэй-Пэ — «Старикова гора» — очень древняя топонимическая модель, еще более показательная по той причине, что недалеко от Море-Иза находится «Старухина гора».

Пухуця-Пэ, невысокая вершина южнее горы Море-Из. Шренк записал это название в форме Пугучембай, переводя его «Старушечья скала», и указал, что гора Пугучембай примыкает с юга к Васаимбаю, то есть к Море-Из. Шренк отмечает также, что у подножья Васаимбая и Пугучембая берет начало река Пугучейяга, в современной фиксации Пухуцяяха, то есть «Старушечья река», впадающая в реку Талота.

Толкование названия, приведенное Шренком, не вызывает сомнений, так как ненецкое слово пухуця значит «старуха» (о компонентах м и бай см. Пай-Хой).

Гофман фиксирует это название в формах Пугутсе-Пай и Пучепай, переводя «Камень старой бабы», «Старушечья гора». В картографических источниках середины XX в. гора названа Пуучем-пе. Название Пугучембай образует пару с топонимом Васаимбай не только в смысловом отношении («Старикова гора» — «Старухина гора»), но и по смежности объектов. Трудно сказать, однако, с чем связаны эти названия — религиозно-мифологическими представлениями или какими-то историческими, либо бытовыми моментами.

Близкие по смыслу пары оронимов представлены и в топонимических системах других народов: горы Старик-Камень и Старуха на Среднем Урале, мансийские Ойка-Сяхл — «Старик-гора» и Эква-Сяхл — «Старуха-гора» на Северном Урале и др.

Пензерлаха, гора к ЮЗ от Море-Из. Шренк приводит в формах Пазерлаха, Панзерлаха и дает довольно точный перевод «Барабановидная гора», указывая для слова панзер значение «волшебный барабан самоедов». Действительно ненецкое слово пензер — «шаманский бубен», лаха (раха) — суффикс уподобления, который лучше всего переводить на русский язык словом подобный — «Бубноподобная».

Гофман записал это название в виде Пенселага.

В ненецкой топонимии слово пензер отмечено неоднократно. Можно привести, например, ненецкое Пензер-Седа —«Бубен-сопка» и соответствующее ему коми-зырянское Барабан-Мыльк в Большеземельской тундре.

Сравнение с шаманским бубном (барабаном) — излюбленная метафора не только у ненцев, но и у других северных народов. Таково, например, мансийское название высокой горы Койп — «Бубен» на Северном Урале, которое коми-зыряне перевели на свой язык как Барабан-Из.

Ороним Пензерлаха образует вместе с соседними названиями гор Вэсэй-Пэ (см. Море-Из) и Пухуця-Пэ (см.) группу топонимов, интересных для ненецкой этнографии, а может быть, и мифологии. В мансийской оронимии Северного Урала есть сходная группа названий гор, о которых рассказывается любопытная легенда (см. Ялпынг-Нёр и Койп).

Яраней, одна из значительных гор Пай-Хоя к ЮЗ от Море-Из. Название засвидетельствовано Шренком и Гофманом в форме Яраней, в XX в. записаны также варианты Яроней и Ераней. Шренк переводит Яраней — «Крутая гора».

Поскольку «крутой» по-ненецки лабадяв, лангг, перевод Шренка, видимо, очень приблизителен, однако полностью соответствующего ненецкого оригинала пока найти не удалось. Можно сравнить с ненецкими словами ярнянгы — «находящийся сбоку, в стороне, на краю» и яренась — «быть большим, видным издали», ср. хойярена — «гора хорошо видна на равнине». Конечный элемент не может оказаться ненецким суффиксом ний, который образует имена прилагательные, характеризующие признак предмета по связи с какими-либо особенностями местности.

Ср. название горы Яреней-Мусюр на Приполярном Урале (правый берег реки Кожим близ северо-восточной оконечности хребта Западные Саледы), которое является гибридным ненецко-коми топонимом.

Итарма-Пэ, в источниках XIX в. Итырма-Пай, Итерма-Пай, гора в центральной части Пай-Хоя близ вершины Яраней.

В этом ненецком названии итарма — диалектная форма или неточная запись слова нгытарма. В традиционной ненецкой религии нгытарма — деревянные изображения покойных родственников, которые таким образом продолжают жить в кругу своих семей. Их одевают, «кормят», повсюду возят за собой.

Известный путешественник и беллетрист конца XIX — начала XX в. К. Д. Носилов так описывает нгытарма — изображение покойного мужа одной ненки: «Это... небольшой деревянный чурбанчик, одетый в малицу, пимы и оленью шапочку,— точный, говорят, костюм ее покойного мужа... бабушка очень любит его, часто угощает, мажет ему губы салом...».

Таким образом, название горы связано с культом предков. В этой части Пай-Хоя находятся и другие вершины, которые имеют названия, интересные для ненецкой этнографии и мифологии (см. Пензерлаха).

Тёндер-Пэ, гора в 15 км к ЗЮЗ от Море-Из, одна из значительных гор Пай-Хоя. Шренк записал это название в форме Тоонделаха, связывая его с ненецким словом тоонде — «передняя поперечная доска саней, в которую упираются ноги» и словообразовательным элементом лаха (раха) — «подобный». Однако перевод самого оронима, который дает Шренк,— «Шиповидная гора». По словам исследователя, на вершине есть удлиненные наподобие шипов выступы. Толковать это название надо несколько иначе. Прежде всего уточним звуковую форму и значение ненецкого слова: тёндер — «передок и спинка ездовой нарты». Это позволяет восстановить ороним, зафиксированный Шренком, в виде Тёндерлаха и перевести «Подобная тендеру (передку и спинке ездовой нарты)». Очертания «тёндера» действительно угадываются на фотографии горы в книге С. В. Керцелли, который называет эту вершину уже несколько иначе — Тендериз. По-видимому, ненцы именовали гору по-разному — Тёндерлаха — «Подобная тёндеру» и Тёндер-Пэ — «Гора-тёндер». Название Тёндер-Пэ было впоследствии усвоено коми с заменой ненецкого географического термина пэ — «камень», «скала» на соответствующий коми термин из. Эта форма оронима и была записана Керцелли. Однако на картах утвердилась более оригинальная, собственно ненецкая, форма Тёндер-Пэ — «Гора-тёндер».

Сравнение с «тёндером» — одна из излюбленных моделей образования метафорических названий гор в ненецкой топонимии: холм Тёндер-Седа — «Сопка-тёндер» есть на Ямале, горы Большой и Малый Чёндер — на Приполярном Урале. Относительно последнего названия надо заметить, что ненецкое мягкое ть в некоторых диалектах произносится с шепелявым призвуком и нередко воспринимается русскими как мягкое ч. Именно поэтому геологи, работавшие на Пай-Хое в 30-х гг. текущего столетия, записали название Тёндерлаха — Тёндер-Пэ в виде Чонделага и Чондер.

Хубта-Пэ, одна из главных гряд Пай-Хоя, возвышенность, протянувшаяся с СЗ на ЮВ примерно на 15 км, которая находится в 30 км к ЮВ от Море-Из. Исследователи XIX — начала XX в. засвидетельствовали это название в формах Хуптобай, Хубтобай, Хупто-Пай, Хупту-пай.

Топоним ненецкого происхождения: хубта — «далекий», «дальний», пэ — «камень», «скала», то есть Хубта-Пэ—«Дальний Камень». Названия такого рода в ненецкой топонимии обычны, ср. еще река Хубтаяха — «Дальняя река», ручей Хубтасё — «Дальняя протока», озеро Хубтато — «Дальнее озеро». Каким образом эта возвышенность стала «Дальним Камнем», сказать, конечно, трудно. Вероятно, кое-что могли бы прояснить маршруты давних кочевий и места стоянок, но их еще надо восстановить.

Шренк и Гофман приводят другое объяснение, соответственно — «Долгая скала» и «Длинная гора». Это расхождение скорее всего связано с тем, что коми-зырянские проводники исследователей XIX в. неточно перевели название: в коми языке слово кузь не только «длинный», «долгий», но и «далекий».

Черный-Из, гора в 15 км к ВЮВ от Хубта-Пэ. Это название — перевод ненецкого оронима Париденя-Пэ — «Черный Камень», зафиксированного Шренком в форме Париденопай и отмеченного на карте Регули. Перевод, очевидно, сделал информант коми, владеющий ненецким и русским языками: русское прилагательное черный сочетается с коми географическим термином из — «камень», «гора», «хребет».

Таким образом, на Пай-Хое две горы имели ненецкое название Париденя-Пэ (см.) — «Черный Камень», но судьба этих названий оказалась различной.

Сопча-Мыльк, одна из наиболее значительных вершин юго-восточной части центрального Пай-Хоя. Находится в 75 км к ЮВ от горы Море-Из в верховьях реки Сопчаю. Название это явно недавнего происхождения и является плодом творчества коми-ижемцев. Смысл названия понятен — «Сопчинская сопка», поскольку коми мыльк — «сопка», «холм», а Сопчаю или Сопча — название реки.

Первично  ненецкое  название  горы,  отмеченное Э. К. Гофманом в форме Сава-Пе, а еще раньше П. И. Крузенштерном в форме Сайвай-бай. С. В. Керцелли называет эту вершину Большой Савайбей. В еще более поздних источниках отмечены варианты Сава-бай, Севнайбей,

Объяснить название, казалось бы, можно легко, так как в ненецком языке сава — «хороший», «удачный», пэ — «камень», «скала», однако перевод «Хороший Камень» (Сава-Пэ) внушает большие сомнения в связи с очень любопытными данными Шренка, который дважды обращается к этому интересному названию. В первом случае Шренк приводит название в форме Сайвайбайпай и объясняет, со слов информантов, «Скала слезящихся глаз» (сайва — «глаз», айбай — «влажный», «сырой», пай — «скала»). Далее следует разъяснение: ненцы, проживая здесь весной, когда снег от солнечных, лучей получает ослепительный блеск, возвращаются отсюда всегда с больными, «слезливыми» глазами.

«Глаз» по-ненецки сэв (о передаче ненецкого «э» русским «ай» см. Пай-Хой), «сырой» (правда, о мясе, рыбе) — нгаябэй. Поэтому объяснение местных жителей кажется убедительным, хотя и похоже на народную этимологию.

Во втором случае Шренк приводит формы Савгайбай и Сайвайайбайпай, сопровождая их переводом «Гора влажных глаз», поскольку с этой вершины из-за тумана редко можно осматривать окрестности и всегда смотришь как бы влажными и мутными глазами. Это объяснение еще больше походит на народную этимологию.

Только уточнение ненецкой формы может прояснить это интересное название.

Кузь-Из, гряда в юго-восточной части центрального Пай-Хоя к В от горы Сопча-Мыльк.

По Шренку, в этих местах находится гора Хуптобай — «Длинная скала» (ненецкое Хубта-Пэ — «Дальний Камень»).  Коми-зырянское название Кузь-Из можно переводить как «Длинный Камень» и как «Дальний Камень». Этот ороним, безусловно,— калька с ненецкого названия. Подробнее см. Хубта-Пэ.

Таким образом, на Пай-Хое две горы имели ненецкое название Хубта-Пэ. Судьба этих названий оказалась столь же различной, как и двух оронимов Париденя-Пэ (см. Париденя-Пэ и Черный-Из).

Сюнды-Пэ, гора на юго-восточном конце центрального Пай-Хоя к ВЮВ от Сопча-Мыльк. У Шренка фигурирует в формах Синдупай и Сунде-бай, но не объяснено, у Гофмана — Сюнды-Пай.

В ненецком языке сюнды — «безрогий олень», пэ — «камень», «скала», следовательно, Сюнды-Пэ — «Камень безрогого оленя».

Юго-западный Пай-Хой (южнее реки Ою)

Сиртя-Пэ, небольшая возвышенность на крайнем западе Пай-Хоя вблизи моря. Здесь же берет начало река Сиртяяха, впадающая в Печорское море. Перевод названий — «Гора сиртя» и «Река сиртя». В ненецких легендах сиртя — маленькие человечки, которые живут под землей и по временам выходят на поверхность. По мнению многих ученых, предания о сиртя содержат элемент исторической правды: некогда в арктических тундрах обитало какое-то древнее население, которое затем вымерло или растворилось среди ненцев. Эти предания о сиртя во многом аналогичны русским сказаниям о чуди белоглазой, якобы тоже укрывшейся под землей, когда стало известно о приближении русских. В связи с этим интересно, что в ненецком языке слово  сиртя  употребительно  и  в  значении  «чудь», обозначая финские племена в их совокупности.

В ненецкой топонимии названия, содержащие слово сиртя, встречаются довольно часто, например, Сиртято — «Озеро сиртя», Сиртя-Седа — «Сопка сиртя» и т. п. Они, возможно, будут полезны для выявления мест былых контактов ненцев с предшествующим населением.

Ямб-Пэ, продолговатая возвышенность, которая протянулась почти на 20 км с СЗ на ЮВ по левому берегу реки Ою. От Югорского Шара до Ямб-Пэ — 50 км. Название записано Гофманом в форме Ям-Пай и правильно переведено «Длинная гора», поскольку в ненецком языке ямб — «длинный», «долгий», «продолговатый», пэ — «камень», «скала». Ороним точно передает характерную продолговатую форму объекта. На карте Регули Ямбо паэ.

Еще одна гора Ямб-Пэ находится в тундре на правобережье Кары. Вообще названия со словом ямб в ненецкой топонимии, как и соответствующие по значению топонимы в языках других народов, встречаются очень часто: Ямбъяха — «Длинная река», Ямбто — «Длинное озеро» и т. п.

Падея-Хой, или Падея, хребет, идущий с ЗСЗ на ВЮВ вдоль левого берега реки Ою. Его северозападный конец находится в 20 км от возвышенности Ямб-Пэ. Наиболее значительная вершина на хребте — Большая Падея, вторая по высоте гора на Пай-Хое с отметкой 428 м.

Точная ненецкая форма названия пока не установлена, и это создает большие трудности для его объяснения. Шренк приводит формы Падаягой, Падая, Гофман — Пайдая, Пайдайская цепь. В трудах более поздних исследователей Пай-Хоя, в частности, в работах советских геологов 30—40 гг. еще больший разнобой: хребет именуется Паэ-Дая-хой, Пай-Дая-Хой, гора Паэ-Дая, Падэя, Паэдо-я, Пайда-я.

Никто из исследователей Пай-Хоя не объясняет это название, кроме Шренка, который указывает, что Падаягой — «Хозяйский хребет», но «хозяин» по-ненецки ерв, и на чем основывается Шренк, непонятно. Возможно, что его толкование по той или иной причине ошибочно. До тех пор, пока не будет установлена точная ненецкая форма названия, попытки объяснения скорее всего окажутся неудачными, впрочем, колебание Паэ-Пай в первой части оронима наводит на мысль о том, что здесь перед нами ненецкое слово «пэ» — «камень», «скала». Но это, разумеется, только предположение.

Xэхэ-Пэ, гора в юго-восточной части хребта Па-дея-Хой. Название отмечено Гофманом в форме Гэгэ-Пай с переводом «Кумир-гора». В правильности этого интересного с этнографической точки зрения толкования сомневаться не приходится, так как ненецкое хэхэ — «идол», «дух-покровитель». Слово хэхэ часто встречается  в  ненецкой  топонимии:  Хэхэто — «Идольское озеро», Хэхэяха — «Идольская река».

Янгорэй-Хой, возвышенность в верховье реки Янгорэйяха, крупного правого притока Коротаихи, примыкающая с ЮВ к хребту Падея-Хой.

Первая фиксация названия принадлежит Шренку, который записал его в формах Янггарей, Янггарейгой и толкует «Кривой хребет», «Отвращающийся хребет», указывая в то же время, что возвышенность получила название по соседней одноименной реке. Дело в том, что река Янгорэйяха первоначально течет на ЮВ параллельно юго-западной гряде Пай-Хоя, а затем круто поворачивает на ЗЮЗ и далее на 3 к Коротаихе.

По-ненецки янгорэй — «линия, образующая изгиб и идущая в обратном направлении». Именно такой изгиб и делает река Янгорэйяха. Поскольку первичен здесь гидроним, более точен перевод — «Янгорэйский хребет».

Хаардарапай, гора на ВЮВ от хребта Падея-Хой. Название приведено в форме, записанной Шренком, в специальных работах первой половины XX в.— Хаардары, Хаардары-Хой.

Топоним объяснен Шренком: у горы Хаардарапаи несколько зубчатых вершин, напоминающих развалины замка, поэтому оленеводы сравнили их с укрепленным городком. В ненецком языке харад, хард — «город», следовательно, название действительно может означать «Камень, похожий на город». Неясный элемент ара, видимо, искаженный суффикс уподобления раха, который надо переводить словом «подобный». Значит ороним первоначально мог иметь вид Харадраха-Пэ, Харадраха-Хой. Изменения в звуковом составе возможно произошли еще в ненецком языке, или ошиблись ученые, записавшие названия.

Маяло-Хой, гора на ВЮВ от Хаардарапая. Первая фиксация принадлежит Шренку, который упоминает горный кряж Маалагой близ Хаардарапая и дает следующее красочное объяснение названия: Маалагой — «палатовидный хребет, потому что на постепенно возвышающейся ровной поверхности его выдаются, подобно муравейникам, маленькие конические зубчики или верхушки, которые так обманчиво представляют вид отдельных палаток».

Форма Маяло-Хой отмечена в специальных работах по геологии Пай-Хоя, относящихся к первой половине XX в.

Название следует восстановить в форме Мялаха-Хой, где ненецкое мя — «чум», лаха — суффикс уподобления, употребляемый с существительными второго класса, к которым относится и слово мя, хой — «гора», «хребет», то есть Мялаха-Хой —• «Хребет, подобный чуму».

 

Юго-восточные отроги Пай-Хоя
и возвышенности между Пай-Хоем
и Полярным Уралом

 

Пензя-Пэ, гора на левом берегу реки Силоваяха близ ее впадения в Кару. Гофман приводит в формах Пензе-Пай, Пенсе-Пай с достаточно точным переводом «Ключевая гора», «Гора источников». В ненецком языке пензя — «лог», «овраг»,  «высохший ручей с крутыми берегами».

Малый Едуней, небольшой хребет широтного направления на левом берегу реки Силоваяха в 55 км йа ВЮВ от горы Сопча-Мыльк, находящейся на юго-восточном конце центрального Пай-Хоя. См. Большой Едуней.

Нимтэм-Мыльк, гора на левом берегу реки Силоваяха в 12 км на ЮЮЗ от хребта Малый Едуней.

Слово нимтöм в языке коми «безымянный», мыльк — «сопка», то есть Нимтбм-Мыльк — «Безымянная сопка». Очевидно, кто-то из проводников, будучи по национальности коми, сказал, что у этой сопки нет названия, а топографы восприняли сказанное как наименование и нанесли на карту.

Большой Едуней, хребет между реками Кара и Силоваяха в 20 км к В от горы Нимтэм-Мыльк, идет с С на Ю, а затем поворачивает на ЮВ. Его длина около 20 км, наиболее значительная вершина — гора Едуней. Этот хребет находится всего в 45 км от северной оконечности  Полярного  Урала — горы  Константинов Камень.

В научной литературе, начиная с Гофмана, засвидетельствованы также формы Ёденей, Ёдиней, Едыней, Юденей.

В «Словаре терминов и других слов, встречающихся в ненецких географических названиях», утверждается, что топоним Едуней — искаженное ненецкое прилагательное едёйний, образованное от едёй — «возвышенность», «угор», «склон», «откос» с помощью суффикса ний, указывающего на признак предмета по связи с какими-либо особенностями местности.

Значение «обладающий возвышенностями» проясняется в свете замечания Шренка, что на этом хребте пять отдельных округленных вершин. Но сам Шренк утверждает, что хребет называется Енданейгой, якобы потому, что около его подножья обычно кочевал ненец по имени Ендана.

Нямда-Хой, возвышенность в верховьях рек Си-бирчатаяха и Нямдаю, которые она и разделяет. Находится к ЮЗ от горы Нимтэм-Мыльк и приблизительно в 60 км на ЮЮВ от горы Сопча-Мыльк на Пай-Хое.

П. И. Крузенштерн приводит формы Нямдахой, Ням-дохой, указывая, что на этой горе берут начало реки Сибирца и Нямда-Яга. Интересные сведения находим у Шренка, который переводит название реки Намдояга — «Роговая», связывая его с ненецким словом нямд — «рог», и указывает, что Намдояга начинается на невысоком горном хребте Намдогой и что первично название хребта. Далее следует объяснение: раньше в этих местах было много диких оленей и потому часто попадались их рога. Отсюда — «Хребет оленьих рогов» или просто — «Роговой хребет».

Несколько иначе объясняются ненецкие названия с компонентом нямд в «Словаре терминов и других слов, встречающихся в ненецких географических названиях»: они производятся от глагола нямдоць — «иметь рога», «быть рогатым», причем подчеркивается, что образованные от этого глагола имена выступают также в значениях «со множеством притоков», «ветвистый», «разветвленный». Нямдахой имеет несколько отрогов, так что и такое толкование может оказаться верным.

Наиболее убедительно, однако, объяснение геолога Г. А. Чернова: оленеводы-ненцы назвали реку Нямдой потому, что неоднократно находили в этих местах бивни мамонта («рога»).

Названия со значением «рогатый», «роговой» часто встречаются в топонимии разных народов: на Полярном Урале есть река Роговая, на берегах которой тоже неоднократно находили бивни мамонта, а на Приполярном Урале гора Сюра-Из, в переводе с коми языка — «Рогатый Камень», «Роговой камень».

Пембой, возвышенность в междуречье Силоваяхи и ее правого притока Хальмеръю к ЮВ от Нямда-Хой и в НО км на ЮЮВ от горы Сопча-Мыльк на Пай-Хое. До ближайших гор Полярного Урала, отделенных долинами Хальмеръю и Кары, от Пембоя около 40 км на В. Наиболее значительная вершина — гора Пембой (407 м). В книге Гофмана название приведено в формах Паембой, Поембой, Шренк именует эту возвышенность Носипаембой и переводит «Малая скала песцов».

Финно-угровед А. И. Туркин видит в названии Пембой сочетание ненецкого пэ — «камень», «скала», «каменный» со среднеувеличительным суффиксом мбой, переводя «Довольно каменистый, скалистый». Скалы на Пембое есть, и Туркин, очевидно, прав, тем более что сам Шренк упоминает еще гору Паембой на Тимане, которую иначе называет Малый Камень.

Седе-Пэ, обширная возвышенность, примыкающая с юга к хребту Пембой. Находится в 35—40 км от Полярного Урала. Простирается с С на Ю, а затем с СВ ка ЮЗ более чем на 30 км. У Гофмана название зафиксировано как Сидыя-Пай, Сиди-Пай. В работах специалистов по геологии Пай-Хоя и Полярного Урала также Сиде-пе.

В ненецком языке седе — «большая сопка»-, следовательно, Седе-Пэ переводится «Камень с большой сопкой», но должны учитываться и формы Сидыя-Пай, Сиди-Пай, Сиде-пе, которые можно сравнить с ненецким сидя — «два», «две», принимая толкование «Два камня». На возвышенности действительно две значительных вершины. В ненецкой топонимии такие названия обыкновенны: в источниках фигурируют Сидеэвок — «Две головы» и Сиденеу-седа — «Двуголовая гора».

Номъя-Мыльк, гора в 18 км к ВЮВ от Седе-Пэ. В переводе с языка коми «Комариная возвышенность», так как ном — «комар», номъя — «комариный», мыльк — «холм», «бугор», «возвышенность».

 

 

3. ПОЛЯРНЫЙ УРАЛ
(68º30'— 65º40' с. ш.)

 

Название Полярный Урал предложил А. И. Шренк, чтобы отделить своеобразный и очень суровый крайний север Урала с его безлесными горами и тундрами от более мягкого по климату Северного Урала.

В настоящее время под Полярным Уралом понимают ту часть Уральского хребта, которая начинается у берегов Карского моря горой Константинов Камень и заканчивается у верховьев реки Хулга, где начинается Приполярный Урал.

По водораздельному хребту Полярного Урала проходит граница между Коми АССР и Ямало-Ненецким автономным округом. На восточном склоне условная линия разделения Полярного и Приполярного Урала считается границей между Ямало-Ненецким и Ханты-Мансийским автономными округами Тюменской области.

Приблизительно 170 км Полярный Урал идет в южном направлении (до реки Собь), затем около 220 км — в юго-западном. Таким образом, общая длина Полярного Урала несколько меньше 400 км. Его северная меридиональная часть, которую иногда называют Заполярным Уралом, представляет собой мощную горную систему, достигая 60—100 км в широтном направлении, юго-западная часть значительно уже — до 30—50 км. На Полярном Урале много вершин с отметками более 1000 м. Наиболее значительная из них — Пай-Ер (северный) в Собском массиве с высотой 1472 м.

Северная граница Полярного Урала устанавливается по группе так называемых «островных гор» (Константинов Камень — Минисей — Большой Минисей), обособленных от собственно Уральского хребта, и более низких, но тем не менее резко выступающих над уровнем тундры и моря, от которого они отстоят на 40—50 км. Это и позволяет считать «островные  горы» частью Уральского хребта и противопоставлять их таким сопкам северных и северо-восточных предгорий Урала,  как Большая и Малая Хора-Маха, в переводе с ненецкого — «Оленья грива», Паравы-Пэ — «Горелый Камень», Хара-Пэ — «Поворотный Камень» или «Кривой камень», Парисей-Пэ (Парисеэ-Пэ) — «Очень черный Камень», Сибилей (Сибилеэ) — «Сумрачный», «Угрюмый» и др. Коренное население — ненцы — считают, однако, концом Урала именно эти небольшие сопки  прибрежных тундр, называя их Пэмал — «Конец Камня».

Южный предел Полярного Урала устанавливается с большими трудностями и в значительной степени условно. Его обычно проводят несколько севернее верховья Хулги (Ляпина), так что гора Колокольня отходит к Полярному Уралу, а Пай-Ер (южный) — уже к Приполярному.

Местное население четко различает Большой Урал, то есть собственно Уральский хребет с голыми вершинами и высотными отметками свыше 1000 м, и гораздо более низкий (в среднем 150—300 м) Малый Урал — восточные предгорья Полярного Урала в его южной части, обычно отделенные от Большого Урала глубокой продольной долиной и в значительной мере покрытые лесом. Самая высокая вершина Малого Урала (371 м) получила  ненецкое  название  Пирця-Пэ — «Высокий Камень».

Из многочисленных предгорий Полярного Урала особого внимания заслуживают  гряда Чернышева и Мужинский Урал.

Гряда (кряж) Чернышева — западные предгорья Урала, которые протянулись среди Печорской низменности. Это невысокий, но длинный горный кряж, идущий по северо-востоку Архангельской области и Коми АССР параллельно Полярному и Приполярному Уралу с ССВ на ЮЮЗ от верховьев Адзьвы, левого притока Усы, до верховьев Большой Сыни, тоже впадающей в Усу, но уже с правой стороны. Длина гряды — до 300 км, наибольшие высоты — до 200 м.

Гряда Чернышева была открыта известным исследователем и энтузиастом изучения Севера А. В. Журавским в начале XX в. и первоначально фигурировала в научной литературе под наименованием хребта Адак-Тальбей (Адак — горы в тех местах, где Уса пересекает гряду Чернышева, Тальбей — северо-восточное продолжение Адака). Впоследствии этот хребет получил новое наименование — гряда Чернышева в честь известного геолога, исследователя Тиманского кряжа и Урала, академика Ф. Н. Чернышева (1856—1914).

Мужинский Урал (Мужинский Материк), напротив, относится к восточным предгорьям Урала, протянувшимся с СВ на ЮЗ параллельно Полярному Уралу на расстояние до 45 км. Высота Мужинского Урала — до 270 м. Название он получил по селу Мужи, районному центру Ямало-Ненецкого автономного округа Тюменской области, расположенному на реке Малая Обь у северо-восточного конца Мужинского Урала. Местное русское население называет эту гряду Мужевским Уралом, коми — Мужи-Из, ханты — Мужи-Кев-Ур — «Мужинская каменная гора».

В описаниях Полярного Урала, относящихся к XIX — началу XX в., встречается еще наименование Обдорские горы (Обдорский Урал). Так в то время называли часть Полярного Урала — высокие горы, хорошо видные с Оби из района Обдорска (теперь — Салехарда). Название Обдорские горы следует считать устаревшим.

В оронимии Полярного Урала, кроме наиболее древних ненецких, довольно много коми и хантыйских названий, поскольку прибрежные и горные тундры в XIX — XX вв. усиленно осваивались коми-ижемскими и хантыйскими оленеводами. С этим процессом связано и появление отдельных гибридных, например, ненецко-коми названий. Встречаются также русские по происхождению топонимы, преимущественно новообразования, иногда возникшие на основе местных наименований. Оронимия Полярного Урала, соответственно основному орографическому членению, распределена по двум регионам — от Карского моря до реки Собь и от реки Собь до вершины реки Хулга.

 

Полярный Урал от Карского моря до реки Собь

 

Константинов Камень, гора (492 м), северная оконечность Уральского хребта. Вместе с более южными вершинами Минисей и Большой Минисей Константинов Камень образует горный кряж Минисей, что было указано еще Д. Ф. Юрьевым, топографом в экспедиции Э. К. Гофмана. Позднее, в начале XX в., об этом же писал О. О. Баклунд, проводники которого — ханты — относили название Минисей или Минисэ ко всей горной цепи Константинов Камень — собственно Минисей — Большой Минисей, или Аркопай.

Название Константинов Камень появилось при следующих обстоятельствах. Летом 1848 г. отряд Североуральской экспедиции Русского географического общества во главе с начальником экспедиции Гофманом достиг северной оконечности Уральского хребта, а 6 августа Гофман совершил восхождение на самую северную вершину хребта. «Перед нами,— писал он,— открылся вид поразительный. Эта была действительно самая северная гора Уральского хребта, круто падающая в тундру. С высоты ее взор беспрепятственно достигает через непрерывную равнину до моря, отстоящего на 40 или 50 верст...»

По предложению Гофмана, гора была названа Константиновым Камнем по имени председателя только что учрежденного Русского географического общества великого князя Константина Николаевича, сына Николая I. Это было вполне в духе времени. Разумеется, великий князь Константин только считался председателем, фактически же обществом руководил вице-председатель, в то время известный путешественник адмирал Ф. П. Литке.

Однако у этой примечательной горы не могло не быть местных названий, употребляемых коренным оленеводческим населением — ненцами и более поздними пришельцами, тоже оленеводами, коми-ижемцами. И эти названия действительно были записаны советским геологом А. В. Хабаковым. Коми-ижемское Минисей-Пом легко переводится «Конец Минисея» (Константинов Камень — северный конец кряжа Минисей), так как ижемское слово пом, в коми-литературном языке пон, имеет значение «конец». Напротив, ненецкое название Туано-Пэ требует разъяснений.

Сочетание слов ту нгано в ненецком языке означает «пароход» (дословно «огненная лодка»), пэ — «камень», «скала». Можно предположить, что название «Пароходный Камень» гора получили за то, что ее видно с моря, и она служила ориентиром. Впрочем, не менее вероятен и другой повод наименования: кто-то сравнил форму горы с очертаниями парохода. Сейчас уже трудно установить истину. Главная сложность, однако, в другом: как объяснить, что в орониме не ту нгано, а ту ано? Ответ, казалось бы, прост: специфический ненецкий звук нг отсутствует в некоторых диалектах ненецкого языка, в частности, в малоземельском и канинском. Но дело в том, что на территории Полярного Урала распространен большеземельский говор, в котором нг сохраняется.

И  все-таки  в  самой  оронимии  Полярного  Урала можно найти доказательства того, что ту ано — вариант ту нгано: гора Большой Минисей по-ненецки называется Аркамбой вместо ожидаемого Нгаркамбой. Кроме того, на западном склоне Полярного Урала есть две возвышенности, которые наряду с Нганораха называются и Анораха — «Подобная лодке» (на левобережье реки Нярмаяха и восточнее города Воркута). По свидетельству А. И. Туркина, возвышенность, находящаяся восточнее Воркуты, напоминает по форме лодку, опрокинутую вверх дном.

Таким образом, возможно, что Туано-Пэ действительно «Пароходный Камень», но вместе с тем ясно, что это название появилось недавно: после того, как по Карскому морю поплыли первые пароходы (ср. название протоки Пароходская Обь в устье Оби). Поэтому большой  интерес  представляет  и  другое  ненецкое название  Константинова  Камня — Утос-Пэ,  записанное советским геологом Б. Я. Осадчевым. Ороним Утос-Пэ может быть связан с ненецким словом нгуто, по диалектам также нгутус и уту — «нарта без настила для перевозки шестов для чума». Такое название могли дать горе по форме (ср. Тендер-Пэ). Сам Б. Я. Осадчев переводит Утос-Пэ — «Последняя гора», что полностью соответствует географическому положению Константинова Камня, но не укладывается в рамки ненецкого языка, так как «последний» по-ненецки пудана.

В некоторых новых источниках наряду с названием Константинов Камень приводится параллельная форма Нгутоспэ. Это подтверждает нашу версию.

Минисей, или Малый Минисей, гора (525 м) в кряже Минисей, примыкающая с ЮВ к Константинову Камню. У горы характерная острая вершина — трехгранная пирамида, сложенная кварцитовид-ными песчаниками красного цвета, а у юго-восточного склона находится озеро. Угрюмый и величественный пейзаж привлек  внимание  ненцев,  и  гора  Минисей стала их священным жертвенным местом. Об этом писал еще Гофман, а затем и Баклунд, по сообщению которого здесь было главное хранилище ненецких идолов всех обдорских тундр.

По записям А. В. Хабакова, гора называется по-ненецки Минисей-Нум-Пэ, то есть «Священный Камень Минисей». В полном соответствии с этим озеро между горами Минисей и Большой Минисей тоже называется Минисей, или Священное. Во всяком случае, Баклунд зафиксировал его хантыйское наименование Емын-Лор (точнее Емынг-Лор) — «Священное озеро».

Однако с трактовкой самого названия Минисей возникают большие трудности. Шренк, которым зафиксирован ороним Минисейпай — «Камень Минисей», переводит его «Скала конечных куп», то есть проще «Последний Камень». Однако этот перевод, как и загадочное Утос-Пэ — «Последний Камень» (см. Константинов Камень), не находит подтверждения в самом ненецком языке. Возможно здесь сознательный обман со стороны информантов, поскольку речь шла о священной горе, либо они сообщили Шренку значение какого-то другого параллельного или смежного названия.

Разгадку, быть может, находим в трудах финского лингвиста Т. Лехтисало, который собирал языковые и фольклорные материалы у ненцев и опубликовал в Хельсинки сперва книгу о мифологии ненцев, а затем большой ненецкий словарь. В этих работах упомянута и гора Минисей, и божество Минисей, живущее на ней.

Сам Лехтисало производит название Минисей от ненецкого глагола минесь — «нести» и утверждает, что ороним Минисей надо переводить «Носитель». Оказывается, по ненецким преданиям, Минисей — один из «носителей» нашей Земли, поддерживающих ее. Любопытно, что этот титан с Полярного Урала — существо женского пола — бабушка Минисей.

Большой Минисей, самая высокая (635 м) из гор кряжа Минисей. Ее вершина находится примерно в 10 км к ЮВ от Константинова Камня.

Гофман называет Большой Минисей Арка-Пае, или Арка-Пай и переводит «Широкий Утес», но ненецкое слово нгарка, арка имеет значение «большой», пэ — «камень», «скала», поэтому Нгарка-Пэ — «Большой Камень». Надо сказать, что «Большим Камнем» или «Большими Камнями» ненцы называют вообще Уральские горы в их совокупности. На это справедливо указывал еще Баклунд: «под названием Арко-пай (Большой камень) самоеды, живущие в тундре к северу от Урала, понимают Урал вообще к югу от их кочевий».

Неточность Гофмана послужила летом 1909 г. стимулом для Баклунда изменить название горы, тем более что у проводников-ханты, которые не были коренными жителями тундры Полярного Урала, он не сумел узнать ее местного наименования. Баклунд сделал своего рода жест: назвал вершину горой Кузнецовых, богачей, финансировавших его экспедицию и даже принявших, неизвестно из каких побуждений, в ней участие. Название это, однако, не утвердилось на карте, поскольку никаких особых заслуг у Кузнецовых не было. С течением времени за горой закрепляются наименования Аркамбой, Аркамбой-Минисей, Большой Минисей. В сущности, все они имеют одно и то же значение, так как ненецкое аркамбой — производное от прилагательного нгарка, арка — «большой» — переводится на русский язык словами «довольно большой».

Нет, однако, полной уверенности в том, что и это название самобытно, поскольку в одной из специальных работ по оленеводству, написанных в тридцатых годах текущего столетия, упоминается гора Кузнецовых или Хаптем-пэ. Ороним Хаптем-пэ можно сопоставить с ненецким хабт — «кастрированный олень», а особенно с употребляемым по отношению к оленю из небольшого стада хабтенг — «бычишка». В одном из фольклорных текстов, записанных Лехтисало, говорится, что «старуха Минисей запрягла своего бычишку».

Итак, олень-бык (Большой Минисей) везет старуху Минисей (Малый Минисей), а за ними следует нарта с шестами для устройства чума (Константинов Камень) — таким предположительно было в старину образное восприятие группы «островных гор» ненцами-оленеводами.

Нярхала-Хой, хребет к ЮВ от горного кряжа Минисей. Северный конец хребта находится в 6 км от вершины горы Большой Минисей. В переводе с ненецкого языка «Встречный (преграждающий) хребет», так как ненецкий глагол нярхалась имеет значение «пересечь какое-либо место», «встретить что-либо преграждающее путь», «наткнуться на что-либо лежащее поперек». Смысл названия проясняется при взгляде на карту: хребет с двух сторон обходят оленеводческие дороги, идущие от реки Щучьей к берегам Байдарацкой губы. Хахарем-Пэ, гора в 15 км к Ю от Большого Минисея. В таком виде название необъяснимо, однако на новых картах фигурирует другая форма Хэхэри-Пэ. Так как в ненецком языке хэхэ — «дух-покровитель», «идол», а ри — ограничительный суффикс, который переводится с помощью слов «только», «лишь», закономерно толкование «Камень только для идолов».

Худялаха-Пэ, названия двух гор, находящихся соответственно в 11 и 15 км на ВЮВ от Хахарем-Пэ — Большой и Малой Худялаха-Пэ. В старых фиксациях обычно Худилага, Худилага-Пэ. Ненецкое худя — «грудка птицы», лаха — суффикс уподобления, следовательно, Худялаха-Пэ —- «Камень, подобный грудке птицы». Очевидно, название дано по форме объектов.

Панграха-Пэ, гора в 3 км к Ю от Малой Худялаха-Пэ. В переводе с ненецкого «Плоский Камень». Ненецкое слово панг — «колода (на которой рубят дрова, мясо и т. п.)», панграха — «подобный колоде», «плоский».

Ай-Емынг-Кев, гора в 8 км на ВЮВ от Панграха-Пэ. По-хантыйски ай — «малый», емынг — «святой», кев — «камень», то есть Ай-Емынг-Кев — «Малый святой Камень». Пока не установлено, какой объект считается «Большим  святым  Камнем».  Может быть,  Минисейский кряж.

Нгысыхы-Нырд, хребет на правом берегу реки Нярмаяха в 25 км к Ю от Константинова Камня. Главная вершина — гора Нгысыхы-Пэ. Ненецкое слово нгэсы (в диалекте — нгысы) имеет значение «стоянка», «стойбище», «поселок», нгэсыхы, нгысыхы — прилагательное от нгэсы, нгысы. Значит, Нгысыхы-Пэ — «Стояночный Камень», «Стойбищный Камень». Нгысыхы-Нард — гибридный ненецко-коми ороним, который надо переводить «Стояночный отрог».

Лядгей, гора на западном склоне Полярного Урала в 35 км на ЮЮЗ от Большого Минисея. Близ горы берут начало реки Большая и Малая Лядгейяха, составляющие реку Лядгейяха, правый приток Кары.

На карте Регули — Ладахэй паэ. Гофман пишет об утесах Лядагей, под которыми, без сомнения, подразумевается гора Лядгей.

Учитывая ненецкие слова лядхэй — «щель», «расщелина», «трещина» и пэ — «камень», «скала», название можно восстановить в виде Лядхэй-Пэ и перевести «Щелевой (ущельный) Камень».

В ненецкой топонимии известны и другие подобные названия: Шренк упоминает гору Ладхайбай — «Растрескавшаяся скала» на Пай-Хое и приток Коротаихи Ладхейягу в Большеземельской тундре, причем название Ладхейяга он переводит «Рассекающая река», поскольку «глубокая пропасть, в которой находятся ее источники, по-видимому, рассекает холм». Надо думать, что и истоки реки Лядгейяха (точнее Лядхэйяха) на Полярном Урале начинаются в глубоких ущельях.

Оче-Нырд, горный хребет на западном склоне Полярного Урала у правого берега реки Кары в 10 км к ЮЗ от горы Лядгей. Оче-Нырд — хребет ярко выраженного альпийского типа с остроконечными вершинами и гребнями. В северо-восточной части хребта возвышается его главная вершина — гора Нэтем-Пэ (1363 м), в южной части находится гора Гнетью.

История названий Оче-Нырд, Нэтем-Пэ и Гнетью особенно интересна потому, что все они в той или иной степени связаны друг с другом.

Название Оче-Нырд явно недавнего происхождения. Это доказывается принадлежностью географического термина нырд — «отрог» к языку коми и очень поздним появлением оронима на карте: в работах, предшествующих периоду Великой Отечественной войны, он не фигурирует. Напротив, ороним Гнетью известен уже давно. В описании экспедиции Гофмана хребет Оче-Нырд именуется Гнетью-Пае, Нетью-Пае, то есть «Камень Гнетью (Нетью)» или просто Гнетью, Нетью. Бак-лунд в начале XX в. упоминает группу гор под названием Нетью на западном склоне Полярного Урала. Поскольку в коми языке слово ю имеет значение «река», ороним, казалось бы, надо переводить «Гора (реки) Нетью». Но есть факты, которые показывают, что это не так.

Прежде всего нет сколько-нибудь значительной реки Гнетью. Под этим названием известен только ручей. Между тем маловероятно, чтобы мощный хребет заимствовал для себя имя у ручья.

Еще важнее другое. Именно в этих местах в 1837 г. Шренк поднимался на высокую гору Гатоумбай, с которой он видел восточные окраины Пай-Хоя и даже Карское море. Если судить по описанию маршрута, то Шренк совершил восхождение на одну из вершин хребта Оче-Нырд. Объяснение названия в дневнике путешественника отсутствует. Высота загадочного Гато-умбая определена им по барометру в 4190 футов, то есть в 1277 м. Это не только не противоречит версии о том, что Гатоумбай — одна из вершин хребта Оче-Нырд, но и в какой-то степени подтверждает ее. Однако между самими названиями Гатоумбай и Гнетью-Пае или Нетью-Пае столь большая разница, что их сопоставление кажется все-таки крайне рискованным.

Только после долгих поисков нашелся путь, который показал, что перед нами одно и то же название, но записанное по-разному. Этим путем стало сравнительное изучение звукового состава названий.

Прежде всего надо было объяснить колебание «гн» — «н» в Гнетью-Пае, Нетью-Пае. Оно явно указывало на фонетические трудности, которые возникали у русских при усвоении этого оронима. Видимо, в начале слова здесь был звук, отсутствующий в русском языке. Само колебание «гн» — «н» подсказало, что таким звуком мог быть только «нг» (Нгетью-Пае), который передавался то как «гн» (Гнетью-Пае), то как «н» (Нетью-Пае).

Однако самое интересное было обнаружено в немецком оригинале сочинений Шренка. Оказывается, переводчик не обращал внимания на дополнительные знаки, которыми постоянно пользовался Шренк, чтобы точнее передавать звучание ненецких слов. Так, в немецком оригинале ненецкий звук «нг» передается латинской буквой д (г), над которой стоит маленькое п (н), а в русском переводе — просто буквой «г». Поскольку маленькое надстрочное «н» поставлено и над начальным «г» оронима Гатоумбай, фактически надо произносить Нгатоумбай, что сразу же сближает это название с Нгетью-Пае.

В немецком оригинале Шренка находим и другую важную деталь: над буквой «а» в Гатоумбай стоит маленькая латинская буква «у», которая указывает, что это «а» качественно отличается от обычного «а». Сравнение материалов Шренка с данными современного ненецкого  языка  показало,  что  таким,  может  быть и неудобным, способом путешественник хотел обозначить сдвинутое назад ненецкое «э», поэтому читать надо Нгэтоумбай, а не Гатоумбай. Тождественность оронимов Нгэтоумбай, точнее Нгэтоу(м)-Пэ (о компонентах м и бай см. Пай-Хой), и Нгэтью-Пэ не внушает сомнений.

Из всего этого следует, во-первых, что перед нами в обоих случаях ненецкое название хребта, только записанное по-разному, во-вторых, что в этом орониме нет никакого коми слова ю — «река», и название ручья Гнетью определенно вторичное, наконец, в-третьих, что наименование самой высокой вершины Оче-Нырда горы Нэтем-Пэ скорее всего является еще одним вариантом оронима Нгэтоу(м)-Пэ или Нгетью-Пае и должно было звучать в языке-источнике приблизительно как Нгэтем-Пэ.

Для объяснения оронима, выступающего в столь различных вариантах, как Гатоумбай, Гнетью-Пае и Нэтем-Пэ, очень важны сведения, которые содержатся в некоторых исследованиях по геологии Полярного Урала. Оказывается, гора Нэтем-Пэ имеет другое название Оче-Пэ, которое будто бы означает «Главенствующая над всеми». Однако ороним Оче-Пэ скорее всего «сконструирован» из Оче-Нырд и Нэтем-Пэ либо самим местным населением, либо картографами. Он является поздним и в общем-то противоестественным коми-ненецким гибридом: обычно при усвоении ненецкой топонимии коми-ижемцами возникают ненецко-коми-зырянские гибридные названия. Но перевод «Главенствующая над всеми» очень интересен, особенно если его соотнести с загадочным ненецким названием, которое было зафиксировано в разное время в формах Гатоумбай, Гнетью-Пае, Нэтем-Пэ, и сравнить с ненецкими словами нгэтенась — «выдаваться», «выступать», нгэтенана — «выдающийся», «выступающий» или нгэта — «имеющий ноги», нгэтась — «быть с подставкой», «быть с ножками» (то есть тоже «выдаваться» над другими).

Со временем вариант Нэтем-Пэ закрепился за самой высокой горой хребта, а Гнетью — за одной из его вершин, между тем как хребет в целом получил коми название Оче-Нырд, которое представляет собою «вольный» перевод ненецкого топонима — «Сильный отрог», «Мощный отрог»: в ижемском диалекте коми языка отша — «сильный», «мощный».

В заключение добавим, что в работах 30-х — 40-х гг., посвященных геологии Полярного Урала, неоднократно упоминается хребет Уна-Юра или Уна-Юра-Из, местонахождение которого указывается близ слияния рек Большая и Малая Кара. Это позволяет видеть в нем горный массив, называемый теперь массивом Борзо-ва (см.). Однако в некоторых исследованиях среди вершин хребта Уна-Юра-Из упоминаются Гнетью и Оче-Пэ, что сразу же вынуждает отождествить этот хребет с Оче-Нырдом. К сожалению, точно установить местонахождение Уна-Юра-Иза автору не удалось. Значение этого названия в переводе с коми языка — «Многоголовый Камень» (уна — «много», юра — прилагательное от юр — «голова», из — «гора», «камень»).

Если оронимы Уна-Юра-Из и Оче-Нырд действительно обозначают один и тот же хребет, то название Оче-Пэ можно рассматривать как чисто ненецкое, состоящее из междометия нгоцей — «как много» (выражает удивление, восхищение большим количеством чего-либо) и слова пэ — «камень», «скала». Из нгоцей легко могло получиться оче ввиду возможной утраты начального нг (см. Константинов Камень) и замены ненецкого «ц» на «ч» (см. Тёндер-Пэ). В смысловом отношении названия Уна-Юра-Из — «Многоголовый Камень» и Нгоцей-Пэ — «Как много камней» почти тождественны, хотя по структуре они совершенно различны, а ненецкий ороним вообще должен считаться топонимическим казусом. Если это предположение правильно, то название Гатоумбай — Гнетью-Пае — Нэтем-Пэ должно рассматриваться как исконное обозначение главной вершины хребта, а не самого хребта, тогда как наименование Оче-Нырд как поздний ненецко-коми гибридный ороним. Борзова, горный массив на западном склоне Полярного Урала к СВ от места слияния Большой и Малой Кары и к Ю от хребта Оче-Нырд. Назван в честь Александра Александровича Борзова, видного советского географа и геоморфолога, профессора Московского университета (1874— 1939).

Хуута-Саурей, гора (1345 м) близ истоков реки Хуута, относящейся к бассейну Байдараты, в 40 км к Ю от горы Большой Минисей. В источниках первой половины XX в. гора упоминается под ненецким названием Саурей-Пэ — «Камень Саурей» и хантыйским Саур-Кеу, с русским уточнением — Малый Саур-Кеу (см. Байдарата-Саурей). Название Хуута-Саурей возможно сконструировано топографами. Его значение — «Хуутский Саурей», «Саурей около Хууты» в отличие от горы Бай-дарата-Саурей (см.)—«Байдаратский Саурей».

Григорьева, гора в 10 км на ВСВ от Хуута-Саурей. Название дано в честь Н. А. Григорьева, топографа экспедиции О. О. Баклунда.

Байдарата-Саурей, гора в верховьях реки Байдарата в 15 км к Ю от Хуута-Саурей. В начале XX в. Баклунд записал название этой горы в форме Саур-Кеу, или Большой Саур-Кеу. Проводники-ханты перевели — «Гора-заяц». Сам Баклунд добавляет следующее: «Члены экспедиции прозвали ее в отличие от более низкой горы на дальнейшем пути следования, которую остяки также называли «Саур-Кеу» (см. Хуута-Саурей — А. М.), Большой Саур-Кеу. Она является самой высокой в области, посещенной экспедицией 1909 г., и видна издалека с севера и востока». Поскольку в хантыйском языке  «заяц» — шовыр  (в  мансийском — совыр),  а «камень» — кев, объяснение, которое дали ханты, кажется правдоподобным, тем более, что на западном склоне Приполярного Урала есть хребет Заячьи горы. Но оно может оказаться и народной этимологией: ханты приспособили к своему языку не понятное им ненецкое название.

Действительно Гофман пишет, что гора Сабрей-Пае получила название по омывающей ее реке Сабрей-Яга, а гора Саури-Пае — по ручью Саури-Яга. Поскольку Сабрей-Яга у Гофмана без сомнения обозначает Малую Усу, верховья которой далеко отстоят от гор Байдарата-Саурей и Хуута-Саурей, Сабрей-Пае нельзя отождествлять с какой-либо из этих вершин. Напротив, гора Саури-Пае легко отождествляется с Хуута-Саурей, так как близ нее начинается Саурей-Яга — один из истоков Хууты. В то же время к С от горы Байдарата-Саурей находится озеро Саурей-То. Так как топонимический компонент саурей скорее всего представляет собой измененное ненецкое сабряв — «глубокий», есть основание думать, что две горы с реконструируемым названием Сабряв-Пэ получили первоначальное ненецкое название по соседним водным объектам — реке Сабрявъяха и озеру Сабрявто.

Со временем для отличия от более северной горы Саур-Кеу или Малый Саур-Кеу, которая теперь именуется Хуута-Саурей, гора Большой Саур-Кеу получила наименование Байдарата-Саурей, то есть «Байдаратский Саурей». Новые названия громоздки, но удачнее предложенных Баклундом хотя бы потому, что гора Хуута-Саурей (Малый Саур-Кеу) несколько выше, чем гора Байдарата-Саурей (Большой Саур-Кеу).

Xойды-Пэ, гора в 7 км от озера Малое Щучье (1218 м). В ненецком языке слово хой — «гора», «хребет», ды — суффикс относительных прилагательных. Значение «Хребтовый Камень» подтверждается расположением  этой  горы  на  водораздельном  хребте, отделяющем истоки рек восточного склона — Байдараты и Щучьей от рек западного склона — Кары и Усы. В источниках XIX в. наряду с Хойды-Пай встречается также форма Хаюды-Пай. Скорее всего она ошибочна.

Хар-Наурды-Кев,  гора  близ  истока  реки Большая Уса в 30 км к Ю от Хойды-Пэ (1240 м). Толкование оронима без указания на языковой источник находим в отчете Баклунда — «Бык скакал-камень», «Бык перескочил».

У Баклунда проводниками первоначально были ханты, и это название как раз хантыйского происхождения. Проводники перевели его очень точно: в обдор-ском диалекте хантыйского языка хар — «олень (бык)», наврты — причастие настоящего времени от глагола со значением «прыгать», «скакать», кев — «камень», дословный перевод — «Камень скачущего быка».

Сыум-Кев, обширный горный массив на восточном склоне Полярного Урала в междуречье Лонготъегана и Щучьей. От горы Хар-Наурды-Кев до северного конца массива Сыум-Кев 30 км на В. Длина массива с ССЗ на ЮЮВ до 25 км, ширина с 3 на В — до 15—20 км. Вершина представляет собой огромное каменистое плоскогорье.

В литературе по оленеводству есть данные, что Сыум-Кев в переводе означает «Туман-Камень». Название такого рода в горах вполне возможно, особенно для высокого плоского массива, на котором часто держится туман. Языковые данные подтверждают эту версию. Термин кев в хантыйском языке — «камень». В обдорском диалекте хантыйского языка «туман» — сив. Поскольку звук «с» в этом хантыйском слове произносится твердо, русские слышат приблизительно сыв. Звук «м» вместо «в» мог появиться как в хантыйском, так и в русском языках вследствие расподобления одинаковых звуков «в»: Сыув-Кев перешло в Сыум-Кев.

В некоторых источниках Сэми-Кеу, Сэмкев. Это усложняет задачу. Возможно, не обошлось без влияния со стороны ненецкого синё — «туман», или же толкование «Туман-Камень» ошибочно.

Няро-Пэ, гора на правом берегу реки Щучья в 15 км к С от массива Сыум-Кев. На карте Регули Нярэбэ. Еще одна гора Нярэбэ (Регули), Няребе (Юрьев), Нераби (Гофман) находится в верховьях Войкара.

Ненецкое няро — «чистый (в смысле «неоскверненный»)». На «чистое» место оленеводы перекочевывали с «оскверненного» после чьей-либо смерти. Следовательно, Няро-Пэ — «Чистый (неоскверненный) Камень».

Нягор-Нэо-Пэ, гора в 5 км к 3 от северозападной оконечности массива Сыум-Кев. Картографическая форма неточна. Ненецкое название восстанавливается в виде Няхар-Нгэва-Пэ, где няхар — «три», а нгэва — «голова», то есть «Трехголовый камень». На горе действительно три вершины.

Харче-Рузь, горный массив на левом берегу реки Лонготъеган южнее массива Сыум-Кев. Массивы отделены друг от друга узкой долиной широтного направления, по которой через озера Харчерузьлор течет речка Харчерузь.

Интересный во многих отношениях гибридный оро-ним, в котором соединены хантыйское лор — «озеро», коми рузь — «отверстие», «дыра», ненецкое харци — «зад», «задница». Это не очень изящное по смыслу название представляет собой яркую профилактическую метафору: в таких долинах зимой свирепствуют северозападные и западные ветры с обильными снегопадами, и они очень опасны для путников. Коми-ижемцы имеют даже специальное обозначение для таких мест тола рузь — «ветреная дыра», по смыслу близкое к гибридному названию Харче-Рузь.

Хребет получил свое имя в результате переноса по  смежности.  По-видимому,  первоначальным  было ненецкое название.

Яр-Кев, гора на правом берегу реки Лонготъеган в 10 км к Ю от массива Харче-Рузь. Гибридное название, в котором ненецкое яр — «край», «бок», хантыйское кев — «камень», т. е. «Крайний Камень», «Боковой Камень». Это последняя сравнительно высокая гора по течению Лонготъегана (701 м).

Лонготъеган-Тай-Кев, гора в верховье реки Лонготъеган, левого притока Оби. Хантыйский по происхождению ороним: кев — «камень», тай — «вершина», следовательно, «Камень в вершине Лонготъегана».

Xарбей, гора в междуречье Большого и Малого Харбея, составляющих реку Харбей, левый приток Оби. Находится в 15 км южнее горы Лонготъеган-Тай-Кев. Северная часть водораздельного хребта между Большим и Малым Харбеем именуется Харбей-Хой — «Хар-бейский хребет», южная — Харбей-Нырд — «Харбейский отрог». Гора и хребты получили название по реке Харбей (в некоторых ранних источниках Харуа-яга — «Лиственничная река», ср. ненецкое харв — «лиственница»).

Хабин-Сово, гора на левом берегу реки Харбей, примыкающая с ЮВ к хребту Харбей-Нырд. В трудах исследователей начала XX в. Хабин-Саво. Вероятно, ненецкая форма должна иметь вид Хаби-Сава с переводом «Хантыйская шапка», «Хантыйский капюшон» (хаби — «ханты», сава — «шапка», «капюшон»). Такое название гора могла получить за свою форму.

Масло, возвышенность на левобережье реки Лонготъеган в 50 км восточнее гор Харбей и Ханмей.

В одном из сборников «Советское оленеводство» дана такая характеристика этому интересному району, которая объясняет его название.

«Район является местом проходных путей и осенних нажировочных пастбищ, пользующихся среди оленеводов большой известностью».

«Особенную славу нажировочного пастбища этот район получил благодаря большому количеству озер, окруженных широкими поясами злаково-осоковой растительности, среди которой обильно представлены чистые заросли злака кольподиум и водной осоки. Эти нажировочные растения поедаются даже тогда, когда озера замерзают и бурая листва остается торчать надо льдом».

Нетрудно понять, что этот оленеводческий рай получил название Масло.

Ханмей, гора (1333 м) на восточном склоне Урала в верховьях рек Большой и Малый Ханмей, составляющих реку Ханмей, левый приток Соби. Название записано также в формах Ханмей-Ю-Из (коми ю — «река», из — «камень», «гора», «хребет») и Ханмей-Хой (ненецкое хой — «хребет», «гора»). Весь массив, в котором находится гора Ханмей, по-русски называют Ханмейским хребтом.

Пон-Пель-Из, гора в вершине реки Большой Ханмей между горой Ханмей и Большим Пайпудынским хребтом.

Название из языка коми: пон — «собака», пель — «ухо», из — «камень», «гора», «хребет», то есть «Камень Собачье Ухо». Видимо, метафора по форме.

Большой Пайпудынский, хребет. Протянулся с СВ на ЮЗ более чем на 20 км вдоль берега левого притока Соби реки Большая Пайпудына, в некоторых источниках — Пэ-Пудына.

Компонент пай — отражение ненецкого пэ (см. подробнее Пай-Хой) — «камень», «скала», пудана — «последний», «конец», а если это причастие совершающегося действия от глагола пудась — «быть последним, замыкающим», которое тоже имеет форму пудана, то — «замыкающий»,  «находящийся  позади».  Следовательно, значение оронима — «Конец Камня», «Находящийся позади Камня» и т. п. Смысл названия понятен: если двигаться по Соби (Собскому переходу) вверх, Большой и Малый Пайпудынские хребты будут последними высокими хребтами Полярного Урала.

В одном исследовании по оленеводству указано, что ненцы называют Пэ-Пудына — «Конец Урала» горную долину, в которой берут начало Собь и Уса.

Есть, однако, и сложность: во всех источниках фигурируют Пайпудына, Пайпудынский, а не Пайпудана, Пайпуданский.

Малый Пайпудынский, хребет. Западнее Большого Пайпудынского хребта, направление с СВ на ЮЗ. Длина хребта — 30 км, то есть Малый Пайпудынский хребет длиннее Большого Пайпудынского. Дело, очевидно, в том, что этот хребет получил название по протекающей рядом реке Малая Пайпудына. Таким образом, меньшая река дала название большему хребту, а большая — меньшему. В топонимии такие явления обычны. Пендирма-Пэ, точнее Пендерма-Пэ, гора (1221 м) в южной части Малого Пайпудынского хребта. В формах Пендырма-Пай, Пендырма-Паэ название записано еще экспедицией Гофмана.

Ороним объясняется специалистом по коми языку А. И. Туркиным: ненецкое пендерць — «греметь» (о выстреле); «рваться, взрываться» (например, о снарядах), ма — суффикс места действия, пэ — «камень, скала», то есть буквально «Гора громов, взрывов». Может быть, лучше перевести как «Гора, где стреляют, взрывают» (ср. в русской топонимии частое название Стрелебная гора).

Падьяха-Мусюр, небольшой хребет на левобережье Соби в 10 км на ЮЮВ от Пендирма-Пэ. Гибридное название: коми мусюр — «водораздельная возвышенность», Падъяха — ненецкое название Соби, т. е. «Соб-ская возвышенность».

Ния-Хой, хребет на западном склоне Урала, примыкающий с СВ к хребту Малый Пайпудынский. У хребта Ния-Хой берет начало река Нияю, впадающая в Большую Усу и отделяющая его от горного кряжа Енгане-Пэ.

Гибридное коми-ненецкое название со значением «Лиственничный хребет»: коми ния — «лиственница», ненецкое хой — «хребет». В названии Нияю оба компонента из языка коми (ю — река). Первично скорее название реки, тем более что оно в языковом отношении однородно, впрочем, в коми-ижемском диалекте ненецкое хой — «хребет» могло оказаться прочно освоенным и стать уже словом коми. В этом случае ороним Ния-Хой в целом является фактом коми языка.

Енгане-Пэ, обособленный горный кряж на западном склоне Полярного Урала между хребтом Ния-Хой и грядой Хановей-Мусюр. Направление — с СВ на ЮЗ, длина — 40 км, максимальная высота — 838 м.

Толкование дано уже П. И. Крузенштерном: Ега-непай — «Отдельный Камень». Многократно это название приводит Гофман в формах Енгане-Пае, Енга-Пае, Енгане-Пай с указанием, что в переводе с самоедского, то есть ненецкого, языка оно означает «Особенный Камень», «Отдельная скала». Неточность здесь только в форме ненецкого слова, весьма трудного для восприятия русскими — янггня — «отдельный», «обособленный», ороним в целом — Янггня-Пэ.

В. Н. Латкин в первой части своего известного дневника о путешествии на Печору упоминает отдельные горы в верховьях Усы и по реке Елец с названием Энгыль-пай, в переводе — «Сторонний Камень». С учетом перевода, это искаженное Енгане-Пэ.

Кроме Енгане-Пэ на западном склоне Полярного Урала, есть еще небольшая обособленная гора с этим же названием в восточных предгорьях Полярного Урала на левом берегу реки Щучьей примерно в 60 км на ВЮВ от горы Байдарата-Саурей. Наконец Гофман упоминает об отдельной горе Енгане-Пай, или Енган-Бай — «Особенный Камень» недалеко от перехода из верховий Лемвь! в долину реки Кожим. Это уже на Приполярном Урале.

Хановей-Мусюр, почти меридиональная по направлению гряда, протянувшаяся в западных предгорьях Полярного Урала более чем на 30 км. Она находится к ЮЗ от кряжа Енгане-Пэ и к ЮЮВ от города Воркуты.

В коми языке мусюр — «водораздельная возвышенность», в ижемском диалекте коми языка слово ханазэй, заимствованное из ненецкого ханавэй — «ястреб». Перевод А. И. Туркина — «Ястребиная возвышенность».

Полярный Урал от реки Собь до вершины реки Хулга

Рай-Из, горный массив, которым начинается юго-западная часть Полярного Урала. От Салехарда до восточного подножия Рай-Иза приблизительно 45 км. С СВ массив ограничен долиной реки Собь, левого притока Оби, на 3 и ЮЗ примыкает к северо-восточной оконечности Собского массива. В поперечнике достигает 25 км. Высота — до 1177 м.

Известный геолог академик А. Н. Заварицкий так характеризует вид на Рай-Из из Салехарда: «В панораме гор, развертывающейся на запад от Оби, массив Рай-Иза выделяется среди всей цепи Уральских гор своим величественным видом. Пай-Яр значительно более удален, а горы к северу заметно ниже вершин Рай-Иза».

В статьях исследователя Полярного Урала советского ботаника Б. Н. Городкова, посвященных бассейну Соби, неоднократно упоминается и Рай-Из (Райский Камень), причем, как пишет Городков, «это название, по-видимому, не существует в действительности, а придумано некоторыми зырянами из юрт Лабытнанги». Ороним, который почему-то считался фикцией, в настоящее время прочно утвердился на карте, но возник он недавно. Поскольку в коми языке есть слово рай, заимствованное с тем же значением из русского языка, а из — «камень», «гора», «хребет», то Рай-Из действительно может оказаться «Райским Камнем», как это написано у Городкова. Правда, надо обладать очень мрачным юмором, чтобы массив, известный сильнейшими на Полярном Урале ветрами, где, как пишет Заварицкий, «скалы и глыбы породы совершенно голы, и на них отсутствует даже обычная лишайниковая растительность», так что трудно накормить лошадей, называть «Райским Камнем». Но ведь мы не знаем обстоятельств, при которых возникло это название.

Есть, однако, и другие данные. В одной из своих работ геолог А. В. Хабаков пишет, что на языке коми массив Рай-Из называется Грана-Из. Хабаков, видимо, считал название Рай-Из русским по происхождению, и это, конечно, неверно, но его сообщение очень ценно. Слово грана в коми языке — прилагательное, образованное от существительного гран — «грань», «ребро», и тогда, если это не метафора («Граненый Камень»?), Грана-Из — «Пограничный Камень» (ср. русское грань в смысле «граница», причем такой оттенок значения зафиксирован и в языке коми). Рай-Из — действительно «грань», если продвигаться по долине Соби, древнейшему пути через Урал, поскольку он ближе других горных массивов к Салехарду.

Что касается оронима Рай-Из, то это параллельное название могло возникнуть в условиях коми-русского двуязычия и в результате замены коми гран, грана на близкое по смыслу русское слово край («Крайний Камень») с последующей переработкой слова в финно-угорской среде: в коми-заимствованиях из русского языка, особенно ранних,  первый из двух согласных нередко отпадает, ср., например, коми ладейтны и русское владеть.

А. И. Туркин в «Кратком коми топонимическом словаре» пишет, что «на территории Коми АССР отмечено несколько небольших деревень под названием Рай», которое, по его мнению, происходит из прибалтийско-финских языков (карельское райа — «граница», «рубеж»). Эти факты также можно использовать при объяснении названия Рай-Из.

Нырд-Вомэн-Из, в картографических источниках часто Нырдомен-Из, гора, примыкающая с СЗ к массиву Рай-Из. У ее восточного подножья берет начало река Нырдвомэншор, левый приток Соби. В переводе с коми языка эти названия соответственно означают «Гора поперек отрога», «Ручей поперек отрога» (нырд — «отрог», вомбн — «поперек»). Трудно сказать, что первично — название горы или реки.

Черная, гора (1022 м), примыкает с Ю к массиву Рай-Из. Название это, по сообщению А. Н. Алешкова, дано Североуральской комплексной экспедицией Академии наук и Уралплана в 1924 г. Причина наименования раскрыта А. Н. Заварицким: «В ясный день уже издали, из  Обдорска  видны  некоторые  характерные  черты геологии  и орографии  Рай-Иза.  Невольно обращает на себя внимание... желтоватая или буроватая окраска главной части массива, заметно отличающая его от примыкающих гор более темного цвета. Эта часть массива обнажена, как одно целое, и примыкающая к ней с южной стороны высокая Черная гора, отделенная от бурого массива долиной Черной речки, представляется как расположенный по соседству самостоятельный кряж...» Гора Черная сложена темными породами — габбро и габбро-амфиболитами, тогда как Рай-Из — перидотитами, обладающими  характерной  желто-бурой  корой  выветривания.

На различия в окраске гор, сложенных разными породами, еще раньше обращало внимание местное население. Так, на левом берегу реки Собь примерно в 20 км от Рай-Иза есть небольшая гора Герд-Из. Эта гора тоже сложена перидотитами с яркой желтоватой корой выветривания. «Название Герд-Из,— пишет За-варицкий,— значит Красная гора и, очевидно, дано благодаря яркой окраске пород». В языке коми горд — «красный», из — «камень», «гора», «хребет».

Собский массив, горный массив, идущий с ВСВ на ЗЮЗ от верховья реки Собь, левого притока Оби, к верховьям реки Кёчпель, левого притока Усы. На В ограничен массивом Рай-Из, на ЮЗ — Войкар-Сыньинским массивом. Длина Собского массива — около 60 км, наиболее значительная вершина — Пай-Ер.

Исследователь Полярного и Приполярного Урала геолог А. Н. Алешков писал, что Собский массив, «если не считать косвенных указаний Э. Гофмана, был открыт Н. А. Куликом в 1913 г., а в 1924 г. в первый год работ Североуральской экспедиции он им же был частично обследован».

Назван массив по реке Собь, к верховью которой примыкает на СВ.

Б. Н. Городков отмечает интересную деталь, имея в виду массив Рай-Из: «На карте Регули перидотитовый массив в верхнем течении Соби назван Соб-Кеу (Соб-ские горы)». Ясно, что на возникновение русского оро-нима Собский массив могло повлиять хантыйское название смежного массива, которое дословно переводится «Собский Камень».

Хара-Матолоу, гора в Собском массиве близ одноименного перевала, ведущего с восточного склона по верховьям реки Хара-Матолоу, правого притока Соби, на западный — в верховья реки Харута, относящейся к бассейну Усы.

Первично наименование перевала. У Шренка ненецкое матулова — «горный проход, перевал», в словаре ненецкого языка Н. М. Терещенко матолава — «обычное место переезда через реку и т. п.». Первую часть названия можно объяснить при помощи ненецкого слова хара — «кривой», «изогнутый» как «Кривой перевал» или ненецкого названия реки Кары — Хара, то есть «Карский перевал»: через этот перевал идет тропа с восточного склона Урала на западный — в тундры бассейна Кары.

Пай-Ер (северный), в некоторых источниках также Пай-Яр, самая высокая гора на Полярном Урале (1472 м). Эта красивая двуглавая гора находится в южной части Собского массива в 100 км от Салехарда. Тем не менее, как пишет Заварицкий, «из Обдорска виден стоящий обособленно южнее других массив Пай-Яра». Поэтому иногда выделяется отдельный Пайерский массив.

Еще в XIX в. А. Регули, П. И. Крузенштерн, Э. К. Гофман и другие исследователи установили, что это название ненецкого происхождения и означает «Камень-Хозяин» (пэ — «камень», ерв — «хозяин»), «Хозяин Урала», «Владыка гор» (как у манси Нёр-Ойка). О передаче ненецкого пэ русским пай см. Пай-Хой.

В ненецкой мифологии слово ерв означает духа-хранителя, «хозяина» того или иного урочища: я ерв — «хозяин земли», ид ерв — «хозяин воды», «водяной», пэдара ерв — «хозяин леса», «леший». В этот ряд естественно вписывается и пэ ерв — «хозяин гор».

В «Книге Большому Чертежу» 1627 г. упоминается гора Князькова, до которой «от верху Усы реки» 150 верст. Судя по всему, это название является переосмысленным переводом ненецкого оронима Пэ-Ерв на русский язык.

От горы Пай-Ер в Собском массиве (северный Пай-Ер) следует отличать южный Пай-Ер в верховьях Хулги, где начинается Приполярный Урал.

Кача-Мыльк, возвышенность в 15 км к СЗ от горы Пай-Ер. Коми катша — «сорока», мыльк — «возвышенность», то есть «Сорочья возвышенность».

Кёч-Пель, гора в верховьях реки Левый Кёчпель к ЗЮЗ от Пай-Ера. В коми языке кбч — «заяц», пель — «ухо», таким образом, Кбч-Пель — «Заячье Ухо». А. И. Туркин считает, что метафорическое название обязано своим появлением извилистости реки, которая сравнивается с петляющей тропой зайца. Первичен, однако, ороним, представляющий собой метафору по форме, типичную для названий гор (ср. Пон-Пель-Из). Коми топонимы являются кальками ненецких названий, засвидетельствованных Гофманом в виде Няунга-Паэ, Няунга-Юган (на карте Регули — Няункаяха), то есть Нява-Ха-Пэ  и Нявахаяха  (нява — «заяц»,  ха — «ухо»).

Войкар-Сыньинский массив, крупнейший горный массив Полярного Урала, который находится между Собским массивом и верховьями Западной Харуты, притока Лемвы, и Восточной Харуты, притока Сыни. Длина — не менее 120 км. Высота — до 1138 м.

Массив был открыт и обследован Североуральской экспедицией Академии наук и Уралплана в 1925— 1926 гг. и назван по рекам Войкар и Сыня (Сынья), левым притокам Оби, берущим начало у восточных склонов массива.

Яркую характеристику вида на массив находим в одной из работ А. Н. Алешкова: «Величественное зрелище представляет Войкар-Сыньинский массив в ясный, солнечный летний день... Впечатление грандиозности и могущественности единого, целого и монолитного тела совершенно исключительно и несравнимо ни с одним из других углов Уральского хребта; оно неизгладимо таким останется в жизни».

Несколько тяжеловесное название долго приживалось. Были и другие варианты, которые нередко употреблялись в одних и тех же работах: Войкаро-Сыньинский, Войкаро-Сыненский, Сыня-Войкарский, Сынья-Войкарский. Однако и название Войкар-Сыньинский массив не совсем удачно: оно не согласуется с наименованием реки Сыня, которое закрепилось на картах. Точнее было бы Войкар-Сынинский массив.

Хойла, гора на Войкар-Сыньинском массиве в 30 км к ЗЮЗ от северного Пай-Ера близ истоков северной Хойлы, относящейся к бассейну Лемвы, и южной Хойлы, притока реки Танью.

Гора Хойла упоминается Крузенштерном и отмечена на карте Регули. У Гофмана — Хойла-Паэ.

Название связано с ненецким хойлянг — «гористый» и усвоено через посредство коми языка, в котором нет звука «нг». Трудно сказать, что первично — ороним или гидроним.

Хордъюс, гора (1086 м) в центральной части Войкар-Сыньинского массива в 20 км к ЗЮЗ от горы Хойла. Близ Хордъюса берут начало две реки с названием Лагорта: одна течет на запад (бассейн Лемвы), другая — на восток (бассейн Войкара). Оленеводам издавна известен Лагортинский проход (Лагорта) — перевал через Уральский хребет у горы Хордъюс.

В трудах экспедиции Гофмана Хорд-Юес, Хортью-Ес, Хортью-Иес, Хард-Ю-Ес.

Из-за нетипичного для Полярного Урала исхода юс (юес, иес, ес) и уникальной основы хорд, хорт ороним очень труден для объяснения. Вот один из возможных путей его «расшифровки».

Хотя обе реки и перевал называются одним именем, первичным должен быть гидроним, так как обычно перевалы (проходы) именуют по рекам. Однако форма Лагорта ошибочна, поскольку местное население произносит Логорта. Учитывая, что основу топонимии Полярного Урала составляет ненецкий пласт, естественно искать объяснение гидронима Логорта в ненецком языке. Там действительно имеется слово лохорта — «быстро текущий», «бурный». Обе реки Лагорта вполне оправдывают свое название, так как являются типичными горными реками со стремительным бурным течением. В ненецком языке топонимы должны были соответственно иметь вид Лохортаяха — «Бурная река» и Лохорта-Матолава — «Лагортинский проход».

На карте Гофмана к СВ от Хордъюса и Хойлы показана гора Лорто-Маталау-Паэ. Это явно искаженное ненецкое название Лохорта-Матолава-Пэ — «Гора Лагортинского прохода», которое было смещено и оказалось там, где находится Хойлинский проход. В свою очередь, гора Хойла была смещена к самому Хордъюсу.

Так как на карте Гофмана есть и Хордъюс и Лорто-Маталау-Пэ соответствующие объекты отождествлять нельзя, но допустимо, что эти оронимы обозначали соседние вершины близ Лагортинского прохода. В этом случае название Хордъюс можно рассматривать как вольный хантыйский перевод ненецкого Лохорта-Матолава — «Лагортинский проход» с передачей ненецкого матолава — «проход» хантыйским словом ёс — «дорога», «тропа» (в обдорском диалекте) и переработкой непонятного Лохорта в Хорт (Хорд). Другая возможность: считать источником изменений язык коми, в котором ю — «река», юяс — «реки», так что Хортъюяс, где Хорт опять-таки из Лохорта, в переводе будет значить «Лагорты», т. е. «две реки Лагорта». Наконец, основываясь на форме Хортью-Ес, нельзя исключить и третий путь: коми Хортью — «Река Логорта» сочетается с хантыйским ёс — «дорога», «тропа», т. е. «Дорога по реке Лагорта».

Хабарта-Кев, возвышенность в 18 км к 3 от Хордъюса. Гибридное ненецко-хантыйское название, в котором ненецкое хабарта — «лось» сочетается с хантыйским кев — «камень», т. е. «Лосиный Камень». На современных картах здесь показано урочище Олений Загон.

Сёд-Из, гора в 17 км на ВЮВ от Хордъюса. В коми языке сьод — «черный», следовательно, «Черная гора», «Черный Камень». Другие названия этой горы, записанные в XIX в.,— Паришенго и Парише-Кеу. Первое восстанавливается как ненецкое Парисеэ-Пэ (Парисеэ-Хой) — «Очень черная гора», второе как ненецко-хантыйский гибрид со значением «Очень Черный Камень». (Парисеэ-Кев).

Пызан-Из, гора в 20 км к ЮЮВ от Хордъюса. В коми языке пызан — «стол», поэтому Пызан-Из — «Стол-Камень». Возможно, метафора по форме горы.

Каровый массив. Часть Войкар-Сыньинского массива между истоком реки Лабахэй и широтным отрезком течения реки Погурей. Длина — 25 км.

Название появилось на карте в середине XX в. Здесь много каров — естественных чашеобразных углублений в привершинной части, причем некоторые кары даже имеют названия, например, Войкарский кар, Лабахэйский кар. На карте Регули показана гора Лабахай, которую местные ханты называют сейчас Лабахэй-Кев — «Обрыв-Камень», где ненецкое лабахэй — «обрыв», хантыйское кев — «камень». Есть и легенда, что во время бурана кто-то свалился с обрыва вместе с оленями.

Кокпела, гора в 10 км к ЮЗ от Карового массива на правобережье реки Кокпела, притока Войкара, в 14 км к ЮВ от Кокпельского прохода через Уральский хребет.

По сообщению Н. Подревского, название Кокпела, в некоторых источниках — Коппала, по-ненецки означает «хромой». Источником топонима был, однако, коми язык: в ижемском диалекте выражение кок пола означает «одноногий», дословно «полуногий». Как возникло это название, установить не удалось.

Игядей-Тай-Кев, гора в южной части Войкар-Сыньинского массива в 15 км к 3 от горы Кокпела.

Хантыйское происхождение названия легко устанавливается по входящим в состав топонима географическим терминам кев — «гора» и таи — «вершина». Поскольку у горы берет начало река с названием Игя-дейеган (правый приток Кокпелы), в котором есть хантыйское слово ёган — «река», полная форма оронима — Игядейёгантайкев. Его нужно переводить «Гора в вершине реки Игядей».

Интересно, однако, что в источниках XIX в. упоминается гора Нгяде-йоган-тей-кеу, а если приблизить к современному написанию — Нгяде-Еган-Тай-Кев. Там же фигурирует и река Нгяде-йоган, то есть Нгядеёган. Так как в хантыйском языке название реки Игядей не находит приемлемого объяснения, а со звука «нг» хантыйские слова начинаться не могут, приходится предположить, что ханты освоили более древний ненецкий гидроним: в ненецком языке начальное «нг» обычно, например, нгарка — «большой», нгано — «лодка». Как же из нгяде или другого близкого по звучанию ненецкого слова получилось игядей? Ответ прост: при переписке картографы приняли заглавное Н за И, ведь эти буквы действительно легко спутать.

На топографической карте помечена еще одна вершина с названием Игядей-Тай-Кев, которая находится в 8 км к ЮЮЗ от первой в верховье реки Чигим-Хару-та. Сопоставление источников XIX — начала XX вв. с современными материалами показало, что картографическая топонимия этих мест сильно искажена. Название Нгядеёган употреблялось раньше по отношению к реке, которая сейчас именуется Чигим-Харута. Поэтому ороним Нгяде-йоган-тей-кеу должен быть отождествлен с южным Игядей-Тай-Кев.

Река Игядейёган (приток Кокпелы) на современных картах имеет и другое название — Тумбялава. Еще одна Тумбялава течет на запад (бассейн Лемвы). Без сомнения это название отождествляется с упоминаемым в трудах экспедиции Гофмана гидронимом Тумболова, перевод которого находим в книге И. В. Гурского о путешествии по Бойкару — «Кремневая». Так как в ненецком языке тумбя — «дрова», а лава — суффикс места обычного действия, название Тумбялава должно иметь значение «Место, где обычно берут дрова». Если же перевод Гурского точен, то ненецкое название восстанавливается в виде Тумбэлава (тумбэ — «кремень»), т. е. «Место, где обычно (берут) кремень». Так или иначе, северный Игядей-Тай-Кев должен отождествляться с вершиной, которая в записях исследователей XIX в. именовалась Тумболова-Тей-Кеу, точнее Тумбялава (Тумбэлава)-Тай-Кев, т. е. «Камень в верховье (реки) Тумболова».

Сат-Мони, гора в верховьях реки Сухая Сыня к Ю от Игядей-Тай-Кев. Д. Ф. Юрьев приводит два названия Сат-Мони и Юр-Монит, указывая, что они в переводе с «остяцкого» и «самоедского» языков означают «сто скал». Числительное «сто» в языке ханты — сат, у ненцев — юр, а слово мони — географический термин со значением «скала-останец» (ср. мансийское муни — «скала-останец»), так что перевод Юрьева точен. В экспедиции 1985 г. у ханты записана другая форма этого названия Монинг-Ур — «Гора со скалами-останцами», с пояснением: «Солдаты шли и окаменели, издали — будто отряд идет».

Лаптапай, невысокая, но довольно длинная (до 30 км) возвышенность на восточном склоне Урала, примыкающая к южной оконечности Войкар-Сыньинекого массива и образующая водораздел между Войкаром и Сыней. Лаптапай может рассматриваться как юго-западное продолжение Малого Урала. Река Лаптапай, которая относится к бассейну Сыни, отделяет возвышенность Лаптапай от Большого Урала.

В материалах Гурского и Подревского дается перевод с ненецкого — «Гладкий Камень». Точнее Лаптапай — «Плоский Камень», так как ненецкое лабта — «равнина», «плоская низменность», «плоский».

Молид-Мусюр, гряда более 20 км длиной на западном склоне в междуречье Харуты и Молидмусюръю (бассейн Лемвы). Коми молид, мольыд — «гладкий», «ровный», мусюр — «водораздельная возвышенность», т. е. «Гладкая возвышенность».

Колокольня, гора на крайнем юго-западе Полярного Урала (не путать с горой Колокольня на Приполярном Урале!). Она находится в 10 км к СВ от истока Хулги (Ляпина) в вершине р. Колокольня (бассейн Сыни). В  некоторых ранних  источниках — гора Колокольная.

Название дано по форме, что хорошо видно из описания горы Б. Н. Городковым: «Пирамидальная вершина, белеющая многочисленными пятнами снега, поднимается также среди менее возвышенных зубчатых хребтов в верховьях самого южного притока реки Сыни. Она известна у зырян под именем горы Колокольни, как и сама река».

 

 

4. ПРИПОЛЯРНЫЙ УРАЛ
(65º 40' — 64º 00' с. ш.)

 

Приполярный Урал был выделен как отдельная орографическая единица после тщательного обследования этого района Североуральской экспедицией Академии наук и Уралплана в 1927 г., которое привело к открытию целых хребтов и таких значительных вершин как высочайшая гора Урала — Народная. Эта экспедиция работала на Полярном, Приполярном и Северном Урале в 1924—1928 гг., первоначально под руководством Б. Н. Городкова, а затем А. Н. Алешкова. Ранее территорию Приполярного Урала относили к Северному Уралу. Однако Приполярный Урал оказался настолько своеобразен по орографии, ландшафту и климату, что было решено выделить его в особый район Урала.

Название Приполярный Урал было дано по предложению руководителя Североуральской экспедиции Б. Н. Городкова. Многое для открытия и описания этой части Урала было сделано сотрудником экспедиции А. Н. Алешковым, возглавлявшим отряд, который а 1927 г. открыл высочайшие вершины Урала.

К Приполярному Уралу в настоящее время относят часть Урала между верховьями реки Хулга и широтным участком течения реки Щугор. Если вести отсчет с севера, то примерно до 65º с. ш. Приполярный Урал идет на ЮЗ, являясь по направлению продолжением Полярного Урала, а с 65º с. ш. постепенно изменяет направление на меридиональное. Длина Приполярного Урала — 240 км. Приполярный Урал находится на территории Коми АССР и Ханты-Мансийского округа Тюменской области. В отличие от Полярного Урала и более южного Северного Урала с их, за немногими исключениями, сглаженными горными формами Приполярный Урал характеризуется выраженным альпийским рельефом с труднодоступными вершинами. Здесь находятся самые высокие горы Урала — Народная (1895 м), Карпинского, Дидковского, Манарага и другие. Еще одно отличие Приполярного Урала от Полярного и особенно от Северного состоит в том, что это не сравнительно узкая полоса гор, а настоящая горная страна, в центральной части которой Уральский хребет расширяется до 150 км.

Сотрудники Североуральской экспедиции Городков и Алешков различали на Приполярном Урале Большой (Каменный, Скалистый) Урал, охватывающий водораздельные хребты и горы западного склона с резким альпийским рельефом, значительными высотами и отсутствием лесного покрова, и Малый (Лесной) Урал, примыкающий к Большому Уралу с востока, характеризующийся сглаженными формами, несравненно меньшими высотами и в значительной части покрытый лесом. Определения «Каменный», «Скалистый», «Лесной» Урал, однако, не получили широкого распространения, тем более что многие вершины «Лесного» Урала, как выяснилось позднее, поднимаются выше зоны леса. Видимо, и для Приполярного Урала наиболее подходят названия Большой и Малый Урал, давно утвердившиеся на Полярном Урале.

Учитывая, что на всем своем протяжении Приполярный Урал проходит западнее реки Ляпина (Хулги) и, в общем, параллельно этой реке, сотрудники Североуральской экспедиции, особенно Алешков, пользовались и термином Ляпинский Урал, но он также не получил широкого распространения.

В орографической структуре Большого Урала Североуральская экспедиция выделила два основных хребта и дала им названия: западный водораздельный хребет длиной свыше 150 км — кряж Исследователей Северного Урала в XIX столетии, короче, «Исследовательский» кряж, как писал сам Алешков, где находятся наиболее значительные вершины с высотами более 1700 м (Народная, Карпинского, Дидковского), и восточный водораздельный хребет — Народо-Итьинский кряж, длиной более 100 км, с высотами до 1549 м. Народо-Итьинский кряж «в шахматном порядке», по выражению Алешкова, примыкает на восточной стороне Приполярного Урала к Исследовательскому кряжу, продолжаясь в северо-восточном направлении от истоков Кожима до истоков Хулги. Название Народо-Итьинский кряж дано по реке Народа, левому притоку Маньи, впадающей в Хулгу (Ляпин), и реке Итья (Тыкотлова), более северному правому притоку Хулги. Продолжением Народо-Итьинского кряжа считаются примыкающие к нему с юга менее высокие возвышенности вплоть до хребта Педы и прилежащих к нему гор.

В настоящее время, как это предчувствовал и сам Алешков, вместо громоздкого наименования кряж Исследователей Северного Урала в XIX столетии утвердилось более экономное Исследовательский кряж, или Исследовательский хребет, Народо-Итьинский кряж теперь тоже именуют и Народо-Итьинским хребтом.

Оронимия Приполярного Урала очень пестра: здесь еще обычны ненецкие названия, много топонимов из языка коми, появляются мансийские имена гор, наконец, значителен пласт русских названий — старинных, которые были даны местным населением, и новых, как мемориальных, большей частью увековечивающих имена исследователей Урала, так и «геологических» типа гора Гранитная, Диоритная, Кварцитная, Конгломератная.

На территории Приполярного Урала выделены два оронимических региона: Народо-Итьинский кряж с его южными продолжениями и Исследовательский кряж с прилежащими к нему хребтами западного склона.

Народо-Итьинский кряж и его южные продолжения

Пай-Ер (южный), гора в верховьях Хулги недалеко от границы Полярного Урала с Приполярным. Высота — 1435 м.

Это название было известно уже Регули и Гофману, который верно указал, что оно ненецкое и означает «Владыка гор». Гофман также неоднократно подчеркивал, что нужно различать северный и южный Пай-Ер. Подробнее см. Пай-Ер (северный). Регули и Юрьев приводят другое название южного Пай-Ера — Войкалди, Бой-Халди, но пока не установлено, из какого языка это название и что оно означает. Возможно, оно искажено.

Мансийское наименование южного Пай-Ера — Сакв-Талях-Нёр-Ойка — «Хозяин Урала в вершине Ляпина» (река Ляпин по-мансийски Сакв).

Во второй половине текущего столетия на картах вместо названия Пай-Ер стало фигурировать Грубе-Из — по одному из истоков Хулги реке Грубею. В переводе с коми языка эти топонимы означают соответственно «Крутой Камень», «Крутая река». Оленеводы, однако, продолжают пользоваться оронимом Пай-Ер.

Лешак-Манюку, гора в верховьях Хулги в 9 км к ЮЮЗ от Пай-Ера. В коми языке лешак — «леший», манюку — «каменная гора», т. е. «Камень лешего», «Чертов Камень». Вершина явно получила название за свой мрачный вид (крутые склоны, темный цвет).

Хайма, гора в 15 км к ЮЗ от горы Пай-Ер (южный) в верховьях рек Западная Хайма (бассейн Лемвы) и Восточная Хайма (бассейн Хулги). Юго-восточнее горы находится перевал Хайма. Высота горы—1037 м.

Алешков так характеризует этот район: «Хаймой оленеводы называют область верховьев Западной и Восточной Хайм с их притоками, отличающихся плоскогорным характером, и в связи с этим хорошими летними пастбищами».

Название, возможно, связано с ненецким словом хаёмя — «остаток», «то, что осталось, уцелело» («оставшееся пастбище», «последнее пастбище»?). Однако на карте Регули Каэма, поэтому надо считаться и с хантыйским каем — «пастбище», «выгон для оленей».

Пальник-Мусюр, возвышенность в 11 км к СЗ от горы Хайма. Копи пальник — «выжженное место» (заимствовано из русского), мусюр—«водораздельная возвышенность».

Испытателей Природы, плато на восточных склонах Приполярного Урала. Ограничено на востоке долиной Хулги, на западе — Народо-Итьинским кряжем, на севере — долиной реки Дзеляю, на юге — рекой Халь-меръю. Длина плато — до 80 км при ширине 30—40 км. Плато представляет собою систему чередующихся с С на Ю более или менее плоских возвышенностей с горными тундрами и осыпями, разделенных поперечными долинами правых притоков Хулги.

Как пишет ботаник В. С. Говорухин, исследовавший это плато: «Мы назвали его «Плато Московского общества испытателей природы» в честь 135-летнего юбилея Общества, многим из членов которого география и естественная история Северного Урала так много обязаны» (общество основано в 1805 г., а статья Говорухина опубликована в 1940 г.).

Со временем название упростилось и закрепилось в форме плато Испытателей Природы (ср. историю названия Исследовательский кряж).

Лемва-Из, гора (1473 м) в самом верховье реки Лемва, в 30 км на ЮЮЗ от горы Хайма. В переводе с коми языка — «Лемвинский Камень».

Селэм-Из, гора (1549 м) между верховьями Лемвы и Балбанъю в 10 км к Ю от горы Лемва-Из.

Коми сьöлöм — «сердце», из — «камень», «гора», «хребет», то есть «Сердце-Камень». Жители поселка Саранпауль рассказывают, что это название дано по форме горы. Подобные названия встречаются в оронимии многих народов. Обычно метафора порождается формой или центральным положением горы.

Ялпынг-Нёр, горный отрог широтного направления, отходящий на В от Народо-Итьинского кряжа в районе горы Селэм-Из. Находится между верховьями притоков Хулги — рек Итья (Тыкотлова) и Ялпынгъя (Балбанъю).

В переводе с мансийского языка — «Священный Камень», «Молебный Камень» (ялпынг — «священный», «святой», нёр — «каменная гора», «хребет»).

Неизвестно, что первично — ороним или гидроним.

Ярота, гора (1341 м) в 6 км к ЮЗ от горы Селэм-Из. На карте Регули — Яррутта, у Юрьева — Яруте.

Название ненецкого происхождения и, возможно, связано со словом яр — «край», «бок», то есть «Крайняя», «Боковая», ср. ненецкое неро — «ивняк», «тальник», нерута — «поросший тальником». Полной уверенности в этой этимологии, однако, нет: для решения вопроса необходимы дополнительные сведения по ненецкой лексике или разъяснения местных жителей.

Еще одна гора Ярота находится в междуречье Ще-курьи и Маньи. Есть гора Ярута (см.) и на Северном Урале.

Пон-Из, гора в 25 км к ЮЗ от горы Ярота в верховьях рек Хальмеръю, правого притока Хулги, и Понъю, правого притока Кожима.

В переводе с языка коми Пон-Из — «Собачий Камень», Понъю — «Собачья река» (пон — «собака», из — «камень», «гора», «хребет», ю — «река»).

Первичным может быть как ороним, так и гидроним.

Хасаварка, гора в верховьях реки Хальмеръю в 6 км к ЗСЗ от горы Пон-Из.

Ненецкое хасава — «мужчина», осложненное сравнительно-уподобительным суффиксом рка со значением «похожий» («Похожий на мужчину»). По объяснению информантов, на вершине этой горы находится камень, издали похожий на человека.

Хальмеръю-Из, длинный (35 км), дугообразный хребет, ответвляющийся от Народо-Итьинского кряжа у горы Хасаварка и идущий сначала в южном, а затем в юго-восточном и восточном направлениях вдоль правого берега реки Хальмеръю (приток Ляпина).

По реке Хальмеръю, в названии которой ненецкое слово хальмер — «покойник», а коми ю — «река».

Тэла-Из, хребет широтного направления, идущий по левому берегу реки Хальмеръю выше реки Малая Тынагота к В от Хальмеръю-Иза.

Коми тола — «ветреный», т. е. «Ветреный Камень».

Кожим-Из, гора в самом верховье реки Кожим, правого притока Косъю. Гора названа по реке — «Кожимский Камень». Надо отличать от горы Кожим-Из на Северном Урале.

Япто-Из, гора в 5 км к ЮЗ от истока реки Кожим. Гибридное название: ненецкое ябто — «гусь», коми из — «камень», «гора», «хребет».

Мань-Саран-Из, меридиональный хребет в 7—8 км к 3 от гор Кожим-Из и Япто-Из. Этот хребет можно считать южным концом собственно Народно-Итьинского кряжа.

Гибридное название: мансийское мань — «малый», «маленький», саран — «коми (зырянин)», коми из — «камень», «гора», «хребет». Возможны два толкования: «Малый зырянский хребет» и «Хребет маленького зырянина».

Xобе-Из, меридиональный хребет к Ю от реки Народа, протянувшийся примерно на 20 км вдоль левого берега реки Хобею, южное продолжение Народо-Итьинского кряжа.

Компонент хобе, очевидно, ненецкого происхождения и может быть сопоставлен со словами хо — «береза», пэ — «камень», «скала», т. е. Хобе из Хо-Пэ — «Березовый Камень». Коми добавили географический термин «из», и название стало гибридным.

Норманг-Нёр, гора на правобережье реки Народа в 15 км от южного конца хребта Хобе-Из. Картографическая форма — Норман-Нёр.

Мансийское норма — «полка», «деревянный помост на столбах, служащий для хранения добычи, продуктов, снаряжения», норманг—прилагательное, образованное от норма, следовательно, Норманг-Нёр — «Камень с деревянным помостом — нормой». Е. И. Ромбандеева переводит «Ступенчатая гора».

Келп-Нёр, гора на левобережье реки Манья в 14 км к ЮЗ от Норманг-Нёра. Мансийское келп — «кровь», в роли прилагательного «ярко-красный», следовательно, «Кровавый Камень», или «Ярко-красный Камень».

Манья-Нырд, хребет на левом берегу реки Манья в 12 км к 3 от южного конца хребта Хобе-Из. Гибридное название: мансийское Манья — «Малая река», коми нырд — «отрог», т. е. «Маньинский отрог».

Ярота, гора на правобережье реки Манья в 8 км к ЮЮЗ от хребта Манья-Нырд. См. Ярота (Народо-Итьинский кряж).

Дьявола-Из, хребет широтного направления между реками Манья и Полья к ЮВ от горы Ярота.

Из коми языка, в котором из — «камень», «гора», «хребет», дьявол — «дьявол» (заимствование из русского языка), дьявола — «дьявольский», т е. «Дьявольский хребет»

Косум-Нёр, гора в междуречье Щекурьи и Маньи в 6 км к 3 от хребта Дьявола-Из. В записях XIX — начала XX в. Квосм-Нер, Квосм-Ньер, Квосьм-Ньер, Квосм-Нёр, Косовнер, Квозм-Ниер, Квосьм-Ньяр, Кошем, Кошимнер. У Гофмана находим интересную деталь: по-ненецки эта гора называется Ходум-Бай.

Мансийское название в переводе означает «Гора берестяного короба» (мансийское косум — «берестяной короб») и, очевидно, является метафорой, в основе которой — сравнение по форме. Ненецкое слово хо-ду(м), может быть, имеет то же значение, во всяком случае, хо по-ненецки «береза».

Саран-Хап-Нёр, гора на правом берегу реки Щекурья в 25 км к ЮЮВ от Косум-Нёра.

Мансийское саран — «коми (зырянин)», хап — «лодка», нёр — «камень», т. е. «Камень зырянской лодки». Как рассказывают местные жители, здесь на большом пороге Щекурьи сломалась зырянская лодка. Иногда употребляется более полная форма названия Саран-Хап-Сакватым-Нёр — «Камень сломанной зырянской лодки».

Овыл-Тумп (на картах Оул-Тумп), гора в 6 км к ЮЗ от Саран-Хап-Нёра. Мансийское овыл имеет значение «начало», «конец», а также может переводиться словами «начальный», «первый», «конечный» (в зависимости от направления движения), тумп — «плосковершинная гора». Следовательно, Овыл-Тумп — «Последняя гора», или «Первая гора». Это действительно последняя (первая) значительная вершина на восточном склоне Урала при движении в Саранпауль или из Саранпауля по Сибиряковскому тракту.

Педы-Из, отдельный хребет на восточном склоне Приполярного Урала близ его условной границы с Северным Уралом на водоразделе бассейнов Щугора, Щекурьи и Ятрии в 30 км к ЮЗ от горы Овыл-Тумп.

Название содержит коми географический термин из — «камень», «гора», «хребет», но основа педы в коми языке ничего не означает, поэтому перевод — «Хребет Педы».

В записи Юрьева — Педти-урр. У Гофмана — Пети, Пети-урр, в фиксациях конца XIX — начала XX в.— Пети-Ур, Пети, Педы.

Основываясь на формах с согласным «т», Г. И. Оле-сова сравнивает Пети-Ур с мансийским пета — «беда», «несчастье», ур — «гора», «возвышенность» и переводит «Несчастная возвышенность». Ей возражает Г. П. Вуоно, указывая, что мансийское пета — позднее заимствование русского слова беда. К тому же, что было замечено и самой Г. И. Олесовой, неясно появление гласного «и» (Пети) на месте ожидаемого «а» (должно быть Пета).

Интересно высказывание Алешкова: «Среди оленеводов район горы Пети известен под именем «ада». Зимой там постоянная метель». Это как будто бы подтверждает, что Пети-Ур — «Несчастная возвышенность», или «Гора несчастья», тем не менее скорее всего перед нами народная этимология. Возможно, в основе оронима ненецкое личное имя Пэти.

Перна-Из, хребет юго-восточнее Педы-Иза. Наиболее значительная вершина — гора Ахвтасынг-Сяхл, в переводе с мансийского — «Каменная гора».

Из языка коми, в котором перна — «крест», из — «камень», «гора», «хребет», то есть «Крестовый Камень».

На бывшем Сибиряковском тракте между верховьями Волоковки (бассейн Щугора) и Сертыньи (бассейн Ляпина) есть перевал Крест. А. О. Кеммерих пишет, что большой деревянный крест на этом перевале сохранился до наших дней. Это объясняет, как могло возникнуть название Перна-Из.

Кивталап-Нёр, гора, примыкающая с ЮВ к Перна-Из. В  переводе  с  мансийского  языка — «Оселковый Камень»,  «Брусковый  Камень»  (кивталап — «оселок», «точильный камень», нёр — «каменная гора», «хребет»). Регули  засвидетельствовал  более  полную  форму Киуталп-виннэ-няр, т. е. Кивталап-Виннэ-Нёр — «Камень где берут оселки (бруски)».

 

Исследовательский кряж
и прилежащие к нему хребты
западного склона

 

Обе-Из, или Обе, хребет на северо-западной стороне Приполярного Урала в междуречье Косъю и ее притока Кожима. Направление хребта — ССВ—ЮЮЗ. Длина — около 80 км. Высота — до 1095 м.

Первая часть оронима связана с ненецким языком, вторая — с языком коми, в котором из — «камень», «гора», «хребет». В ненецкой топонимии часто встречается элемент нгоб или об со значением «один», «единственный», например, гора Об-Седа (седа — «сопка»). Поскольку хребет Обе-Из отделен от основного массива гор Приполярного Урала и является последним значительным хребтом на его северо-западной стороне, такое толкование вполне возможно (Об-Пэ — Обе).

Иначе объясняет ороним А. И. Туркин, который приводит название хребта на языке коми Оббиз, перезодя «Гора тетки» (коми об — «сестра отца», «тетка по отцу»), а также мансийскую параллель Нэ-Нёр — «Гора женщины». Так как на карте Регули этот хребет называется Гнобэ (из Нгобэ), а в коми языке звука «нг» нет ненецкая версия должна считаться единственно верной

В новых источниках именуется хребтом Малды-Из См. Малды-Нырд.

Маяк, гора на правом берегу реки Косъю, южный отрог хребта Обе-Из.

Геолог Г. А. Чернов пишет: «С Маяка открывается вид на широкие просторы окружающей местности (поэтому охотники и назвали гору «Маяком»)»  Коми как утверждает ботаник А. Е. Первухина, называют эту гору Ера-Из — «Лосиный Камень» (йора — «лось»). Поэтому название Маяк скорее всего русского происхождения, хотя в коми языке тоже есть слово маяк, заимствованное из русского языка.

Остается добавить, что гор с названием Маяк на Урале очень много: Маяк — гора около Оренбурга; Маякская — гора на тракте Свердловск — Красноуфимск близ Бисерти; Маячная — одна из вершин горы Магнитной близ Магнитогорска и другие. Дело в том, что маяками издавна называют и специально поставленные знаки (шест, столб, земляная насыпь, куча камней), и сторожевые вышки, и сигнальные костры. В последнее время маяками зовут и триангуляционные знаки.

Западные Саледы, хребет на западной стороне Приполярного Урала, идет в направлении ССВ — ЮЮЗ между хребтом Обе-Из и хребтом Восточные Саледы, примыкая южным концом к Исследовательскому кряжу. Длина — свыше 50 км.

Название хребта Саледы, или Саледи записано еще Гофманом с указанием на его «самоедское» происхождение. На карте Регули — Саляти. Оронимы Западные Саледы и Восточные Саледы действительно можно связать с ненецким словом саля — «мыс», правда, конечное «ды» не совсем ясно. Видимо, это словообразовательный суффикс, во всяком случае, в ненецкой топонимии нередки близкие по структуре названия: Салетаяха — «Река с мысами», Сивсалотето — «Озеро с семью мысами», Салидейгой — «Земляной хребет мыса» (запись и перевод А. И. Шренка, в других источниках — Салидей, Сальды-Хой), Саляды седа — «Сопки Саляды» и т. п. Конечное «ды» могло возникнуть и под русским влиянием из ненецкого суффикса «та».

Возможные варианты перевода — «Мысовые», «С отрогами», «Мысы», «Отроги».

Джагал, или Джагал-Яптик, невысокий хребет, примыкающий к северо-восточному концу хребта Западные Саледы.

Об орониме Джагал Г. А. Чернов рассказывает следующее: «В переводе на русский язык слово «джагал» означает «удавленник». Примерно лет 70—80 назад на этой горе семья оленеводов пасла оленей. Родители вместе с нартами упали со скалы и разбились. Единственная дочь после их трагической смерти от горя повесилась на лиственнице. Лиственница с изогнутым стволом еще существовала в 1927 году».

В коми языке глагол джагавны, джагалны — «быть удавленным», джагал — форма повелительного наклонения «будь удавленным, удавись», не в полной мере соответствующая рассказу Чернова. Правда, в ижемском диалекте коми языка есть еще слово джагал — «ремешок в упряжке оленя», которое, очевидно, также образовано от глагола джагалны.

Составная картографическая форма Джагал-Яптик как будто бы указывает на родовую принадлежность погибших (ср. Яптик-Нырд). Однако нет полной уверенности, что она существует в действительности.

Восточные Саледы, хребет (до 25 км), почти параллельный хребту Западные Саледы, находящийся юго-восточнее в междуречье Хамбалъю и Лимбекою. См. Западные Саледы.

Яреней-Мусюр, возвышенность на правом берегу реки Кожим в 10 км к В от хребта Джагал-Яптик.

В коми языке мусюр — «водораздельная возвышенность». О компоненте яреней см. Яраней (Пай-Хой).

Яптик-Нырд, невысокий хребет на левом берегу реки Лимбекою, примыкающий с СВ к хребту Восточные Саледы.

Название содержит комигеографический термин нырд — «отрог», «возвышенность в излучине реки» и ненецкую  первую  часть — ябтий,  ябтик — «крепкий», «твердый», «жесткий», или Ябтик — название одной из родовых групп ненцев.

Малды-Нырд, или Малды, хребет в междуречье Лимбекога и Балбанъю, левых притоков Кожима, идущий сперва с СВ на ЮЗ, а затем на Ю. Является северной оконечностью Исследовательского кряжа. Длина — более 30 км. На карте Регули — Малти няр, у Юрьева — Малты-Кеу.

В коми языке географический термин нырд — «отрог», «возвышенность в излучине реки». В слове малды следует видеть производное от ненецкого мал — «конец», ср. малхы — «конечный», «находящийся на самом конце», большеземельское малта — «конечный», «являющийся концом», малдама — «наконечник». Суффикс «ды», видимо, тот же, что и в орониме Саледы.

Хребет Малды-Нырд, как уже было сказано,— северный конец Исследовательского кряжа, так что такое значение вполне оправдано.

Варсанофьевой, гора (1538 м), наиболее значительная вершина на хребте Малды-Нырд, находящаяся в его северо-восточной части.

Названа в честь видного советского геолога и геоморфолога профессора Московского пединститута имени В. И. Ленина Веры Александровны Варсанофьевой (1890—1976), многие годы изучавшей север Урала.

Юас-Нырд, хребет на левом берегу реки Лимбе-кою, примыкающий с 3 к южному концу хребта Малды-Нырд.

Из ижемского диалекта коми языка, в котором юэс — «острие», нырд — «отрог», «возвышенность в излучине реки», то есть «Острый отрог», буквально «Острие-отрог».

Росомаха, хребет на северо-востоке Исследовательского кряжа, ограничивается с 3 реками Пелинги-чей и Балбанъю, с В — верхним течением реки Кожим. Направление хребта — СВ—ЮЗ, длина — около 40 км. Наиболее значительная вершина — Сана-Из (1503 м) — находится на северо-восточном конце хребта. В переводе с языка коми Сана-Из — «Росомаший Камень», поэтому русское название скорее всего является калькой с коми языка.

Название дано по хорошо известному таежному хищнику росомахе. Возможно, метафора, ср. отзывы оленеводов: «все время в облаках», «все туман, дождь да снег».

Лапча-Из, гора в 5 км к ЗЮЗ от юго-западной оконечности хребта Росомаха. В публикациях 30-х гг. обычно — Малая Лапче.

Гибридное коми-ненецкое название, в котором коми из — «камень», «гора», «хребет», а лапча — из ненецкого лабцёй — «плоский», «приплюснутый» (у Лапча-Из сравнительно пологие склоны) или какого-либо другого слова с этим же корнем: лабцуй — «низкий», «плоский», лабця — «ладонь», лабц — «место, истоптанное оленьим стадом», ср. еще личное мужское имя Лабцё.

Сура-Из, гора на левом берегу реки Пелингичей в 8 км на ЗСЗ от горы Лапча-Из.

Это название коми произносят Сюра-Из и переводят «Рогатая гора» (коми сюра — «рогатый»). Таких «рогатых» топонимов много на всем севере Урала, то есть там, где развито оленеводство.

Баркова, гора в междуречье Пелингичей и Балбанъю в 3 км к СЗ от горы Сура-Из.

Названа в честь известного советского географа, действительного члена Академии педагогических наук РСФСР Александра Сергеевича Баркова (1873—1953), автора учебников и пособий по физической географии.

Старуха-Из и Старик-Из, горы в междуречье Балбанъю и Пелингичей к ЮЗ от горы Сура-Из. Между горами — небольшая долина. Высота гор соответственно— 1334 и 1439 м, причем, как указывает А. О. Кеммерих, название Старуха-Из на картах ошибочно отнесено к горе Старик-Из.

По словам местных жителей, эти горы похожи на людей, то есть в основе названий — метафора. Названия Старуха-Из и Старик-Из надо рассматривать как гибридные, в которых русские слова сочетаются с коми-географическим термином из — «камень», «гора», «хребет». Мансийские названия гор: Ойка — «Старик», и Эква — «Старуха». Возможно, что когда-то это место было святым, ср. названия Балбанты — «Озеро идолов», Балбанъю — «Река идолов».

Парных названий такого рода на Урале много, особенно в мансийской топонимии: Ойка-Сяхл — «Старик-гора» и Эква-Сяхл — «Старуха-гора» на хребте Ялпынг-Нёр в верхнем течении Вишеры, скалы Эква-Керас — «Старуха-скала» и Ойка-Керас — «Старик-скала» на реке Лопсия, ср. камни Старик и Старуха — «Старики» в русской топонимии по реке Нейва и т. п.

Лимбеко-Из, гора в верховьях реки Лимбекою, левого притока Кожима, к 3 от группы гор Старуха-Из — Старик-Из.

Гибридное название: термин «из» в языке коми — «камень», «гора», «хребет» (коми ю — «река» в названии Лимбекою). Слово Лимбеко — ненецкого происхождения. Как поясняет специалист по коми топонимии А. И. Туркин, лимбя — «орел», лимбяко — уменьшительное к слову лимбя, и далее: «Возможно, данные названия связаны с Лимбяко — собственным именем мужчины, рождение которого совпало с наступлением месяца  орла  (приблизительно соответствует январю)».

Карпинского, гора в 5 км к СВ от горы Народной в верховье реки Балбанъю. Высота — 1803 м. Название дано отрядом Североуральской экспедиции Академии наук и Уралплана под руководством геолога А. Н. Алеш-кова в 1927 г. в честь крупнейшего русского геолога, первого президента Академии наук СССР, автора целого ряда работ по геологии Урала Александра Петровича Карпинского (1846—1936), уроженца Турьинских Рудников, ныне города Краснотурьинска Свердловской области.

Народная, самая высокая гора на Урале (1895 м). Находится в верховьях реки Народа между горами Карпинского и Дидковского. Открыта в 1927 г. отрядом Североуральской комплексной экспедиции Академии наук и Уралплана под руководством А. Н. Алешкова.

Вершина, открытая в канун 10-летия Октябрьской революции, была названа Народной — в честь советского народа, но на выбор названия явно повлияло созвучное наименование реки Народа, которая берет начало неподалеку от этой горы. Значительно позднее на картах, в справочниках и специальных географических работах появляются названия гора Народа и Народа-Из и, наконец, Народная, рекомендуемое «Большой Советской Энциклопедией» (Москва, 1974) и «Энциклопедическим словарем географических терминов» (Москва, 1973). Если бы гору назвали по реке, то ее именовали бы Народская, или Народинская (ср. Кама — камский, Сосьва — сосьвинский), поэтому форма Народная не может считаться правильной. Примерно так рассказывает в своей статье «О названии крупнейшей вершины Урала горы Народной» профессор П. Л. Гор-чаковский, лично знавший начальника Североуральской комплексной экспедиции Б. Н. Городкова, версию которого он и излагает.

При всей доказательности версии Городкова есть ряд моментов, требующих уточнения. Прежде всего сам Алешков в своих работах называет вершину всегда только горой Народной, а реку столь же регулярно Народой. Это ясно говорит о том, что Алешков, пользуясь своим правом первооткрывателя, действительно связывал название горы Народной со словом народ, хотя и отталкивался от названия реки Народа.

В 1980 г. научным сотрудником Уральского университета С. М. Стрельниковым были сделаны очень интересные записи в поселке Саранпауль. Оказалось, что и река и гора на языке коми называются Народа (гора также Народа-Из) и всегда переводятся «Народная», «Людная», так как в коми языке народа — прилагательное от слова народ, заимствованного из русского языка. Все это очень усложняет картину. В принципе не исключено, что Алешков знал название горы Народа, или Народа-Из и просто перевел его на русский язык. Но вместе с тем вполне возможно, что коми Народа и Народа-Из — уже поздние формы, возникшие под влиянием русского наименования Народная: ведь со времен открытия горы прошло уже более шестидесяти лет. Современная мансийская форма Нарота, на первый взгляд, ничего не дает, так как по законам мансийского языка звонкое «д» должно перейти в «т»: Народа в Нарота. К тому же ударение на втором слоге свидетельствует, что это слово — не мансийское: в языке манси постоянное ударение на первом слоге.

Название Народа — явно местное, но и с его происхождением нет пока полной ясности. В некоторых источниках утверждается, что народа по-мансийски «лес», «лесной». Однако «лес» по-мансийски вор, а слово народа в мансийском языке вообще ничего не обозначает. Столь же ошибочно предположение М. Н. Мельхеева о том, что название горы Народная происходит от мансийского народ — «гора»: в мансийском языке есть слово нёр — «каменная гора», «хребет». Легенда же о том, что гора Народная, как мать, «народила» все остальные вершины Урала, вообще является поздней нелепой выдумкой.

Но есть и интересные детали. На схеме штейгера Н. Е. Пономарева, которую приводит Д. И. Иловайский в своей статье 1903 г., река Народа называется Народыя, причем в верховье этой реки помечена безымянная гора, то есть Народная, о которой, следовательно, было известно и до работ Североуральской экспедиции. Действительно, на карте Регули находим название горы Норати и реки Норати я. Название реки Норати я, Народыя должно рассматриваться как мансийская переделка более раннего гидронима (в мансийском языке я — «река»). А в книге Н. Подревского, составленной по материалам экспедиции 1892 г., река Народа именуется Нарута.

Эта фиксация — Нарута и современное мансийское название Нарота дают возможность вывести название реки Народа из ненецкого языка, в котором есть слово наро — «чаща», «дремучий лес». Словообразовательный компонент «да», «та» обычен в ненецкой лексике и топонимии, ср. совершенно аналогичный случай: не-ро — «ивняк», «тальник», нерута — «поросший тальником» и несколько названий рек Нерута в Большеземельской и Малоземельской тундрах.

Отсюда следует, во-первых, что мансийское название может восходить прямо к ненецкому источнику, а не через посредство коми языка, и, во-вторых, что коми топоним Народа мог возникнуть на базе ненецкого или мансийского названий путем народной этимологии.

Так или иначе гору, конечно, надо называть Народной, и все сказанное только подтверждает это.

Остается добавить, что недавно Е. И. Ромбандеева «объяснила» название реки Норати я из мансийского выражения Нёр ати я — «Река, собирающая горы», которое будто бы сами манси переделали затем в Нор ати я — «Река, собирающая бревна». Это типичное «кабинетное» построение, основанное на народной этимологии.

Янченко, гора на Исследовательском кряже в 4 км на ЗЮЗ от горы Народной у одного из истоков реки Манараги. Высота — 1685 м.

Название дано в честь сотрудника Североуральской экспедиции Академии наук и Уралплана топографа-геодезиста С. А. Янченко, который вместе с геологом А. Н. Алешковым и ботаником В. Б. Сочавой входил в 1927 г. в состав отряда, открывшего наиболее значительные вершины Приполярного Урала.

Именно Янченко, еще студент Ленинградского университета, был приглашен в качестве геодезиста для топографических работ 1927 г. и провел большую работу по топографической съемке и определению высоты таких гор, как Народная, Дидковского, Карпинского.

Дидковского, гора в 7 км на ЮЮЗ от горы Народной в верховьях одного из истоков реки Народы. Высота — 1778 м. Под восточным склоном горы находится ледник Манси, обнаруженный в 1932 г. Алешковым вместе с другим ледничком Югра, находящимся севернее горы Дидковского.

Гора открыта отрядом Североуральской экспедиции Академии наук и Уралплана под руководством Алешкова в 1927 г. и названа в честь видного уральского революционера Бориса Владимировича Дидковского (1883—1938), в годы гражданской войны одного из руководителей обороны Северного Урала, а после революции председателя Уральского горного комитета, заместителя председателя Уралплана, ректора Уральского университета и, наконец, первого начальника Уральского геологического управления.

В период с 1938 по 1968 г. гора называлась Манси-Нёр — «Мансийский Камень». В 1968 г. название гора Дидковского восстановлено решением Главного управления геодезии и картографии при Совете Министров СССР.

Малый Чёндер, гора на левом берегу реки Народа в 10 км на ВЮВ от Народной. Высота этой конусообразной вершины — 1399 м. Коми называют ее Тёньдер.

В ижемском диалекте коми языка тёньдер — «дощатая спинка ездовой нарты». Поскольку Малый Чёндер, по характеристике местных жителей, «острая гора», метафора скорее всего возникла при наименовании соседних гор Большой Чёндер (см.) или Тёньдер-Из (см.), а затем произошел перенос по смежности. Вариант Чёндер может указывать на ненецкий язык, в котором мягкое «ть» нередко произносится шепеляво с оттенком мягкого «ц» или «ч» (орфографически тендер — «передок и спинка ездовой нарты»).

Слово это ненецкого происхождения, но при усвоении оленеводства манси (ср. мансийское тюнтер — «часть нарты»), а затем и коми заимствовали его у ненцев.

Большой Чёндер, двугорбая вершина в междуречье верховий Народы и Хобею в 8 км южнее горы Малый Чёндер.

Гора Большой Чёндер (1308 м) ниже, чем Малый Чёндер, но длиннее и шире. Название, возможно, дано по сходству с «тендером» (ср. Тендер-Пэ на Пай-Хое). Скорее всего оно в своих истоках ненецкого происхождения, но, так как слово тёньдер есть и в коми языке, сейчас практически уже трудно установить первоначальный источник.

Манарага, одна из самых высоких и красивых гор Приполярного Урала (1662 м), которая находится в верховьях реки Косъю в 20 км к 3 от горы Народной.

Объяснение названия находим в книге Э. К. Гофмана «Северный Урал и береговой хребет Пай-Хой»: «Извилина долины открыла перед нами боковой вид на Манарагу, и тогда ее гвоздеобразный шпиц явился необыкновенною зубчатою вершиною. По этой вершине гора получила свое самоедское имя, которое по истолкованию нашего переводчика значит «Медвежья лапа». В книге есть и рисунок каменного гребня Манараги, рассеченного на несколько каменных пиков и действительно напоминающего лапу медведя.

Перевод в книге Гофмана почти точен: ненецкое мана — «передняя лапа медведя», раха — суффикс уподобления, который лучше всего переводить словом «подобный», следовательно, Манарага — «Подобная медвежьей лапе». Любопытно, что крайний юго-западный отрог Манараги по-русски так и называется Медвежья Лапа.

В 1980—1985 гг. в поселке Саранпауль были записаны названия Манараги на языке коми — Сизим-Юра — «Семиголовая» (сизим — «семь», юра — прилагательное от юр — «голова») с пояснением «похожа на пальцы медвежьей лапы, или как семь голов» и Уна-Юра-Из — «Многоголовая гора» (коми уна — «много»).

Возвышенность Сизим-Юра-Мусюр — «Семиголовая гряда», или просто Сизим-Юра, известна и в Большеземельской тундре, а хребет Уна-Юра-Из на Полярном Урале.

Колокольня, горный массив между рекой Косъю и хребтом Курсомбай в 12 км на ЗЮЗ от горы Манарага. Название дано по вершине Колокольня (1640 м), которая имеет характерную пирамидальную форму. Название дано местными охотниками.

Необходимо отличать от горы Колокольня на крайнем юге Полярного Урала.

Курсомбай, иногда Курсамбай, Курсомбой, дугообразный хребет длиной около 50 км, идущий с С на Ю в междуречье Косъю и ее левого притока Вангыра. Его центральная часть смещена на запад прямо против массива Колокольня, который таким образом находится между северной и южной оконечностью Курсом-бая. На хребте много конусообразных вершин (максимальная высота — 1291 м).

Хотя по наличию конечного «бай» можно без сомнения отнести название к числу ненецких (о компонентах «бай» и «м» см. Пай-Хой), оно очень трудно для объяснения: отсутствие в местном ненецком наречии начального «к» свидетельствует, что в русском языке первоначальный облик слова сильно изменился. Помогает карта Регули, на которой в этих местах показана гора Пурсумпэ. Следовательно, начальное «к» возникло уже в русском языке в результате расподобления губных согласных по формуле «п — п» > «к — п». Однако ненецкую основу пурсу объяснить пока не удалось.

Лаптапай, гора в верховьях реки Вангыр к Ю от хребта Курсомбай.

Ненецкое название, означающее в переводе «Плоский Камень» (лабта — «равнина», «плоская низменность», «плоский», пэ — «камень», «скала»).

По характеристике геолога А. А. Чернова: «С Вангыра, у волока, Лаптай-пай виден в форме массива с пологими скатами и круглой вершиной». Ср. Лаптапай на Полярном Урале.

Сундук, в коми языке Сундук-Из (коми из — «камень», «гора», «хребет»), гора (1136 м) на левом берегу реки Вангыр между хребтом Курсомбай и горным массивом Сабля.

У этой горы характерная форма, по которой и дано название русскими охотниками или коми: русское слово сундук проникло и в язык коми.

Сабля, иногда Саблинский хребет, Сабельный массив, хребет меридионального направления на крайнем западе Исследовательского кряжа между верховьями Большой Сыни и Большого Патока. Длина хребта — около 40 км, максимальная высота—1497 м. Сабля — хребет альпийского типа, на нем, по Гофману, 14 острых пикоподобных вершин.

Ороним представляет собой яркую метафору: главный пик Сабли действительно напоминает острый клинок, взметнувшийся к небесам. Название Сабля фигурирует уже в атласе 1800 г., его приводят Крузенштерн и Гофман, причем у последнего находим соответствие в языке коми (Сабля-Из — «Гора Сабля») и ненецкую параллель (Саук-Пай — «Острая гора», точнее савак — «острый», «остроконечный», «заостренный», пэ — «камень», «скала», то есть «Острый Камень»).

Первичное ненецкое название «нейтрально», русское и коми — образные.

Б. В. Безсонов, который путешествовал по Печорскому краю в 1908 г., записал у коми легенду, что есть «саблинский хозяин, строгий, жестокий и недоступный; его видят иногда смельчаки, рискнувшие подниматься на Саблю, несущимся по горам в виде крутящегося столба».

Недавно А. И. Туркин предложил несколько иное толкование этого оронима. По его мнению, русские переиначили ненецкое название Савлюй — «Остроконечный» в Сабля по принципу народной этимологии. Могло быть и так.

Уральский Следопыт, гора в верховьях рек Правый Вангыр и Повсяншор к СЗ от северной оконечности хребта Неприступный.

Название присвоено в 1981 г. в честь уральских следопытов и журнала «Уральский следопыт», много сделавшего для популяризации уральской природы, ее изучения и защиты.

Неприступный, хребет почти меридионального направления в верховьях реки Парнук. Наиболее значительная вершина — 1663 м. У хребта очень крутые склоны, он высок и труднопреодолим. Отсюда и название.

Письменные источники и карты XIX — начала XX в. помещают в этих местах гору Пареко (Паре-Ко). Фактически название звучит Парнэко, как было записано в экспедиции 1985 г., и переводится с ненецкого языка как «Ведьмочка» (парнэ — «ведьма», ко — уменьшительный суффикс). Ороним Парнэко легко отождествляется с картографическим гидронимом Парнук (в местном произношении тоже Парнэко). Неизвестно, что первично — название труднопреодолимого хребта или бурной речки.

Алёшкова, гора в 6 км к В от хребта Неприступный в вершине реки Мань-Хобею.

Названа в честь геолога, впоследствии доктора геолого-минералогических наук Александра Николаевича Алёшкова (1896—1949), помощника начальника Североуральской экспедиции Академии наук и Уралплана 1924—1928 гг., а затем и начальника экспедиции.

Тёньдер-Из, гора в 5 км к ЮВ от горы Алёшкова.

В источниках 30-х гг. Тюндер-Из с мансийской огласовкой основы: ср. мансийское тюнтер — «часть нарты», коми из — «камень», «гора», «хребет». В записи 1980 г. Тёньдер-Из с переводом «Спинка нарты» и уточняющими комментариями: «на нарте тёньдер спереди и сзади», «гора с одной стороны кончается обрывом, круто обрывается, похожа на спинку нарты поэтому».

Название Тёньдер-Из наверняка связано по происхождению с топонимами Малый Чёндер и Большой Чёндер. По-видимому, в каком-то одном случае возникла метафора, в других — произошла метонимия.

Подробности см. Малый Чёндер, Большой Чёндер.

Рума, гора между реками Мань-Хобею и Парнук в 5 км к ЮЗ от горы Тёньдер-Из.

Мансийское рума — «товарищ», «приятель».

Шаманья, гора на левом берегу реки Парнук в 3 км на ЮЮЗ от горы Рума. По рассказам, на горе когда-то жил шаман. Другое название этой горы — Колдунья.

Городкова, гора на водоразделе верховий рек Парнук и Манья (приток Хулги) в 5 км к ЮЗ от горы Шаманья.

Профессор Борис Николаевич Городков (1890— 1953) — известный советский ботаник, длительное время

изучавший Полярный, Приполярный и Северный Урал, а также север Западной Сибири и Советскую Арктику, в 1924—1928 гг.— научный руководитель, а сперва и начальник Североуральской экспедиции Академии наук и Уралплана.

Мег, гора на левом берегу реки Манья в 7 км к 3 от горы Городкова. В коми языке мег — «излучина реки». Эту излучину образуют ручей Водопадный и река Манья.

Сали-Нёр, хребет на водоразделе верховий Маньи и Щекурьи между горой Городкова и горой Нёр-Ойка.

Мансийское название Сали-Нёр надо переводить «Олений Камень» (сали — «олень», нёр — «каменная гора», «хребет»). Первоначально это название исследователи относили и к горе Сали-Урнэ-Хум, находящейся на хребте. В переводе с мансийского языка Сали-Урнэ-Хум — «Человек, стерегущий оленей». Гофман называет эту гору Сали-урр-ойка, Городков в записи 1915 г.— Сале-урр-ойка, наконец, в довольно точной фиксации Алешкова название принимает вид Сале-урне-нер-ойка с переводом «Оленей пасет хозяин гор». Мансийская форма этого оронима — Сали-Урнэ-Нёр-Ойка — «Хозяин гор, стерегущий (пасущий) оленей».

Видимо, мансийское название горы бытует в двух вариантах — более торжественном Сали-Урнэ-Нёр-Ойка и обыденном Сали-Урнэ-Хум.

Нёр-Ойка, высокая гора (1646 м) на водораздельном хребте в 17 км к ЮЗ от горы Сали-Урнэ-Хум.

Мансийское название означает в переводе «Старик-Камень», «Старик Урал» (нёр — «каменная гора», «хребет», «Урал», ойка — «старик», «хозяин»). Возможен также перевод «Хозяин гор», «Владыка Урала», короче, это один из целой плеяды мансийских «нёроек», охраняющих Урал. К сожалению, в отличие от других «нёроек» его полное имя пока не установлено (если только оно существует).

Мансийское название Нёр-Ойка точно соответствует по своему значению ненецкому Пэ-Ерв (см. Пай-Ер). Поэтому не исключено, что по крайней мере часть мансийских названий — кальки с ненецких.

Хусь-Ойка, гора в 7 км к ЮВ от горы Нёр-Ойка.

В мансийском языке хусь — «слуга», «помощник», «валет», ойка — «старик», «хозяин». Поэтому мансийское название переводится «Слуга-Старик», «Помощник-Старик», «Помощник Хозяина», то есть Нёр-Ойки.

Хусь-Ойка меньше по высоте, чем Нёр-Ойка, как это и положено помощнику хозяина гор. Нёр-Ойка и Хусь-Ойка вместе составляют любопытную ороними-ческую пару, которая находит почти точное соответствие на Северном Урале, где на хребте Молебный Камень есть святые старики Ойка-Сяхл («Старик-гора») и Эква-Сяхл («Старуха-гора»), а также свой Хусь-Ойка (см.).

Шатмага, гора в верховьях реки Пуйва, правого притока Щекурьи в 10 км к ЮВ от горы Нёр-Ойка. У Регули и у Гофмана — Шадмага.

Судя по конечному элементу мага, название ненецкого происхождения (маха — «спина», «хребет», «задняя сторона чего-либо»), причем эта этимология хорошо подтверждается гидронимом Пуйва, в основе которого можно усмотреть ненецкое сочетание пуй вэ — «задняя часть чего-либо». Впоследствии коми по народной этимологии переделали вэ в ва, поскольку в языке коми ва — «вода», и этот элемент обычен в гидронимии Урала: Адзьва, Косьва, Сосьва и т. п.

Трудно установить, однако, какое ненецкое слово скрывается в компоненте шат (шад): это явное искажение, так как в ненецком языке нет звука ш. Можно все же предположить следующую гипотезу, правда, довольно рискованную Весь этот район некогда был священным, что доказывается такими названиями, как гора Нёр-Ойка (см.), около которой берет начало река Шайтанка, и гора Хусь-Ойка (см.). Поэтому можно допустить, что в элементе шат (шад) скрыто искаженное ненецкое сядэй — «деревянный идол», «болван», и тогда Шат-мага — «Задняя сторона идола», либо «Хребет идола» (возможно, Нёр-Ойки или Хусь-Ойки).

Сар-Хартнэ-Ойка, гора на правом берегу Щекурьи ниже устья реки Кобылаю.

В мансийском языке сар — «табак», хартунгкве — «курить», ойка — «старик», т. е. Сар-Хартнэ-Ойка — «Старик, курящий табак». Возможно, из-за облаков, постоянно клубящихся над горой.

Торговой-Из, иногда Торговый-Из, самый южный отрог Исследовательского кряжа, идущий в меридиональном направлении вдоль правого берега реки Торговой, притока Щугора.

В переводе с коми языка «Хребет (реки) Торговой»: из — «камень», «гора», «хребет», торговой — «торговый», Торговой — Торговая (река)». Название реке — Торговая — было дано русскими, для которых торговый и военный путь по Щугору в Сибирь был в свое время одним из основных.

Лорцем-Пэ, также Лорцемпея, гора в верховьях реки Лорцемпея, левого притока Малого Патока, западный отрог хребта Торговой-Из.

Есть две возможности для объяснения этого ненецкого по происхождению названия: лорца — «пригорок», лорцэ — «одинокая кочка на возвышенности или на месте бывшего стойбища», пэ — «камень», «скала».

Форма Лорцемпея перенесена с названия реки, осложненного мансийским географическим термином я — «река», которое в этом случае вторично.

Кыдзь-Мыльк, гора в 10 км к Ю от горы Лорцем-Пэ. В языке коми кыдз — «береза», мыльк — «холм», «бугор», «сопка», т. е. Кыдз-Мыльк — «Березовая сопка».

Хатемалья-Тумп, гора на левом берегу реки Торговой близ ее впадения в Щугор.

В мансийском языке тумп — «плосковершинная гора», Хатемалья — название реки Торговой, которым пользуются манси, но не могут перевести, следовательно, Хатемалья-Тумп — «Хатемальская гора».

 

 

5. СЕВЕРНЫЙ УРАЛ
(64º00'—58º45' с. ш.)

 

Почти на 600 км протянулся по меридиану Северный Урал, то сужаясь, то достигая по широте чуть ли не 200 км. Эта огромная горная страна начинается на севере от широтного участка течения реки Щугор мощным хребтом Тэл-Поз-Из с максимальной для Северного Урала высотой 1617 м. Южная граница Северного Урала менее определенна: ее проводят то по горе Косьвинский Камень, то южнее — по горе Ослянка, то еще дальше к югу — у горы Качканар. Последнее, наверно, правильнее, так как именно горой Качканар (878 м) заканчивается полоса высокогорий и начинается Средний Урал, который нигде не достигает высоты 800 м.

По водораздельному хребту Северного Урала проходит граница сперва между Коми АССР и Ханты-Мансийским автономным округом Тюменской области, а затем — между Пермской и Свердловской областями (кроме крайнего юга, где верховья Косьвы, левого притока Камы, отнесены к Свердловской области).

Северный Урал ниже Приполярного, хотя и здесь много гор с высотой более 1000 м. В большинстве случаев они характеризуются сглаженными формами, платообразны и легко доступны. Вдоль западного склона Северного Урала проходит длинная предгорная полоса, которая и в словаре выделена в отдельный оронимический регион. Восточные склоны Северного Урала резко обрываются к Западно-Сибирской равнине, здесь нет заметных предгорий, только кое-где проходят длинные полосы низких увалов с высотами порядка 150—200 м над уровнем моря. Еще Е. С. Федоров в конце XIX в. выделил Верхне-Вольинские увалы на водоразделе Ляпина и Вольи, притоков Северной Сось-вы, и Средне-Сосьвинские увалы между Вольей и Няй-сом, южное продолжение которых между Леплей и Тапсуем было названо увалами (первоначально — горами) Северной Экспедиции.

Самой высокой из возвышенностей, примыкающих к Уралу с востока, является Люлинг-Вор на правом берегу Северной Сосьвы (до 301 м). В переводе с мансийского языка Люлинг-Вор — «Высокий лес». Эта возвышенность протянулась с СЗ на ЮВ от устья Ляпина к верховьям Малой Сосьвы более чем на 250 км. Е. С. Федоров называл ее Нижне-Сосьвинскими увалами.

Собственно, Уральский хребет на территории Северного Урала разделен в словаре на пять оронимиче-ских регионов: западная часть от широтного участка течения реки Щугор до горы Торре-Порре-Из, восточная часть от широтного участка течения реки Щугор до горы Кос-Из, горы от верховий реки Няйс до хребта Молебный Камень, западная часть от хребта Молебный Камень до хребта Басеги, включая предгорья, восточная часть от верховьев реки Ивдель до горы Качканар. Оронимическая группировка в данном случае только частично совпадает с орографической, так как орографическая схема громадного по протяженности Северного Урала отличается большой сложностью.

В оронимии Северного Урала господствуют названия из языков манси и коми. Водораздельный хребет издавна был условной границей между зонами хозяйственных интересов, и это нашло свое отражение у манси в противопоставлении Манъсипал-Нёр — Саранпал-Нёр, то есть «Мансийского (восточного) Урала» — «Зырянскому (западному) Уралу». Мансийская и коми оро-нимия соответственно тяготеют к восточному и западному склонам Урала, хотя это распределение отнюдь не абсолютно, а большинство гор на водораздельном хребте имеет по два названия — мансийское и коми. Ненецкие оронимы отмечены в небольшом количестве преимущественно на Крайнем Севере, но, как и на территории Полярног© и Приполярного Урала, на Северном Урале есть гибридные названия, в частности ненецко-мансийские. Это доказывает, что раньше и на Северном Урале господствовала ненецкая оронимия, о чем в свое время писал А. Регули в письме академику П. И. Кеп-пену. В южной части Северного Урала преобладают русские названия гор, встречаются также обрусевшие коми-пермяцкие (коми-язьвинские) и мансийские оронимы.

 

Западные предгорья
между широтным участком течения реки Щугор
и верховьями Вишеры и Колвы

 

Овин-Парма, возвышенность, протянувшаяся на 50 км в меридиональном направлении между Щугором и верховьями реки Подчерем.

Название, если судить по термину парма — «возвышенность, покрытая еловым лесом», по происхождению связано с коми языком, но первый компонент, очевидно,— русское слово овин, усвоенное и местными коми. Правда, для обозначения понятия «овин» в коми языке служит другое слово — рыныш, но в верхне-сысольском диалекте коми языка известно слово овин, заимствованное из русского. Возможно, что это русское слово проникло и в речь печорских коми.

Б. В. Безсонов пишет: «Овин-Парма называется так потому, что тут на середине реки торчит огромный камень, остаток разрушенного рекой кряжа, напоминающий видом своим овин».

Самая северная сопка Овин-Пармы, ближайшая к реке Щугор, в различных источниках именуется Подче-чук, Подше-чук, Пыче-чук, что в переводе с коми языка означает «Бабушкин холм» (коми пöч, пöчö — «бабушка», чук — «небольшая возвышенность», «холм», «бугор»).

Ыджид-Парма, возвышенность, идущая с С на Ю и образующая западные предгорья Северного Урала между реками Подчерем и Илыч. Это кряж длиною до 140 км, поросший густым хвойным лесом, над которым поднимаются каменные вершины.

Коми ыджыд — «большой», парма — «возвышенность, покрытая еловым лесом», то есть «Большая Парма», «Великая Парма».

Тима-Из, наиболее значительная вершина Ыджид-Пармы (693 м), находящаяся на ее северном конце на левом берегу реки Подчерем. Севернее Тима-Иза в Подчерем впадает слева река Тименка.

В переводе на русский язык Тима-Из означает «Тимофеев Камень» (коми Тима заимствовано из русского языка, в котором имя Тима — производное от Тимофей, из — «камень», «гора», «хребет»).

Ёсь-Из, в некоторых источниках Иосиз, гора на левом берегу реки Подчерем южнее возвышенности Овин-Парма. А. И. Туркин переводит это название «Остроконечная гора», так как в языке коми ёсь — «острый», «остроконечный», из — «гора».

В. А. Варсанофьева приводит мансийское название этой горы Полимбо-Нёр, но оно пока не поддается толкованию. Возможно, топоним записан неточно или же перед нами освоенное манси более древнее — ненецкое — название.

Нэрыс-Парма, гора между Илычем и Ыджид-Пар-мой в верховьях правого притока Илыча реки Испе-редъю. Коми норыс — «небольшая возвышенность», «холм», парма — «возвышенность, покрытая еловым лесом», то есть Нэрыс-Парма — «Парма с небольшой возвышенностью».

Эбель-Из, или Олыс-Саранпал-Нёр, хребет на правом берегу Илыча в 30 км к ЮЮВ от Нэрыс-Пармы, протянувшийся с С на Ю на 20 км между Лопъю и Косъю, правыми притоками Илыча. Мансийское название Олыс-Саранпал-Нёр переводится как «Илычский зырянский Урал», что точно соответствует расположению хребта. Коми называют этот хребет Эбель-Из, однако компонент Эбель объяснить пока не удалось.

Валган-Чугра, меридиональная возвышенность на правом берегу Илыча, к ЮВ от хребта Эбель-Из.

В. А. Варсанофьева указывает, что Валган-Чугра получила название от шумного Валганъёля, берущего начало на этой возвышенности и впадающего в реку Илыч. Правда, она допустила неточность, утверждая, что слово валган в коми языке — «вал, «волна», фактически его надо переводить «говорящий», «болтающий громко и без умолку». Так как ёль в языке коми «лесная речка, ручей», Валганъёль — «Говорливый ручей» или «Шумный ручей». Это название, следовательно, ближайший родич таких очень многочисленных русских топонимов, как Гремиха, Шумиха, Говоруха, Брякунец, Болтун и им подобных.

Слово чугра в печорском диалекте коми языка обозначает сравнительно невысокую возвышенность, покрытую лесом.

Высокая Парма, возвышенность, идущая параллельно хребтам Северного Урала с С на Ю, образующая западные предгорья между Илычем и верховьями Колвы. Этот кряж протянулся в длину на 140 км.

В. А. Варсанофьева объединяет Высокую Парму с Ыджид-Пармой. В этом случае длина Ыджид-Пармы с С на Ю примерно 280 км.

На возникновение топонима Высокая Парма мог повлиять топоним Ыджид-Парма — «Большая Парма», «Великая Парма». Если эти названия не связаны, значит, топоним Высокая Парма возник самостоятельно у русского населения верхнепечорских и верхнеколвинских деревень.

Ангкрип-Нёр, гора в верховьях реки Шежимъю (левый приток Илыча) и Большой Порожней (правый приток Печоры) в 30 км на ЮЮВ от Эбель-Иза. Мансийское название Ангкрип-Нёр переводится «Перегородка-Камень» (ангкрип — «перегородка в мансийском доме») и, видимо, представляет собой метафору: на хребте, по свидетельству Д. Ф. Юрьева, много возвышений, сопок. Коми называют эту гору Шежим-Из, то есть «Шежимский Камень» (по реке Шежимъю).

Манзские Болваны, в местном произношении также Манзские Балбаны, невысокая возвышенность на правом берегу Печоры против устья реки Елмы, левого притока. Иногда — Большие Манзские Болваны, в отличие от Малых Манзских Болванов, небольшой возвышенности на левом берегу Печоры.

Манзский — прилагательное от манзы, широко распространенной среди старожильческого русского населения формы этнонима манси, сохранившейся и в целом ряде других названий Припечорья: Манзский Луг, Манзская Пещера, река Манзская Волосница и т. д. Болванами (болбанами) на Северном Урале обычно называются высокие каменные столбы (см. Болвано-Из). Возможно, и в этом случае на сопках есть скалы-останцы, если только под «болванами» не подразумеваются сами сопки. По некоторым данным, здесь когда-то было мансийское капище.

Евтропины Носки, лесистая гряда на левобережье Уньи к В от Высокой Пармы. Здесь же слева в Унью впадает Евтропина речка, против которой на правом берегу находится Евтропин лог. В. А. Варсанофьева пишет, что это название было дано «в память дедушки Евтропа, богатого жителя с Колвы, приезжавшего неводить на Унью лет полтораста тому назад, когда тут не было ни одного селения».

Необходимо еще добавить, что носки — производное от русского диалектного нос — «мыс», «отрог», то есть «мысы», «отроги».

Колвинский Камень, меридионально вытянутая возвышенность, на которой берут начало реки Колва (крупный правый приток Вишеры), Лыпья (правый приток Вишеры), Кисунья (левый приток Уньи). Название дано по реке Колва.

 

Западная часть
от широтного участка течения реки Щугор
до горы Торре-Порре-Из

 

Тэл-Поз-Из, наиболее значительная вершина Северного Урала (1617 м). Находится близ условной границы Северного Урала с Приполярным на левом берегу Щугора. Название в переводе с языка коми означает «Гора гнезда ветров» (из — «камень», «гора», «хребет», поэ — «гнездо», тол — «ветер»). На русский язык обычно переводят просто «Гнездо ветров». Это образное название: район Тзл-Поз-Иза известен плохой погодой — с вершины горы часто дуют свирепые ветры, несущие облака, дождь или снег.

По записям А. Регули, эта гора по-ненецки называется Нэ-Хэхэ — «Женщина-идол», «Баба-идол». Ее мансийское название Нэ-Пупыг-Нёр, или Нэ-Пупыг-Ур рассматривается как перевод с ненецкого, так как значит «Гора бабы-идола». Э. К. Гофман приводит мансийскую легенду о том, что бог превратил в каменного идола женщину, которая во всем противоречила мужу, и запретил манси подниматься на эту вершину: «если кто осмелится это сделать, то поднимется такая буря, что смельчак как раз полетит в пропасть». Коми, по сообщению краеведа П. А. Сорокина, тоже считают, что на вершину Тэл-Поз-Иза никто не может подняться, так как в этой горе живет бог Шуа, или Войпель, бог ветра и холода, который не любит шума и не позволяет людям врываться в свое жилище. На одной из вершин Тэл-Поз-Иза якобы есть следы громадных ног. Эти следы приписываются богу Шуа. Проходя через Урал мимо Тэл-Поз-Иза, коми стараются не шуметь. Если Шуа «услышит шум, то поднимется страшный ветер, снег, и люди должны погибнуть, или же превращаются в камень». Так, в форме легенды давался совет оленеводам держаться подальше от этой опасной горы.

Некоторые исследователи считают, что гора Столп, о которой рассказывал русский полководец XV—XVI вв. князь Семен Курбский,— Тэл-Поз-Из, но это предположение трудно доказать.

По горе Тэл-Поз-Из меридионально вытянутую горную цепь, начинающуюся у левого берега реки Щугор и идущую к вершине реки Подчерем, часто именуют Тельпосской цепью или Тельпосским, точнее — Тэл-позским хребтом, хотя, по свидетельству Е. Д. Сошки-ной, коми называют Тэл-Поз-Изом только северную наиболее высокую часть хребта, остальную же зовут Сёд-Из — «Черный  хребет»  (коми  сьбд — «черный»}.

Порог-Из, хребет на левом берегу Щугора к В от горы Тэл-Поз-Из.

Русское слово порог употребительно и в коми языке, отсюда значение «Порожный Камень». Хребет находится против самого грозного из щугорских порогов.

Мансийское название этого хребта в трудах экспедиции Э. К. Гофмана засвидетельствовано в формах Удти, Удти-Нер, Уодти-Нёр, Уойти-Нёр, на современных картах обычно хребет Ууты. Так как он не находит удовлетворительного объяснения в мансийском языке, можно думать о том, что перед нами более древнее ненецкое название, усвоенное манси.

Шахтар-Орнарт, гора на левом берегу Щугора, примыкающая с СВ к Порог-Изу.

Название сильно искажено, но есть обстоятельство, помогающее раскрыть его значение. Некоторые исследователи называют гору Шахтар-Орнырт. Это позволяет восстановить ороним в виде Шактар-Орд-Нырд и перевести его из коми языка «Отрог у древесного хлама» (шактар — «древесный хлам», «сор», «накипь», орд — послелог со значением «у», «при», нырд — «возвышенность в излучине реки», «отрог»). Смысл названия, очевидно, в том, что около этой горы Щугор наносит на берега много древесного хлама и пены.

Яныг-Туйт-Нёр, гора на Тэлпозском хребте в 6 км к Ю от Тэл-Поз-Иза. В переводе с мансийского — «Большой Снежный Камень» (яныг — «большой», туйт — «снег»).

Хальмер-Сале, гора на Тэлпозском хребте в 13 км к Ю от Тэл-Поз-Иза в вершине левого притока Щугора реки Хальмеръя.

Название ненецкого происхождения, означающее в переводе «Отрог (мыс) покойника» (хальмер — «покойник», саля — «мыс», «отрог», в русской передаче — сале, ср. Салехард и ненецкое Саля харад). Э. К. Гофман и Д. Ф. Юрьев приводят в мансийском оформлении — Хальмер-сале-урр (мансийское ур — «гора, хребет, обычно покрытые лесом»).

Хора-Из, гора (1326 м) на Тэлпозском хребте в 18 км южнее горы Тэл-Поз-Из.

Название из языка коми: в ижемском диалекте хора — «олений бык в возрасте свыше двух лет», из — «камень», «гора», «хребет», то есть «Олений Камень» или, точнее, «Камень оленя-быка». Название, как и многие другие оронимы Северного Урала, связано с оленеводческим бытом северных народов.

Осся-Ур, гора в 5 км к ЮЮЗ от Хора-Иза. Мансийское название, означающее «Узкая гора» (осься — «узкий»).

Туйтым-Нёр, точнее Туйтынг-Нёр, хребет, идущий к Ю от Хора-Иза, южное продолжение Тэлпозского хребта. Длина — 25 км. Мансийское туйтынг — «снежный», следовательно, Туйтынг-Нёр — «Снежный Камень».

Мирон-Вань-Нёр, гора в верховьях реки Подче-рем в 30 км на ЮЮЗ от горы Хора-Из.

Скорее всего, гибридный ороним, в котором личное имя Мирон-Вань — «Иван Миронович» восходит к языку коми, а географический термин нёр — «каменная гора», «хребет» — к мансийскому языку.

Пырва, гора в верховье реки Подчерем на водоразделе между Подчеремом и Щугором в 10 км на ВЮВ от горы Мирон-Вань-Нёр. В книге Гофмана засвидетельствованы более полные и точные мансийские формы Пирва-Тумп и Пирва-Ур, которые переводятся «Чирковая гора» (мансийское пирва — «чирок, вид утки»).

Пеленёр, гора в 17 км к ЮЗ от Пырвы, разделяющая верховья Подчерема и Щугора (1075 м). А. И. Тур-кин приводит это название на языке коми в форме Пбльбнёр, переводя его «Гора-старик». Действительно, слово пöльö в коми языке имеет значение «старик», «дед», а мансийский географический термин нёр — «каменный хребет», «каменная гора». Есть, однако, основания считать, что коми пбльб появилось в результате народно-этимологической переработки мансийского или ненецкого слова.

Дело в том, что Регули называет эту вершину Па-лянг (со звуком а в первом слоге, промежуточным между а и э), а в трудах экспедиции Гофмана фигурирует Палянг-Ур. В мансийском языке есть слова паль — «густой (о лесе)» и янгк — «болото», поэтому ороним без труда переводится «Гора с болотом, поросшим густым лесом», однако такое название несколько странно для высокого каменного хребта. Значит, и в этом случае возможна народная этимология. Наиболее вероятный источник оронима ненецкое пэлянг — «каменистый»

Тондер, гора в 10 км к ЮВ от Пеленёра в вершине реки Понъя (Понъю), левого притока Щугора, на водоразделе бассейнов Щугора и Кожимъю. Это название объясняется из коми тёньдер — «дощатая спинка ездовой нарты», или ненецкого тёндер — «передок и спинка ездовой нарты» (ср. на Приполярном Урале Малый и Большой Чёндер, а также Тёньдер-Из). Краевед-этнограф И. Н. Глушков приводит мансийскую форму, но с той же коми или ненецкой огласовкой (Тöндр-Нёр). В трудах Гофмана и Юрьева воспроизведено чисто мансийское звучание Тюндер-ур (Тюндер), ср. мансийское тюнтер — «часть нарты».

Пон-Из, гора в 5 км к В от Тондера на правом берегу реки Понъя. В переводе с языка коми — «Собачий Камень» (ср. такое же название на Приполярном Урале). В гидрониме вместо коми ю — «река» фигурирует мансийское я — «река», однако А. Н. Алешковым засвидетельствована форма Понъю — «Собачья река». Что первично — название реки или горы — судить трудно.

Саран-Из, хребет между верховьями рек Щугор и Понъя, непосредственно к Ю от горы Пон-Из.

В мансийском языке саран — зырянин, географический термин из — калька мансийского нёр — «каменная гора», «хребет». Перевод — «Зырянский Камень».

Ангквал-Суп-Нёл, гора в самой вершине Щугора в 5 км к В от хребта Саран-Из.

Мансийское нёл — «отрог», суп — «половина», анг-квал — «столб», «пень», т е. «Отрог с половиной столба (пня)»

Кожим-Из, гора (1195 м) в верховьях левого притока Илыча реки Кожимъю. В коми языке — Кожим-Из, Кожимъю, то есть «Кожимская гора», «Река Ко-жим» Таким образом, гора получила название по реке. Ср. Кожим-Из и река Кожим (коми Кожим) на Приполярном Урале, где произошел такой же перенос. В материалах экспедиции Гофмана и других источниках XIX в. обыкновенно Кожем-Из и Кожем-Ю. Мансийское название Лу няр впервые засвидетельствовано на карте Регули. По свидетельствам В. А. Варса-нофьевой, ссылающейся на местных «остяков», Лу-Нёр (точнее, Лув-Нёр) — «Лошадь-гора». Это название относится к серии мансийских оронимов, связанных с культом коня.

Макар-Из, гора в верховьях реки Кожимъю в 9 км к ЮВ от Кожим-Иза.

Название из языка коми: Макар — личное имя, заимствованное из русского языка, из — «камень», «гора», «хребет», то есть «Макаров Камень».

Кычиль-Из, гора непосредственно к Ю от Кожим-Иза в 12 км к В от места впадения Кожимъю в Илыч. На этой горе берет начало река Кычилья (точнее, вероятно, Кычилью), правый приток Пирсъю.

Название Кычиль-Из объясняется из коми языка, где кытшыль (ижемское и печорское) — «изгиб», «поворот», «излучина реки», а из — «камень», «гора», «хребет», следовательно, Кытшыль-Из — «Гора, где излучина». Правда, трудно понять, об излучине какой реки идет речь,— Илыча, Пирсъю или Кычильи. Открытым является также вопрос о том, что первично — ороним или гидроним.

Мансийское название этой горы, по В. А. Варсано-фьевой, Актас-Люль-Нер, точнее Ахвтас-Люль-Нёр, то есть «Каменный плохой Камень». Варсанофьева приводит очень интересное объяснение причины появления такого названия: «Свое название Актас-Люль-Нер, т. е. «гора дурного камня», этот массив получил только потому, что в пределах его имеют широкое развитие сланцы, которые при выветривании дают плоские глыбы. В россыпях на вершине эти плоские глыбы часто стоят на ребре и очень обдирают полозья нарт при переезде на оленях через вершину Актас-Люль-Нера».

Пут-Тартум-Я-Нёр (Пут-Тартум-Я-Тумп), гора на правом берегу Пирсъю к Ю от Макар-Иза.

Мансийское название означает «Камень реки пущенного горшка» (пут — «горшок», тартангкве — «пустить», я — «река»). Речка с этим названием впадает рядом в Пирсъю.

В. А. Варсанофьева приводит красивую легенду: «У края ущелья был однажды поставлен чум богатого оленщика. Хозяин и работник ушли собирать оленей, и дома осталась одна старушка-мать. Вдруг слышит она шум и, выйдя из чума, видит быстро мчащихся на нартах разбойников. Не потеряв присутствия духа, старушка схватила старый молочный горшок и, подбежав к обрыву ущелья, покатила его по крутому склону, громко крича, как будто для предупреждения своего сына, находящегося внизу. Разбойники, плохо знакомые с местностью, во весь дух пустили оленей по следу катившегося горшка и все погибли, сорвавшись в ущелье с крутого склона».

Коми называют речку Елперчукъёль, гору — Ел-Перчук-Ёль-Из. Как переводит А. И. Туркин, Ел-Перчук-Ёль — «Речка Порфирия Елисеевича» (Ел — Елисей, Перчук — Порфирий). Ел-Перчук-Ёль-Из — «Камень речки Порфирия Елисеевича».

Щука-Ёль-Из, хребет к Ю от массивов Кожим-Из и Кычиль-Из, вытянутый более чем на 20 км с С на Ю между левыми притоками Илыча — Пирсъю и Укъю. Мансийское название хребта, записанное В. А. Варса-нофьевой,— Яны-Хамбу-Нёр, но нет уверенности в том, что оно точно. Известна и сокращенная форма Яны-Хамбо.

Коми название Щука-Ёль-Из дано по речке Щука-Ель («Щучий ручей»), гибридному гидрониму, состоящему из сочетания русского слова щука с географическим термином ёль — «лесной ручей» из языка коми. Оро-ним переводится «Хребет Щука-Ёль» или «Хребет Щучьего ручья». Речка Щука-Ёль — левый приток Илыча, берущий начало на этом хребте.

По материалам Варсанофьевой, орографические объекты, обозначаемые коми названием Щука-Ёль-Из и мансийским Яны-Хамбу-Нёр, не совсем сопадают Коми различают северную часть хребта — Тумбал-Из и южную — собственно Щука-Ёль-Из, а самый южный — невысокий конец хребта, примыкающий к берегам Укъю с севера, называют Парус-Из, очевидно, по ручью Парус-Ель, правому притоку Укъю. По Е. С. Федорову хребет Яны-Хамбу-Нёр называется также Хамбу-Ур или Яны-Хангам-Ур.

Мансийское название Яны-Хамбу-Нёр Варсанофьева переводит «Большая самоедская гора», однако нам неизвестно мансийское слово хамбу со значением «самоед (ненец)». Этноним ненец по-мансийски ёрн. Возможно, что название является мансийской переработкой ненецкого оронима (хамба по-ненецки «волна»), тем более, что известен вариант Яны-Хумб-Нёр (ср. мансийское хумп — «волна» и ороним Кумба на Северном Урале).

Листовка-Ёль, наиболее значительная вершина на хребте Щука-Ёль-Из (1095 м), расположенная в центральной части хребта. Гора названа по ручью Листовка-Ель: коми ёль — «ручей», а слово листовка обозначает какой-то вид растительности или сена; оно заимствовано коми языком из русского, ср. в словаре В. И. Даля — листовка — «водянка, водица, ягодница со смородинным листом» и т. п.

Нерим-Из, горный хребет широтного направления между реками Укъю и Неримъю юго-восточнее хребта Щука-Ёль-Из и севернее горы Сотчем-Ёль-Из. Скорее всего, название хребта образовано от наименования реки  Неримъю,  левого  притока  Укъю.  В  различных письменных источниках приводится и мансийское название хребта Ян-Хартумп, то есть, видимо, Яныг-Хар-Тумп — «Большая оленья (бычья) гора», или «Гора большого  оленя-быка».

Сотчем-Ёль-Из (1040 м), гора на левобережье Илыча между верховьями Неримъю, притока Укъю, и Ичет-Ляги, левого притока Илыча. В переводе с коми языка — «Гора Горелого ручья» (коми сотчöм, сотчем — «горелый», ёль — «ручей», из — «камень», «гора», «хребет»). Ботаник В. С. Говорухин, обследовавший эти места, пишет: «Вся окрестность Шантым-Прилука, расположенного по берегам ручья Большого Сотчем-Ибля в виду горной вершины Сотчем-Иöль-Из, некогда (около 100 лет тому назад) совершенно выгорела, вследствие чего и явились такие несколько странные зырянские имена, как «Сгоревший ручей», «Горевшая гора».

В. А. Варсанофьева приводит и объясняет мансийское название этой горы Савконёр — «Гора Савки», оленевода, постоянно стоявшего на этой горе. Следует уточнить, что мансийское название должно иметь вид Савка-Нёр, так как заимстваванное из русского языка личное имя, производное от Савва, Савватий, Савелий и некоторых других антропонимов, в мансийском языке имеет форму Савка.

Торре-Порре-Из, отдельная гора на западном склоне Урала в верховьях левого притока Илыча реки Ичет-Ляга в 20 км на ЮЮВ от горы Сотчем-Ёль-Из.

Гора Торре-Порре-Из является одним из самых замечательных памятников природы на Северном Урале: на ее платообразной вершине множество скал причудливой формы. Вот как описывает Торре-Порре-Из В. А. Варсанофьева: «Вершина Торре-Порре в северной части кряжа представляет собою постепенно понижающееся к югу плато, на поверхности которого расположен  целый  город  с  причудливыми  каменными постройками и развалинами... По западному, круто обрывающемуся краю высятся отвесные стены, увенчанные зубцами и большими «сторожевыми башнями». У северного края плато, там, где находится наиболее возвышенный пункт хребта, поднимаются расчлененные скалы в виде массивных стен и башен. Самые живописные участки фантастического города с его храмами, памятниками и дворцами расположены в средней и южной части плато».

Мансийское название этой оригинальной вершины — Мунинг-Тумп или Монинг-Тумп, в котором мунинг — прилагательное, образованное от слова муни (мони) — «скала-останец» (ср. Мунинг-Тумп в верховьях Вишеры), следовательно, в переводе с мансийского «Отдельная гора со скалами-останцами» (у Варсанофьевой — «Гора столбов или развалин»). Напротив, коми название Торре-Порре-Из весьма трудно для объяснения, поскольку соответствующих слов торре и порре нет в самых полных словарях коми языка.

Пожалуй, в этих «рифмованных» звуковых комплексах можно видеть изобразительный прием для передачи удивления или недоумения при характеристике такого явления природы, для которого обычные человеческие слова недостаточны. О том, что подобные выразительные средства есть в коми языке, свидетельствуют следующие «рифмованные» парные слова: рува-дува — «с норовом», «с характером», шунды-мунды, шунды-кунды, шундры-мундры — «барахло», шыльльб-мыльльо, кильльб-мыльльо, лешки-плешки — «мелочь», и очень похожее на торре-порре сочетание тырри-барри сёрнитны — «болтать о чем-либо». Есть такие выражения и в топонимии: одна из вершин на хребте Кваркуш называется Тара-Бара-Мык, впрочем, может быть не без влияния русского тары-бары.

Другую версию находим в статье Ф. Шиллингера «Торре-Порре-Из  и  Болвано-Из»  («Охрана  природы», 1930, № 1). Он пишет, что в переводе с языка коми Торре-Порре-Из, «насколько удалось выяснить, обозначает как будто бы «торцовое труднопроходимое место с препятствиями и нагромождениями». Близкое по смыслу толкование находим и у В. С. Говорухина — «Неровный Камень». А. И. Туркин думает, что загадочное Торре-Порре-Из — искаженное Торпыриг-Из (тор-пыриг в языке коми «осколки», «обломки»). Может быть, он и прав, и тогда перед нами поразительный случай превращения обычного «прозаического» названия в непонятный, но выразительный повтор. Заметим, однако, что все ранние фиксации в пользу первой версии: Торре-Порре (П. И. Крузенштерн и А. Регули), Торы-Поры (Э. К. Гофман).

 

Восточная часть от широтного участка течения реки Щугор
до горы Кос-Из

 

Сомъях-Нёр, хребет меридионального направления на правом берегу реки Щугор в 20 км к В от горы Тэл-Поз-Из. В картографических источниках и научных публикациях также Сумьяхнёр, Сумахнёр, Суммахнёр, Суомьях-нер и др. Мансийское сомъях — «амбар», нёр — «каменная гора», «хребет», то есть «Амбар-Камень», или «Амбарный Камень». Ср. Сомъях-Нёл.

Хора-Сюр, гора в междуречье Большой Турупъи и Туяхланьи, левых притоков Ятрии, в 45 км к В от горы Тэл-Поз-Из.

Коми-ижемское хора — «олений бык в возрасте свыше двух лет», сюр — «рог», следовательно, «Олений (бычий) рог». Название дано явно по форме горы, напоминающей изогнутый олений рог, да еще и с небольшим отростком.

Састум-Нёр, в источниках XIX—XX вв. Састем-Нер, Састем-Ньер, Состем-Нер, Састемнёр, хребет меридионального направления на правом берегу реки Щугор между хребтами Сомъях-Нёр и Хоса-Нёр. Северо-восточнее Састум-Нёра берет начало Волья, крупный приток Северной Сосьвы. В мансийском языке састум — «гладкий», «ровный», следовательно, Састум-Нёр — «Гладкий Камень», «Ровный Камень».

Тэпынг-Тумп, гора в 5 км к В от северного конца Састум-Нёра. Мансийское тэп — «корм», тэпынг — «кормовой», т. е. «Кормовая гора».

Хоса-Нёр, также Хоса-Ялпынг-Нёр, хребет до 40 км длиной, идущий в меридиональном направлении по правобережью Щугора к югу от истоков Вольи и хребта Састум-Нёр. В некоторых источниках — Хосанёрский хребет.

В переводе с мансийского — «Длинный Камень», «Длинный Святой Камень» («Длинный Молебный Камень»).

Нёр-Ойка, также Ойка-Нёр, гора (936 м) между верховьями рек Яныг-Манья и Толья, правых притоков Вольи. В переводе с мансийского — «Хозяин гор», «Старик Урал». Один из мансийских «нёроек», полный титул которого Волья-Талях-Нёр-Ойка, то есть «Хозяин гор в верховьях Вольи».

Ярута, гора между верховьями Щугора и Тольи в 12 км на ЗЮЗ от Нёр-Ойки. В источниках XIX в. также Ярута-Ур, Яруте-Урр, Ярут-Ур. См. Ярота (Приполярный Урал).

Молид-Из, гора в вершине реки Пирсъю в 15 км к ЮЮЗ от горы Ярута. В переводе с коми языка — «Гладкая гора», «Ровная гора» (коми мольыд — «гладкий», «ровный», из — «камень», «гора», «хребет»).

Ыджид-Из, гора к Ю от Молид-Иза в 9 км от истока реки Няйс. Коми ыджыд — «большой», т. е. Ыджыд-Из — «Большой Камень».

Турман-Нёр, гора в вершине реки Няйс. Название мансийского происхождения и означает в переводе «Темный Камень». Зафиксирован и другой вариант названия — Турман-Нёл — «Темный Нос», «Темный отрог».

Сяньки-Хусап, гора на северном конце хребта Мань-Хамбо между верховьями рек Мань-Няйс и Пир-съю, левого притока Илыча. В мансийском языке санг-ки — «утка-чернядь», хусап — «коробка» (в переносном смысле — «гнездо»), поэтому возможен перевод «Гнездо черняди». Это название нужно рассматривать в том же плане, что и Лунт-Хусап — «Гусиное гнездо» (см. Отортен). Непонятно, однако, смягчение в картографической форме (Сяньки вместо Сангки). Впрочем, у Д. Ф. Юрьева — Саньки-чяхль, так что форма Сяньки-Хусап скорее всего неточна.

Мань-Хамбо, иногда Мань-Хамба, хребет между верховьями рек Няйс и Укъю, протянувшийся в меридиональном направлении примерно на 20 км.

Д.Ф. Юрьев называет этот хребет Хамбу-урр или Укъюиз (по реке Укъю), поскольку на нем начинаются северные истоки Укъю.

В трудах исследователей XIX — начала XX в. Мань-Хамбо именуется также Хангам-Ур, Мань-Хангам-Ур, Мань-Ханхам-Нёр, причем В. А. Варсанофьева приводит перевод последнего с мансийского языка «Гора, мало поднимающаяся вверх». Название Мань-Ханхам-Нёр действительно можно сравнить с мансийским глаголом хангхунгкве «взобраться», «влезть» и прилагательным мань — «малый». Компонент Хамбо, Хамбу скорее всего ненецкого происхождения, об этом см. Щука-Ёль-Из.

Возможно, мансийский топоним Мань-Ханхам-Нёр относится к южной части массива Мань-Хамбо, которая намного ниже северной.

Яныг-Хап-Хартнэ-Тумп и Мань-Хап-Хартнэ-Тумп, две горы в верховьях реки Мань-Няйс к ЮВ от хребта Мань-Хамбо. Здесь в древности был волок с Илыча (по реке Укъю) на Няйс (через Мань-Няйс). В источниках XIX в.— Капкартнетумп, Габгартне-Тумп, Хаб-хартне-Тумп, на современных картах — ошибочные формы Яны-Хапхартуйтумп, Мань-Хапхартуйтумп.

В переводе с мансийского языка — «Большая гора, где перетаскивают лодки» и «Малая гора, где перетаскивают лодки».

Еще две горы с точно такими же названиями Яныг-Хап-Хартнз-Тумп и Мань-Хап-Хартнэ-Тумп находятся значительно южнее, к СВ от хребта Мартай, где тоже проходил старый «чрезкаменный» путь с Вишеры (по Вёлсу и его притокам) на Лозьву.

Халь-Тумп, гора в истоке реки Укъю в 8 км к ЮВ от горы Яныг-Хап-Хартнэ-Тумп. В мансийском языке халь — «береза», следовательно, Халь-Тумп — «Березовая гора».

Яны-Янг-Тумп и Мань-Янг-Тумп, две горы в верховье реки Ёвтынгъя в 16—18 км к Ю от горы Халь-Тумп. В. А. Варсанофьева переводит «Ледяная гора», следовательно, точные мансийские формы Яныг-Янгк-Тумп — «Большая ледяная гэра» и Мань-Янгк-Тумп — «Малая ледяная гора». Повод наименования не установлен.

Хурум-Поталы, гора в вершине Неримъю, левого притока Илыча к Ю от гор Мань-Янгк-Тумп и Яныг-Янгк-Тумп.

В мансийском языке хурум — «три», поталы — «шар», «комок», т. е. Хурум-Поталы — «Три комка», «Три шара». Известно соответствие в ижемском диалекте коми языка, где эта гора называется Куим-Чукар — «Три кучи», «Три груды». Возможно, название дано по деталям формы объекта.

Нэйлен-Тумп, гора между верховьями рек Ичет-Ляга и Ыджид-Ляга (бассейн Илыча) в 20 км от горы Хурум-Поталы.

Несомненно мансийское название, которое, однако, сами манси не могут объяснить. Учитывая, что в мансийском языке звук «г» очень слабый и часто заменяется «й», можно рассматривать форму нэйлен (точнее, нэйлын) как причастие настоящего времени от глагола нэглунгкве (основа нэгл-, нэйл-) — «показаться», «появиться», ср. записанное венгерским путешественником Б. Мункачи выражение нэйлэнэ хотал — «восходящее солнце», но смысл такого названия непонятен. Ср., впрочем, Эли-Хотал-Эква-Нёл.

Кос-Из, гора к Ю от Нэйлен-Тумпа на правобережье Ыджид-Ляги. В переводе с языка коми — «Сухая гора», «Сухой Камень». Мансийское название Тосам-Ахвтас-Нёр, или Тосам-Ахвтас-Тумп, Тосам-Ахвтас-Нёл, имеет тот же смысл — «Сухой каменный хребет», «Сухой каменный отрог».

 

Горы от верховий реки Няйс
до хребта Молебный Камень

 

Нягысь-Талях-Ялпынг-Нёр, группа «островных» гор в верховьях Няйса и Няйс-Маньи. В переводе с мансийского — «Святой Урал (Камень) в вершине Няйса». Иногда — Ялпынг-Нёр, Нягысь-Ялпынг-Нёр. В эту группу входят гора Нягысь-Талях-Нёр-Ойка, иногда просто Нёр-Ойка или Ойка-Нёр (13 км к В от горы Халь-Тумп), то есть «Старик Урал (Камень) в вершине Няйса» и гора Эква-Нёр (9 км к В от горы Нёр-Ойка), или Нёр-Эква, Эква-Сяхл, то есть «Старуха-гора». Поскольку эта группа гор находится ближе к реке Няйс-Манья, ее еще называют Нягысь-Манья-Ялпынг-Нёр. Ср. Ялпынг-Нёр (Сосьвинский Ялпынг-Нёр). Пас-Нёр, хребет, идущий в направлении ССВ — ЮЮЗ между верховьями рек Няйс-Манья и Ёвтынгъя. В. А. Варсанофьева приводит толкование оронима Пас-Нёр из мансийского языка — «Гора-рукавица» (мансийское пасса — «рукавица», нёр — «каменная гора», «хребет»). Это объяснение не встретилось нам, однако, при опросе информантов-манси. Хотя и не очень уверенно, но они говорили о том, что слово пас в составе оронима имеет значение «предел», «рубеж», то есть Пас-Нёр — «Рубежный Камень», «Граничный Камень». Каким рубежом мог служить Пас-Нёр, пока установить не удалось. Возможно, что перед нами уже народная этимология, и первоначально название действительно означало «Гора-рукавица».

Самая значительная вершина хребта Пас-Нёр имеет очень интересное наименование, связанное с мансийским культом коня,— Пас-Нёр-Лув-Сыс-Хурип-Ломт, то есть «Часть Пас-Нёра, похожая на спину лошади».

Яныг-Кот-Нёр, также Яныг-Квот-Нёр, хребет длиной около 40 км между рекой Ёвтынгъя и верховьями реки Лопсия, идущий сперва с ССВ на ЮЮЗ, а затем — с С на Ю. Орографически расположен между хребтами Пас-Нёр и Мань-Кот-Нёр. Наибольшая высота—1126 м. Мансийское название переводится «Большой Кисовый хребет» (яныг — «большой», нёр — «каменная гора», «хребет», кот, квот — «кисы — шкура с ног оленя, лося, используемая, в частности, для изготовления кисовых лыж; обувь из этой шкуры»). Обе мансийские формы Яныг-Кот-Нёр и Яныг-Квот-Нёр сосуществуют, но еще в XIX в. на карте прочно закрепилась форма Яныг-Квот-Нёр, хотя вариант кот в устной речи встречается чаще. Коми, по данным В. А. Варсанофьевой, именуют этот хребет Петрушка-Из, то есть «Петрушкин Камень», впрочем, возможно, что так называется только самая высокая вершина хребта.

Несколько странное по своему значению название находит объяснение в мансийской мифологии: оказывается, при всемирном потопе сохранилась сухой лишь самая высокая вершина Яныг-Кот-Нёра, да и то величиной с кису оленя (ср. подобные рассказы о вершинах Отортена, Чистопа и других гор).

В письме венгерского путешественника А. Регули академику П. И. Кеппену утверждается, однако, что название Квот-Ньар (так у Регули) является переводом самоедского топонима Пеней-Пэ и что оба эти названия в переводе означают «Кисовый Камень» («кисы» по-ненецки пена, «камень» — пэ).

Это еще раз свидетельствует о том, что между мансийским и ненецким мифологическим восприятием Урала было много общего и что многие мансийские названия гор могут быть кальками ненецких.

Лопсия-Тумп или Лопсия-Талях-Тумп, гора в вершине реки Лопсия, левого притока Северной Сосьвы в 5 км к В от южной оконечности хребта Яныг-Кот-Нёр. В переводе с мансийского языка — «Гора в верховье Лопсии».

Мань-Кот-Нёр, также Мань-Квот-Нёр, хребет между верховьями Лопсии и Маньи, левых притоков Северной Сосьвы, южное продолжение хребта Яныг-Кот-Нёр. По данным Варсанофьевой, коми называют этот хребет Петрунь-Из (Петрунь — личное имя, производное от Петр). Мансийское название переводится «Малый Кисовый хребет» (подробнее см. Яныг-Кот-Нёр). Манси утверждают, что пространство величиной с оленьи кисы осталось незатопленным во время всемирного потопа и на вершине Мань-Кот-Нёра.

Юго-западный отрог этого хребта называется по-мансийски Ёрн-Эква-Нёл, то есть «Отрог ненецкой старухи». Здесь, по преданию, некогда умерла женщина-ненка.

Ёвт-Хури, группа гор юго-восточнее хребта Мань-Кот-Нёр. Манси различают две смежных вершины — Яныг-Ёвт-Хури и Мань-Евт-Хури, то есть «Большую Ёвт-Хури» и «Малую Ёвт-Хури».

Мансийское ёвт — «лук (оружие)», хури — «изображение», «образ», то есть Ёвт-Хури — «Изображение лука», «Похожая на лук». Смысл метафоры проясняется, если посмотреть на Яныг-Ёвт-Хури с севера, например, с горы Лопсия-Талях-Тумп (см.), как это приходилось автору: оказывается, Яныг-Ёвт-Хури удивительно похожа издали на гигантский лук, лежащий на земле и готовый выпустить стрелу в небо.

Эли-Хотал-Эква-Нёл, северо-восточный отрог водораздельного хребта между истоками рек Манья (левый приток Северной Сосьвы) и Тосамтов (правый приток Маньи). Одно из самых загадочных среди мансийских названий гор. Манси переводят с трудом и колебаниями: «Завтрашнего дня бабы нос (отрог)», «Дальнего солнца бабы нос», «Впереди день нос бабы» и т. п. В дословном переводе — «Переднего дня (солнца) бабы нос (отрог}». Поскольку  Эли-Хотал-Эква-Нёл — северо-восточный отрог, название может указывать на то, что отрог обращен к восходу солнца, к следующему дню. Вполне вероятно, что есть и мифологический персонаж Эли-Хотал-Эква, однако о нем ничего узнать не удалось. Енгылей-Сяхыл, гора на водораздельном хребте близ вершины реки Тосамтов, притока Маньи, примерно в 8 км к ССВ от горы Печерья-Талях-Чахль. В описании Д. Ф. Юрьева — Енгаль-Нёр, в других источниках также Енгильсяхл,  Енгаль-Чахль,  Энгилесяхль,  Енголе-Чахль. Очень интересное название, важное для познания процессов этнического взаимодействия, происходившего еще недавно на Урале: географический термин сяхыл — «вершина» принадлежит манси, но слово енгылей они объяснить не могут. Это слово — ненецкое (енгалёй — «продолговатый»,   «вытянутый»),  доказывающее,  что манси заимствовали у ненцев многие названия гор, а еще чаще калькировали (переводили) их (см. об этом Тэл-Поз-Из). В данном случае возникла так называемая полукалька: был переведен только ненецкий географический термин (очевидно, пэ или хой), а ненецкое определение сохранено. В заключение остается добавить, что Енгылей-Сяхыл действительно узкая и продолговатая гора, вытянутая по меридиану на 10 км.

Печерья-Талях-Чахль, гора на водораздельном хребте в верховье реки Печоры. По-мансийски эта гора называется Песеръя-Талях-Сяхыл, или Песер-Талях-Сяхыл, то есть «Гора в вершине Печоры» (Песеръя, Песер — Печора, талях — «вершина», «верховье», сяхыл — «гора»). На языке коми — Печера-Йыл-Из, то есть «Гора в вершине Печоры». Это название, очевидно, является калькой мансийского.

Болвано-Из, на языке коми Болвана-Из или Бöлба-на-Из, название двух хребтов на берегу Печоры в ее верховьях: первый из этих хребтов находится к 3 от водораздельного хребта прямо против горы Печерья-Талях-Чахль и у коми называется Ичбт-Болвана-Из, то есть «Малый Болвано-Из», второй — дальше на Ю и ЮЗ (между Печорой и ее правым притоком Большая Порожняя), его название — Ыджыд-Болвана-Из, то есть «Большой Болвано-Из». Наиболее известен Ичбт-Болва-на-Из (840 м), о котором и пойдет речь в дальнейшем. Кроме того, есть еще скала Бёлбана-Из по реке Язьве в Красновишерском районе Пермской области, где живут коми-язьвинцы.

На одной из вершин хребта Ичöт-Болвана-Из возвышается семь высоких (до 30 м) каменных скал-останцов в форме столбов, видных на очень большом расстоянии. В коми языке болван, бблбан — «болван», прилагательное болвана, бблбана — «болванский», поэтому Болвано-Из (как и коми-язьвинское Бёлбана-Из) — «Гора болванов», или «Болв'енская гора». Еще одно аналогичное название Болбанты — озеро в верховьях реки Хулги на Приполярном Урале — надо переводить с коми языка «Болванское озеро». Но во всех этих случаях имеется в виду не болван в общеизвестном оскорбительном смысле, а истукан, каменный столб, идол (каменный или деревянный). Такое значение, кстати говоря, известно и русскому языку. В толковом словаре Даля читаем: болван — «истукан, статуя, идол, языческий изваянный бог». А в русской топонимии засвидетельствованы названия Болванский Нос (мыс), Болванская губа (залив) и Болванская сопка.

Коми слово в обеих его значениях заимствовано из русского языка, но и русское слово пришло из дальних краев: в его основе древнетюркское балбал — «надгробный камень», «памятник» или казахское и узбекское палван — «борец», «силач», «герой», в свою очередь, заимствованное из персидского языка. Развитие значений могло происходить так: герой — памятник герою — истукан, идол — болван.

Замечательно, что старожильческое русское население в деревнях по верховьям Печоры называет каменных идолов Болвано-Иза Богатырями, перенося на Северный Урал былинные образы. Однако в отчете П. М. Бурнашева о действиях золотоискательной партии в вершинах реки Печоры в 1844 г. фигурирует другое русское название — Мужской Камень с интересным комментарием: «Наблюдая издали столбы, которыми увенчаны вершины Мужского Камня, можно подумать, что гора эта населена людьми-гигантами. В рассказах суеверных крестьян существует предание, что будто бы остяки, совершая жертвоприношение на ее вершинах, были обращены в камень властью всевышнего в наказание за идолопоклонство». Коми же рассказывают, что это семь разбойников, окаменевших по слову божию до дня страшного суда.

Однако наиболее интересны мансийские предания. Манси именуют Малый Болвано-Из Мань-Пупыг-Нёр, то есть «Малая гора идолов», Большой Болвано-Из — Яныг-Пупыг-Нёр, то есть «Большая гора идолов», а сами  болваны — ёрн  пупыгыт — «ненецкие  идолы». По легенде, отражающей древние столкновения манси и ненцев, великаны-самоеды решили пойти на манси войной. Поднялись они на одну из вершин в верховьях Печоры и увидели невдалеке страшного в своем гневе Тагт-Талях-Ялпынг-Нёр-Ойку. Это — «Святой старик Урал в вершине Северной Сосьвы», более известный картографам как Сосьвинский Молебный Камень или Сось-винский Ялпынг-Нёр. И превратились великаны в каменные столбы. Так они теперь там и стоят. А их вождь-шаман уронил свой бубен. Покатился бубен и превратился в громадную гору — Койп (см.).

Койп, высокая куполообразная гора (1087 м) на правом берегу Печоры к Ю от хребта Большой Болва-но-Из.

По-мансийски койп — «бубен», «барабан». Название дано по форме горы, но эта метафора введена в круг мансийских мифологических представлений (см. Бол-вано-Из). Койп у манси считался одной из священных гор, на которые нельзя было подниматься.

По словам Э. К. Гофмана, коми называют эту вершину Барабан-Из. Русское население верхнепечорских деревень переделало мансийское название по народной этимологии в Копна.

Медвежий Камень, гора на правом берегу Печоры в 7 км к 3 от горы Койп. Мансийское название Медвежьего Камня — Уиг-Алыс-Нёр (Уиг-Алыс, Уиг-Алсыг) — переводится «Камень, где добыли двух зверей». По рассказам манси, , на горе есть два больших камня, похожих на медведя. Любопытно сравнить следующие два описания.

Топограф Д. Ф. Юрьев пишет: Медвежий Камень «образует на хребте своем из двух скал какую-то небольшую и неопределенную фигуру в виде двух зубцов, в которой туземцы воображают лежащего медведя. Надобно заметить, что слишком большая фантазия нужна для  того,  чтобы  представить  себе очертания этого зверя из простой и не имеющей никакого подобия фигуры означенных скал».

В одном из туристских путеводителей читаем: «С перевала на северо-западе виден Медвежий Камень. Его можно сразу отличить от других вершин. По склону как бы карабкаются два огромных гигантских медведя. Особенно отчетливо видна большая голова с прижатыми ушами и могучая грудь переднего медведя».

Возможно, наблюдатели находились в разных местах, но нельзя снимать со счета и их способности к воображению.

Элюм-Пут-Таим-Совт, гора на водораздельном хребте между верховьями рек Луиовылъя и Котилья, притоков Большой Сосьвы. В переводе с мансийского языка «Сопка, на которой съели котел клея» (элюм — «клей», пут — «котел», таим — причастие со значением «съеденный», совт — «сопка»). Речь идет, как подчеркивают манси, не о человеке, а о какой-то нечистой силе.

Впрочем, это название переводят и более реалистически: «Сопка, на которой сгорел котел клея» — в мансийском языке два глагола, от которых образуется причастие таим, один со значением «съесть», «кушать», другой — «гореть».

Яныг-Вонтыр-Сяхыл и Мань-Вонтыр-Сяхыл, две горы на водораздельном хребте. Яныг-Вонтыр-Сяхыл находится в вершине реки Котилья, Мань-Вонтыр-Сяхыл — несколько южнее. В мансийском языке вон-тыр — «выдра», отсюда перевод — «Большая Выдряная гора» и «Малая Выдряная гора».

Яныг-Пут-Урын-Сяхыл, гора в верховье Большой Сосьвы, от нее на 3 отходит отрог Яныг-Пут-Урын-Нёл, у которого начинается речка Путурынъя, или Яныг-путурынъя, левый приток Печоры.

Все эти мансийские названия переводятся соответственно «Большая гора, где караулят котел», «Большой отрог, где караулят котел», «(Большая) река, где караулят котел». Поблизости находятся Мань-Пут-Урын-Сяхыл — «Малая гора, где караулят котел», Мань-Пут-Урын-Нёл — «Малый отрог, где караулят котел», и Маньпутурынъя — «Малая река, где караулят котел».

Неясно, что первично, и непонятно, кому и зачем понадобилось караулить в этих местах котел.

Ялпынг-Нёр, отдельный хребет на восточном склоне Урала в междуречье Большой и Малой Сосьвы в 30 км на ЮВ от горы Печерья-Талях-Чахль. Полное мансийское название этого хребта Тагт-Талях-Ялпынг-Нёр-Ойка — «Святой хозяин Урала в верховьях Северной Сосьвы» (Тагт — «Северная Сосьва», ялпынг — «святой», талях — «вершина», нёр — «Камень», «Урал», ойка — «старик», «хозяин»), но широко распространены и различные сокращенные формы: Тагт-Талях-Нёр-Ойка, Тагт-Талях-Ялпынг-Нёр, Ялпынг-Нёр-Ойка, Тагт-Ялпынг-Нёр, Нёр-Ойка и другие. Русские называют этот хребет Сосьвинский Молебный Камень, или Сосьвинский Ялпынг-Нёр, в отличие от Молебного Камня (см.), находящегося в верховьях Вишеры (иногда Али-Ялпынг-Нёр — «Южный Святой Камень»).

У манси есть еще: Сакв-Талях-Нёр-Ойка (Южный Пай-Ер) в верховьях Хулги, Ялпынг-Нёр в верховьях рек Итья и Ялпынгъя, притоков Хулги, Нёр-Ойка в вершине Щекурьи, Хоса-Ялпынг-Нёр в верховьях Щугора, Волья-Талях-Нёр-Ойка в верховьях Вольи, Нягысь-Талях-Нёр-Ойка в верховьях Няйса, Ялпынг-Нёр (Али-Ялпынг-Нёр) в верхнем течении Вишеры, Ось-Тагт-Талях-Нёр-Ойка (Денежкин Камень) в верховьях Южной Сосьвы.

Место этих вершин и соответствующих «богов» в мансийской мифологии, видимо, неодинаково, «святость» их различна, но эти тонкие различия пока не удалось в полной мере выявить. Во всяком случае складывается такое впечатление, что Ялпынг-Нёр и Нёр-Ойка — не всегда одно и то же.

Некоторые из этих вершин находятся на восточном (мансийском) склоне Урала и представляют собой обособленные «островные» горы, в которых образное видение манси «узнало» каменных богов, облеченных со временем соответствующей властью. Таким «островным» массивом является и Сосьвинский Ялпынг-Нёр, который относится к числу наиболее почитаемых. Святость его и сила особенно велики. Именно он превратил в камни ненецких великанов на горе Мань-Пупыг-Нёр, а их бубен — в гору Койп (см. Болвано-Из, Койп), он же за какие-то прегрешения перенес Ось-Тагт-Талях-Нёр-Ойку (Денежкин Камень) из района озера Турват значительно южнее — в верховья Южной Сосьвы.

Геолог Н. А. Сирин пишет о Сосьвинском Ялпынг-Нёре: «Массив находится в совершенно ненаселенной местности, и благодаря тому, что он является священным для местных жителей, вогулов, они не посещают его даже во время охоты (по этой же причине рабочие-вогулы из состава нашей экспедиции, несмотря на просьбы о совместном посещении горы, категорически отказались)».

В связи с этим надо заметить, что прилагательное молебный не совсем точно передает смысл мансийского слова ялпынг. Д. Ф. Юрьев так объясняет это слово — «недоступный проклятый камень или шайтанский». Более подробно толкование И. Я. Кривощекова: «Вершина горы для вогул, хотя и крещенных ныне, является заповедным местом, куда ни один из них не должен входить под страхом смерти. Сюда вогулы съезжаются для общественных жертвоприношений, когда вхождение на гору допускается для всех мужчин, женщины же ни под каким видом входить сюда не должны».

Более мягкую характеристику мансийским языческим богослужениям дает историк XVIII в. Г. Ф. Миллер: «...у вогулов есть обычай особо почитать некоторые горы, именуемые на их языке «елпингкаеве», приносить им жертвы, или, точнее сказать, главным божествам тех мест совершать возлияния, обернувшись лицом к горе. Вы хотите узнать значение этого слова? Оно обозначает «священная или божественная гора»...».

В основе различных запретов, касающихся гор, и самой «святости» гор лежат достаточно реалистические соображения. Прав Е. С. Федоров, указывая: «запреты эти не что иное, как облечение в религиозную форму страха пред крутой осыпью громадных камней, пробираться по которым действительно очень трудно, и восхождение на которые связано с некоторым риском». Несколько иначе толкует эти запреты М. А. Ковальский: «Хотя в Урале весьма редко встречаются такие пики, на вершину которых нельзя было бы взойти, однако же остяк весьма часто употребляет слово «яльпинг» даже и для таких гор, которые вовсе не заслуживают этого названия. Суеверие, что восхождение на вершины некоторых из этих яльпингнёров должно кончиться каким-либо несчастным случаем, способствует и преувеличению трудностей восхождения».

Хум-Вуйпи-Ахвтас, восточный отрог водораздельного хребта в верховьях реки Сульпы, левого притока Лозьвы. В источниках встречаются ошибочные формы Хум-Войби-Ахутас, Хум-Войбл-Ахтос. В переводе с мансийского языка «Камень, похожий на человека» (хум — «человек», вуйпи — «похожий», ахвтас — «камень»). На вершине горы действительно есть скала-останец, удивительно напоминающая человека.

Вот-Тартан-Сяхыл, гора в 5 км к СВ от горного узла Отортен. По-мансийски означает «Гора, пускающая ветер», «Гора, с которой дует ветер» (вот — «ветер», тартан — причастие настоящего времени от глагола тартангкве — «пускать»). На карте Э. К. Гофмана Уотен-чяхль, т. е. Вотынг-Сяхыл — «Ветреная гора». Манси подчеркивают, что ветры очень часто дуют именно со стороны этой горы. Ср. здесь же на Северном Урале Тэл-Поз-Из — «Гнездо ветров». Название Вот-Тартан-Сяхыл по ошибке и в искаженном виде было перенесено на соседнюю более значительную вершину Лунт-Хусап и закрепилось в форме Отортен (см.).

Отортен, гора (1182 м) на водораздельном хребте в самой вершине Лозьвы. Отортен находится на границе Свердловской области и Коми АССР, недалеко от него также границы Пермской и Тюменской областей.

Название, хорошо известное исследователям Северного Урала и туристам, возникло в результате ошибки, но утвердилось на карте. Это искаженное до неузнаваемости название горы Вот-Тартан-Сяхыл (см.), более низкой и находящейся в нескольких километрах северо-восточнее Отортена. Манси называют Отортен совсем по-другому: Лунт-Хусап — «Гусиное гнездо», или Лунт-Хусап-Сяхыл — «Гора гусиного гнезда». Дело в том, что юго-восточный склон Отортена круто обрывается к горному озеру Лунт-Хусап-Тур — «Озеру гусиного гнезда», откуда начинается Лозьва (это озеро называется также Лусум-Талях-Тур — «Озеро в верховье Лозьвы»). Есть мансийское предание, что во время всемирного потопа в этом озере на большой высоте спасся один-единственный гусь. По другой версии, в куполе горы манси увидели сходство с гусиным гнездом.

Название Отортен фигурирует уже в работах геолога Е. С. Федорова, относящихся к концу XIX столетия, однако, насколько можно судить по картам, приведенным в этих работах, оно прилагалось именно к горе Вот-Тартан-Сяхыл, представляя собой искаженный вариант мансийского названия. Кто внес дальнейшую путаницу и перенес название с одной горы на другую, установить пока не удалось.

Мань-Ёмки, хребет к ЮЗ от горы Отортен между верховьями Ёлмы и Уньи, левых притоков Печоры, обширный западный отрог водораздельного хребта. Манси переводят «Малые Ёмки» (мань — «малый») в отличие от хребта Яныг-Ёмки (см.) — «Большие Ёмки». Слово Ёмки остается без объяснения. Картографическая форма Мань-Емти-Ньер ошибочна. Русское название горы Ёлминский Камень дано по реке Ёлме.

В орониме Ёмки можно выделить компонент ки, совпадающий со словом ки — «камень», которое некогда существовало в коми языке, но сейчас сохранилось только в сложном слове изки — «жернов». В других финно-угорских языках находим: хантыйское и мордовское кев, финское киви, мансийское (в некоторых диалектах) кев, кю(в) — «камень». Г. Ф. Миллер пишет, что «у вогулов есть обычай особо почитать некоторые горы, именуемые на их языке «елпингкаеве» (ср. мансийское и хантыйское кев).

Значение первой части слова (ём) неясно. Трудно сказать и к какому финно-угорскому языку восходит ороним Ёмки.

Порыг-Тотнэ-Сяхыл, или Порыг-Тотнэ-Сори-Сяхыл, гора на водораздельном хребте в 6—7 км к Ю от Отортена. Это мансийское название довольно любопытно по значению. На седловине горы (сори — «седловина») иногда располагаются манси-оленеводы, а у подножья горы растет много борщевика (порыг), съедобного зонтичного растения, которое манси употребляют в пищу. Но сорванный борщевик («дудки») приходится носить на седловину, отсюда и название «Седловина, на которую носят борщевик» — Порыг-Тотнэ-Сори и «Гора седловины, на которую носят борщевик» — Порыг-Тотнэ-Сори-Сяхыл.

Холат-Сяхыл, гора (1079 м) на водораздельном хребте между верховьями Лозьвы и ее притока Ауспии в 15 км на ЮЮВ от Отортена. Мансийское холат — «мертвецы», то есть Холат-Сяхыл — «Гора мертвецов». Существует легенда, что на этой вершине некогда погибло девять манси. Иногда добавляют, что это случилось во время всемирного потопа. По другой версии при потопе горячая вода затопила все вокруг, кроме места на вершине горы, достаточного для того, чтобы лечь человеку. Но манси, нашедший здесь прибежище, умер. Отсюда и название горы.

В. А. Варсанофьева считает, что столь мрачное название дано этой вершине потому, что на ее склонах нет растительности — одни осыпи да камни, покрытые лишайниками.

Автору не раз приходилось подниматься на Холат-Сяхыл, и он должен признать, что более суровой и мрачной горы  в этой части Северного Урала нет.

Ауспи-Тумп, отдельная гора на восточном склоне хребта в верховье реки Ауспия в 5 км к ЮВ от горы Холат-Сяхыл. По-мансийски гора называется Авыспи-Тумп, а река — Авыспи. Гора получила название по реке — «Отдельная гора (в верховье) Ауспии». Происхождение названия реки неизвестно.

Сяркынг-Ур, ошибочная картографическая форма — Чарка-Нур, хребет меридионального направления между Лозьвой и ее правым притоком Ауспией. В переводе с мансийского языка — «Гора со следами от оленьего стада», или «Гора с оленьим пастбищем» (сяркынг — прилагательное от сярк — «оленье пастбище», «след от оленьего стада», ур — «гора», «возвышенность»),

Хой-Эква, отдельная конусообразная гора на восточном склоне южнее места впадения Ауспии в Лозьву. Мансийское эква — «старуха», «баба», хой — из языка манси не объясняется. Однако в ненецком языке хой — «хребет», «гора». Поэтому не исключено, что перед нами название, отражающее древние мансийско-не-нецкие контакты в местах значительно южнее современного пребывания ненцев.

Сомъях-Нёл, отрог водораздельного хребта, отходящий на запад между истоками реки Хозья. На водораздельном хребте у начала этого отрога находится гора Сомъях-Нёл-Сяхыл (5 км на ЮЮЗ от горы Холат-Сяхыл). В переводе с мансийского — «Амбарный отрог» и «Гора Амбарного отрога». На вершине горы Сомъях-Нёл-Сяхыл есть большой камень, похожий на амбар, что и послужило причиной наименования.

Пура-Мунит, а также Пура-Мунит-Ур, гора на водораздельном хребте в истоках рек Хозья, Вишера и Пурма. Название мансийского происхождения с неясным элементом Пура (ур — «гора», «возвышенность», мунит — множественное число от муни — «скала-останец»). Возможно, следует восстанавливать первоначальную форму Пурма-Мунит-Ур, в которой из-за трудностей произношения с течением времени выпал один из двух носовых звуков «м». Если это так, то переводить надо «Гора пурминских скал-останцов», тем более, что в некоторых источниках, например, в статьях Е. С. Федорова в «Горном журнале», в V томе многотомного издания «Россия» («Урал и Приуралье») и на «карте Урала и Приуралья» 1923 г., на месте Пура-Мунит-Ура показан Пурминский Камень, а В. А. Варса-нофьева в одной из своих работ пишет, что Пурра — вогульское название Пурмы.

Сложность в том, что в трудах исследователей середины XIX в. Э. К. Гофмана, М. А. Ковальского, Д. Ф. Юрьева гора называется Поримонгит-урр, Порре-Монгит-Ур, Пурре-Монгит. Это дает возможность учитывать и мансийское слово пори — «поперечный». Гора Пура-Мунит действительно вытянута с 3 на В поперек Уральского хребта. Возможно, с течением времени значение элемента пори было забыто и название по народной этимологии сближено с гидронимом Пурма. Но не исключено, что фиксации исследователей XIX в. неточны или что за сто с лишним лет произошли сдвиги в произношении, ср. Пура-Мунит и Поримонгит.

Наконец, может быть, первоначальное значение названия  «Гора  жертвенных  (пиршественных)  скал» (мансийское пури — «жертва», «пир»).

А. Регули связывает это название с мансийским словом мунги — «яйцо» и переводит «Гора жертвенных яиц». Это какое-то недоразумение. Во всяком случае, современные манси однозначно толкуют форму множественного числа мунит как «скалы-останцы».

Лунтанг-Нёл, отрог водораздельного хребта к 3 от горы Пура-Мунит. В переводе с мансийского языка — «Гусиный нос». Метафорическое название: гора имеет острую вершину, по форме напоминающую гусиный нос.

Тумп-Капай, гора (1152 м) в верховье реки Пурмы к ВЮВ от горы Пура-Мунит. В записях XIX в. встречается в формах Капайтумп, Каппай-тумп. На современных картах и в справочниках часто приводится с ошибкой — Гумпкапай, Гумпкопай и даже Гумпкакай.

Мансийское слово тумп — «отдельная гора», капай — «великан», то есть «Гора-великан». Этот «тумп» действительно выглядит весьма впечатляюще.

Нята-Рохтум-Сори-Сяхыл, гора западнее истока реки Вишеры. Мансийское название, означающее в переводе «Гора у седловины, где испугался олененок». По рассказам манси, некогда здесь был испуган медведем и бросился бежать маленький олененок. Событие это до сих пор ощущается как сравнительно недавнее, так что иногда манси употребляют вместо причастия рохтум — «испуганный» личную глагольную форму прошедшего времени рохтыс — «испугался» (Нята-Рохтыс-Сори-Сяхыл).

Яныг-Ёмки, горный массив между верховьями Уньи, Кисуньи и Вишеры к Ю от хребта Мань-Ёмки и к 3 от горы Нята-Рохтум-Сори-Сяхыл, в сущности обширный западный отрог, отходящий от водораздельного хребта. Картографические формы Яны-Емти, Яны-Емты, Яны-Емти-Нер ошибочны.

В переводе с мансийского языка Яныг-Ёмки — «Большие Емки». О слова ёмки см. Мань-Ёмки.

Крайне западная часть массива Яныг-Ёмки носит название Лопьинский Камень (см.), а южный отрог между Вишерой и ее правым притоком Лопьей — Мань-си-Хумит-Нёл — «Отрог мансийских людей». По-русски иногда весь массив, иногда только отрог Маньси-Хумит-Нёл называют Вишерским Камнем, а северную часть массива, прилежащую к Унье, — Васькиным Камнем, по имени вогула Васьки Большого, с которым русские имели различные дела по товарообмену и к которому они всегда ходили в гости на Ильин день (В. А. Варса-нофьева).

Лопьинский Камень, западная часть массива Яныг-ёмки, с которой берут начало Кисунья, левый приток Уньи, и Лопья, правый приток Вишеры. Этот отрог разделяет бассейны Уньи и Вишеры. Название дано по реке Лопья, по-мансийски Хулах-Люльнэ-Я — «Река, где сидит ворон». Лопьинский Камень манси называют Хулах-Люльнэ-Я-Нёр — «Хребет реки Хулах-Люльнэ-Я».

Ворон часто фигурирует в мансийской оронимии: близ горы Пура-Мунит есть горный отрог со скалами-останцами, который называется Хулах-Питинг-Нёл — «Отрог с вороновым гнездом», а западнее хребта Пас-Нёр находится гора Хулах-Питинг-Керас — «Скала с вороновым гнездом». Это не случайно. Б. Н. Городков пишет: «Высокие горные тундры оживляются только леммингами, зайцами, стаями горных куропаток и немногими семьями воронов».

Ось-Нёр, название длинного и узкого водораздельного хребта между верховьями Вишеры и Северной Тошемки (длина около 30 км). По хребту проходит граница между Пермской и Свердловской областями. В  картографических  источниках — Ошеньер,  Ошенер.

В переводе с мансийского языка Ось-Нёр — «Узкий Камень», «Узкий Урал» (ось из осься — «узкий»). Форма Ошеньер — либо русское искажение, либо, и это более вероятно,— западно-мансийского происхождения.

В «Календаре-справочнике Пермской области» за 1964 г. утверждается, что Ошеньер по-мансийски «Медвежья гора». Это явная ошибка: ош — «медведь», но в языке коми.

На некоторых картах название Ошеньер отнесено только к самой узкой части хребта между верховьями Вишеры и горой Люньси-Сяхыл, однако манси считают, что Ось-Нёр продолжается на юге до Северной Тошемки.

Сампал-Сяхыл, гора на хребте Ось-Нёр в верховьях Вишеры. На некоторых картах так (в форме Сампал-чахль) ошибочно назван Мунинг-Тумп (см.).

В краеведческой литературе встречается толкование из мансийского — «Кривой холм», при этом указывается, что в названии отражена внешняя особенность горы. Это толкование неточно. На самом деле перед нами красивая метафора — «Одноглазая гора» (дословно «Полуглазая гора»): небольшая вершина горы несколько сдвинута по отношению ко всему ее массиву, что и создает асимметрию.

Люньси-Сяхыл, гора на хребте Ось-Нёр в верховьях реки Малая Тошемка. Записаны также более развернутые наименования Сёинг-Нэ-Люньсим-Сяхыл и Соим-Нэ-Люньсим-Сяхыл, представляющие собой широко распространенные в мансийском языке причастные конструкции, которые легко переводятся на русский язык — «Гора, где плакала женщина Сёинг-Нэ (Соим-Нэ)». Согласно мансийской легенде, на этой горе плакала женщина, которая заблудилась в дождь и туман. Потом оказалось, что чум рядом.

Сокращенный вариант Люньси-Сяхыл более труден для объяснения, хотя форма люньси опознается как 3-е лицо единственного числа настоящего времени от глагола люньсюнгкве — «плакать». Употребление личных глагольных форм в целом не характерно для мансийской топонимии, тем более, что смысл перевода затемнен — «Гора, где (кто-то) плачет(?)».

Мунинг-Тумп, гора между левым притоком Вишеры Нёлсом и верховьями Вишеры к 3 от водораздельного хребта Ось-Нёр. В переводе с мансийского «Гора со скалами-останцами». Действительно, Мунинг-Тумп из-за обилия скал разнообразной формы напоминает собой то ли фантастическое воинство, то ли какой-то сказочный замок. На некоторых картах эта гора ошибочно названа Сампалчахль (фактически вершина Сампал-Сяхыл — «Одноглазая гора» находится на хребте Ось-Нёр). Русские охотники дали Мунинг-Тумпу красивое образное название Армия.

В географической литературе Мунинг-Тумп иногда именуется Муниньер, при этом встречается неверный перевод — «Яйцевидная гора», «Яйцо-гора». В источниках XIX в:—Монинг-Тумп, Монин-Тумп.

В мансийской оронимии есть еще одна гора Мунинг-Тумп, которая на картах и в научной литературе обычно фигурирует под названием Торре-Порре-Из (см.).

Тумп-Янгк, отдельная гора в междуречье Большой и Малой Тошемки к В от южного конца Ось-Нёра.

В мансийском языке тумп — «отдельная плосковершинная гора», янгк — «болото», то есть Тумп-Янгк — «Тумп-болото». Это объяснение, однако, манси дают без особой уверенности, хотя весь северный склон горы представляет собой относительно пологий спуск, поросший низкорослым березником с явными следами мощного кочкарника. Возможно, что изменение физико-географических условий привело к забвению смысла оронима и к народной этимологии: некоторые манси, нарушая правила построения мансийских топонимов, толкуют Тумп-Янгк как «Белая гора». Однако ороним со значением «Белая гора» в мансийском языке звучал бы Янгк-Тумп, а не Тумп-Янгк («Гора белая»?).

Важно отметить, что на некоторых старых картах Тумп-Янгк называется просто Тумп, видимо, потому, что в этих местах действительно только один «тумп». Это было подмечено еще Е, С. Федоровым: «отсутствие собственного имени для этой горы кажется очень удивительным», «недоразумение разъясняется тем, что в этой местности лишь один Тумп без ближайшего обозначения, и, произнося это название, вогул знает, что слушатели его понимают, про какую гору идет речь».

На вершине горы Тумп-Янгк находится одна из оригинальных скал-останцов Северного Урала — невысокая, но поразительно изменяющая свой вид под разными углами обзора. Она имеет свое собственное имя Кунтыр или Кунтыр-Муни (муни в мансийском языке «скала-останец»). Если на скалу смотреть с севера или юга, она походит на человека в профиль. Замечательно, однако, что тот же камень, если его разглядывать с востока или запада (а именно таково направление мансийской тропы, идущей через Тумп-Янгк), удивительно напоминает сидящего медведя. Это заставляет вспомнить удмуртское слово гондыр — «медведь» и коми гундыр — «дракон» (в древнекоми, видимо, тоже «медведь»). Поскольку в мансийском языке нет звонких смычных, ороним Кунтыр в звуковом отношении точно соответствует коми гундыр. По-видимому, или пермское слово проникло в мансийскую топонимию, или в самом мансийском языке некогда существовало слово кунтыр — «медведь», которое затем исчезло, но пере-житочно сохранилось в оронимии.

Чистоп, хребет на восточном склоне между правыми притоками Лозьвы Ушмой и Северной Тошемкой (высота — до 1292 м). Длина Чистопа — около 30 км.

Мансийское название хребта — Сисуп. Первоначально оно, видимо, означало «Спинной» (сыс — «спина», уп — суффикс прилагательного). Хребет напоминает собой спину лошади, а его название отражает культ коня, который издавна существовал у манси (ср. Лув-Нёр, см. Кожим-Из, Тулымский Камень).

На русской почве ороним был связан по народной этимологии с прилагательным «чистый», поскольку на вершинах Чистопа нет леса. В то же время сами манси уже не могут объяснить, что значит это слово, и произносят его теперь не Сысуп, а Сисуп.

С Чистопом связан целый ряд интересных мансийских преданий. Как и вершины других высоких хребтов и гор, вершина Чистопа во время всемирного потопа не была залита водой. Здесь сохранилась сухая площадка, на которой якобы спаслось пять мансийских семей и среди них грудной ребенок. Но площадка была маленькой, и плач ребенка был слышен в любом ее конце. По этой причине главная вершина Чистопа получила любопытное мансийское название Няврам-Люнь-сим-Сяхыл-Ала — «Вершина горы, где плакал ребенок».

Предположение о том, что Сисуп — ороним, связанный с культом коня, подтверждается также интересным названием самой южной горы Чистопа, имеющей форму правильного острого конуса. Русское наименование этой вершины — Острая сопка, мансийское — Лув-Сяквур, то есть «Лошадиная титька». По мансийским поверьям, место это нехорошее, так как тут живет Сисуп-Овыл-Менгкв-Ойка — «Старик-черт конца Чистопа», поэтому здесь нельзя ночевать.

Пакна, гора, примыкающая к северо-западной оконечности хребта Чистоп. В мансийском языке — Паквна, в переводе — «Нарост на дереве». Название горы представляет собой метафору: Паквна по форме действительно напоминает собою округлую шишку, нарост на дереве.

Сопр-Экв-Ур, гора на правом берегу реки Северная Тошемка в 5 км к Ю от хребта Чистоп.

В переводе с мансийского — «Гора старухи» (по имени) Сопр». Манси всегда добавляют, что старуха Сопр — ведьма, нечистая сила. В орониме слово эква — «старуха» выступает в усеченной форме.

Большой Лайс, гора в 10 км к Ю от горы Сопр-Экв-Ур. Мансийское название — Яныг-Лайис — «Большой Лайис». Севернее Большого Лайса находится гора Малый Лайс (Мань-Лайис).

Название не находит объяснения в мансийском языке. Важны, однако, данные карты Регули, на которой эта гора именуется Лайис эрикум урр, т. е. Лайис-Эрыг-Хум-Ур. Так как сочетание эрыг хум имеет два значения — «певец» и «герой, воспеваемый в песнях», ороним Лайис-Эрыг-Хум-Ур должен переводиться «Гора певца (по имени) Лайис», или «Гора героя (по имени) Лайис». Такой персонаж нам неизвестен, но обращает на себя внимание название озера Лайс или Лайса в Малоземельской тундре, т. е. на ненецкой территории.

 

Западная часть
от хребта Молебный Камень
до хребта Басеги, включая предгорья

 

Молебный Камень, горный хребет между Више-рой и верховьями правых притоков Лозьвы — Северной Тошемки и Вижая, с севера ограничен рекой Нёлс, с юга и юго-запада — рекой Большая Мойва. Наиболее значительные вершины: Ойка-Сяхыл — «Старик-гора» (1279 м), Эква-Сяхыл — «Старуха-гора» (к югу от Ойка-Сяхыл) и Хусь-Ойка — «Старик-слуга» (см. Муравьиный Камень). На картах и в справочниках название северной вершины Ойка-Сяхыл часто передается искаженно — Ойкачакур.

Русское название хребта — калька мансийского Ялпынг-Нёр — «Святой Камень», «Святой Урал» (иногда Али-Ялпынг-Нёр — «Южный Святой Камень»).

Таких «молебных» названий, которые указывают на святые для древнего населения места, на Урале много: Молебная гора (в документах XVII в.— Молебный остяцкий камень), река Молебка и село Молебка на реке Сылве в Пермской области, речка Молебка, впадающая с востока в Исетское озеро, остров Молебный на Аятском озере в Свердловской области и т. п. О том, что Молебный Камень (Ялпынг-Нёр) некогда был для манси святым местом, свидетельствует название седловины на этом хребте Пурлахтын-Сори, то есть «Седловина, на которой приносят жертвы». Ср. Ялпынг-Нёр (Сосьвинский Ялпынг-Нёр).

Муравьиный Камень, северо-западный отрог хребта Молебный Камень между притоками Вишеры Нёлсом и Большой Мойвой.

Прозрачное, но совершенно загадочное название. По-мансийски этот хребет называется Хусь-Ойка — «Старик-слуга». В мифологии манси Хусь-Ойка — зять и помощник Ойка-Сяхыл — «Старика-горы» и Эква-Сяхыл — «Старухи-горы». На это прямо указывает и ценное сообщение Е. С. Федорова о том, что проводник-вогул отказался его сопровождать на Хусь-Ойку, «указывая на то, что им это будто бы не дозволяется и что Ху-Сейк (так у Федорова) тоже маленький Молебный Камень» (см. Молебный Камень). Мифологический Хусь-Ойка не имеет никакого отношения к муравьям. Возможно, произошла какая-то путаница при переводе названия на русский язык, поскольку слово со значением «муравей» по-мансийски звучит довольно сходно — хосуй или хосвой, во всяком случае на карте Чердынского уезда 1874 г. фигурирует именно Камень Муравей.

Еще одна загадка в том, что со склонов этого хребта в Вишеру слева течет река Муравья (Муравей), которая по-мансийски называется Морупъя. Так как в источниках XIX — начала XX в. хребет именуется Мура-вьинским Камнем (у Регули — Моравинским Камнем), можно, казалось бы, выводить название хребта из названия реки (ср. Лопья — Лопьинский Камень). Однако манси не могут объяснить, что означает название этой реки, и нельзя исключить, что мансийское Морупъя восходит к русскому Муравья. Во всяком случае, русское «в» часто соответствует мансийскому «п» (ср. русские Вёлс, Вишера и мансийские Пелас, Пасар). На первичность русской формы Муравья по сравнению с мансийской Морупъя указывает другое мансийское название этой реки Марингъ-я, записанное Регули и Гофманом.

И последнее: надо иметь в виду, что во многих книгах и на картах встречается искаженное написание Ху-Сойка, или Ху-Сойк, Ху-Сейк(а). Его надо исправить на Хусь-Ойка.

Ишерим, гора (1331 м), примыкающая с ЮЗ к хребту Молебный Камень.

Это название ошибочно утвердилось на карте: манси ороним Исирум относят к хребту Ольховочный (в XIX в.— Вольховочный Камень), отходящему в юго-западном направлении от горы Ишерим.

Ороним Исирум пытались связать с мансийским асирма—«холод», «мороз», мотивируя это тем, что гора Ишерим крутосклонная, труднодоступная, суровая даже летом, и что на Ишериме множество снежников. Западно-мансийское слово эшэрм — «холодный» действительно близко по звучанию к русской форме Ишерим. Но как объяснить, что много снежников на одной вершине, а «холодной» сами манси называют другую? И еще вопрос. Почему верхнелозьвинские манси называют гору не Асирма в соответствии со звуковыми и словарными нормами своего диалекта, а каким-то непонятным оронимом Исирум. Картина получается довольно сложная, так что до решения здесь еще далеко.

Гора, которая на картах именуется Ишерим, по-мансийски называется Салинг-Хум-Катэ-Пелым-Нёл — «Отрог, где пастух проткнул свою руку».

Пут-Тумп, хребет на правом берегу реки Вёлс в 10 км на ЮЮВ от горы Ишерим. Мансийский ороним Пут-Тумп лучше всего перевести «Котельная гора» (пут — «котел», «горшок», тумп — «отдельная гора»). В одном из картографических источников конца XIX в. этот хребет так и называется Котельный Камень (Пу-Тумп). С южной стороны хребет образует широкую долину — своеобразный «котел», по которому течет один из правых притоков реки Вёлс. Следовательно, название — метафора.

Тулымский Камень, хребет, идущий в общем на-првлении с С на Ю между Вишерой и ее левым притоком Большой Мойвой. Длина хребта — 35 км. Наибольшая высота— 1469 м. Манси называют этот хребет Лув-Нёр — «Конь-Камень» за своеобразную форму, слегка напоминающую круп лошади. Это одно из мансийских названий гор, связанных с Древним культом коня. На Северном Урале в междуречье Щугора и Илыча есть еще один Лув-Нёр — «Конь-Камень», который более известен по картографической форме Кожим-Из (см.), принадлежащей языку коми.

Название Тулымский Камень образовано от географического термина тулым, известного в татарских говорах в значении «камни, торчащие из реки», и в коми-язьвинском наречии, там его значение — «речной порог». Он широко распространен и в русских диалектах горной части Приуралья в значениях «камни в реке», «порог», «перекат с камнями» и т. п. Отражен этот термин и в гидронимии: речки с названием Тулымка или Тулумка есть в бассейнах Чусовой, Косьвы, Язьвы.

Как раз против Тулымского Камня Вишера пробивает свой путь через пороги. Русские когда-то пользовались Вишерой и ее притоком Вёлсом, чтобы попадать в Зауралье, поэтому неудивительно, что они окрестили близко подходящий к реке могучий хребет по наиболее характерной и важной примете — порогам. Причем прообразом русского наименования, видимо, послужило второе мансийское название этого хребта Яктыл-Я-Нёр — «Хребет Порожной реки». Дело в том, что против Тулымского Камня справа в Вишеру впадает река Лыпья, которая по-мансийски называется Яктылъя — «Порожная река». Подробности находим у Д. Ф. Юрьева»: «От северной оконечности Тулымского Камня, верст 5 выше реки Лыпьи, начинаются по Вишере большие и частые пороги, которые... непрерывно почти идут верст 12... ». И далее: «Так как все протяжение Вишеры, наполненное порогами, находится при подошве Тулымского Камня, поэтому у вогулов хребет этот называется Яхтель-Я-нер, в переводе порожный камень, а самая река Лыпья, впадающая на этом же протяжении, называется Яхтелья, порожная река, от слова яхтель — «порог».

Курыксар, хребет на левом берегу Вишеры юго-западнее хребта Тулымский Камень, от которого отделен притоком Вишеры рекой Долганихой. В картографических источниках и исследованиях XIX в. засвидетельствованы очень разные формы — Курыксерский Камень, Куроксар, Корыксар, Кыроксар, Корыксер и другие, свидетельствующие, что русские не без трудностей осваивали ороним.

Мансийское название этого хребта записано еще Д. Ф. Юрьевым в форме Япкоанг, у Э. К. Гофмана — Япкванг-Ур. Севернорусской топонимической экспедицией Уральского университета засвидетельствована форма Яп-Кангк, причем манси, хотя и не без труда, выделяли компонент кангк — «старший брат». Что такое яп, никто из манси объяснить не мог. Так как «я» по-мансийский «река», а «п» — архаический суффикс прилагательных, слово яп можно толковать «речной», т. е. Яп-Кангк — «Речной брат», «Брат реки». Поскольку хребет находится на берегу Вишеры, эта метафора оправдана.  Видимо,  Яп-Кангк — один  из  увековеченных  в камне мансийских мифологических персонажей, которых так много на Северном Урале. Утрата мифологических представлений ведет к забвению смысла таких названий.

Для объяснения этого названия важны характеристики, которые находим у Юрьева («скалистым и крутым отрогом своим примыкает прямо к реке») и в путеводителе С. А. Торопова «По голубым дорогам Прикамья» («труднодоступные вершины камня Курыксар, похожие на петушиный гребень»). Эти замечания позволяют сравнить ороним с коми-пермяцким курöг, коми-язьвин-ским курог — «курица», коми-пермяцким и коми-язьвинским сорс — «гребень». Из сложения Курöг-Сорс при неизбежном оглушении «г» в «к» перед глухим «с» и вполне возможным отпадением второго «с» на русской почве должна была возникнуть форма Курыксор или Куроксор с последующим переходом сор в сар в безударной позиции. Интересно, что в одном документе 1667 г. эта гора называется Короксорец.

Таким образом, вполне возможно, что исходное значение оронима — «Куриный гребень». Эта изящная метафора обусловлена формой зубчатых скал, видных с реки.

Чувальский Камень, хребет в междуречье Вёлса и Вишеры, примыкающий на северо-западе к хребту Тулымский Камень. В некоторых источниках XIX в. встречаются формы Човальский Камень и Човал, в документе 1667 г.— гора Чувал.

Главная вершина хребта — гора Зыряновка, название которой образовано от устаревшего наименования коми — зыряне или от фамилии Зырянов.

Название хребта, возможно, мансийского происхождения. Этот вывод кажется закономерным при сопоставлении русского названия Чувальский Камень и его мансийских наименований, засвидетельствованных в XIX в. в формах Чоуль-пауль-нер и Чуль-пауль-ньер. Русское слово чувал — «особый вид каминообразной печи» соответствует мансийскому сёвал с тем же значением (в русской передаче мансийских топонимов — чоуль, чуль), пауль, паль — мансийское павыл — «поселение», ньер, нер — мансийское нёр — «каменная гора», «хребет». Следовательно, можно «реставрировать» мансийское название в виде Сёвал-Павыл-Нёр — «Хребет поселения с чувалом», допуская, что когда-то близ Чувальского Камня находился Сёвалпавыл, по которому и был назван хребет. Русское наименование передает мансийское «в сокращенном виде»: опущено слово «поселение» (павыл).

В настоящее время манси называют этот хребет Линьва, но перевести ороним не могут. В XIX в. Гофман и Юрьев различали на левом берегу Вишеры два горных массива — Ленгва, или Ленгва-Нер (Северный) и Чуваль-ский Камень (Южный). Позднее, очевидно, различие было  утрачено.

Пропащая, гора на левом берегу Вишеры, примыкающая с юга к хребту Чувальский Камень. В источниках XIX — начала XX в. наряду с формой Пропащая также Пропащенский Камень, Пропащий Камень. Гофман упоминает и речку Пропащина.

На первый взгляд, чисто русское название, довольно обычное для топонимии: оно указывает, что здесь кто-то «пропал». Однако фактически в основе мансийские наименования, засвидетельствованные тем же Гофманом в формах Каластали-Уоль-Ур (гора) и Каластали-Уоль-Я (река). Названия эти восходят к вымершему усть-улсуйскому диалекту манси, неточно записаны и с трудом поддаются толкованию, однако компоненты ур — «возвышенность», «гора», я — «река», уоль (в современном написании воль) — «плёс» усматриваются достаточно легко, а в малопонятном каластали возможно следует выделять глагольный корень хол, кол, кал со значением «умирать». Из анализа названия как будто бы вытекает, что первичен гидроним.

Березовский Камень, также Березовый Камень, хребет на правом берегу Вишеры, идущий почти в меридиональном направлении от верховьев Колвы и Березовой к Вишере. Длина — до 80 км.

Название связано по происхождению с наименованием реки Березовой, крупного левого притока Колвы. Из двух форм Березовский Камень и Березовый Камень, которые употребляются и сейчас в различных источниках (на картах — Березовский Камень), предпочтительнее, казалось бы, первая, образованная от названия реки Березовая. Эта форма к тому же отмечена в исследованиях XIX в. (Гофман, Юрьев). Однако в грамоте 1689 г. упоминается Березовый Камень. Поэтому не исключено, что первично название хребта, тем более, что Юрьев, употребляя название Березовский Камень, в то же время пишет: «это название гора получила, вероятно, потому, что она почти вся, кроме южной вершины, покрыта березовым лесом».

Мансийское название хребта Касьп-Нёр (у Гофмана и Юрьева — Кассеп-Ньер, Кассеп-Нёр) современные манси перевести не могут.

Шудья-Пендыш, гора в верховьях реки Шудья, левого притока Вёлса, в 20 км к Ю от хребта Чуваль-ский Камень. Высота—1051 м.

И. Я. Кривощеков дает странное объяснение: Шудья-Пендыш — «Гора со счастливыми сумерками» (коми-пермяцкое шуд — «счастье», пемдан — «сумерки»).

Проще всего видеть в этом двойном названии обычный прием топографов. Они часто дают наименования горам по двум соседним рекам. Так и тут: с запада вершину обходит приток Вёлса река Шудья, а южнее протекает небольшая речка Пендышка (из Пендыш), приток Шудьи. Но дело в том, что двойное название существовало еще на рубеже XIX—XX вв. Записаны формы Шунги-Пенгиш, Шунды-Пендыш, Шудья-Пемдыш. Этот факт, а также обилие звуковых вариантов очень усложняют вопрос, так что его окончательное решение впереди.

Каюк, гора в 7 км к Ю от горы Шудья-Пендыш в верховье правого притока Улса реки Большая Выдерга.

Возможно, название связано со словом каюк, которое в местных русских говорах, а также в диалектах коми языка обозначает большую лодку длиной до 10— 15 м и даже более, служащую для перевозки грузов. Трудно сказать, метафора это или нет.

Ср. на Приполярном Урале Каюк-Ныр — «Нос лодки (каюка)», двадцатиметровая скала на реке Кожим, и Каюка-Парма — «Лодочная Парма», возвышенность на правом берегу Щугора.

Голый Чурок, гора на левобережье Вишеры в 12 км на ЗСЗ от горы Шудья-Пендыш. «Голых» и «Лысых» гор на Урале сколько угодно, поэтому объяснения требует только слово чурок. Обстоятельное толкование этого географического термина находим у Д. Ф. Юрьева: «Отдельно стоящая небольшая конусообразная сопка, или скалы подобного же вида на хребте называются чурками, например: Анчувский Чурок, на левом берегу Вишеры, у подошвы Тулымского Камня...» В названиях гор и скал Северного Урала это слово встречается часто: Голобокий Чурок близ реки Каквы, притока Южной Сосьвы, Сеть-Чурок в районе Денежкина Камня (в грамоте 1776 г.) и т. п. Географический термин чурок восходит к коми чурк — «бугор», «возвышающееся неровное место» (ср. Пот-Чурк на Тимане), поэтому загадочное Сеть-Чурок, в более поздних источниках Четчурок, толкуется из коми языка как «Черная сопка» (коми сьод — «черный»).

Кир-Камень,  гора на левобережье Вишеры в 3    км на ЗЮЗ от горы Шудья-Пендыш. Близ горы начи нается река Малая Кырья, которая впадает слева в Вишеру выше Усть-Улса около острова Киринского.

Есть все основания для того, чтобы сопоставить основы Кир и Кыр, но возможностей для объяснения слишком много. Наиболее интересно сравнение с коми кбр — «олень» и западно-мансийским кыр — «олень-самец». В этом случае Кир-Камень — «Олень-Камень», а Кырья с учетом мансийского слова я — «река» толкуется как «Оленья река». ^n

Кваркуш, меридиональный хребет между левым притоком Вишеры Улсом и верховьями Яйвы, притока Камы. Длина — до 90 км. Наиболее значительная вершина— гора Вогульский Камень (1066 м). Обособленную южную часть хребта выделяют под названием Малый Кваркуш, в этом случае собственно Кваркуш именуется Большим Кваркушем. Камень Кваркуш упоминается уже в грамоте 1689 г.

По мнению И. Я. Кривощекова, ороним Кваркуш усвоен русскими из коми-пермяцкого языка, где куш — «голо», «пусто», а кварк связано с керавны — «разрубать». Такое объяснение якобы соответствует орографической картине местности: «оголенный и пустынный хребет, рассеченный глубоким руслом реки Пели». Все это — явная натяжка.

Мансийское происхождение исключено, так как манси называют Кваркуш — Пурап, или Пурап-Нёр.

Коми-язьвинцы зовут этот хребет Кварк вож. Поскольку вож — «развилина», «ответвление», «ветвь», «хребет», то вторую часть топонима можно считать разгаданной. Но что значит кварк? Финно-угроведы сравнивают кварк с марийским курык — «гора» и финским коркэа — «высокий», но это предположение.

На Кваркуше много вершин, имеющих особые названия, среди них есть чисто русские — Плоская, Круглая сопка, Гроб, Антипин Гребешок, а также коми-язьвин-ские с компонентом мык (очевидно, искаженное коми-язьвинское милк — «бугор», «холм») — Пай-Мык, Дор-Мык, Емельян-Мык, Шер-Мык, Гошьян-Мык, Тара-Бара-Мык.

Особенно интересно название одного из северных отрогов Кваркуша — горы Пелины Уши, которое некоторые исследователи пытаются связать с коми-пермяцким фольклорным богатырем Пелей, ведь западнее этой горы протекает река Пеля, левый приток Улса. Географическим термином ухо, уши на севере называют отроги гор. Так, например, северный конец хребта Колвин-ский Камень называется Северное Ухо. Отсюда следует, что Пелины Уши — отроги Кваркуша, смежные с рекой Пеля. Другое дело, что название реки Пеля может оказаться переносом по смежности с коми названия отрога Пель и что русское Уши может, в свою очередь, быть калькой с коми языка, где пель — «ухо».

В коми топонимии есть и другие названия такого рода (см. Кёч-Пель). Ср. еще Войпель — «бог, живущий на севере», дословно — «Северное Ухо».

Золотой Камень, обширная возвышенность между Вишерой на севере, бассейном Язьвы — на юге и рекой Пеля, притоком Улса, на востоке. Длина с С на Ю — более 30 км. На возвышенности много вершин, самая значительная также называется Золотой Камень, есть гора Золотиха и гора Золотуха. С Золотого Камня в Вишеру текут три Золотихи — Верхняя, Средняя и Нижняя, в Улс — река Золотанка, есть еще две Золотян-ки — одна впадает в Акчим, приток Вишеры, другая — в Цепел, приток Язьвы.

К этим названиям надо также присоединить остров Золотой на Вишере ниже устья Верхней Золотихи и урочище Золотые Гребешки, выход кварцевых песчаников на правом берегу Вишеры.

Название это очень старое: гора Золотая на Вишере упомянута уже в документе 1667 г.

Откуда таксе обилие «золотых» названий? Мнения расходятся. Одни исследователи уверяют, что эти названия гор и рек указывают на многочисленные месторождения золота в Привишерье, другие утверждают, что в основе названий — легенды о несметных золотых залежах, а Д. Ф. Юрьев пишет, что гора Золотая на левом берегу Вишеры названа, «вероятно, по желтоватому цвету ее».

Помяненный Камень, иначе Колчимский Камень, гора (780 м) в западных предгорьях Урала на левобережье Вишеры, примыкает с В к южной оконечности гряды Полюдов кряж. На горе очень много скал-останцов.

Вблизи горы Колчимский Камень берут начало две реки с названием Колчим — притоки Вишеры и Язьвы. Гора получила одно из своих названий по этим речкам, и уже в конце XIX столетия в специальной литературе по геологии Привишерья встречалось двойное название — Помяненный (Колчимский) Камень. Происхождение двойного названия хорошо объяснено И. Я. Криво-щековым, который указывает, что эту гору вишерцы и колвинцы называют Помяненным, а язьвинцы — Колчим-ским Камнем.

Из двух названий более древним, очевидно, является первое, упоминаемое уже в грамоте 1663 г. как Поманенная гора. Название это чисто русское, но его первоначальный смысл скрыт. Если древняя форма Поманенная гора — искажение оронима Помяненный, то в основе названия глаголы поминать, помянуть, и оно, возможно, связано с какими-либо поверьями (ср. поминки, помин и т. д.). Если же форма Помяненный появилась позднее, а сначала существовал топоним Поманенная гора, то в основе глагол (по)манить с более поздним переосмыслением и приспособлением названия к глаголам поминать, помянуть.

Полюдов кряж, гряда в западных предгорьях (низовья Колвы и Вишеры). Протянулась с СЗ на ЮВ на 100 км от верховьев реки Вижаиха, правого притока Колвы, до горы Колчимский Камень. Наиболее значительная вершина — Полюдов Камень (529 м) возвышается на правом берегу Камы в 10 км к С от Красно-вишерска. Название Полюдов кряж предложено Э.К. Гофманом (по горе Полюдов Камень).

По широко распространенному преданию, гора Полюдов Камень названа по имени жившего некогда в этих местах богатыря Полюда, который славился своей силой. Когда чудь была побеждена и делать богатырям стало нечего, ушел Полюд в каменную гору и спит там до сих пор.

И. Я. Кривощеков неудачно пытается вывести имя Полюд из коми-пермяцких слов пель — «ухо» и удом — «поднести», что вместе якобы значит «ухо, поднесенное ближе к Вишере, к месту оседлого жительства». На самом деле имя это безусловно русское, что хорошо доказывает «Ономастикой» академика С. Б. Веселов-ского. Там упомянут новгородский боярин Полюд, убитый в 1268 г. в бою с немцами под Раковором. Фамилия Полюдов распространена в Пермской области. Там же есть и несколько деревень с названием Полюдово.

Личное имя Полюд, очевидно, связано со старым русским словом полюдье — «ежегодный объезд подвластного населения для сборов дани», можно привести еще диалектные русские слова полюдье — «люди», «народ», полюдный — «общительный», «обходительный» (о человеке).

Козмер, гора в верховьях реки Тыпыл, правого притока Косьвы, примыкающая с ЮВ к хребту Кваркуш.

Название может быть связано с мансийскими словами хоса — «длинный» и нёр — «каменный хребет», тем более что Козмер представляет собой вытянутую гребневидную возвышенность. Таким образом, этот топоним оказывается в одном ряду с мансийскими названиями Хоса-Тумп — «Длинная гора» и Хоса-Нёр — «Длинный Камень».

В одном туристском справочнике название приведено в форме Хозмер, более близкой к мансийскому источнику (Хос-Нёр, Хоса-Нёр).

Кедровый Спой, меридионально вытянутый, платообразный хребет в западных предгорьях между реками Тыпыл и Тылай, правыми притоками Косьвы (длина — около 30 км). Наиболее высокая вершина — Щучий Камень — находится в центре хребта. Это странное для горы название объясняется очень просто: у его подножья берет начало река Щучья, впадающая в Тыпыл.

Непонятное слово «спой» встречается и в других названиях хребтов Прикамья (Белый Спой, Рудянский Спой и др.) и определенно является местным географическим термином. Русское по происхождению слово спой, по словарю Даля, имеет значение «прослойка, промежный тонкий пласт». В одной работе Л. Дюпарка и Л. Мразека по геологии Прикамья читаем: «от Камской равнины до реки Косьвы... следуют друг за другом, от запада к востоку с замечательной правильностью и однообразием цепи гор, общее направление которых почти совпадает с северо-южным. Это длинные, покрытые лесом горные хребты с неопределенными и мягкими очертаниями, без ясно выраженных вершин». И далее авторы указывают, что первый из этих хребтов носит название Белый Спой. Таким образом, значение термина спой — «покрытый лесом длинный горный хребет без ясно выраженных вершин, идущий параллельно другим таким же водораздельным хребтам».

По сообщению И. Я. Кривощекова, Кедровый Спой получил название по обилию растущих на нем кедров.

Чердынский Камень, гора на правом берегу Косьвы в 15 км к 3 от южной оконечности хребта Кедровый Спой. Высота — 937 м.

Название связано с именем города Чердынь, важнейшего  политического,  экономического  и  культурного центра Урала эпохи феодализма, но конкретнее причина наименования не установлена.

Молчанский Камень, гора (714 м) в 35 км к З от Чердынского Камня в междуречье левых притоков Яйвы — рек Кадь и Чикман.

Названа по ныне не существующей деревне Молчан, находившейся в 15 км к ЮВ от Молчанского Камня.

Чикманский Камень, гора в 6 км южнее Молчанского Камня. Названа по левому притоку Яйвы реке Чикман и населенному пункту Чикман.

Няровский Камень, гора в вершине реки Няр, правого притока Косьвы. Название дано по реке Няр.

Белый Спой, почти меридионально вытянутая возвышенность длиной до 40 км между Чаньвой, левым притоком Яйвы, и Косьвой.

О термине «спой» см. Кедровый Спой. Цветовое определение белый, возможно, связано с цветом горных пород, поскольку Белый Спой сложен белыми и желтыми кварцевыми песчаниками.

Дикарь, или Дикарь-Камень, гора на правом берегу Косьвы в 11 км на ЮЮЗ от горы Чердын-ский Камень.

Название дано местными русскими жителями, издавна поселившимися по так называемой Бабиновской дороге, которая на участке между бывшими селениями Растес и Верхняя Косьва проходит у южного склона горы Дикарь. Первоначально, видимо, Дикий Камень, то есть труднодоступная гора в глухом месте. Смысл названия хорошо раскрывается при сравнении с наименованием лежащей ближе к Растесу более пологой и низкой горы Домашний Камень, северную часть которой пересекает Бабиновская дорога.

Растесский Камень, гора в 15 км к ЮЮВ от Дикаря. Поныне не существующему селу Растес, которое находилось в 10 км к СВ от Растесского Камня. Это село возникло в XVII в. на Бабиновской дороге. Раньше обычно писали Ростес (Ростесское) и Ростесский (Ростесной) Камень. Путешественник XVIII в. И. И. Лепехин указывал, что это «название... от ростеса или рассека лесов первобытной сибирской дороги». В словаре Даля растес или ростес — «разруб», «проруб», «выруб».

Кырьинский Камень, гора в 9 км к ЮВ от Растесского Камня в междурачье Косьвы и ее левого притока реки Кырья, по которой и дано название. Ср. Кир-Камень.

Ослянка, в источниках XVIII—XIX вв.— Ослян-ский Камень, меридиональный горный массив на левобережье Косьвы протяженностью до 15 км с высотой 1119 м. С востока и севера его огибает река Ослянка, левый приток Косьвы.

Для толкования этого названия важно, что и в Чусовую впадает речка Ослянка, берущая начало у незначительной горы Ослянка, а на берегах Чусовой находятся населенные пункты Нижняя и Верхняя Ослянка. Видимо, первичны в обоих случаях все же назпания речек, тем более что есть еще речка Ослянка, левый приток Нейвы, и, по материалам И. Г. Гмелина, две речки Ослянки в бассейне Подкамекной Тунгуски в Сибири. Это доказывается и старинной формой Ослянский Камень (ср. Кырьинский Камень, Лялинский Камень и другие названия гор, образованные от наименований рек).

Название Ослянка — русского происхождения. Оно образовано от старинного слова осла — «оселок», «точильный камень». Гмелин пишет: «А словут те речки Ослянки для того, что в них каменные оселки, что ножи точат».

Одинокая, также Одинокий Камень, гора в 3 км к ЮВ от Ослянки. Эта видная издалека островерхая вершина явно получила название по своему обособленному положению.

Басеги, меридионально вытянутый хребет между верховьями Усьвы и ее левого притока Вильвы в 20 км южнее горы Ослянка. Различают вершины Северный, Средний (это самая высокая точка — 994 м) и Южный Басег. Длина хребта — около 30 км.

Заманчиво сравнить с коми-пермяцким басок «красивый», тем более что Басеги действительно красивы. Но как объяснить в этом случае происхождение конечного «г» в Басег? Кроме того, коми-пермяцкое слово басок не может быть особенно древним, так как оно заимствовано из северорусского баской — «красивый».

Другой путь таков. В Усьву слева впадают речки Большой и Малый Басег. Скорее всего они названы по хребту, но есть какой-то шанс, что, наоборот, имя перенесено на хребет. Тогда бас — «красивый» (известен и такой вариант этого слова), а ег — закрепившаяся в топонимии форма древнепермского слова юг — «река» (современное коми-зырянское «ю»).

Против этих обоих предположений гидроним Босек (приток Усьвы), засвидетельствованный в «Чертежной книге Сибири» С. У. Ремезова, и коми-пермяцкая фамилия Босегов, образованная от древнепермского имени Босег. Если Басеги из Босеги, то первоначальным могло быть название «Камень Босега», «Босегов Камень» с последующим переходом названия во множественное число (на Басегах несколько вершин) и опущением географического термина.

Хариусная, или Хариусный Камень, в местном произношении также Харьюзная, Харьюзный Камень, гора в 15 км восточнее вершины Средний Басег в верховьях левых притоков Усьвы речек Большой и Малой Хариусных. Высота — 861 м. Гора получила название по речкам, в которых водится рыба хариус.

Мясной Кряж, также Мясной Камень, Мясная, гора в верховьях Усьвы и Вильвы между горой Хариусная на севере и хребтом Хмели на юге. На южном склоне горы берет начало речка Мясная, приток Вильвы. Трудно сказать, что первично — название горы или реки, вообще же такие названия встречаются часто: коми Яйва — «Мясная вода», Яйю (на Полярном Урале) — «Мясная река», татаро-башкирское Иткуль — «Мясное озеро» и т. п., они указывают на обилие «мяса» в данном месте: «зверя» — лося, дичи, рыбы.

Хмели, хребет с горами Большие и Малые Хмели на водоразделе верховий Усьвы, Вильвы и Койвы. В фиксациях конца XIX — начала XX в. Хмелевские горы, Хмелевые горы, Хмельки. Главная вершина — гора Большие Хмели (764 м) в 15 км на ЮЮВ от горы Хариусной. Здесь же течет речка Хмели, приток Вильвы.

Название связано с русским словом хмель, но конкретная причина наименования неизвестна: слово обозначает многие дикие растения, есть антропонимы от слова хмель (ср. фамилию Хмелев), поэтому определить причину  появления  такого топонима  затруднительно.

 

Восточная часть
от верховьев реки Ивдель
до горы Качканар

 

Яныг-Хап-Хартнэ-Тумп и Мань-Хап-Хартнэ-Тумп, две горы к СЗ от верховья реки Ивдель. В переводе с мансийского языка соответственно «Большая гора, где перетаскивают лодки», и «Малая гора, где перетаскивают лодки». Здесь когда-то был волок из бассейна Вишеры в бассейн Лозьвы.

Нятай-Тумп, гора к 3 от верховья реки Ивдель в 10 км на СВ от хребта Мартай. Мансийское название, означающее в переводе «Гора позднего олененка» (нята, нятай — «позднорожденный олененок»). В картографических источниках встречается искажение — Пятый Тумп.

Мартай, хребет (до 1129 м) в верховьях реки Вёлс в 10 км к В от хребта Чувальский Камень. Так как манси называют эту гору Лялянгк, топоним Мартай может принадлежать другому народу, скорее всего коми. А поскольку на картах и в специальных исследованиях XIX —начала XX в. фигурирует всегда Мортай-ский Камень, Мортай, Мортайка, исходить надо из звукового комплекса Мортай, который членится на коми морт — «человек» и ай — «самец», «отец». В этом случае перед нами антропоморфический образ, хорошо известный в оронимии разных народов, особенно у манси: гора воспринимается как каменный человек (ср. Нёр-Ойка, Пай-Ер).

Словарный состав коми языка подтверждает возможность такого объяснения, при этом обнаруживаются интересные детали: в коми языке есть слова айморт — «человек», «мужчина» и фольклорное мортайпи — «жених» (морт — «человек», ай — «отец», «мужчина», пи — «сын»), первоначально, как установил один из авторов «Краткого этимологического словаря коми языка» Е. С. Гуляев, «сын чужого отца», так как коми слово морт может иметь оттенок значения «посторонний, чужой человек».

Это открывает совершенно новые пути для толкования образного наименования хребта. Если Мортай — «Чужой отец», или «Чужой мужчина», то надо вспомнить и мансийское название хребта Лялянгк, которое, правда, не без сомнения, членится на ляль — «противник», «враг» и янгк — «болото» (так называют на Северном Урале некоторые горы с гольцовой тундрой, ср. Тумп-Янгк). Вряд ли надо доказывать, что слова чужой и враг в древности были почти тождественны по значению. Остается добавить, что левый приток Вёлса река Ля-лянгкъя по-русски именуется ручьем Заблудящим, а гора на правой стороне Вёлса юго-западнее Мартая — Пропащей, или Пропащенским Камнем. Названия поразительно единодушны в отрицательной оценке места.

Достойно упоминания также, что острую (но не самую высокую) коническую вершину на этом хребте манси  называют  Ялпынг-Сяхыл — «Священная  гора».

Переделка в Мартай должна быть отнесена к картографическим ошибкам.

Могут быть предложены, однако, и другие версии происхождения этого интересного названия. Прежде всего любопытные данные находим у ботаника П. Н. Крылова: оказывается, по рассказам стариков, в устье реки Мортайка, впадающей в Вёлс, некогда жил вогул Мартын. Не могло ли в таком случае быть первичным название реки, которое реконструируется как мансийское Морт-Ойка, т. е. «Старик Морт»? В дальнейшем уже на русской почве Морт-Ойка стал Мортайкой с переразложением слова и выделением в нем русского суффикса (Мортай-ка). В то же время русская народная этимология могла сделать из «Старика Морта» вогула по имени Мартын. Ороним Мортайский Камень, если принять эту версию, должен рассматриваться как производное от названия реки, что бывает часто.

Еще интереснее сведения, которые находим на карте Регули, где фигурирует гора Ялянг (т. е. Лялянг) или Моротайка (т. е. Мортайка). Регули всюду искал манси и мансийские слова. Не записал ли он в таком случае два мансийских названия одного объекта? Если так, то вторично название реки, а наименование хребта, восстановленное в виде Морт-Ойка, может быть истолковано как «Южный старик» (мансийское морт, мортим — «южный»). Мартайский хребет действительно находится в южной части Северного Урала.

Таким образом, перед нами очень интересное название, и пока трудно сказать, какая из этих версий ближе к истине.

Xоза-Тумп, узкий водораздельный хребет меридионального направления между верховьями рек Ив-дель и Шегультан (длина — 50 км). Название мансийского происхождения и означает в переводе «Длинная гора» (хоса — «длинный», тумп — «отдельная плосковершинная гора»).

Наиболее значительная вершина — гора Ракт-Сори-Сяхыл, то есть «Гора с глиняной седловиной» (мансийское ракт — «глина», сори — «седловина», сяхыл — «гора»), находящаяся на северном конце хребта.

В записи И. Н. Глушкова — Хос-Тумп, или Фоминский Камень.

Белый Камень, хребет меридионального направления в верховье правого притока Улса реки Кутим в 10 км к СЗ от южного конца хребта Хоза-Тумп. На хребте несколько пирамидальных вершин.

Цветовое определение «белый» могло быть дано по разным причинам (долго держится снег, породы белого цвета,  переносно  в  значении  «чистый»,  «хороший»" и т. п.). Конкретный повод не установлен.

Кент-Нёр, почти меридиональный по направлению хребет на левом берегу реки Ивдель в 12 км к В от северного конца хребта Хоза-Тумп.

Название мансийского происхождения и означает в переводе «Шапка-Камень» (кент — «шапка», нёр — «каменная гора», «хребет»). Существует легенда, что на этой горе мансийский пастух во время погони за оленями потерял свою шапку. Однако это скорее всего уже позднейшее осмысление названия. Здесь, видимо, метафора: гора по форме напоминает шапку.

Тарыг-Нёр, меридиональный хребет на правом берегу реки Ивдель между хребтами Кент-Нёр и Шемур.

Мансийское название, означающее в переводе «Журавлиный Камень» (тарыг с долгим «а» — «журавль», нёр — «каменная гора», «хребет»). Ср. название горы Журавлев Камень к С от хребта Денежкин Камень.

Шемур, хребет непосредственно к Ю от Тарыг-Нёра и в 20 км севернее хребта Денежкин Камень. В диалекте верхнелозьвинских манси Сэм-Ур (из более полной формы Сэмыл-Ур), что означает «Черная гора» (Шемур — западномансийский вариант). В старину местное русское население иногда называло этот хребет Черными горами. В документе 1775 г. фигурирует как Шемелур, так и Черная гора.

Денежкин Камень, отдельный хребет на восточном склоне Урала (1492 м) в верховьях реки Сосьвы (Южной) в 40 км к СЗ от города Североуральска. Назван по имени манси Андрея Денежкина, который в середине XVIII столетия жил в становище по реке Сосьве и упоминается П. С. Палласом: «Над Сосвою близ юрт богатого вогульца Денежкина».

Манси называют этот массив Ось (ся)-Тагт-Талях-Нёр-Ойка или Ось(ся)-Тагт-Талях-Ялпынг-Нёр-Ойка, то есть или «Святой хозяин гор верховья Южной Сосьвы», и рассказывает легенду, что раньше этот «нёройка» жил в районе озера Турват, но он мешал манси ходить по Уралу, поэтому могучий Тагт-Талях-Ялпынг-Нёр-Ойка — «Святой хозяин гор верховья Северной Сосьвы» отправил его подальше на юг. Так и возник Денежкин Камень, а на месте его прежнего местопребывания появилось озеро Мань-Ялпынг-Тур («Малое Святое озеро»), или Малый Турват.

В массиве Денежкин Камень и его ближайших окрестностях выделяют целый ряд вершин и отрогов. Таковы части Денежкина Камня: Кулаковский увал, Белкин-ский увал, Шарпинские сопки, Пихтовый увал, Вересовый увал, Желтая сопка, Горелая сопка, Чащевитая сопка; отдельные возвышенности — Журавлев Камень, Елов-ский увал, Оленья сопка, Кривинская сопка. Все эти оро-нимы русского происхождения. В некоторых случаях названия даны по растительности: Пихтовый увал, Вересовый увал, Горелая сопка (завалена горелым лесом; как указывает Ф. Ю. Левинсон-Лессинг, исследовавший эти места в конце XIX в., «мы согласились называть ее «Горелой сопкой»), Чащевитая сопка (поросла густым мелким лесом, отсюда и название). Часть оронимов образована от гидронимов: Кривинская сопка от названия левого притока Сосьвы реки Крив, Еловский увал — от речек Еловок, Шарпинские сопки — от реки Сухой Шарп.

Особого замечания заслуживает название западного отрога Денежкина Камня — горы Желтая сопка. Эта сопка сложена дунитами, а, как пишет исследователь Денежкина Камня геолог Е. П. Молдаванцев: «На поверхности дунит легко распознается даже издали по характерной буро-желтой корке выветривания, переходящей иногда в оранжевый или красноватый цвета».

Поясовой Камень, меридионально вытянутая часть Уральского хребта длиной более 40 км к ЮЗ от массива Денежкин Камень (наиболее значительная вершина — 1415 м). Этот хребет почему-то не получил, по крайней мере у русских, оригинального названия и именуется Поясовым Камнем, как иногда называют весь Уральский хребет. Пока не установлено, кто дал такое наименование — местные жители или топографы. Если местные жители, то это представляет значительный интерес.

Казанский Камень, гора в самой вершине реки Вагран, примыкающая с юго-запада к хребту Поясовой Камень. В некоторых источниках именуется Сосьвинским Камнем. Это название перенесено с находящегося в истоках Сосьвы (Южной) Сосьвинского Камня и невысокого Сосьвинского хребта, идущего параллельно Поясо-вому Камню с восточной стороны.

Ороним Казанский Камень связан по происхождению с названием бывшего прииска Казанского.

Кумба, гора (921 м) в междуречье Колонги и Вагра-на западнее города Североуральска. По-мансийски хумп, кумп — «волна». Метафора по сходству формы: Двуглавая Кумба действительно напоминает собою волну. Северная вершина Кумбы называется Острая гора, Южная — Золотой Камень. Есть, однако, осложняющее обстоятельство. П. С. Паллас пишет: «Удаляясь от Колонии, усмотрел я пред собою между оныя и Ваграна лежащую превысокую гору вогульцами Коюмб, а россиянами... Острой камень называемую». В «Горном журнале» середины XIX в. неоднократно приводится как форма Кумба, так и Коюмба.

Если форма Коюмб(а) более или менее точно передает мансийское звучание названия, то его связь с мансийским кумп становится сомнительной. Тем не менее Кумба скорее всего мансийский ороним. Неслучайно геолог Г. П. Гельмерсен писал, что русские часто именуют Кумбу Вогульской горою.

Чёртова Банька, гора в 33 км на ЗЮЗ от Северо-уральска на южном конце хребта Еловая Грива, высокая, крутая и покрытая лесом. Метафора, указывающая на труднодоступность горы.

Ольвинский Камень, гора (1041 м) в верховьях Каквы и ее левого притока Ольвы в 20 км к ЮЗ от горы Чертова Банька. Название дано по реке Ольва.

Буртым, гора в 20 км к Ю от Ольвинского Камня (1150 м). Возможно, по речке Буртымка, притоку Каквы. Поскольку есть речка Буртым (Буртымка), приток Верхней Мулянки, близ Перми, можно думать о происхождении оронима из коми-пермяцкого языка (ср. Бурдома шор — «Мутная речка» в коми-пермяцком словаре Н. А. Рогова). Однако название горы Буртым появляется на картах в XX в., а в источниках прошлого столетия фигурируют гора и речка Кыртым (в коми-пермяцком языке кортом — «невкусный»). Как произошла эта метаморфоза, пока не установлено.

Конжаковский Камень, самая высокая гора в Свердловской области—1569 м. Находится в 50 км на ЗЮЗ от Карпинска между верховьями Лобвы и ее левым притоком рекой Иов. Конжаковский Камень вытянут с 3 на В почти на 20 км. Э. К. Гофман указывает, что эта гора получила название по имени вогула Конжакова, «который у подножья ее имел некогда свою юрту и занимался на ней охотой».

Тылайский Камень, юго-западный отрог горы Конжаковский Камень (1470 м). Название дано по протекающей у западного подножия горы реке Тылай, правому притоку Косьвы.

Катышер, также Катышерский Камень, гора между Тылайским и Косьвинским Камнями прямо к Ю от горы Тылайский Камень. Между горой Катышер и Тылайским Камнем начинается речка Катышер (коми шор — «ручей»), по которой гора и получила свое название.

Косьвинский Камень, гора в верховьях реки Косьвы, левого притока Камы. Эта вершина (1519 м) — вторая по высоте в Свердловской области — расположена в 13 км на ЮЮВ от горы Конжаковский Камень. Название образовано от гидронима Косьва.

Косьвинский Камень упоминается уже в известном труде В. И. Геннина, посвященном описанию уральских горных заводов (1735 г.).

Серебрянский Камень, гора в 10 км к В от Кон-жаковского Камня (1306 м), представляющая собой его восточный отрог.

Как указывает И. И. Лепехин, Серебрянский Камень «прозывается по речке Серебрянке, из него выходящей» (левому притоку Лобвы). Фактически со склонов Сереб-рянского Камня берут начало три Серебрянки: две впадают в Лобву, одна — в Иов, приток Лобвы.

Сухогорский Камень, гора (1201 м) в междуречье Лобвы и ее правого притока Кушвы в 20 км на ЮВ от вершины горы Конжаковский Камень. Это голый скалистый кряж с останцами на вершине.

В источниках XVIII—XIX вв. всегда называется Сухой Камень. Наименование Сухогорский перенесено с находящегося рядом Сухогорского рудника (от параллельного названия Сухая гора). На новых туристских картах — Казанский Камень. И. И. Лепехин так объясняет название камня: «Название сего камня весьма сходно было с самым делом, ибо хотя он нарочито высок, однако ни малейшего ключа из него не выходит». Впрочем, в другом месте он высказывается иначе: «...гора, Сухой камень прозываемая, в сей день было нашим упражнением. Почему она Сухим камнем прозвана, не знаю, а для нас нарочито была мокра; да и самые речки, из нее вытекающие, довольно ее мокроту показывали».

Название, видимо, указывает на «сухую» (лишенную воды и растительности) вершину горы.

Семичеловечный Камень, или Семичеловечья гора, в 4 км к ЮЗ от Сухогорского Камня. На ее вершине семь отдельных скал, отсюда и название. На Среднем Урале есть подобный же ороним Семь Братьев.

Колпаки, горы в верховьях Лобвы и ее правого притока Кушвы между Семичеловечным Камнем и Пав-динским Камнем в 20 км к СЗ от рабочего поселка Павда. Горы эти имеют конусообразную форму, по которой и получили свое название.

Павдинский Камень, гора в верховьях рек Павда (приток Ляли) и Кушва (приток Лобвы) в 15 км на ЗСЗ от рабочего поселка Павда. Названа по реке Павда.

Павдинский Камень, или Павдинская гора, упоминается в трудах исследователей XVIII столетия В. И. Геннина и И. Г. Гмелина. В. Н. Татищев пишет в своем «Лексиконе» о Павлинских (Павдинских?) горах. Однако все эти исследователи под Павдинским Камнем имеют в виду Северный Урал в целом. В «Описании Тобольского наместничества» конца XVIII в. упоминается «Урал, называемый поясовой Павдинской камень». А в книге В. Н. Латкина о путешествии на Печору указывается, что Большеземельскую тундру с востока и юго-востока ограничивают «река Кара и хребет Павдинского Камня или Уральский». Употребление топонима Павдинский Камень в столь широком значении, возможно, связано с тем, что недалеко от горы с этим названием в XVII в. Проходил важнейший путь через Урал — Бабиновская дорога (Соликамск — Верхотурье).

Кушпайский Увал, гора в 10 км к В от рабочего поселка Павда. В материалах XIX в.— гора Кушпай, Куш-дайская.

 Сочетание слов куш пай можно объяснить из коми языка как «пустой пай», «пустая доля». Возможно, перед -нами отражение каких-то старинных хозяйственных отношений. В пользу происхождения названия из языка коми говорят также наименования текущих поблизости рек с характерным для коми языка топонимическим элементом «ва» — «вода»: Лобва, Елва, Кушва. Последний топоним для нас особенно интересен, достаточно сравнить Кушва и Куш-пай.

Слово пай заимствовано коми у русских: оно отмечено, например, в коми-пермяцком словаре Н. Рогова, который был издан в 1869 г. Нет ничего удивительного в том, что это давнее заимствование могло оказаться в составе коми топонима.

Лялинский Камень, гора в 20 км на ЮЗ от горы Павдинский Камень в самой вершине реки Ляля, по которой он и назван.

Магдалинский Камень, также Магдалина, Магдал инский Урал,, гора в верховье реки Ис, левого притока Туры, в 23 км на ЮЮВ от горы Лялинский Камень. На горе находится заброшенный Магдалинский железный рудник. По мнению краеведа В. В. Киреева (газета «Ленинец» за 23 января 1971 г.), Магдалина — мансийское название, переосмысленное по созвучию на русский лад (например, Мателинер, где ма — «земля», тели — «мелколесье», нер — «гора», то есть «Гора с плоской, землистой вершиной, поросшей мелколесьем»). Впр очем, В. В. Киреев сам справедливо пишет, что это только предположение.

В «Горном журнале» № 2 за 1833 г. прямо говоритсяо том, что гора Магдалинская названа по находящемуся на ней железному руднику того же имени. Рудникам названия давали самые разнообразные, в том числе и по личным именам, и религиозного характера, но сейчас уже трудно сказать, имел ли в виду создатель имени евангельскую Марию Магдалину или какую-нибудь более реальную современницу, ведь Магдалина — обычное русское имя, внесенное в святцы.

Саранная, иногда Сарановская, в «Горном журнале» второй четверти XIX в. Саранный Камень — гора, в 25 км к ВКЭВ от Магдалинского Камня. Это название вряд ли стоит сопоставлять с мансийским саран — «зырянин», хотя такое сравнение напрашивается. Пожалуй, лучше его связать со словом сарана — «дикая лилия» (ее корни употребляются в пищу и используются в народной медицине).

Ребро, гора на левом берегу реки Ис примерно в 8 км к ССЗ от горы Качканар. Имеет скалистую вершину в виде узкого гребня. Метафорическое название.

Качканар, гора (878 м) в междуречье Иса и Выи, левых притоков Туры, таящая в себе богатейшее месторождение титаномагнетитов. В 1957 г. здесь началось строительство горно-обогатительного комбината, а в 1968 г. возник новый город Качканар.

Эффектна тюркская этимология: кашка, качка — «лысый», «какое-либо животное с белым пятном на лбу», нар — «верблюд». Метафора «Лысый верблюд» довольно точно характеризует гору Качканар, снизу покрытую лесом, но с голыми скалистыми вершинами. Ср. название горы Кашкабаш — «Лысая голова (вершина)» в Ар-тинском районе Свердловской области.

Довольно распространен и другой вариант тюркской версии: Качканар — «Бежавшие», «Скрывшиеся», «Беглецы» (татарское качкын — «беглец», качкыннар — «беглецы»). Обычно при этом рассказывают легенду о каких-то беглецах или затаившихся рудных жилах. В источниках XVIII в. (П. С. Паллас) гора именуется Кесканар, что заставляет вспомнить башкирское каскын-нар — «беглецы».

Название горы, может быть, и мансийского происхождения, так как по-мансийски нёр — «каменная гора», «хребет», «Урал», однако начальный компонент названия из мансийского языка объяснить пока не удалось.

Интересны названия частей Качканара: северная именуется Северный Рог, южная — Полуденный Рог. Для сравнения приведем Сюра-Из — «Рогатая гора» и Хора-Сюр — «Олений рог». Любопытно, что одна из вершин в северной части Качканара получила название Верблюд, так как она по форме очень похожа на это животное. По крайней мере, так утверждает Р. Каптиков в статье «В гостях у северного верблюда» («Уральский следопыт», 1982, № 4). Этот довод в пользу тюркской вереди.

 

 

6. СРЕДНИЙ УРАЛ
(58º45' — 56º00' с.ш.)

 

Средний Урал — наиболее низкая часть Уральской горной страны. Здесь нет ни одной вершины выше 800 м над уровнем моря и лишь немногие превышают 700 м (Старик-Камень — 755 м, Широкая — 746 м, Шунут-Камень — 724 м, Белая — 712 м).

Южную границу Среднего Урала проводят по широтному участку верхнего течения реки Уфы, вблизи города Верхний Уфалей, северную — по горе Качканар (подробнее см. Северный Урал). На территории Среднего Урала находится большая часть Пермской и Свердловской областей и самый север Челябинской области.

В оронимии Среднего Урала преобладают русские названия при очень небольшом количестве иноязычных топонимов, в основном тюркских. Есть отдельные тюркские названия и в предгорьях (Кашкабаш — «Лысая голова» и др.).

Колпаки (Колпаковский Камень), гора в верховьях реки Большая Именная (левый приток Туры) в 20 км к ЮЗ от горы Качканар. В источниках XIX — начала XX в.— Колпаков Камень, Колпак, Колпак-Камень. Название могло быть дано по характерной форме скал на наиболее значительной вершине горы — темным столбообразным останцам («колпакам», или «чертовым пальцам»). Об этом рассказывает краевед В. В. Киреев в своем географическом словаре Горно-заводского района, опубликованном в районной газете «Ленинец»-Непонятны, однако, более ранние формы единственного числа. Поэтому интересны сведения о том, что в этих местах в XVIII в. был открыт Колпаковский рудник, заявленный рудопромышленником Колпаковым («Горный журнал», 1868, № 1).

Группа гор с названием Колпаки есть и на Северном Урале (см.).

Теплая, гора на водораздельном хребте южнее горы Колпаки. Вторично название рабочего поселка Теплая Гора на Горно-заводской железной дороге. Местное население, считая, что название дано за длинный и тяжелый подъем, рассказывает: «Раньше, при гужевом транспорте, возчики, поднимаясь сюда, проливали «семь потов», даже в сильные морозы им становилось жарко. Народ поэтому и прозвал поселок Теплой Горой».

Может быть, этот рассказ и соответствует истине, но название Теплая Гора на Среднем Урале встречается и в других местах. Есть такие горы между Первоуральском и Билимбаем, в верховьях Нейвы, на западном берегу озера Синара. Видимо, «теплыми» становились горы и по другим причинам, например, если на их крутых склонах, особенно южных и восточных, рано тает снег. Так, П. С. Паллас пишет о горе Теплой в верховьях Нейвы, что она называется так «потому, что на оной снег скорее протчих тает».

Много «теплых» гор и на Южном Урале: западнее Кыштыма, близ Верхнеуральска, в Башкирии между селом Бакеево и хребтом Зильмердак (названа за длинный подъем) и т. п.

Вижайский Камень, гора в 5 км к ССЗ от рабочего поселка Теплая Гора в вершине реки Вижай, левого притока Вильвы. Название образовано от гидронима Вижай.

Рассоха, гора в верховьях реки Вижай, левого притока Вильвы, в 15 км на ЗСЗ от рабочего поселка Теплая Гора.

Географический термин рассоха обозначает двойной (или более) исток реки, а также один из двух (или более) истоков реки. Исходное значение этого слова — развилина, раздвоенный конец чего-либо. Гора Рассоха находится между рассохами реки Вижай — Нижней и Средней Северными Рассохами, следовательно, название горы в данном случае вторично, вообще же термин рассоха может употребляться и по отношению к горам (рассоха кряжа).

Копна, гора (618 м) в верховьях реки Сылвицы, правого притока Чусовой в 30 км к Ю от поселка Теплая Гора. Название дано по характерному копнообраз-ному виду горы (ср. Стожок).

Разрубный Камень, гора в вершине реки Кушвы в 8 км к 3 от города Кушва. В фиксациях XIX в. также Разруб-Камень (Э. К. Гофман).

Название представляет собой метафору: у горы двойная вершина, она как бы разрублена. Другой путь объяснения: слово разруб в старину означало «грань», «межа», то есть «Граничный Камень». Ср. гора Граничная на Северном Урале в верховьях реки Вёлс.

Благодать, гора (352 м) на восточной окраине города Кушвы — богатейшее месторождение магнитного железняка. Об этом месторождении сообщил в конце первой трети XVIII в. манси Степан Чумпин. Фактически гора была открыта отцом Степана — Анисимом Чумпи-ным. По преданию, очевидно, вымышленному позднее, местные вогулы сожгли Степана Чумпина на вершине горы. В 1826 г. ему был поставлен на горе Благодать памятник — небольшая колонна с чашей наверху, изображающей. светильник.

В 1735 г. В. Н. Татищев лично отправился осмотреть вновь открытое месторождение и, как он записал в своем путевом журнале 9 сентября, «я, видя что оное сокровище подлинно можно благодатию ... назвать, того ради ... назвал Благодать, которое значит собственно имя ее императорского величества». В. Н. Татищев имея в виду царствовавшую тогда императрицу Анну Ивановну, имя которой Анна по толкованию святцев означало в переводе с древнееврейского «благодать».

Синяя, гора на правом берегу реки Актай, притока Баранчи, к ЮЗ от рабочего поселка Баранчинский. На горе берет начало речка Синегорка, текущая в Актай. В «Горном журнале» за 1833 г. (№ 8) написано: «Вершина сей горы, исключая самые ясные дни, всегда окружена туманом; а перед наступлением ненастья гора кажется дымящейся». «Название свое горный кряж получил, по-видимому, за густой синий оттенок, который принимают горы в ясные солнечные дни»,— указано в одном краеведческом описании.

Западная вершина Синей горы названа Кудрявый Камень по затейливости контуров находящихся на ней скал («Приходы и церкви Екатеринбургской епархии»).

Примерно в 15 км на ЗЮЗ от горы Синей начинается в верховьях Кокуя другая Синяя гора — длинный хребет, проходящий с С на Ю западнее Нижнего Тагила.

Толстая, гора на правом берегу реки Баранчи в 8 км на ЮЮЗ от рабочего поселка Баранчинский, примыкает с Ю к массиву Синей горы. Очень мощная возвышенность с мягкими очертаниями, за что и получила свое название. Ср. Толстик, Толстиха.

Гулящие горы, горная гряда, протянувшаяся с С на Ю на 10 км вдоль правого берега реки Тагил (севернее Нижнего Тагила). Северная оконечность Гулящих гор называется Медведь-Камнем. Река Тагил обходит его с С и поворачивает на В.

Название Гулящие горы, видимо, возникло в крепостные времена, когда в находящихся близ Нижнетагильских заводов горных дебрях скрывались «гулящие люди», среди которых могли быть и бежавшие от угнетателей крепостные и просто разбойники. На Урале есть и другие подобные названия: Варначьи горы в 12 км западнее Свердловска между горой Хрустальной и станцией Решеты (варнак — «каторжный»), Жульничья Гора к С от города Дегтярска, Разбойничья гора недалеко от станции Сыростан между Миассом и  Златоустом.

Высокая, или Магнитная, гора в городе Нижний Тагил. Высокогорский рудник магнитного железняка с начала XVIII в. питает железной рудой нижнетагильские заводы. Есть сведения, что это громадное месторождение было открыто еще в конце XVII в.— в 1696 г. («Горный журнал», № 8, 1846). По другим данным (П. С. Пал-лас), гора была обнаружена «вогулами» (манси) в 1702 г. О горе Высокая Н. К. Чупин пишет, что она совсем невысока и не соответствует своему названию. Хорошо известно, однако, что в топонимии важна не абсолютная величина, а соотносительность объектов.

Параллельное название Магнитная указывает на месторождение магнитного железняка.

Высокая Ёква, гора в верховьях правого притока Чусовой реки Ёквы (527 м) в 18 км на 3 от южного конца Синей горы. Если первично название реки, то здесь обычный метонимический перенос с добавлением определения — прилагательного высокий. В этом случае название реки относится к числу коми-пермяцких названий на ва (ва — «вода»). Если первично название горы (что, впрочем, менее вероятно), то в слове Ёква можно увидеть мансийское эква — «старуха». Тогда название горы надо сопоставлять с оронимами Старик-Камень, Старуха (см.)

Старуха, гора на левом берегу Чусовой против устья реки Межевая Утка, См. Старик-Камень.

Веселые горы, горный массив на водоразделе Тагила и притоков Чусовой — Межевой Утки и Сулема, вытянувшийся в меридиональном направлении на 25 км. Начинается западнее Черноисточинского пруда и кончается у вершины реки Сулём. Наиболее значительные вершины: Голая, Белая, Широкая, Острая, Билимбай, Старик-Камень, Шайтан. Местные жители часто называют эти горы просто Веселки.

Название Веселые горы надо понимать в смысле «радующие», «красивые». Таких названий на Руси очень много (Веселый мыс, Веселый остров и т. п.). Одна из небольших вершинок Веселых гор носит очень любопытное производное название — Поперечный Веселко.

Белая, гора (712 м) в северной части Веселых гор между поселком Уралец и Черноисточинским прудом. П. С. Паллас называет эту вершину Белым Камнем.

Название Белая гора могло быть дано по самым различным причинам (светлые породы, березовый — «белый» — лес на склонах в отличие от хвойного — «черного» — леса, обнаженная каменная вершина и т. д.), но, наверное, все-таки правы местные жители, которые утверждают, что на этой горе раньше выпадает и позднее сходит снег.

Широкая, гора в массиве Веселых гор к Ю от горы Белая и юго-западнее Черноисточинского пруда. Высота — 746 м.

По имеющимся описаниям, вершина этой горы имеет вид обширной равнины, на которой находятся весьма живописные скалы.

Старик-Камень, или Старик, гора (755 м) на границе Европы и Азии в группе Веселых гор в 9 км южнее горы Широкой. Название может быть чисто русским по происхождению, так как олицетворение гор и скал, представление о них как об окаменевших древних людях — стариках и старухах — встречается у многих народов, в том числе и у русских. Поэтому на Урале много таких названий, как гора Старуха, скалы Старики — Старик и Старуха — на Нейве и т. д.

Но название Старик-Камень может быть и «переводом» с языка манси, которые некогда жили в этих местах. Среди гор Северного Урала, где и сейчас летом кочуют манси, есть вершины с названиями Ойка-Нёр и Нёр-Ойка — «Старик-Камень» или «Старик Урал», а представление о горах, как об окаменевших древних богах, людях и животных — излюбленная тема мансийской мифологии.

Шайтан, гора в массиве Веселые горы, примыкающая с ЮВ к горе Старик-Камень и образующая вместе с ней южную группу Веселых гор, отделенную от северной широким распадком, где начинаются реки Шайтан-ка (приток Межевой Утки) и Дикая Шайтанка (приток Тагила). Еще одна гора с названием Шайтан находится близ города Нижняя Тура на берегу Нижнетуринского пруда.

Шайтан — название многих скал на реках и озерах Урала (на Чусовой, Реже, озере Иткуль и т. д.). Шайтанка — название многих рек на Урале (притоков Чусовой, Нейвы, Тагила, Межевой Утки, Печоры и т. д.), есть также болото Шайтанское и озеро Шайтанское. Вторичны названия населенных пунктов — Шайтанка, Шайтанский мыс, Шайтанский Завод и т. п.

Особенно много таких названий, образованных от слова шайтан, в горной части Урала между Свердловском и Нижней Турой. Их обычно связывают с манси — вогулами. Ср. у П. С. Палласа: «В сей части Сибири много ручьев, гор и урочищ, известных под именем Шайтанка, или Шайтанская, понеже тамо вогульцы идоло-поклонствовали и идолы их от россиян общим наречием шайтан назывались». Однако само слово шайтан не мансийское, а тюркское (шайтан — «злой дух», «черт»), восходящее в конечном счете к арабскому шайтан с тем же значением. Кроме того, названия Шайтан, Шайтанка и им подобные распространены не только на древней мансийской территории, но и значительно шире — от Украины до Восточной Сибири.

Топонимы такого рода прежде всего отражают отношение тюрков-мусульман (а также и русских переселенцев,  поскольку они  тоже усвоили слово шайтан) к местам религиозного поклонения язычников-манси, но могут относиться и к самим тюркам. Так, Паллас упоминает о волости Шайтан-Кюдей и деревне Шайтан-Аул в Башкирии. По сообщению Палласа, о названии Шайтан-Кюдей «рассказывают башкирцы басенку, будто предок сея волости нашел в пещере поблизу лежащия горы дочь горного духа или черта (шайтан), на ней женился и сие потомство с нею расплодил».

В высшей степени интересно, что гора Шайтан образует отдельную группу вместе с горой Старик-Камень. Хорошо известно, что мансийские Нёр-Ойка («Старик-Камень») и Ялпынг-Нёр («Молебный Камень») часто употребляются по отношению к одному и тому же объекту, так что нередки сложения вроде Ялпынг-Нёр-Ойка. Поэтому можно считать русские названия Старик-Камень и Шайтан теснейшим образом связанными и, видимо, «переводами» древних мансийских оронимов (может быть, одного оронима, который «раздвоился» в русской топонимии).

Билимбай, или Билимбаиха, гора в массиве Веселые горы в 5 км к СЗ от группы гор Старик-Камень — Шайтан.

Ороним Билимбай совпадает с названием рабочего поселка Билимбай, расположенного в устье реки Билим-баихи (Билймбаевки) на правом берегу Чусовой, но, судя по всему, эти наименования непосредственно не связаны.

Для названия поселка и речки Билимбай в свое время была предложена следующая этимология: возможно, это тюркское личное имя, составленное из слов белем — «знание» и бай — «богатый», то есть «Богатый знанием» (М. Т. Муминов). Имена такого типа в башкирском и татарском языках обычны, например, башкирские Алтынбай — «Богатый золотом», Кунакбай — «Богатый гостями». Так как башкирское «е» представляет собой нечно среднее между русскими «э» и «и», Белембай в русском языке могло восприниматься как Билимбай.

Основные трудности при объяснении этих топонимов возникают при истолковании значения, так как очень трудно представить себе, чтобы гора получила наименование «Богатая знаниями».

Возможен, однако, такой путь. Гора Билимбай расположена рядом с вершинами Старик-Камень и Шайтан. Не является ли тюркское название Билимбай «вольной» передачей древнего мансийского оронима Нёр-Ойка или Ялпынг-Нёр-Ойка? Ведь башкиры и манси контактировали на территории горной части Урала, и это взаимодействие могло отразиться в топонимии.

Мансийский ороним Нёр-Ойка (см.) в мифологическом плане осмысляется как «Старик Урал» или «Хозяин Урала», грозный и всезнающий. Русское Старик-Камень — точная, но нейтральная калька этого оронима. Напротив, русское Шайтан — «приблизительный» перевод мансийского названия, указывающий на то, что Нёр-Ойка — языческий бог (идол). Тюркское Билимбай также могло быть своего рода «переводом» мансийского топонима, но иносказательным, так как мусульманство жестоко преследовало язычников. Разве Нёр-Ойка и Шайтан не всезнающи, не всемогущи? И вот появляется Билимбай — «Богатый знанием» (ср. русские слова знахарь — «тот, кто знает», ведун — «тот, кто ведает»). А с течением времени, как это очень часто бывает, одни и те же в своей основе, но разноязычные названия закрепились за смежными объектами. Такой процесс хорошо известен топонимистам и называется метонимическим калькированием.

Возможно, так и возникла сложная метонимическая калька мансийского оронима Нёр-Ойка: Старик-Камень — Шайтан — Билимбай.

А как быть с речкой Билимбаихой, притоком Чусо-вой? Эту проблему решить трудно, но примечательно, что недалеко от Билимбаихи в Чусовую впадает целых две Шайтанки. Может быть, и это не случайно?

Сутук, гора в верховьях реки Сулем, правого притока Чусовой, в 17 км на ЮЮВ от горы Старик-Камень. Различают вершины — Большой, Малый и Липовый Су-тук. В фиксациях XIX в.— Сютук. Учитывая расчлененность горы на ряд отдельных вершин, можно сравнить с татарским сутек, башкирским Нутек — «распоротый (по швам)», и тогда перед нами — яркая метафора. Но есть и другой путь: в документах второй половины XVIII в., относящихся к территории Башкирии, упоминается башкир Сутюк Маметов.

Ежовая, гора на правом берегу реки Тагил в 10 км к С от города Верхний Тагил (534 м). В невьянской газете «Звезда» за 4 июня 1965 г. опубликована статья Н. Андреевой «Сказание о горе Ежовой». В ней приведена легенда, якобы записанная автором: при Екатерине II жил в Верхнем Тагиле кричный мастер Никита, по прозванию Еж, который убил притеснявшего его приказчика и скрывался у этой горы. Легенда эта настолько похожа на известное предание о Марке Береговике (см. Марков Камень), что очень похожа на литературную поделку. В любом случае она позднего происхождения, поскольку уже П. С. Паллас (XVIII в.) знает гору Ежовую около реки Тагил. Поэтому надо думать, что повод для наименования дали обычные ежи.

Бунар, гора (609 м) между верховьями Тагила и Нейвы в 8 км к Ю от города Верхний Тагил. Здесь начинаются река Бунарка, левый приток Нейвы, и другая Бунарка, правый приток Тагила. В источниках XIX в. засвидетельствованы формы Бынар и Бынарка.

Из-за ударения на последнем слоге напрашивается прежде всего сравнение с тюркскими языками, например, с турецким диалектным бунар — «родник, источник». Это слово могло со временем исчезнуть в местных наречиях, но сохраниться в  других тюркских языках, вообще очень близких друг другу. Однако в основе здесь может быть и мансийское сложение с компонентом нар — «гора»; сравните современное мансийское нёр — «каменная гора», «хребет» и название горы Кач~ канар.

Семь Братьев, или Семибратская, гора в 5 км от северо-восточного угла Верхнейвинского пруда. На вершине горы — живописные скалы-останцы Семь Братьев в виде высоких столбов. Фактически скал не семь, а восемь: семь рядом стоящих столбов—братья, восьмой иногда именуют сестрой. Об этих скалах есть несколько легенд: то они — окаменевшие дети жестокого управляющего, дом которого вместе с ним самим сожгли крепостные, то — волшебные великаны, превратившиеся в камень, когда Ермак осенил их крестным знамением.

Названия такого рода встречаются часто: гора Семибратская есть на Южном Урале в районе хребта Урень-га, Семичеловечный Камень — на Северном Урале. Сам факт, что столбов не семь, а восемь, прекрасно доказывает, что число «семь» в настоящее время обозначает только неопределенное множество, хотя в прошлом оно и было священным.

Стожок, гора к В от южного конца озера Таватуй. Названа так из-за характерной стогообразной формы. Метафора, обычная для оронимов (Копна, Зарод и т. п.).

Толстик, гора между озерами Таватуй и Исетское в 5 км к В от железнодорожной станции Аять (447 м). Эта очень мощная, но с плавными очертаниями гора получила свое название по форме. Гор и мысов с наименованием Толстик у русских очень много, особенно на русском Севере и на Урале. Значение этого слова хорошо иллюстрируется архангельским толсгик — «толстяк». Забавно, что в 10 км к ЮЮЗ от Толстика находится гора Толстиха (см.). Эти две горы образуют очень гармоничную пару, правда, Толстиха несколько выше.

Котел, гора (493 м) в верховьях реки Черной, впадающей в Исетское озеро, в 10 км южнее железнодорожной станции Таватуй. Очевидно, метафорическое название: большая гора характерной формы сравнивается с котлом. Подобные названия нередки (ср. Пут-Тумп на Северном Урале).

Рыжанкова, гора (448 м) в верховьях реки Малая Черная близ горы Котел.

В 1771 г. царской сыскной командой был схвачен на этой горе вместе с товарищами беглый крепостной Андрей Степанович Плотников, по прозвищу Рыжанко или Золотой. Память народная увековечила в названии горы прозвище атамана, который активно боролся с крепостниками.

Толстиха, гора (462 м) в 9 км к 3 от железнодорожной станции Исеть. Эта гора получила свое выразительное название за мощность и величину в сочетании с плавностью очертаний. Ср. в народной речи толстиха в значении «толстуха».

Мотаиха, гора в 4 км к ЮЗ от станции Исеть. Этот большой, покрытый лесом массив, возможно, получил название, образованное от глагола мотать (выматывать, изматывать). Но в этом названии может быть и другой оттенок значения, отраженный в глаголе мотаться — «болтаться», «шататься без дела», «бродить».

Чертово Городище, название многих урочищ на Урале, обычно это нагромождения скал или старинные развалины. Северо-западнее Свердловска недалеко от Железнодорожной станции Исеть находится знаменитая гора Чертово Городище, на вершине которой возвышаются гранитные башни-останцы из плоских плит высотой До 18—20 м. Известны остатки древних поселений с названием Чертово Городище близ Уфы и Бирска в Башкирии, а также в устье Чусовой. Встречаются такие топонимы и в других районах нашей страны: есть Чертово Городище близ Елабуги в Татарской АССР и близ Козельска в Калужской области.

Все эти названия имеют общий смысл: возникшие невесть когда каменные сооружения не похожи на созданные людьми, их мог соорудить, да и жить здесь только черт. Вот почему городище — чертово.

Пшеничная, гора к ЗСЗ от Свердловска на северном берегу озера Песчаное. Название образовано от русских слов пшеница, пшеничный, но конкретная причина наименования неизвестна. Вообще, для горной части Урала название этой покрытой лесом горы кажется очень странным.

Пуп, гора к 3 от Свердловска (3 км к СЗ от деревни Палкино). Метафорическое название. Вот как описывает эту возвышенность геолог А. Н. Карножицкий: «Форму гора имеет отчасти неправильную, будучи несколько вытянута с ВСВ на ЗЮЗ. В западней части увала имеется круглое правильное возвышение, представляющее весьма характерную форму гелиосферы и отделенное от прочей части увала неглубокой ложбиной; по форме этого возвышения и возникло характерное наименование самой возвышенности». У этой вершины есть и другое название — Попова гора.

Уктусские горы, горный массив на южной окраине Свердловска (высота до 370 м). Они хорошо известны как место лыжных соревнований. На речке Уктус (теперь— Патрушиха), правом притоке Исети, в 1702— 1704 гг. был построен Нижнеуктусский металлургический завод, который просуществовал недолго (сгорел в 1718 г.), но поселение сохранилось, став пригородом Екатеринбурга. Эта часть Чкаловского района Свердловска и в настоящее время носит название Уктус.

Ороним Уктусские горы впервые употреблен Э. К. Гофманом в работах по геологии Среднего Урала.

Светлая, гора примыкает с ЮЗ к западному концу Верх-Исетского пруда. Существует предположение, что название дано за «светлый» (березовый и сосново-березовый) лес на склонах. Более вероятно, однако, что название перенесено на гору с протекающей вдоль ее восточного склона в Верх-Исетский пруд небольшой речки Светлой, названной на первом чертеже Верх-Исетского пруда (1726 г.) Ясной.

Хрустальная, гора к 3 от Свердловска на 17-м километре Московского тракта (386 м). Здесь в 1722 г. было открыто месторождение горного хрусталя, о котором генерал В. И. Геннин писал: «Да от Екатеринбурха же верстах в 20 имеется гора, вся хрустальная, видом по натуре якобы молочна, и с которой каменья полированы, и в нем является при солнце красное, лазоревое, белое и желтое сияние».

В настоящее время на руднике «Гора Хрустальная» разрабатывают и дробят кварц, горный хрусталь не встречается. Вершина горы уже в основном выработана, добыча производится в карьере.

Березовая, гора на Московском тракте, где проходит граница между Европой и Азией и стоит столб-обелиск «Европа — Азия». Эту самую низкую перевальную точку Уральского хребта (около 400 м) в 1829 г. посетили А. Гумбольдт и Г. Розе, определившие впервые ее высоту.

Судя по названию, здесь раньше преимущественно росла береза. И действительно, в XII томе «Записок УОЛЕ» читаем об этой горе: «склоны покрыты березовыми лесами, отчего она и получила свое название». Однако в настоящее время преобладает хвойный лес (главным образом, сосна, реже ель, пихта).

Пильницкие (Пильненские), горы, примыкающие с СВ к Первоуральску — Пильная, Известная, Мокрая. Название дано по находившейся на речке Ель-ничной лесопилке — пильне или пильной мельнице, построенной еще в XVIII в. Отсюда деревня Пильная,гора Пильная и горы Пильницкие. Название это встречается и в других местах, есть, например, гора Пильня, или Пильная у села Тюлюк в Челябинской области.

Чубарова, гора на водораздельном хребте (высота — 509 м) в 5 км к В от деревни Пильной. Название горы образовано от русской фамилии Чубаров. В «Горном журнале» № 1 за 1862 г. при описании геологических исследований в западных районах Среднего Урала упоминается штейгер Петр Чубаров, однако неизвестно, имеет ли он отношение к названию горы.

Магнитные, горы на правом берегу реки Чусовой между Первоуральском и Ревдой. Название дано по залежам магнитного железняка.

Волчиха, гора в 2 км к СВ от города Ревда (525 м) на правом берегу Чусовой (Волчихинского водохранилища). Это название могло быть дано и за обилие волков, и за дикость мест в прошлом.

Ороним Волчиха отмечен только в источниках начала второй половины XIX в. В XVIII веке регулярно употреблялось название Волчья гора, или Волчьи горы (В. Н. Татищев, П. И. Рычков, И. Г. Георги и др.).

Змеевая (Змеевка, Змеиха), гора на южном берегу Волчихинского водохранилища в 4 км восточнее Ревды. Эта каменистая вершина, видимо, получила название за обилие змей в прошлом. Любопытно, однако, не столько это название, сколько наименование небольшой горки, примыкающей к Змеевой с запада — Змееныш (Змеенок). Интересная метафора порождена сравнением двух смежных объектов разной величины.

Балабан, гора (532 м) в 9 км к Ю от города Дег-тярска. Название может быть связано с русским диалектным словом балабан — «вид большого сокола», заимствованным из тюркских языков, в которых балабан — «сокол», «ястреб», «кречет», «хищная птица». Или непосредственно из тюркских источников, в которых балабан значит также «большой», «огромный», «крупный». Версия эта подтверждается тем, что юго-западнее горы балабан на правом берегу Ревды находится гора Соколиный Камень.

Крон, гора на правом берегу Чусовой в 15 км к В от горы Балабан. На западной стороне этой горы когда-то шла разработка хромитов, которые использовались для приготовления зеленой краски «крон». Отсюда название горы.

Поварня, гора на правом берегу Чусовой к В от села Косой Брод.

Старинное русское слово поварня имеет значение «кухня», иногда с уточнением «летняя кухня на открытом воздухе», в Восточной Сибири — «юрта или шалаш инородцев, уступленный для приезжих», «крытые землею срубы для приюта проезжих» (В. И. Даль). Конкретный повод наименования неизвестен.

Марков Камень, гора (416 м) в верховьях реки Сысерть, в 20 км на ЗЮЗ от города Сысерть. На вершине — гранитная скала десятиметровой высоты. В сказе П. П. Бажова «Марков Камень» рассказывается, что в этом месте скрывался от преследований самодурки-барыни крепостной Марк Береговик. Трудно сказать, насколько близка к истине легенда, но название камня Действительно связано с человеком по имени Марк.

Думная, гора (399 м) в городе Полевском на правом берегу реки Полевой. П. С. Паллас пишет, что эта гора «названа по причине бывшего на оной сходбища Для соглашения между собой взбунтовавшихся во время заложения сего завода работников». Рассказывают также о том, что здесь было будто бы становище Емельяна Пугачева, который якобы думал на горе, напасть на Полевской завод или нет, и в конце концов раздумал.

Гора Думная фигурирует и в сказах Бажова: когда-то на ее склоне стояла деревянная избушка «дедушки Слышко»  (старого рабочего В. А.  Хмелинина),  сказы которого побудили Бажова создать знаменитую «Малахитовую шкатулку».

Название явно свидетельствует, что на горе происходили какие-то сборища-советы. Гора эта не одинока: есть Думная гора близ Кушвы и Думный увал по реке Какве.

Азов, или Азов-гора, гора (588 м) к 3 от города Полевского в верховьях реки Полевой. Ее вершина увенчана мощными скалами с отвесными стенами. Азов-гора неоднократно упоминается в «Малахитовой шкатулке».

Метафорический перенос татарского азау — «коренной (зуб)». В других тюркских языках это слово означает также «клык», «шило», «игла», «острие», «жало» и т. п. Татарское «ау» звучит близко к русскому «ов». Это отражено и в некоторых других тюркских по происхождению топонимах. Сравните Аралтова или Оралтова гора в «Книге Большому Чертежу» 1627 г. и современное Уралтау, Саратов и Сарытау — «Желтая гора».

В «Путешествиях» П. С. Палласа (XVIII в.) приведена форма этого названия, очень близкая к татарской,— Азав (сравните Кокчетав из казахского Кокше-тау — «Синяя гора»).

Увенчанные скалами вершины и в русской топонимии часто получают названия Зуб, или Зубец (скалистые пики Большой Зуб и Малый Зуб на горе Качканар, гора Зуб в Кузнецком Алатау, гора Зубец в Коряцком хребте)-

Вопрос несколько усложняется тем, что в одной челобитной 1695 г. упоминается гора Азов, впрочем, возможно, это уже русская форма, тогда как П. С. Пал-лас засвидетельствовал тюркскую.

Уфалейский хребет, вытянутый с С на Ю на 90 км горный кряж, идущий от Чусовой (начинается несколько выше устья ее левого притока Ревды) к верховьям реки Уфалей и городу Верхний Уфалей, по которым он и получил свое название. Наиболее высокая гора на хребте— Березовая (609 м) находится в 10 км к ЗЮЗ от города Полевского. В некоторых новых источниках (В. И. Прокаев) северная часть хребта с горой Березовой названа Ревдинским хребтом, а южная вклю-чена в состав Коноваловско-Уфалейского хребта (см. Коноваловский хребет).

Красный Камень, гора (607 м) на Уфалейском хребте в 12 км к СЗ от города Верхний Уфалей. Название дано за красоту скал, находящихся на вершине горы (слово «красный» часто выступает в топонимии в значении «красивый», ср. красна девица, то есть «красивая девушка»). Известный географ П. И. Кротов так описывает скалистые выходы Красного Камня: «высокие скалистые столбы, очень живописно выглядывающие среди растущих по склонам камня елей, берез, лиственниц, рябин и лип».

Еще одна гора Красный Камень находится к ЮВ от рабочего поселка Новоуткинск на левобережье Чусовой. Возможно, и это название дано за красоту места.

Коноваловский хребет (Коноваловский увал), вытянутый с С на Ю от реки Чусовой до верховьев Бардыма кряж длиной до 70 км. В некоторых новых источниках указывается длина 100 км — вместе с южной частью Уфалейского хребта. В. И. Прокаев называет весь этот хребет Коноваловско-Уфалейским. Наиболее значительная вершина — гора Шунут-Камень (см.).

По предположению Прокаева, название Коноваловский увал связано с наименованием деревни Коновалово, расположенной севернее Чусовой на продолжении орографической линии Коноваловского хребта.

Шунут-Камень (Шунут), наиболее высокая и значительная гора на Коноваловском увале (724 м высоты, 15 км длины), самая высокая гора в окрестностях Свердловска. На вершине горы величественные скалы. Южнее Шунут-Камня находится Шунутское болото, где начинается река Шунут, правый приток Бардыма.

В некоторых справочниках слово Шунут рассматривается как мансийско-башкирский гибрид (мансийское шун — «существо», башкирское ут — «огонь»). Огонь зажигался на этой высокой горе как сигнал о приближающейся опасности. В элементе «ут» действительно заманчиво видеть тюркское ут — «огонь», особенно в свете этимологии названия горы Зюрян (расположена в 35 км к ЮЗ от Шунута). Но о проживании манси в этих местах никаких данных нет. Кроме того, сложение «существо» + «огонь» — очень странная для топонимии конструкция. Поэтому лучше считать ороним Шунут чисто тюркским, что подтверждается гармонией гласных (у — у) и ударением на последнем слоге (Шунут). Однако если делить слово на компоненты «шун» и «ут», его первая часть шун не находит достаточно убедительного объяснения в тюркских языках. И вообще есть некоторые сомнения в том, что делить слово надо именно так. Дело в том, что в ряде геологических работ конца XIX — начала XX в. вместо названия Шунут-Камень фигурирует Белый Камень (может быть, за светлый цвет скал). Однако указаны речка Шунут, Шунутский рудник и небольшой Шунутский увал южнее современного Шу-нут-Камня. В то же время в других геолого-географических трудах этого же времени названия Шунутские горы, Шунутский кряж, Шунутская гряда как будто бы употребляются в современном смысле, а ороним Белый Камень прилагается только к скалистой вершине Шунут-ского хребта. В этом случае явно недостает фактов, но можно допустить, что первично название речки и прилежащих к ней незначительных объектов, и тогда о членении на «шун» и «ут» не может быть и речи.

Сокол, гора (544 м), примыкающая с Ю к Конова-ловскому увалу. Относится к многочисленной группе названий гор и скал, которые обычно не имеют прямого отношения к птице сокол, а являются красивыми метафорами — «гора (скала), прекрасная (величественная). Словно сокол», ср. антропонимы Сокол, Соколов. Гор и екал такого рода (Сокол, Соколиный Камень, Соколиная, Соколий Камень и т. п.) на Урале очень много. Разумеется, в некоторых случаях они могут указывать и на место обитания соколов, но это как раз почти исключено в оронимах — существительных типа Сокол (ср. еще Балабан).

Бардымский хребет, меридиональный горный хребет, идущий от устья реки Бардым (левый приток Серги) к Нязепетровску, длиной приблизительно 60 км. Наиболее значительная вершина хребта — гора Зюрян (см.). Название образовано от гидронима Бардым.

Зюрян, гора (681 м), наиболее значительная вершина Бардымского хребта. Находится в южной части хребта в 30 км на ЮВ от города Михайловска. На вершине горы — зубчатые скалы и огромный камень, на котором стоит вышка.

Это сложное для объяснения название можно сравнить с татарским сюрэн (произносится примерно как сюрян), имеющим различные значения («праздничный огонь», «сбор подарков для сабантуя» — сюрэн сугу и т. д.). Можно предположить, что на вершине горы зажигали огонь в честь празднества или в качестве сигнала, Что и отражено в названии (ср. Шунут).

По Н. И. Шувалову, от названия башкирской родовой группы сынрян, однако эта версия неудовлетворительна в звуковом отношении.

Есть еще нуждающиеся в проверке сведения, что башкиры называют эту гору Зур-Иэн — «Большая Душа», якобы потому, что на ее вершине жил огромный страшный зверь, убитый башкирским богатырем Бабса-Ком.

Каслинско-Сысертский, хребет (кряж). Меридионально вытянутая горная гряда, начинающаяся у верховьев реки Сысерть и оканчивающаяся северо-западнее города Касли (длина около 50 км). Наиболее значительная вершина — гора Карабайка (см.). Кряж получил название по смежным объектам — северному (верховье реки Сысерть) и южному (город и озеро Касли). На некоторых новых картах — Каслинский хребет.

Карабайка, гора (544 м) на юго-западном берегу озера Иткуль, резко выделяющаяся среди соседних невысоких гор. Здесь же в озеро Иткуль впадает маленькая речка Карабайка.

Название восходит к татаро-башкирскому карабай, дословно «черный бай (богач)», во многих случаях — «изобилующий черным» (ср. кызылбай — «красный богач» или «изобилующий красным», а также антропоним Кызылбай). Так могла быть названа и гора ч река за черный оттенок. Скорее всего в основе все-таки название горы, относительно более значительного объекта. Нельзя исключить и перенос на ороним личного имени Карабай.

Вишневые горы, горный массив в 10 км к СЗ от города Касли между озерами Аракуль, Силач, Сунгуль. Протянулся с С на Ю на 10 км. Наиболее значительные вершины — Булдым, Каравай, названная так по своей плоскокуполообразной форме (П. И. Кротов), Вишневая, или Кобелиха (576 м), на северо-восточном склоне которой расположен рудничный поселок Вишневогорск. Раньше Вишневые горы назывались также Вишенными горами. В словаре Н. К. Чупина находим красочное объяснение этого названия: «Все скаты и главным образом юго-восточную безлесную покатость собственно Вишенной горы покрывает дикий вишневник, который растет почти сплошь один, на пространстве нескольких квадратных верст... Здесь в начале августа собирают сотни, даже тысячи пудов ягод».

Это название не одиноко: есть Вишневая гора и близ озера Иткуль.

 

 

7. ЮЖНЫЙ УРАЛ
(56º00' — 51º00' с. ш.)

 

К Южному Уралу относят часть Уральской горной страны между широтным участком верхнего течения реки Уфы и широтным участком течения реки Урал между Орском и Оренбургом. Общая длина хребтов Южного Урала — более 550 км. В широтном направлении Южный Урал между Ишимбаем и Магнитогорском достигает 200 км. Это обширная горная страна, хребты которой в ее северной части между Уфой и Инзером идут в общем направлении с СВ на ЮЗ, а в южной части между Инзером и Белой — в меридиональном направлении. На СЗ к Южному Уралу примыкает Уфимское плато (Уфимское плоскогорье), получившее название по реке Уфа, ограничивающей это плато с запада (наиболее значительная вершина — гора Голая, по-башкирски Таз-Тубэ — «Лысый холм»). К югу от долины Белой горы Южного Урала становятся значительно ниже и переходят между реками Большой Ик и Сакмара в обширное Зилаирское плато. Однако и в этой части Южного Урала есть хребты с вершинами более 600 м, Иапример, Дзяу-Тюбе — меридиональный хребет, примыкающий с Ю к Зилаирскому плато. Оканчивается Южный Урал невысокими Губерлинскими горами, которые соединяют собственно Урал с Мугоджарами. С ЮЗ к хребтам Южного Урала примыкают возвышенности Общего Сырта. Южнее между реками Урал и Илек находится Илекское  плато,  а на ЮВ — Урало-Тобольское плато.

Горы Южного Урала довольно высоки, самая значительная— Яман-Тау (1640 м).

Орографическая система Южного Урала отличается очень большой сложностью. Чтобы более или менее последовательно представить оронимический материал, его пришлось разделить на девять регионов, лишь отчасти учитывающих орографическое членение: западная часть от широтного участка верхнего течения Уфы до устья реки Сим, включая предгорья, горы от верховий реки Куса до широтного участка нижнего течения Инзера, горы между широтным участком верхнего течения Уфы и широтным участком верхнего течения реки Ай, горы между широтным участком верхнего течения реки Ай и участками верхнего течения Большого Инзера и Белой приблизительно по 54º с. ш. (западные хребты), горы между широтным участком верхнего течения реки Ай и участками верхнего течения Большого Инзера и Белой приблизительно по 54º с. ш. (восточные хребты и Бело-рецкое поднятие), западная часть к югу от широтного участка нижнего течения Инзера до широтного участка среднего течения Белой приблизительно по 54º с. ш., включая предгорья, горы между участками верхнего течения Большого Инзера и Белой приблизительно по 54º с. ш. до широтного участка течения Белой приблизительно по 53º с. ш., восточная часть (Урал-Тау, Ирендык и восточные предгорья), горы южнее широтного участка реки Белая и примыкающие к ним возвышенности.

На территории Южного Урала находятся восточная часть Башкирской АССР, западные районы Челябинской области и горная часть Оренбургской области.

Оронимия Южного Урала в основном тюркского происхождения: это прежде всего башкирские названия, среди которых встречаются вкрапления татарской оро-нимии, особенно заметные в районе Златоуста. На крайнем юге и юго-востоке на смену башкирским названиям приходят казахские. Во многих случаях башкирские названия хребтов и гор выступают в письменных источниках и на картах в татаризированной форме, поскольку в старину они обычно записывались из уст грамотеев — старост и священнослужителей, среди которых было много татар.

Русских названий гор много в Челябинской области, где они в некоторых местах встречаются чаще тюркских,

 

Западная часть от широтного участка
верхнего течения Уфы до устья реки Сим,
включая предгорья

 

Кальян, вытянутый с ССВ на ЮЮЗ хребет около 20 км длиной между Уфой и ее левым притоком рекой Суроям (к ЮЗ от города Нижний Уфалей). Наивысшая отметка — 750 м.

Точно соответствует башкирскому кальян — «особая сумка для стрел», род колчана, который некогда употреблялся башкирскими воинами. Возможно, название этой куполообразной вершины представляет собой яркую метафору (ср. Машак).

Татарское кальян — «род курительной трубки» подходит гораздо меньше.

Захарова Шишка, гора на правом берегу реки Ураим в 20 км к 3 от вершины хребта Кальян.

Сочетание русского календарного имени Захар с широко распространенным на Южном Урале географическим термином шишка — «конусообразная гора», «островерхая гора». Топонимов, в которые входит этот географический термин, на Южном Урале очень много: Высокая Шишка, Голая Шишка, Куткурские Шишки и т. п. Географический термин возник в результате развития вторичного метафорического значения у слова шишка в его обычном смысле. Это заметил еще П. С. Паллас, который упоминает коническую гору около Симского завода, «кою жители по подобию и назвали Шишка».

Зотова, небольшой хребет в 4 км к 3 от Захаровой Шишки близ железнодорожной станции Ункурда. От русской фамилии Зотов или непосредственно от имени Зот, производного от ныне практически неупотребляемого календарного имени Изот.

Данькова, наиболее значительная вершина на хребте Зотова. От русской фамилии Даньков или непосредственно от личного имени Данько, производного от календарных имен Даниил и Донат.

Азям, меридиональный хребет в верховьях реки Большой Ик, правого притока Ая, к К) от станции Ункурда. В южной части хребта берет начало река Азям, правый приток Большой Арши (бассейн Ая). Не хребте вершины — Голая, Азям (Азям-Тау) и др.

Поскольку многие названия гор в этих местах (Кальян, Ак-Кашка и пр.), а также рек (Аллаелга, Васъелга) тюркского происхождения, нецелесообразно связывать ороним с устаревшим русским словом азям («мужская верхняя одежда с длинными рукавами»), хотя это слово заимствовано из тюркских языков (азербайджанское Аджам — «Персия», усвоенное, в свою очередь, из арабского). Скорее, здесь башкирское эзэм, татарское адэм, эдэм — «человек», «Адам». Арабское Адам, заимствованное из древнееврейского — хорошо известное мусульманское имя. Местное население подтверждает эту этимологию.

Трудно сказать, что первично — ороним или гидроним.

Маяк-Тау, гора к ЮВ от хребта Азям в 30 км к С от города Куса. Гибридный ороним, состоящий из русского по происхождению слова маяк и тюркского орографического термина тау, т. е. «Маячная гора». Названия Маяк-Тау, Маяк, Маячная в оронимии Южного Урала встречаются очень часто. О значении оронима см. Маяк (Приполярный Урал).

Беркут-Тау, гора к Ю от Маяк-Тау. Башкирское бюркют, татарское бюркет — «орел», тау — «гора», т. е. «Орлиная гора». См. также Беркут.

Модер-Тау, гора к ЮЗ от хребта Азям в верховьях реки Большой Ик. Башкирское модир — «управляющий», «заведующий», тау — «гора».

Фазулова, гора к 3 от хребта Азям. От тюркского антропонима арабского происхождения Фазлулла, Фай-зулла — «Милость аллаха». Название зафиксировано в русской форме, осложненной суффиксом «ов». В основе может быть как личное имя, так и фамилия.

Сарыяк, горы между верховьями реки Большой Ик и рекой Ай к ЮЗ от хребта Азям.

На старых картах встречается написание Сары-як, поэтому наиболее вероятно сравнение с башкирским и татарским сэры — «желтый», як — «сторона», «край», «местность», то есть «Желтая сторона», «Желтая местность». Очевидно, «цветовое» наименование, ср. название близлежащей горы Ак-Кашка.

Местные жители подтверждают это толкование, добавляя, что на горах Сарыяк растут лиственные леса, которые осенью желтеют.

Ак-Кашка, гора (779 м) на правобережье реки Большая Арша, примыкающая с В к группе гор Сарыяк. В переводе с башкирского и татарского языков «Белое пятно», «Белая лысина».

Кашка-Тау, гора в южной части гор Сарыяк (8 км к ЮЗ от горы Ак-Кашка). Башкирское кашка — «пятно», «лысина», «полоса (на лбу животного)», т. е. Кашка-Тау — «Гора с пятном», «Гора с лысиной». Местное население переводит «Голая гора».

Сакма-Тау, гора на правобережье реки Ай в 21 км к ЮЗ от горы Кашка-Тау. В башкирском языке сакма — «огниво», «кремень», таким образом, Сакма-Тау — «Огнивная гора», «Кремневая гора». Видимо, гора сложена породами, которые раньше использовались для изготовления огнив.

Яшиль-Тюбе, по-башкирски Йэшел-Тубэ, гора в 14 км на ЮЮЗ от села Новобелокатай и примерно в 25 км на 3 от северного конца гор Сарыяк. По-башкирски тубэ — «холм», йэшел — «зеленый», т. е. «Зеленый холм».

Большой Мунчуг, гора на правобережье Ая з 35 км от села Новобелокатай. В «Словаре топонимов Башкирской АССР» приводится башкирская форма названия Мунсак, которая сопоставляется со словом мунсак — «ожерелье». Вероятно, метафора.

Караул-Тау, гора в 20 км к ЮЗ от села Новобелокатай.

Относится к числу многочисленных «Караульных гор», которых много как в русской, так и в тюркской оронимии. Одинаковое звучание объясняется тем, что русское слово караул заимствовано из тюркских языков (в башкирском — карауыл). На Южном Урале есть и другие Караул-Тау, а также гора Солейман-Караул — «Сулейманов караул», река Калмак-Караул — «Калмыцкий Караул» и т. п. Не все из этих названий связаны, однако, с караульными заставами. Наблюдение за местностью, лесными пожарами и многое другое было причиной широкого распространения «караульной» топо нимии.

Ак-Тау, гора в 5 км на ЗЮЗ от Караул-Тау и в 24 км на ЮЗ от села Новобелокатай. Башкирское ак — «белый». Значит, Ак-Тау — «Белая гора». Таких названий в Башкирии очень много.

Туй-Тюбе (Туй-Тюбя), возвышенность на правобережье реки Ай. Протянулась почти на 20 км с СВ на ЮЗ между рекой Шулемка и селом Еланлино. Башкирское туй — «свадьба», «пир», тубэ — «вершина», «холм», то есть «Свадебная (пиршественная) вершина». Местные жители рассказывают, что на этой возвышенности справлялись башкирские свадьбы.

Буз-Арка, гора на возвышенности Туй-Тюбе в 7 км к В от села Еланлино. Башкирское буз — «серый», «сизый», арка — «хребет», т. е. «Серый (сизый) хребет».

Буз-Ат, гора на правобережье реки Ай в 1 км к ЮВ от села Верхние Киги. Башкирское буз — «серый», ат — «лошадь», т. е. «Серая лошадь».

Ласын-Таш-Тау, гора на левом берегу Ая выше сёла Лаклы. Башкирское ыласын (диалектное ласын — «сокол»), т. е. Ласын-Таш — «Соколиный Камень», Ла-сын-Таш-Тау—«Гора Соколиного Камня». Здесь на берегу реки находится скала Ласын-Таш.

Яман-Тау, хребет на левом берегу реки Ай к югу от села Лаклы. Башкирское яман — «дурной», «плохой», т. е. Яман-Тау — «Дурная гора». Таких названий на территории Башкирии очень много. Местные жители говорят, что эта гора высока и поэтому на нее трудно подниматься. На самом деле она не очень высокая, но зато крутая. Это, видимо, и послужило причиной наименования. Иногда указывают, что «оттуда выходят дожди».

Баш-Таш, хребет в междуречье рек Ай и Юрюзань между Яман-Тау и железнодорожной станцией Вязовая. В переводе с башкирского — «Голова-Камень», «Главный Камень» (башкирское баш — «голова», «главный», таш — «камень»).

В Башкирской АССР есть еще несколько оронимов Баш-Таш.

По Н. И. Шувалову, вершина этого хребта называется Кугряк-Таш — «Синеватая гора» (ср. татарское ку-гэрек — «синяк», башкирское кугэреу — «синеть»).

Саган, гора, примыкающая с ЮВ к хребту Баш-Таш. Башкирское саган — «клен». Полная форма, видимо, Саган-Тау, или Саган-Таш — «Кленовая гора». На ее склонах берет начало Саган-Елга — «Кленовая река» (бассейн Ая). Неизвестно, что первично — река или гора.

Арка-Тау, гора в 5 км на ЮЮВ от горы Саган (в 5 км к С от железнодорожной станции Тюбеляс). В переводе с башкирского «Хребтовая гора» (арка — «хребет»).

Медведь-гора (Медведь) гора на правом берегу реки Юрюзань выше города Усть-Катав. Русское название — калька башкирского Айыу-Тау — «Медведь-гора» (айыу — «медведь»).

Янган-Тау, гора на правом берегу реки Юрюзань ниже поселка Комсомол в 35 км на ССВ от железнодорожной станции Кропачево. По-башкирски янган — «горелый», «горевший», тау — «гора», т. е. «Горелая гора», «Горевшая гора» (переводят и «Горящая гора»). Местное русское название — Теплая гора.

Над этой горой и теперь клубится горячий пар — следствие пожара пропитанных нефтью горных пород (битуминозных мергелей), который, по данным П. С. Палласа, начался от удара молнии еще в середине XVIII столетия: «по сказкам около живущих старожилых башкирцев, ударил гром в большую сосну ... изжег оную даже и с самым корнем. Пламя сие сообщилось горе, и с того времени горит она внутри беспрестанно».

Есть, однако, и совершенно иное объяснение, которое мы находим в одном из туристских путеводителей по Башкирии: «Загадка Янган-Тау разгадана сравнительно недавно. Оказалось, что гора сложена из битуминозных сланцев, медленно окисляющихся под действием проникающего в гору воздуха. При окислении выделяется много тепла. Горячие газы (до 75º) поднимаются по трещинам вверх и выделяются в атмосферу».

По сообщению Г. В. Вахрушева, эта гора до начала пожара называлась Каракуш-Тау (Беркутова гора), и что ее именуют «Горелой» (Янган-Тау), а не «Горящей» (Янгын-Тау) потому, что очаги горения со временем все глубже уходят в гору.

Башкиры рассказывают легенду, что в незапамятные времена, когда люди еще не знали огня, сошел с неба.огонь на Янган-Тау, и люди разнесли его отсюда по всей земле.

Кара-Тау, горный хребет широтного направления (длина — 60 км) между реками Сим и Юрюзань, к СВ от станции Кропачево. По-башкирски кара — «черный», т. е. Кара-Тау — «Черный хребет», «Черные горы». Так называют сравнительно невысокие горы, доверху покрытые темным хвойным лесом. По другой версии, на северные склоны этого хребта редко заглядывает солнце, поэтому они всегда в тени, что послужило причиной появления названия Кара-Тау — «Черные горы».

Название Кара-Тау часто встречается в тюркской оро-нимии: это имя носит несколько башкирских гор, есть такие горы в Мугоджарах, на полуострове Мангышлак и на северо-западе Тянь-Шаня (Казахская ССР).

Урман-Тау, покрытая густыми лесами часть Уфимского плоскогорья, находящаяся между Кара-Тау и нижним течением реки Юрюзань. Башкирское урман — «лес», Урман-Тау — «Лесные горы».

Высокашка, гора на правобережье реки Сим к СВ от города Миньяр. Скорее всего, от русского высокашка, которое не засвидетельствовано в словарях, но явно образовано от высокий, ср. русское диалектное слово высокарь — «тонкий высокий лес», высокуша — «очень рослый, высокий человек» и т. п. Этот ороним может оказаться и чисто топонимическим образованием, не имеющим прямых соответствий в диалектной лексике.

Аджигардак (Ажигардак), хребет на левом берегу реки Сим к ЮЗ от города Миньяр. В некоторых источниках встречается вариант Джигардак. В «Материалах по истории Башкирской АССР» под 1762 г. находим гору Зигердяк, возможно, тот же Аджигардак. Формы Джигардак, Зигердяк скорее всего возникли на русской почве, так как начальный слог в тюркизмах русские произносят значительно слабее конечного, на который падает ударение.

Ороним из современного башкирского языка сколько-нибудь убедительно не толкуется. Возможно, что его надо членить не Аджигар + дак (ср. древнетюркское таг— «гора»), а Аджиг + ардак, рассматривая вторую часть как географический термин (подробнее см. Зиль-мердак). Значение первой части столь же проблематично.

Интересно, что П. С. Паллас называет Аджигардак — Джиггер-тау. Эта форма, казалось бы, говорит в пользу членения Аджигар + дак, поскольку тау — башкирский географический термин со значением «гора», но единичный случай можно рассматривать и как народную этимологию.

Баскак, хребет в 10 км к ЗСЗ от верховья реки Сим и в 25 км к ЮЮВ от хребта Аджигардак. В башкирском и татарском языках некогда существовало слово баскак — «ханский сборщик дани». Причина наименования неизвестна, но названия гор и скал типа Боярин, Полковник, Протопоп и т. п. распространены достаточно широко. Ороним, вероятно, является тюркизмом, но он мог возникнуть и в русском языке, так как слово баскак в старину проникло из тюркских языков в русский.

Бахмур, гора в верховье реки Атя к 3 от хребта Баскак. Название образовано от русского диалектного слова бахмурный — «пасмурный», «хмурый», т. е. Бахмур — «Хмурая гора». По-башкирски эта гора называется Ара-Тау — «Промежуточная гора».

Большой Куюк, гора в 3 км к Ю от горы Бахмур. С ЮВ к ней примыкает гора Малый Куюк. В башкирском языке кюйук—«гарь», «горелый». Местные жители поясняют, что на горе Большой Куюк трава регулярно выгорает на солнце.

Шакал, гора близ южной оконечности хребта Баскак. Измененное на русской почве башкирско-татарское название Сакалтай — «Бородач», «Бородатый». Видимо, метафора.

Черный, меридиональный хребет к ЮЮЗ от горы Шакал в междуречье реки Лемеза и ее правого притока раки Бедярыш. По-башкирски Кара-Арка — «Черный хребет», в устной речи Карака и Крака, откуда встречающаяся иногда картографическая форма Крака. Засвидетельствовано следующее пояснение: «Черная гора, потому что лес там хвойный, вот и кажется гора черной».

Другого происхождения название гор Крака в юго-восточной Башкирии (см. Крака).

Большой Касык, гора к 3 от северной оконечности хребта Черный. Находится в верховьях реки Кысык (башкирское кысык — «узкий»), по которой и названа.

Яш-Куз, гора в 8 км к ЮЗ от горы Большой Кысык. В башкирском языке куз — «глаз», йэш — «молодой» и «слеза». Соответственно местное население толкует как «Молодой глаз», так и «Глаз со слезами». Причина наименования не установлена. На картах встречается ошибочная форма Яшкурт.

Ак-Куян, гора в 6 км к СЗ от горы Яш-Куз. В переводе с башкирского «Белый заяц». Местные жители утверждают, что на этой горе снег рано появляется и поздно сходит. Картографическая форма — Куян.

Кашка-Тау, гора в 5 км к ЮЗ от горы Ак-Куян. По-башкирски кашка — «лысина», а также «белое пятно на лбу (у животных)». Значит, Кашка-Тау — «Лысая гора», «Гора с пятном».

Бака (Бака-Тау), гора на правобережье реки Лемеза в 30 км к 3 от хребта Баскак. По материалам топонимической экспедиции 1988 г., в основе названия башкирское слово бэкэ — «перочинный нож», «бритва». Старожилы рассказывают, что на этой горе старик потерял нож. Не исключено, однако, что здесь метафора.

Ману, хребет на левобережье Сима между низовьями Лемезы и Инзера в 20 км к ЮЗ от горы Бака. В некоторых источниках приводится башкирская форма этого названия Маныу. Ее можно перевести «Макнуть», «Красить», «Макание», «Крашение». С точки зрения структуры тюркских языков, в таком топониме ничего необычного нет. Причина наименования, однако, неизвестна.

В «Словаре топонимов Башкирской АССР» анализируется только название села Манагора, которое находится на восточном склоне хребта Ману. Топоним Манагора рассматривается как дословный перевод башкирского Мана-Тау, возможно, означающего в переводе «Караульная гора».

В селе Манагора живут русские. Местное башкирское население рассказывает любопытную легенду о том, что их предки, продав эту землю, сказали русским переселенцам: «вот (мына) гора, живите, обрабатывайте». В звуковом отношении такое объяснение неприемлемо. Здесь явная народная этимология.

Горы от верховий реки Куса

до широтного участка

нижнего течения Инзера

Тура-Таш, гора (828 м) в верховьях реки Большая Арша в 10 км к 3 от истока реки Куса. В источниках также Туроташ, Тораташ, Тараташ, Таранташ, Караташ. На вершине этой крутой горы много скал. Местное тюркское население переводит «Стоячий Камень», «Прямой Камень» (башкирское тора — «стоячий»). Следует, однако, иметь в виду, что башкирское и татарское слово тораташ означает «идол», «истукан», а собиратель башкирского фольклора А. Г. Бессонов приводит любопытные этнографические данные: «Так называются камни, похожие формой на человека или на какое-нибудь животное. Существуют у башкир, татар и мещеряков легенды о том, как бог превратил людей (именно русских) за грехи (за кощунство над могилами магометанских святых) в камни».

Таким образом, башкирское Тора-Таш в сущности тождественно мансийскому Пупыг-Нёр — «Камень идолов» и может являться косвенным отражением древних языческих верований.

 По Н. И. Шувалову, Тура-Таш — «Прямая гора» (башкирское тура — «прямой»), т. е. «Гора, расположенная прямо, без изгибов», но у горы две вершины, поэтому ее очень трудно считать прямой.

В Башкирии есть несколько гор с названием Тора-Таш (Тура-Таш). Гора Тора-Таш на хребте Ирендык также замечательна причудливыми скалами.

Радошная, гора на левом берегу реки Большая Арша в 3 км к Ю от горы Тура-Таш. Картографическая форма — Радашная.

Название горы связано с русскими диалектными словами: радошный — «тот, кто радуется», радошница — «родительский день», «день поминовения» (ср. Помя-ненный Камень на Северном Урале). Причина наименования не установлена.

В записях топонимической экспедиции 1988 г. гора

Радостная.

Карандаш (Карандашная), гора в верховьях реки Куса в 7 км на ВЮВ от горы Тура-Таш. Приведем объяснение Н. И. Шувалова: «Указанное место известно месторождением графита, который добывали здесь в XVIII—XIX вв. В это время графит называли карандашным камнем. Слово карандаш происходит от тюркских слов: кара — «черный», таш — «камень».

Остается добавить, что русское название горы, видимо, тоже является переделкой тюркского Кара-Таш — «Черный Камень».

Шерлинские горы, иногда Шерлова или Шерлин-ская гора, между Кусой и ее притоком Израндой к ЮЗ от горы Карандаш. Название дано по найденному здесь в большом количестве черному шерлу (турмалину).

Израндинская, также Израндская, гора между Ку-сой и Израндой в 5 км к СВ от рабочего поселка Магнитка. По реке Изранда, правому притоку Кусы.

В документах XIX в. название гора Израндинская (Израндская) прилагается ко всему гористому междуречью Изранды и Кусы вплоть до истока Изранды ч горы Карандаш.

Большой Миасс, гора в верховьях реки Малая Арша, притока Большой Арши, в 13 км к С от рабочего поселка Магнитка. Вместе с находящейся в 5 км к Ю горой Малый Миасс образует группу Миасских гор.

Названия Большой Миасс и Малый Миасс нельзя отрывать от наименования реки Миасс, большого правого притока Исети, однако оронимы в данном случае не могут восходить непосредственно к гидрониму: горы находятся очень далеко от истока реки (80 км). Очевидно, названия гор и реки возникли независимо друг от друга

Так как в ранних фиксациях (XIX в.) оронимы обычно выступают в формах Большой Мияс и Малый Мияс, можно допустить, что на современный вид названий повлияло наименование реки Миасс. Это могло произойти как устным путем, так и в результате деятельности картографов. Однако и река Миасс ранее именовалась Мияс, Мияз, поэтому оронимы и гидроним как будто бы должны иметь общий языковой источник. Это должен быть распространенный в топонимии термин, обозначающий нечто важное, тем более что есть еще село Мияссы на одноименной речке в Нижнетавдинском районе Тюменской области и река Миасс (ранее — Мияс) в бассейне Сылвы (Шалинский район Свердловской области).

Существует множество версий происхождения топонима Миасс (Мияс), для обоснования которых приводятся данные из финно-угорских, кетского и эвенкийского языков. Однако частотность названия и возможность его использования как для обозначения значительных, так и небольших объектов, указывают на относительно недавнее происхождение. Поскольку во всех местах, где зафиксированы названия Миасс (Мияс), живут в настоящее время или жили когда-то тюрки, есть основания для того, чтобы источник этих названий искать в тюркских языках, прежде всего — в башкирском.

Сторонники тюркской версии происхождения слова Миасс (Мияс) обычно приводят башкирское мейе — «мозг», родственное казахскому и киргизскому мий — «топь», «топкое место», подчеркивая при этом, что долина реки Миасс сильно заболочена. Однако предлагаемая версия совершенно не годится для названий Миасских гор.

Другое тюркское слово меес — «безлесное отлогое место», «покатость», «южная сторона горы», зафиксировано только на Алтае и Саянах, и тоже вряд ли может быть использовано для объяснения уральских оронимов, обозначающих достаточно крутые горы, покрытые лесом.

Очень интересная версия предложена недавно башкирским ученым Г. К. Валеевым, который ищет разгадку в терминологии уральских углежогов. Он указывает, что на Урале непрактичный способ добывания угля в кабанах (угольных кучах.— А. М.) постепенно был заменен выжиганием дров в огромных кирпичных печах, которые могли отстоять от заводов очень далеко. Поэтому названия полян, лесов, речек, пустошей, сел с основой мейес — «печь» встречаются близ горнозаводских Центров Южного Урала.

Летом 1988 г. в деревне Мулдакаево (Белорецкий район Башкирской АССР) топонимической экспедицией было записано и название Мейес-Тау — «Печная гора», при этом местные жители разъяснили, что «раньше там были печи, в которых жгли древесный уголь».

Эта версия хорошо объясняет происхождение оронимов, тем более что на Миасских горах в старину действительно выжигали уголь, но вряд ли годится для толкования гидронима. К тому же река Миасс по-башкирски называется не Мейес, а Миэс, Мейэс. Еще одна сложность в том, что башкирское слово мейес восходит к русскому печь: трудно поверить, что в основе этого гидронима русское по происхождению слово. Может быть, оронимы и гидроним все-таки образованы от разных слов и только со временем были уподоблены друг другу. Если это так, то название реки Миасс может оказаться и дотюркским.

Малый Миасс, гора. См. Большой Миасс.

Маскарали, хребет на левом берегу реки Большая Арша в 6 км к 3 от горы Большой Миасс. По А. Г. Бессонову, башкирское название этой горы Маскяряле восходит к маскар, маскяря — «осрамившийся» (башкирское мэсхэрэ — «позор», «срам», мэсхэрэле — «издевательский», «позорный»). Н. И. Шувалов связывает с наименованием башкирской родовой группы маскара.

По рассказам местного населения, здесь в старину «кого-то обидели».

П. С. Паллас называет этот хребет Маскерял-аркассе и упоминает ручей Маскерял, впадающий в Ай. О термине аркассе см. Бакальские горы.

Копанец, гора на левом берегу реки Большая Арша в 5 км на ССЗ от города Куса.

Названия Копанец и Копанка часто встречаются на Урале. Характерны они и для оронимов. Эти названия образованы от русского глагола копать и указывают, что на географическом объекте по той или иной причине проводились землекопные работы.

Макуриха, гора на левом берегу Ая в 4 км к ЮЮЗ от Кусы. От русского диалектного слова макура — «слепое (подслеповатое) мифическое существо», «близорукий, подслеповатый человек» или образованного от него антропонима Макура (фамилия Макурин засвидетельствована в документах XVII в.).

Горновая, гора к ЮВ от Кусы. Есть еще горы Горловые ниже по течению Ая близ устья реки Большая Арша и гора Горновая в районе Верхнего Уфалея. Как поясняет Н. И. Шувалов, в каменоломнях этих гор добывали жаростойкую породу —- кварцит (горновой камень), который употреблялся в металлургическом производстве XVIII—XIX вв. для кладки горнов доменных печей.

Шишимские горы, горная гряда по левому берегу реки Ай к Ю от города Куса (близ поселка Медве-девка).

Как объясняет геолог И. В. Мушкетов, эти горы получили название «Шиши» за их общий вид, представляющийся обособленной грядой, на гребне которой рельефно рисуются конусовидные, острые вершины». Таким образом, ороним является чисто русским, что неудивительно для давно освоенного горнозаводского узла Златоуст — Куса. Однако возникает вопрос о происхождении элемента им в суффиксе. Его, очевидно, можно рассматривать как эвфонический, то есть вставленный для благозвучия, так как прилагательное Шишский неудобно для произношения (ср. от Уфа — Уфимский, а не Уфский).

Сунгурка, вершина в массиве Змеиные горы (левобережье Ая, 6 км к Ю от горы Макуриха). Башкирское Диалектное сонгор — «яма», «овраг». Первоначально, видимо, Сонгор-Тау — «Ямная гора» с последующей утратой географического термина на русской почве и появлением суффикса «ка». Башкирское слово сонгор в Русских формах топонимов регулярно передается сунгур (ср. башкирские названия Сонгор, Сонгорйылга, Сонгор-Тау и их русскую передачу — Сунгур, Сунгуръелга, Сунгур-Тау — наименование горы в Зиянчуринском Районе Башкирской АССР).

Багрушинские, горы с направлением СВ— ЮЗ между реками Большой Багруш и Малый Багруш. Первичен гидроним Багруш.

Жука-Тау, хребет, идущий по левобережью реки Ай с СВ на ЮЗ, примыкающий с ЮЗ к Багрушин-ским горам. Башкирско-татарское юкэ — «липа», тау — «гора», то есть «Липовая гора». Начальное ж объясняется чередованием й — ж в башкирских и татарских диалектах.

Казан-Салган, хребет на левобережье реки Ай, идущий параллельно хребту Жука-Тау в 1 км к СЗ от него.

В переводе с татарского языка «Положили котел» (казан — «котел», салган — причастие прошедшего времени от глагола салу — «класть», «положить»). В тюркской топонимии глагольные конструкции этого типа встречаются очень часто. Что касается значения, то «котловых» названий в топонимии различных народов множество (остров Котельный в Арктике, Пут-Тумп — «Котельная гора» в мансийской оронимии и т. д.).

Башукты, хребет, идущий параллельно хребту Казан-Салган в 2 км к СЗ от него.

Название хорошо объясняется из тюркских источников: башкирско-татарское баш — «голова», ук — «стрела», ты — суффикс обладания. В современном башкирском языке есть слово башак — «колос», «наконечник», а ук башагы означает «наконечник стрелы». В одном из восточно-тюркских языков — уйгурском — есть и слово башук — «железный наконечник стрелы». Сейчас трудно определить, к какому тюркскому источнику восходит этот ороним, но он может оказаться башкирским или татарским: географические названия часто сохраняют диалектные слова или архаизмы, уже утраченные живой речью. С учетом всего сказанного, ороним Башукты надо толковать «Обладающий наконечником». Возможно, это метафора (ср. Машак).

Уары, гора на левом берегу Ая выше устья реки Сатка к СЗ от хребта Башукты. Так как в середине XIX столетия Э. К. Гофманом засвидетельствована форма Уры, можно сопоставить с татарским оры, башкирским оро — «нарост», «желвак», «шишка», тем более что башкирское и татарское «о» произносится близко к русскому «у». Названия с таким значением в оронимии встречаются часто, ср. Захарова Шишка, Шишимские горы на Южном Урале.

Топонимической экспедицией 1987 года неоднократно записаны русские варианты названия Уара и Увара (звук «в» здесь является «вставным», как в русских просторечных какаво, радиво, при литературных какао,

радио).

Против этой версии, во-первых, то, что переход Оры (Уры) в Уары трудно объяснить как на тюркской, так й на русской почве, во-вторых, название реки Ыуары (русское Увары) в Башкирии. Поэтому возникло предположение о том, что ороним Уары — дотюркский, его сравнивают, в частности, с венгерским вар — «крепость». Пока это только гипотеза.

Мамыр-Тау, гора на правом берегу Ая в 8 км к С от горы Уары. От распространенного в тюркских языках арабского имени Маамур — «Живущий», «Процветающий», т. е. «Гора Мамура»,

Чулкова, гора на левом берегу Ая ниже устья реки Сатка (к ЮЗ от горы Уары). Зафиксированы также варианты Чулковая, Чулковка и Чулков (хребет). Различаются две вершины — Большая Чулковка и Малая Чулковка.

У местных татар записано название Ефэк-Тау — «Шелк-гора» с переводом на русский — «Гора Шелковка» и характерным объяснением «длинная гора, как шелк тянется». Если первичен татарский топоним, то русское название является его переводом с последующим народно-этимологическим переосмыслением (гора Шелковая > гора Чулковая). В дальнейшем произошло уподобление названия отантропонимическим топонимам (Чулковая > Чулкова). Прозвище Чулок и фамилия Чуя-ков издавна распространены в русской антропонимии, а на Среднем Урале близ Новоуткинска есть и гора Чулкова.

Но можно предполагать и другое: местное татарское население переосмыслило русское название и перевело его на свой язык. В пользу этой версии — существование башкирского названия горы Халдыз (на одной старой карте Салдыз), не нашедшее, однако, убедительного объяснения у местных жителей.

Сулея (Сулея-Тау), хребет в междуречье Ая и Юрюзани между хребтом Жука-Тау и городом Юрю-зань. Длина — около 50 км. Наиболее значительные вершины — Красная Репка и Сулея.

П. С. Паллас упоминает кряж Силиас-Аркассе около реки Ай (о географическом термине аркассе см. Бакаль-ские горы). Очевидно, он имеет в виду именно Сулею. Немецкий путешественник геолог Г. Розе, посетивший эти места в 1829 г., пишет о хребте Силия, через который идет большая дорога из Уфы в Златоуст. На картах XIX в. обычно также Силия (реже Сулия, Сулея). Формы Силиас, Силия первичны. Им точно соответствует башкирское название хребта Ьилейэ (Силия), которое авторы «Словаря топонимов Башкирской АССР» переводят «Тихая долина» (Нил — «тихий», «спокойный», уя — «долина»).

Кукшик, хребет на левобережье реки Ай, примыкающий с СЗ к хребту Сулея.

Краевед В. П. Чернецов утверждает, что Кукшик — «Синеватая гора» («Саткинский рабочий», 9 октября 1979 г.). Ср. башкирские слова кук — «синий», «голубой», шэке — «пик». Н. И. Шувалов приводит тот же перевод, но считает, что шик (чик) — словообразовательный суффикс. В «Словаре топонимов Башкирской АССР» оставлено без объяснения. Толкование первого компонента (кук) сомнений не вызывает, со вторым — полной ясности нет.

Осто-Тау, гора, примыкающая с ЮЗ к хребту Кукшик. Башкирское диалектное осто (литературное осло) — «острый», «остроконечный», т. е. Осто-Тау — «Острая гора».

 Юкала, хребет на правом берегу Юрюзани к В от железнодорожной станции и рабочего поселка Вязовая. Примыкает с 3 к южной оконечности хребта Сулея. Башкирское юкэ — «липа», юкэле — «липовый», т. е. «Липовый (хребет)». Ср. Юкалы.

Пьяная, гора между западной окраиной города Сатка и хребтом Сулея. По преданию, здесь отпраздновали встречу Емельян Пугачев и Салават Юлаев.

Мальчиха, гора на юго-западной окраине Сатки. В основе, видимо, татарское Малчы-Тау (татарское малчы, башкирское малсы — «скотовод», «имеющий скот»), т. е. «Скотоводова гора». Со временем название обрусело, утратило географический термин и было по народной этимологии связано со словами мальчик, мальчишка и т. п.

Каин (Каингора), в письменных источниках также Каинова и Кайновая, гора у Саткинского пруда (в городе Сатка). Первоначально Кайын-Тау (башкирское кайын, татарское каен — «береза») — «Березовая (гора)».

Казымовская, гора к Ю от города Сатка и Саткинского пруда. Связывают с башкирско-татарским кыз — «девушка», «девочка» и объясняют «Девичья (гора)». Действительно, по соседству с очень многими населенными пунктами Южного Урала есть горы с названием Кызлар-Тау — «Гора девушек». Там некогда проходили Девичники — весенние праздники и игры. Однако оро-нйм Казымовская в звуковом отношении и по структуре неполностью объясняется предложенной этимологией. Поэтому возможны и другие версии, ср., например, тюркское имя арабского происхождения Казим — «Сдержанный», «Терпеливый», от которого очень легко мог быть образован ороним Казымовская (гора), т. е. «Гора Казыма (Казима)».

Бакальские горы, группа гор к Ю от хребта Сулея в ближайших окрестностях города Бакал, содержащая богатейшее месторождение железных руд, которое было открыто и стало разрабатываться в середине XVIII столетия. П. С. Паллас называет одну из этих гор Бакаларкассе. Башкирское слово аркассе он тут же сам объясняет как «каменистую длинную и крутую горы гриву» (ср. современное башкирское арка — «спина», «горный хребет»). Поскольку название города Бакал перенесено с наименования реки Бакал (Большой Бакал), которая берет начало западнее города и затем впадает в Малую Сатку, есть все основания считать, что и Бакаларкассе в переводе означает просто «Бакальский хребет», «Бакальские горы». К ним в настоящее время относятся горы Макарушкина, Буландиха, Иркускан и хребет Шуйда.

Макарушкина, одна из Бакальских гор в междуречье притоков Малой Сатки — рек Большой Бакал и Малый Бакал. Примыкает с СВ к городу Бакал. На новых картах — хребет Макарушкин. В источниках XIX — начала XX в. часто именуется горой Бакальской. Очевидно, именно эту гору Паллас и называет Бакаларкассе.

Антропоним Макарушка — уменьшительно-ласкательная форма от русских личных имен Макар и Мака-рий.

Буландиха, одна из Бакальских гор. Находится на юго-восточной окраине города Бакал. Между Буланди-хой и расположенной к ЮВ от нее горой Иркускан течет река Буланка, приток Юрюзани. М. И. Альбрут связывает ороним Буландиха с тюркским булан — «лось», буланды — «лосиный» (ср. башкирское болан — «олень»), однако трудно сказать, что первично — река или гора. П. С. Паллас и И. И. Лепехин называют эту речку Булан и Буланка, подчеркивая, что «булан — татарское имя лося, которых в здешних... лесах великое множество находится». Рудники около реки Булан Паллас называет Буланскими.

Иркускан, одна из Бакальских гор. Находится к ЮВ от города Бакал между горой Буландиха и северовосточным концом хребта Сука.

А. Г. Бессонов, а затем и М. И. Альбрут переводят «Земля изрыгнула» (горы, по объяснению Альбрута, как бы вздыблены). Поскольку кроме ер коскан — «Земля изрыгнула», в башкирском языке есть еще сочетание йр коскан — «Мужик наблевал», казалось бы, вполне возможны оба толкования. Но Паллас записал это название в формах Джиркускан, Джиркюскан, что позволяет видеть в первой части оронима башкирское «ер», татарское жир — «земля», а причастную форму связывать не с башкирским глаголом косоу — «блевать», «изрыгать», а с кусэу — «переселиться», «перейти», «перебраться» и т. п. И действительно, в башкирской топонимии находим название Ергускэн (из ер кускэн), которое приводит В. Ш. Псянчин с переводом «Земля переходила». С учетом всего сказанного ороним Иркускан надо восстанавливать в виде Иркускэн и переводить «Земля переселилась», «Земля перешла», очевидно, в смысле «Земля сдвинулась (обвалилась)». Такой перевод убедительно подтверждается существованием в башкирском языке слова кускен — «лавина».

Шуйда, хребет широтного направления, относящийся к группе Бакальских гор и находящийся к ЗЮЗ от Бакала (между Бакалом и городом Юрюзань). Точное башкирское (татарское) соответствие русскому названию пока не зафиксировано, а возможности толкования многообразны. Однако И. И. Лепехин в XVIII в. засвидетельствовал форму Шийда. Если она ближе к тюркскому источнику, то название предположительно можно связать с башкирским шыйза — «жердь».

Голая Шишка, гора, примыкающая с Ю к хребту Шуйда. О географическом термине шишка см. Захарова Шишка.

Бахтиарская, гора к Ю от хребта Шуйда. От тюркского имени персидского происхождения Бах-тияр — «Счастливый».

Аксарка, хребет между реками Юрюзань и Катав, идущий южнее железной дороги Юрюзань — Катав-Ивановск параллельно с ней. На хребте начинается левый приток Юрюзани ручей Большой Аксарский.

Этот бесспорно тюркский топоним сложен для объяснения, во-первых, из-за высокой степени русского освоения, на которое указывает суффикс «ка», во-вторых, из-за того, что первичным может быть как название хребта, так и название ручья, хотя более вероятно все-таки, что в основе — наименование хребта (из-за незначительности водного объекта и суффикса «ский» в гидрониме). Кроме того, в самих тюркских языках многообразны возможности для толкования. Есть башкирская деревня Аксар (Аксарово) и татарское село Аксар (Аксарино). В документе 1675 г. упоминается кунгурский татарин Аксарко (из Аксар). Далее существует башкирский антропоним и топоним Аскар (село Аскарово), который в русской форме Аскарка легко мог видоизмениться в Аксарка. Могут быть предложены и другие версии. Наиболее вероятно все же, что Аксарка — «Гора Аксара (Аскара)», но окончательное решение вопроса зависит от записи башкирской (татарской) формы названия.

Завьялиха, гора на правом берегу Юрюзани в 10 км к В от хребта Аксарка. Это название связано по происхождению с русским диалектным словом завьяла, завьялица — «метель», «вьюга» или с производными от него антропонимами Завьяла, Завьялов.

Полуденные горы, группа гор на левобережье Юрюзани к ЮВ от хребта Аксарка и к С от хребта Рахманка. Русское слово полуденный раньше употреблялось и в значении «южный», значит Полуденные горы — «Южные горы». Причина наименования может быть различна. Не исключено, что это название противопоставлено наименованию находящейся севернее горы Завьялиха.

Рахманка, хребет на левобережье Юрюзани к Ю от Полуденных гор и к СЗ от хребта Зигальга. От тюркского антропонима арабского происхождения Рахман — «Милостивый».

Полозовая, гора в 20 км к 3 от юго-западного конца хребта Аксарка. Считается восточным продолжением хребта Амшар. Это чисто русское название образовано от наименования большой, но безвредной змеи — полоза, изредка встречающегося на Южном Урале.

Амшар, хребет в верховье реки Сим (30 км к 3 от юго-западного конца хребта Аксарка). Главная вершина — гора Голая Шишка. Местные башкиры называют этот хребет Мыш-Арка (полная форма Мышар-Арка) — «Рябиновый хребет» (мышар — «рябина»), так что название Амшар является результатом русской переработки. Названий гор такого рода на Южном Урале много (ср. Рябиниха к СВ от города Куса, Рябиновая к С от города Учалы, Мышар в Кигинском районе Башкирии).

Сухие горы, хребет широтного направления в верховьях реки Лемеза к ЮЗ от хребта Аксарка. На картах иногда искусственное — хребет Сухих гор. См. Сухогорский Камень.

Веселая, гора (1153 м) в 1 2 км к ЮЮВ от верховья реки Лемеза, примыкающая с Ю к Сухим горам. Самая высокая из многочисленных «веселых» гор на Урале. См. Веселые горы.

Карязы (Каряды), хребет между горой Веселой и рекой Тюльмень, правым притоком Инзера. На хребте — гора Большая Каряда (Кареда). Вероятно, от башкирского кэрэз — «соты». Мотивы наименования становятся понятными в свете другого башкирского названия Кэрэз-Тишек — «Сотовая дыра». Так, по сообщению геолога Г. В. Вахрушева, называется одна из пещер на реке Западный Ик. «Окрестности пещеры,— пишет геолог,— действительно напоминают гигантский пчелиный сот. Это огромное карстовое поле, усеянное провальными воронками...»

Бирьян (по-башкирски Бирйэн), хребет между верхним течением реки Лемеза и рекой Инзер к 3 от хребта Карязы. По-башкирски бир — «дай», «отдай», йэн — «душа», все выражение в целом местные жители переводят «отдай душу», «умри» (сочетание йэн биреу и в литературном языке означает «отдать душу», «умереть»). С точки зрения грамматики, название вполне соответствует нормам образования тюркских топонимов. Гора могла получить имя, которое переводится «Отдай душу», или «Умри» за труднодоступность. Местное население иногда рассказывает еще, что так звали какого-то человека, имя которого было перенесено на хребет.

 

Горы между широтным участком
верхнего течения Уфы и широтным участком
верхнего течения реки Ай

 

Потанины, горы на западном берегу озера Иртяш южнее Вишневых гор (в 10 км к С от города Кыштым). От русского личного имени Потаня, производного от Потап, Потапий и более редкого Потамий.

Борзовские, горы, южное продолжение Потаниных (к С от Кыштыма). От старинной русской фамилии Борзов, или прозвища Борзой.

Сугомак, гора в 4 км к 3 от Кыштыма близ реки Сугомак, впадающей в озеро Сугомак. Первично название реки,  по которой получили  название соседние объекты — озеро и гора.

Беркут, гора в верховьях Уфы (20 км к ЮЗ от Кыш-тыма). В башкирском языке бюркют — «орел», в татарском — бюркет— «беркут», «орел», однако это название невозможно с полной уверенностью относить к тюркским оронимам, поскольку в русском языке есть слово беркут — «вид орла» (заимствованное из тюркских источников), а в русской оронимии обычны названия типа Сокол (Балабан).

Безусловно русским является название Беркутова гора (Беркутская гора) близ Миасса. Напротив, явно башкирским следует считать ороним Беркут-Тау в западных отрогах хребта Ирендык (юго-восточная Башкирия). И опять-таки загадочно наименование горы Беркут на ВЮВ от Верхнеуральска — оно может быть как тюркским, так и русским.

Юрма, гора (1002 м) между истоками рек Уфа и Куса в 1 5 км к 3 от города Карабаш.

Широко распространен взгляд, что в переводе с башкирского (татарского) языка ороним Юрма означает «Не ходи!», так как склоны горы круты и труднопроходимы из-за густого леса. Это толкование впервые приведено в «Горном журнале», 1825, № 5. Геолог И. В. Мушкетов красочно рисует трудности работы в районе Юрмы: «По юго-западному гранитному склону Юрмы мы опустились в лесистую и болотистую долину, отделяющую Юрму от Таганая. Трудно представить себе ту глушь, какая встретила нас в этом месте. Едва проходимые леса, бездонные болота с грудами осыпей из остроугольных валунов и с целыми кострами валежника, часто совершенно истлевшего и носящего свежие следы медведя, топи, обманчиво прикрытые мохом,— вот все, что находит наблюдатель в этой пустыне».

В башкирском и татарском языках действительно есть и глагол с основой «йур» — «ходить» и «ма» — суффикс отрицания, который употребляется в глагольных формах. Поэтому толкование «Не ходи!» не лишено оснований. К тому же и местное население придерживается этого объяснения.

Ср., однако, башкирское диалектное йурмэ — «дремучий лес», зафиксированное в миасском говоре башкирского языка.

Карабаш, гора на восточной окраине города Кара-баш в 5 км к 3 от северного конца Ильменских гор. Иногда горами Карабаш или Карабашскими именуют весь горный кряж, идущий в меридиональном направлении восточнее города Карабаша, и даже все горы между хребтом Юрма и долиной Миасса.

Первично название горы, которое в переводе с башкирского и татарского языков значит «Черная вершина», или «Черная голова» (кара — «черный», баш — «голова», «вершина»). Надо думать, что название Карабаш — метафора, возникшая на основе сходства горы с темной башкирской шапкой или головой в шапке.

Ороним Карабаш (Кара-Баш, Карабашские горы) регулярно встречается в источниках XIX — начала XX в., однако позднее гора Карабаш обычно именуется Золотой горой (по месторождению золота).

Ильменские горы, или Ильменский хребет (иногда Ильмени, Ильмены), хребет на правом (восточном) берегу реки Миасс, идущий с ССВ на ЮЮЗ между городами Карабаш и Миасс. В самой южной части хребта возвышается наиболее значительная вершина —тора Ильмен-Тау (753 м). Южнее хребта находится озеро Ильменское (иначе — Ильмень). В этом районе с 1920 г. существует знаменитый Ильменский заповедник.

В основе название озера, но путь слова очень извилист. По мнению И. Г. Добродомова, греческое,лимэн — «гавань» проникло в русский язык в формах лимень, лиман, ильмень, получив ряд новых значений («залив», «озеро», «разлив реки», «старица»). При этом новые значения возникали не без влияния другого греческого слова лимнэ — «залив», «озеро», «болото». В то же время заимствование было связано народной этимологией с русским «ил» и суффиксом «мень» (например, в диалектном узмень — «узкое место»). И, наконец, предполагается, что греческое слово проникло в русский язык через тюркское посредство (половецкое лимэн, турецкое лиман). Об этом, по мнению Добродомова, Говорят тюркские топонимы и, в частности, название горы Ильмен-Тау на Южном Урале. Многое, однако, неясно и прежде всего, как слово ильмень попало в тюркскую топонимию Урала.

Есть, однако, и другое предположение, что в основе оронима башкирское слово имен — «целый», «невредимый», «безопасный», «благополучный», то есть толковать надо «Целые горы», «Невредимые горы», «Безопасные горы», «Безвредные горы» (не такие высокие, как другие),  или  башкирское  имэн — «дуб»  («Дубовые горы»).  Исследователи,  отстаивающие  эту  версию (М. И. Альбрут, Г. К. Валеев, Н. И. Шувалов), указывают, что у П. С. Палласа (XVIII в.) Ильменские горы называются Имен-Тау, а озеро Имен-Куль. Русские, по их мнению,  с  течением  времени  сблизили  башкирское имен со словом ильмень, которое бытовало в речи русских переселенцев на Южный Урал. Ведь уже Паллас пишет об озерах в оренбургских степях, «из коих нет никакого течения», что их «здесь обыкновенно  называют ильменями». Он же приводит и пример — Мерген-ской Ильмень.

Вторая версия предпочтительнее.

Ишкуль, хребет в северной части Ильменских гор (в 16 км к Ю от города Карабаш). У восточного склона хребта — озера Большой и Малый Ишкуль. Первичен гидроним, который М. И. Альбрут не очень удачно переводит «Похожее озеро» (на что похожее?). Значение этого названия — «Парное озеро», или «Пара озер»,поскольку здесь два озера (башкирско-татарское иш — «пара», «подобный»).

Карымка, гора в 12 км к ЮЮЗ от Карабаша и в 8 км к СЗ от хребта Ишкуль, Вероятно, от тюркского имени арабского происхождения Карим — «Великодушный». Ср. еще устаревшее башкирско-татарское карым-та — «кровная месть».

Таловский (Большой Таловский), хребет между горой Карымка и озером Тургояк. Назван по реке Большая Таловка, левому притоку реки Куштумга, впадающей в Миасс.

Варганова, гора к СЗ от озера Тургояк. От русского прозвища Варган или фамилии Варганов (варганить — «шуметь», «кричать»).

Пугачева, гора к ЮЗ от озера Тургояк. По легенде, здесь проходил с войском Емельян Пугачев. На Южном Урале много гор, которые память народная связывает с именем предводителя Крестьянской войны 1773— 1775 гг. Русские называют их горами Пугачева или Пугачевскими, башкиры — Богас (Бугае) или Богасты (Бу-гасты), так как в башкирском языке фамилия Пугачев (Пугач) изменилась в Богас (Бугае).

Костроминка, гора к 3 от озера Тургояк. От русского прозвища Кострома, зафиксированного в памятнике XIV в., или фамилии Костромин, которые являются вторичными оттопонимическими наименованиями (от названия города Кострома, известного с XIII в.).

Александровская Сопка, отдельная скалистая гора (845 м) на водораздельном хребте (8 км на ВЮВ от Златоуста).

По-башкирски эта гора, как и вообще водораздельный хребет, именуется Урал-Тау, русские же, как пишет в «Горном журнале» Э. К. Гофман, стали называть ее Александровской Сопкой со времени восхождения на эту вершину великого князя Александра Николаевича (будущего царя Александра II) в 1837 г.

Ицыл, гора на правом берегу реки Большой Киалим в 19 км к СЗ от Златоуста. Высота— 1068 м.

Это название содержит звук «ц», которого нет больше ни в одном из тюркских оронимов Южного Урала, поскольку он отсутствует в местных башкирских и татарских говорах. Очевидно, «ц» здесь вторичное, возникшее из какой-то группы согласных типа «тс» или «сс». В исследованиях по геологии и географии XIX — начала XX в., относящихся к району Златоуста, действительно Постоянно встречаются написания Иссыл, Исыл, наряду С более редким Ицыл, фигурирующим уже в «Горном журнале», № 1, 1834 г. По Н. И. Шувалову, от башкирского иссиль — «вечный ветер» из-за постоянного ветра на этой высокой вершине. Ср. башкирское исеу — «дуть» и ел — «ветер».

Таганай, или Большой Таганай, хребет к СВ от Златоуста (длина — 20 км). Важнейшие вершины (с севера): Дальний Таганай (1146 м), наиболее удаленный от Златоуста; Круглица (Круглая Сопка), или Круглый Таганай (1177 м), названная так «потому, что она с юга кажется круглой» (Э. К. Гофман. «Горный журнал», 1868, № 4), вершина Круглицы именуется Башкирской Шапкой (по словам Гофмана, «поднимаешься до самой верхушки, которая подобно пуговке возвышается над круглой горой»); Откликной Гребень (1155 м), в мощных, чуть ли не стометровых скалах которого возникает многократное эхо; Малый Таганай (1034 м), или Двуглавая Сопка (не путать с хребтом Малый Таганай). С юго-востока к Большому Таганаю примыкают два небольших хребта, сперва — Средний Таганай, а за ним — Малый Таганай. Они идут в том же направлении — с СВ на ЮЗ. Традиционно объясняют из башкирско-татарских слов таган — «подставка», «опора» и ай — «луна», как «Подставка луны», «Опора луны». Эта красивая и в смысловом отношении прозрачная метафора встречается, однако,  с  трудностями  грамматического  характера: переводить надо «Подставка-луна». Возможно, по этой причине Г. Е. Корнилов (см. «Краткий топонимический словарь» В. А. Никонова)  пытается возвести Таганай к башкирскому тыуган ай тау — «восходящей луны гора». Так как тюркское ай — «луна» нередко употребляется метафорически для обозначения чего-либо красивого, перевод «Подставка-луна» совсем не так неудачен, как это кажется в первый момент. Намного лучше все же  толковать  не  «Подставка-луна»,  а  «Таган-луна», используя и в переводе тюркское слово таган — «треножник (железная подставка для котла на трех ножках)». Образное видение местных татар или башкир нашло в горном хребте Большой Таганай (точнее, в его южной части,  где  находятся  вершины  Круглица,  Откликной Гребень и Малый Таганай) подобие треноги, тагана, весьма важного предмета стародавнего тюркского быта. Не случайно и П. С. Паллас писал в своем дневнике 2 июня 1 770 г.: «Трехглавая (выделено мною.— А. М.) высокая и ныне еще снегом покрытая (гора) Таганай, которая при Ае наивысочайшей щитается горою». Образ этот, видимо, довольно распространен: в Башкирии есть несколько гор  с  названиями  Таган-Тау — «Таган-гора»  и  Таган-Таш — «Таган-Камень».

Конечный элемент «ай» можно, однако, рассматривать и как древнетюркский суффикс с уменьшительно-ласкательным значением. В этом случае, очевидно, произошло последующее переосмысление суффикса в слово ай — «луна».

В русских документах XVII в. упоминается «Таганаева волость» на левом берегу Белой против рекл Бирь. Деревня Таганай (Таганаево) и сейчас существует в Кушнаренковском районе Башкирской АССР. В этом случае Таганай — антропоним, но о его связи с названием горы Таганай ничего не известно.

Назминские (в различных источниках также Наземские,  Назимские,  Назямские),  горы  на  правобережье Ая к 3 от южной оконечности хребта Большой Таганай (между рабочим поселком Магнитка и Златоустом). На некоторых новых картах — Назминский хребет. У местного русского населения — Назминские (Назьминские) горы.

 Может быть, от тюркского имени персидского происхождения Назим —«Устроитель», либо другого мусульманского имени Наджим — «Звезда». Колебания гласных в последнем слоге топонима возникли в русском языке в безударной позиции.

Южная часть Назминских гор называется Евграфовскими горами (от русского канонического имени Евграф или фамилии Евграфов. Н. И. Шувалов называет еще две вершины Назминских гор — Медный Рудник (по находившемуся здесь в XVIII в. медному руднику) и Макси-милиановскую гору (Максимилиан), названную в честь герцога Максимилиана Лейхтенбергского, посетившего Южный Урал в 1845 г.

Протопоп, гора, примыкающая с С к Назминским горам (на восточной окраине рабочего поселка Магнитка). От устаревшего русского протопоп — «священник высшего чина». Видимо, метафора.

Косотур, гора на правой стороне реки Ай. На ее склонах расположена часть города Златоуста, первоначально — Косотурского завода.

Встречающееся в некоторых популярных работах толкование «Где стоять», «Место стоянки» (из башкирских слов кайза — «где» и тороу — «стоять»), с языковой точки зрения, неудовлетворительно.

Есть три пути. Первый — связать название Косотур с серией других загадочных наименований на «тур», типа Баштур, Белятур, Силитур (см. Белятур). Второй — не отрицая связи с названиями на «тур», видеть в оро-ниме результат русской переработки под действием таких слов, как общеизвестное верхотура и диалектное косоур — «косая дуга», «косой свод». Показательны также названия скалы Косотуриха на Северном Урале (левый берег Вишеры у деревни Акчим) и реки Косотур-ка в бассейне Сылвы (Шалинский район Свердловской области). Третий — считать название горы чисто русским, поскольку места эти заселены и освоены русскими уже более двухсот лет тому назад (в этом плане особенно интересны уже упомянутые Косотуриха и Косотурка).

Чувашская, гора на правом берегу реки Ай к 3 от Златоуста. От этнонима чуваш, указывая, что в освоении Урала наряду с казанскими татарами принимали участие и чуваши. На Южном Урале есть и другие названия такого рода: река Чувашка, гора Чуваш-Тау и т. п.

Горы между широтным участком верхнего течения реки Ай и участками верхнего течения Большого Инзера и Белой приблизительно по 54º с. ш. (западные хребты)

Магнитная, гора в 15 км на В от города Сатка, примыкает с СВ к хребту Зюраткуль. Иногда — Магнитный хребет. Гора сложена крупнозернистым габбро, в котором есть более или менее значительные скопления и гнезда магнитного железняка.

Зюраткуль, хребет на левом берегу реки Большая Сатка в 12 км к ЮВ от города Сатка. Наибольшая высота— 1184 м (гора Круглая Шишка). С ЮВ к хребту примыкает одноименное озеро Зюраткуль. Башкирско-татарский термин кул — «озеро» указывает на первичность гидронима, но действительность оказывается намного сложней.

Есть ряд предположений о значении названия озера Зюраткуль («Лошадиное озеро», «Кладбищенское озеро», «Озеро, у которого есть изображение», «Озеро, в котором, как в зеркале, отражаются горы»), однако все они ошибочны.

Гидроним Зюраткуль в переводе значит «Сердце-озеро». Правда, «сердце» по-башкирски йурэк, а не ЗкЭ'рат, но известно, что в некоторых башкирских и татарских диалектах вместо начального «й» (ю=йу) употребляется особый звук типа мягкого «жь» или «джь», который обычно передается русским «з». Трудная Для произношения группа согласных «кк» (Зюрак-куль) изменилась в «тк» (Зюраткуль). В одном исследовании по геологии этого района (1901 г.) и гора и озеро еще называются Зюраккуль. На карте 1800 г. озеро именуется Зюряк. В записи топонимической экспедиции название озера — Йурэккул.

Остается добавить, что по своей форме озеро Зюраткуль напоминает сердце и что сравнения такого рода в топонимии широко распространены: в Башкирии есть Юрак-Тау — «Сердце-гора» близ Стерлитамака и Юрак-Таш — «Сердце-камень» (скала) на хребте Большой Шатак, а в мансийской топонимии Синтур (из Симтур) — «Сердце-озеро» и Сим-Сяхыл — «Сердце-гора». Более или менее точно можно определить и время переноса названия озера на гору: в «Горном журнале» за 1835 и 1837 гг. уже упоминается гора Зюраткуль. Что же тогда остается решить? Важны свидетельства XVIII в. В. Н. Татищев упоминает Ярак Тау (Гора Сердца), на верху которой имеется озеро. П. С. Паллас пишет о горе Юрак-Тау (Сердце-Гора) по реке Большая Сатка, получившей название «по причине возвысившейся тупой верхушки, которая совсем гола и камениста». В этом случае, конечно, имеется в виду гора Круглая Шишка. Примерно то же находим у И. И. Лепехина, который рассказывает о горе Жюряк Таш (Гора Сердце), находящейся в 30 верстах от хребта Уранги, что она так прозвана «по круглому холму, посредине хребта находящемуся».

Эти свидетельства подсказывают другие решения: или первично название горы (Йурэк-Тау), или название горы и озера (Йурэккул) с самого начала сосуществовали. В общем, здесь еще есть над чем подумать.

Маскаль, хребет, примыкающий с ЮЗ к озеру Зюраткуль (1029 м). В источниках XIX в.— Маткаль, на более поздних картах — Машкаль или Москаль, видимо, не без влияния просторечного русского москаль — «москвич»  (по-башкирски  мэскэуле), однако местное русское  население  называет  этот  хребет  Маскаль. Краевед В. Чернецов  считает, что этот ороним в переводе с башкирского и татарского языков означает «Ведьмина гора» («Саткинский рабочий», 1979 г., 4 октября) и указывает, что еще в XVIII  в. на Маскале стояли деревянные идолы, которым поклонялись башкиры. Это толкование может быть принято, так как в башкирском языке действительно есть слово мэскэй — «ведьма», форма обладания мэскэйле — «с ведьмами», а в башкирской топонимии Кувандыкского района Оренбургской  области засвидетельствовано название горы Мэскэй — «Ведьма».

Северная часть хребта называется горой Буланиха (см. Буландиха) или Малый Маскаль.

Сука, два хребта в междуречье Малой Сатки и Юрюзани — Большая Сука и Малая Сука. В 12  км к 3 от озера Зюраткуль находится Малая Сука, к ЮЗ от нее — Большая Сука (1194 м). П. С. Паллас в XVIII в. засвидетельствовал название в формах Сука, Сукатау. Есть три этимологии: 1) от татарского сука, башкирского hука — «соха»,  как  предлагает  А. Г. Бессонов (если на хребет смотреть издали и сбоку, то в нем можно усмотреть отдаленное сходство с сохой), т. е. перед нами  метафора;  2) от  башкирского  сукы — «сопка», «пик» (письменное сообщение Р. 3. Шакурова); 3) от башкирского сыуык (суук) — «холодный» (В. Чернецов, Н. И. Шувалов). Недостаток первой этимологии в том, что тюркское слово заимствовано из русского языка, следовательно, приходится допустить, что тюркское название хребта возникло сравнительно недавно, а это удивляет. Уязвимость второй этимологии в том, что Сука — два хребта, а не отдельная сопка. Поэтому, если тюркская форма Суук (Сыуык) достоверна, предпочтение надо отдать третьей версии, правда, с той оговоркой, что это татарский или татаризированный топоним (ср. татарское суык — «холодный» и башкирское hыуык с тем же значением).

Кургашка, гора к 3 от хребта Большая Сука. От башкирского кургаш — «свинец». Название засвидетельствовано в русской форме с суффиксом «ка». Топонимы Кургаш, Кургашлы, Кургашты обыкновенны в Башкирии.

Уван, две горы в верховье реки Малая Сатка, примыкающие с ЮВ к хребту Большая Сука. Большой Уван (1222 м) находится севернее, Малый Уван — южнее. Как и Сука, находятся в той части Челябинской области, где нет коренного башкирского населения, поэтому топонимическая экспедиция смогла записать этот бесспорно тюркский по происхождению  ороним только у русских.

С некоторым риском можно сопоставить с башкирским уба — «холм», «курган». Горы Большой Уван и Малый Уван представляют собой отдельные вершины, лишь примыкающие к хребту Большая Сука и вполне могут восприниматься как отдельные большие холмы. Башкирское «б» передано как «в», поскольку известно, что между гласными звонкий смычный «б» в башкирском языке приближается по звучанию к губному «в» (русский звук «в» — губно-зубной) и что в некоторых говорах башкирского языка «б» переходит в «в» и «у». Уже в русском языке могло появиться конечное «н», например,  под влиянием широко распространенного на Южном Урале диалектизма шихан — «высокая конусообразная гора».

По Н. И. Шувалову, от названия башкирской родовой группы уван, входившей в состав племени катай. В книге Р. Г. Кузеева «Происхождение башкирского народа» действительно упоминается близкое по звучанию название родовой группы уваныш, но эта группа отнесена не к катайцам, а к тюркизированным финно-уграм.

Нургуш, хребет между озером Зюраткуль и рекой Юрюзань у села Тюлюк. Поперечная долина делит его на две части: северную — Большой Нургуш и южную — Малый Нургуш. Наиболее высокая вершина (1406 м) находится в северной части хребта. Местное башкирское население связывает с нур — «луч», «сияние» и кош — «птица» (в сложных словах также гош, см. Белягуш), то есть в переводе «Лучезарная птица». Перед нами или роскошная метафора, или народная этимология, при помощи которой осваивается какое-то древнее, может быть, добашкирское название.

Зигальга, один из самых высоких и красивых хребтов Южного Урала, находящийся на левобережье Юрюзани, между хребтами Нургуш и Нары. Длина — более 40 км.

Зигальга была хорошо известна уже русским исследователям XVIII в., которые засвидетельствовали это название в формах Джигалга (В. Н. Татищев), Джигалгя или Джигала (П. И. Рычков), Егалга, Джигалга, Джигальга (П. С. Паллас), Джигальга (И. И. Лепехин), Джигалга (И. П. Фальк), Джигялга (И. Г. Георги), при этом Татищев и Рычков подчеркивали, что на Зигальге (как и на Ямантау) всегда лежит снег, а Паллас указывал, что на ней (опять-таки как и на Ямантау) живут олени. Георги замечает еще, что название Джигялга относится к самой высокой части хребта, имея, очевидно, в виду безлесную горно-тундровую зону с долго лежащими снегами. В «Материалах по истории Башкирии», относящихся к XVIII в., хребет назван Югалга, Зигалга, Зягалга.

Башкиры называют Зигальгу — Егэлгэ, что вполне согласуется с формой Егалга, приведенной Палласом, но не дают объяснения названию. Проникший в русский язык вариант Зигальга испытал воздействие со стороны татарского языка.

Трудно даже предполагать, что может значить это весьма загадочное название, возможно добашкирское. Во всяком случае, авторы «Словаря топонимов Башкирской АССР», приводя другое название этого хребта — Зэнггэрге, сравнивают его с иранским зан-гар — «большая скала», хотя и в башкирском языке есть слово зэнггэр со значением «голубой», «синий». Интересно в связи с этим слово йелга, йилга — «летнее высокогорное пастбище», «место летовья», зафиксированное в иранских языках Таджикистана.

На хребте много островершинных гор и скал. Наиболее значительные вершины: в северной части хребта — Поперечная — 1389 м, в центральной—Мерзлый Утес, или Мерзлая — 1 237 м, в южной — гора Большой Шолом (см.) — 1425 м.

Юго-восточные отроги Зигальги имеют яркие метафорические названия — Большой Пасынок и Малый Пасынок.

Местное русское население рассказывает, что на горе Мерзлый Утес очень долго лежит снег и что там однажды заблудилась и замерзла восемнадцатилетняя девушка, однако в 50—60-х годах текущего столетия снега на Зигальге уже в июле не было.

Большой Шолом, самая высокая гора на хребте Зигальга, находящаяся на крайней юго-западной оконечности хребта, третья по высоте (после Яман-Тау и Иремеля) гора Южного Урала — 1425 м.

Название Большой Шолом дано этой высокой куполообразной горе русскими переселенцами — рабочими южноуральских заводов, скорее всего белорецких Древнерусское слово шелом — «шлем» со временем стало обозначать также «холм», «бугор». В топонимии русского Севера находим не одно Шеломя: так называются деревни, расположенные на холмах. Во многих русских говорах и сейчас есть слово шолом — «холм» «бугор». Именно это слово закрепилось и в названии самой высокой вершины Зигальги, но с вполне обосно ванной добавкой, указывающей на величину,— Большой Шолом.

Нары (башкирское Нэре), хребет в междуречье Малого Инзера и Тюльменя к ЮЗ от Зигальги. Длина— 45 км, максимальная высота—1328 м. Одна из высоких вершин в северной части хребта за характерную форму получила название Копешка.

На почве башкирского языка название удовлетворительно не объясняется, поэтому его сравнивали с мансийским Нёр — «каменистая вершина», «Урал» и даже с загадочными Норосскими горами греческого географа Птолемея. Второе предположение — из области фантастики, первое — нуждается в дополнительной аргументации.

Более интересно сравнение с финно-угорским корнем, отраженным в коми ныр, марийском нер, мордовском нерь, нярь, саамском ниэрра — «нос»: известно, что слово со значением «нос» в самых различных языках употребляется и в смысле «мыс», «горный отрог». Хребет Нары, находящийся между долинами двух рек, из-за своего окраинного положения (по отношению к наиболее высоким хребтам Южного Урала) вполне может рассматриваться как такой отрог (ср. Саледы на Приполярном Урале).

Русское население связывает название хребта со словом  нора,  но  это  явная  народная  этимология.

Байрамгул, хребет на правобережье реки Тюльмень к СЗ от хребта Нары. От тюркского имени Байрамгул, в основе которого слово байрам — «праздник». Белягуш, хребет на правобережье Инзера к 3 от южной оконечности хребта Нары. Вторую часть названия «гуш» (в местном произношении гош) башкиры довольно часто связывают со словом кош — «птица», которое в сложных словах выступает и в форме «гош» (ср.  байгош — «неясыть»,   карагош — «стервятник»). Первая часть названия обыкновенно остается без толкования, только в одном случае было сказано, что здесь скрыто  слово  бил — «поясница»  и  переводить  надо «Птица с поясницей». Все это, конечно, очень походит на народную этимологию. Интересно совпадение основ в двух неясных оронимах — Белягуш и Белятур.

Калты, хребет, идущий между Белягушем и рекой Тюльмень в меридиональном направлении. Местные жители переводят на русский язык «Остался», «Осталась», «Осталось» (башкирское калыу — «остаться»), при этом рассказываются различные легенды об убежавшей невесте (остался жених, обычно старик), умершем муже (осталась жена), покинутом поселении (осталось место) и т. п. Яман-Тау, гора к ЮЗ от хребта Нары на правом берегу реки Малый Инзер в 10 км выше места слияния Большого и Малого Инзера. На картах и в справочниках обычно — гора   Малый   Яман-Тау  (в  отличие  от Яман-Тау в вершине реки Большой Инзер — наиболее значительной вершины Южного Урала). В переводе с башкирского языка — «Плохая гора»,  «Дурная гора».

 

Горы между широтным участком
верхнего течения реки Ай и участками верхнего течения
Большого Инзера и Белой приблизительно по 54º с. ш.
(восточные хребты и Белорецкое поднятие)

 

Салтанка, гора на левом берегу реки Ай близ устья реки Салтанка к 3 от Златоуста. В записи XIX в.— Солтанка. От тюркского имени арабского происхождения Султан — «Повелитель», «Государь». Необязательно из башкирского или татарского языка, так как слово султан и его фольклорное соответствие салтан (солтан) издавна бытуют в русском языке. Неизвестно, что первично — название горы или реки.

Татарка, гора на левом берегу Ая на северозападной окраине Златоуста. В источнике XIX в.— Татарские горы. От этнонима татарин. Гор с этим названием на. Южном Урале много (близ города Сатка, около хребта Кумач и т. п.). Они свидетельствуют о том, что казанские татары играли значительную роль в освоении Южного Урала. Надо, правда, заметить, что русские в старину называли татарами и других «инородцев» Урала и Сибири.

Уреньга, длинный хребет (около 70 км) между Златоустом и верховьем реки Ай (высшая отметка — 1198 м).

И. И. Лепехин в XVIII в. записал это название в виде Уренга и Уранги и перевел «Кленовый», а П. С. Паллас тогда же зафиксировал в формах Урянгетау, Урангетау, из которых первая является точной передачей татарских слов урэнгге — «клен», «кленовый» и тау — «гора». Таким образом, Уреньга действительно «Кленовый (хребет)». Путешественники XVIII в. явно сделали записи у татарского населения (златоустовских татар), поскольку  местные башкиры  из Учалинского  района для обозначения понятий «клен», «кленовый» употребляют другое слово (саган). Хребет они называют, как и татары, Урэнгге, но перевести этот ороним не могут. Из названий гор следует отметить метафорическое наименование Сундуки (в центральной части хребта) и русскую народно-этимологическую переделку Коротыш из татаро-башкирского Кара-Таш — «Черный Камень» (в южной части).

Свиридиха, отдельная гора к ЗЮЗ от горы Сундуки на хребте Уреньга. От русского личного имени Свирид, разговорной формы от Спиридон, при помощи суффикса «иха».

Насырка, отдельная гора на левобережье Ая к ВСВ от горы Коротыш на хребте Уреньга. От тюркского имени арабского происхождения Насир — «Помощник», «Друг», «Победитель». Первоначально, очевидно, Насир-Тау. В русском языке географический термин был утрачен, а личное имя осложнено суффиксом «ка». Елауды (башкирское Ялауды), в различных письменных источниках и на картах — Елавда, Евлавда, Ивал-да, Ивалды и т. п. Под этим названием известна одна из вершин в южной части хребта Уреньга (1116 м) между горами Сундуки и Коротыш. Иногда так называют и всю южную часть Уреньги, начиная от горы Елауды, а также хребет Ягодный (Ягодные горы), которые являются юго-западным продолжением Уреньги.

Местные башкиры утверждают, что название Ялауды надо переводить «Облизанная гора». Это позволяет связать его с башкирским глаголом ялау — «лизать», «облизать». На первый взгляд, нелепое название легко объяснимо, если учесть, что у русских один из объектов, называемых Елауды, именуется хребтом Ягодным: по словам местных жителей, раньше там было много малины. Башкиры иногда называют хребет Ягодный Елэк-Тау — «Ягодная гора».

Бияцкие шишки (Биякские шишки, Бияк), две горы между хребтом Ягодным и рекой Березяк. От башкирского бейек — «высота», «высокий». О термине шишка см. Захарова Шишка.

Аваляк, хребет в верховьях Белой, идущий в юго-западном направлении от истока Ая к реке Большой Авняр. Может рассматриваться как юго-западное продолжение Уреньги. С запада к хребту примыкает горный массив Иремель.

По мнению некоторых исследователей (Г. Е. Корнилов, М. И. Альбрут), это название, известное уже И. И. Лепехину в XVII! в. (Аваляк, Авеляк), восходит к башкирско-татарскому аулак — «безлюдный», «глухой» (з других тюркских языках также — «место охоты», «место, изобилующее дичью»). Русское старожильческое население называет хребет Уваляк, та же форма регулярно употребляется в «Горном журнале», 1842, № 1.

Иначе в «Словаре топонимов Башкирской АССР», где допускается происхождение названия хребта от со-звучного антропонима.

На северо-восточном конце хребта скалистая гора с характерным тюркским (башкирским) названием Кара-Айгыр — «Чёрный Жеребец» (на некоторых картах — гора Аваляк).

Иремель, одна из самых высоких и красивых гор Южного Урала, которую башкиры раньше считали езятой. Расположена близ истоков Белой между хребтами Аваляк и Бакты, но орографически принадлежит к хребту Аваляк, являясь его мощным западным отрогом. Имеет две вершины — Большой Иремель (1582 м) и находящийся севернее Малый Иремель (около 1400 м). Вершину Большой Иремель называют еще Большой Кабан («кабаны» — отдельные возвышенности с плоской — «столовой» — поверхностью и террасированными склонами; это слово восходит к башкирскому кэбэн — «стог»; таких «кабанов» много и на других хребтах и горах Южного Урала). На СЗ от горы Большой Иремель отходит отрог Жеребчик (от русского жеребец), на ЮЗ — гора Синяк (от русского синий). В «Кратком топонимическом словаре» В. А. Никонова, многотомном издании «Россия» под редакцией В. П. Семенова-Тян-Шанского и ряде популярных изданий, особенно в туристских путеводителях, утверждается, что в переводе с башкирского языка Иремель — «Священная (гора)». Но «святой», «священный» по-башкирски и по-татарски изге.

Возможно, имелись в виду башкирско-татарские слова ырым — «заклинание», «колдовство», ырымлы — «заговоренный», «заколдованный», но они никак не соответствуют по своему звуковому составу башкирскому звучанию топонима — Ирэмэл.

В источниках XVIII  в. также фиксируется форма Ирэмэл с теми или иными искажениями: Иремян, Эре-нял   (В. Н. Татищев),   Ирямэля   Тау,   Ирямяли   Тау (П. И. Рычков),  Ирямял  Тау  (И. И. Лепехин — неоднократно). Однако никто из путешественников XVIII в. не записал  объяснение  названия,  не  удалось  услышать его ни в одном из обследованных пунктов Башкирии и сотрудникам  топонимической  экспедиции  Уральского университета. Были только интересные с фольклорной точки зрения, но ничего не дающие для этимологии рассказы о башкирском герое по имени Иремель (Ирэмэл). Это заставляет искать другие пути. Вот один из них. В некоторых тюркских языках есть слоео эмэл (в русской передаче эмель) — «седло», «седловина», восходящее к монгольскому эмээл — «седло». Это слово нередко встречается в названиях перевалов Тянь-Шаня, Алтая и других гор Средней Азии и Южной Сибири. Известно, что в названиях башкирских гор сохранилось  много  элементов  седой  старины,  которые необъяснимы  из  современного  башкирского  языка. Если допустить, что тот же монгольский элемент некогда был в языке башкир или их тюркских предшественников, то Иремель легко истолковать как «Седло мужчины (героя)», или «Седловина мужчины (героя)», ведь слово ир в башкирском языке «мужчина», «герой». Кто видел Иремель, легко может обнаружить в этой исполинской, наискось усеченной пирамиде сходство с гигантским седлом, и тогда это цветистая метафора в истинно восточном вкусе. Но может быть и так, что имеется в виду обширная седловина между горой Большой Иремель и горой Малый Иремель, или горная долина между Малым Иремелем и Жеребчиком, как думает В. Чернецов, который предлагает толковать название горы «Седло всадника». Где правда — решить трудно.

Авторы «Словаря топонимов Башкирской АССР» дают близкое решение: от тюркского ир (из эйэр — «седло») и монгольского эмэл — «седло», «седловина».

Таким образом, благодаря своей характерной форме и величине, Иремель стал привлекательным объектом для образного восприятия, но образы, конечно, рождаются разные. Например, для Д. Н. Мамина-Сибиряка Иремель — «громадный корабль, севший на мель и загородивший течение».

Очень осложняют и без того трудный случай названия трех речек в верховьях Миасса Иремель, иногда Еремель (Большой, Средний и Малый) и горы Иремель, или Иремельская сопка приблизительно в 30 км южнее Златоуста. У П. С. Палласа — ручей Еремел и гора Ере-мелтау. Башкирская форма названия речек, по «Словарю топонимов Башкирской АССР» — Ирэмэл Йылгаhы, то есть «Иремельская речка». Этот топоним может оказаться переносом с названия горы Иремель, и тогда в наших построениях ничего не меняется. Если же миасские названия возникли независимо от оронима Иремель, то возможно, что они восходят к башкирско-татарскому ырымлы — «заговоренный», «заколдованный» или какому-нибудь другому слову, а затем были сближены по народной этимологии с наименованием знаменитой горы Иремель (Ирэмэл).

Сук-Таш, гора, примыкающая с 3 к горному массиву Иремель. По Н. И. Шувалову, от башкирского сыуык (суук) — «холодный», т. е. «Холодный Камень» (ср. Сука), поскольку «Гора имеет много довольно глубоких карстовых провалов, на дне которых выбиваются студеные родники, отчего и камни здесь всегда сырые и холодные». В «Словаре топонимов Башкирской АССР» аналогичное название деревни и скалы Сук-Таш в Кигинском районе объясняется по-другому — «Торчащий островерхий Камень». Местные русские называют гору Сук-Таш Сундуки (ср. такое же название горы на хребте Уреньга), потому что на ней камни «как сундуки накладены». Это аргумент в пользу версии башкирских ученых.

Бакты, хребет на правом берегу реки Юрюзань между  хребтами  Нургуш  и  Кумардак.  В  различных письменных источниках XVIII—XIX вв. указывают также формы Бекты (Бекта), Быкты, Вахты, местное русское население  называет  хребет  чаще  всего  Бехта  или Бихта, но при объяснении исходить надо из башкирской формы названия — Бакты. Она может рассматриваться как 3-е лицо единственного числа прошедшего времени от глагола багыу — «смотреть», «глядеть» (бакты) и, следовательно, переводиться «Смотрел», «Глядел». Такие глагольные названия для тюркских языков обычны. Что касается значения топонима — «Гора, с которой глядят», то оно характерно для самых разных  языков. Так, в русской оронимии, в частности, на Урале часто встречаются  названия  гор  Гляден.  О  возможности возникновения таких имен в топонимии свидетельствуют и башкирские личные имена типа Бактыхужа — «Взглянул хозяин», Бактыураз — «Взглянуло счастье», Уразбакты — «Счастье   взглянуло»,   Исэнбакты — «Живой взглянул» и т. п.

В общем, почти так же объясняется ороним Бакты в «Словаре топонимов Башкирской АССР»: от бак — «смотри; смотровая», с аффиксом «ты».

Самую высокую вершину на хребте Бакты местное русское население называет Белые Гребни.

Баштур, гора на правобережье Белой в 15 км к ЮВ от южной оконечности хребта Бакты. Ороним находится в одном ряду с такими названиями, как Белятур, Силитур и т. п., содержащими загадочный географический термин тур. Если компонент баш является тюркским по происхождению (башкирское баш — «голова», «вершина», «главный»), то есть все основания считать и компонент тур тюркским, рассматривая его как забытый географический термин, сохранившийся только в топонимии. Нельзя, однако, исключить, что компонент баш появился в результате переделки до-башкирского названия в башкирском языке на почве народной этимологии (подробнее см. Белятур).

Столбы, гора на правобережье Белой в 6 км к 3 от рабочего поселка Тирлянский. Местное русское население называет также эту гору Столбище, поясняя, что на ней «скалы торчат как столбы».

Инзерские Зубчатки (Инзерские Зубцы), хребет между верховьями рек Большой Инзер и Тирлян (15 км на ЗСЗ от рабочего поселка Тирлянский). Назван по реке Инзер и живописным, резко выделяющимся скалистым вершинам («зубцам»), которые протянулись на несколько километров.

Кумардак, хребет между хребтом Бакты и южной оконечностью хребта Машак. Наибольшая высота — 1318 м.

В «Словаре топонимов Башкирской АССР» приводится башкирская форма этого названия (Кюмэрзэк) и ее толкование  (кюмэр —- «горбатый»,   зэк — суффикс).

Возможно, однако, что не следует отрывать ороним Кумардак от других названий на ардак, ердак типа Маярдак, Зильмердак. В этом случае необходимо членить Кум-ардак (Кюм-эрзэк), но происхождение названия и его значение пока не установлены.

Машак, хребет между верховьями рек Малый Инзер и Юрюзань. Начинается в 8 км к ЮВ от горы Большой Шолом и первоначально идет в юго-западном направлении, а затем от наиболее высокой вершины — горы Широкой (1341 м) круто поворачивает на юг. Другие высокие вершины хребта — Медвежья (1307 м) и Стожок.

Название сопоставляется с башкирским бйшак (б диалектах — машак) — «колос», ук башагы — «наконечник стрелы». Это изящная метафора: хребет Машак издали действительно напоминает своей острой вершиной и ровными склонами наконечник стрелы или копья (именно так он выглядит, например, по наблюдениям автора, с хребта Зильмердак).

В записи И. Г. Георги (XVIII в.) — Машак, Машактау. Яман-Тау, самая высокая гора на Южном Урале (1640 м). Находится в верховьях реки Большой Инзер к ЮЗ от хребта Машак, имеет две вершины — Большой Яман-Тау (1640 м) и Малый Яман-Тау (1519 м). В переводе с башкирского название означает «Дурная гора», или «Плохая гора» (яман — «дурной», «плохой», тау — «гора»): вершина горы часто бывает покрыта облаками и туманом, а на подступах к горе глухие места и болота. На вершине Яман-Тау обширное плато с камнями и скудной  растительностью,  непригодное  в  качестве пастбища.

И. И. Лепехин дает иное объяснение названию: «для всегдашнего снега, верх горы покрывающего, злою прозвана от башкирцев». В. Н. Татищев и П. И. Рычков также подчеркивают, что на этой горе всегда лежит снег. На территории Башкирии есть еще несколько гор с названием Яман-Тау.

Куян-Тау, гора к 3 от Яман-Тау. От башкирского куян — «заяц», т. е. «Заячья гора». В Башкирии есть еще несколько гор с этим названием.

Белятур (по-башкирски Бэлэтур), хребет между реками Большой и Малый Инзер в их верхнем течени. На севере примыкает к горному массиву Яман-Тау, на юго-западе оканчивается отдельной горой Дюнян-Суй-ган (см.), К центральной части хребта с северо-западе близ поселка Кузелга примыкает отдельная гора Кара-Таш — «Черный Камень» (1171 м). Еще одна высокая вершина на хребте — гора Сундук-Таш («сундуками или сындыками башкиры называют все скалистые обнажения на гребне гор» — написано в одной работе по геологии Южного Урала конца XIX в., ср. названия Сундуки на хребте Уреньга и горе Сук-Таш). Вопрос о происхождении названия Белятур очень сложен. Местное башкирское население не знает, что означает этот ороним, но топонимический анализ позволяет выделить в нем компоненты беля и тур. Основа беля обнаруживается еще в столь же загадочным названиях хребта Белягуш (см.) и горы Балятар, или Белетар (башкирское Бэлэтэр и Бэлэтур) на правобережье Белой к востоку от хребта Базал. Компонент тур засвидетельствован в ряде названий гор северо-восточной части Южного Урала (Силитур-тау, Силитур около города Куса, Сиратур, также Сератур, Саратур в Еерховьях Миасса, Баштур к ЮВ от хребта Бакты). Основы «раскрываются» при помощи башкирского языка (силэ—«корпус телеги», баш — «голова», «главный», сар — «точило», «точильный» или сары — «желтый»). Можно подыскать удовлетворительное объяснение и для основы беля (башкирское бэлэ—«беда»), однако компонент тур не находит достойных внимания аналогий в современном башкирском языке. Это заставляет думать, что слово тур пережиточно сохранилось только в топонимии, точнее, в оронимии. О его значении можно лишь догадываться (гора, хребет, камень?). Но поскольку тюркским языкам не известны орони-мические термины типа тор, дор, тур, дур (ср., впрочем, киргизское тор — «высокогорное пастбище»), допустима и версия о связи названий на тур с древним добаш-кирским  субстратом.  В  этом  отношении  интересны иранские  данные:  осетинское  дур,  дор — «камень», отраженное и в топонимии (названия гор: Шавдор — «Черный Камень», Сагдор — «Олений Камень», Стур-дор — «Большой Камень»  и др.), таджикские тор — «верхушка»,  торак — «вершина»,  язгулямское  тур — «верх», «верхний». Но, во-первых, предположение об иранском (скифо-аланском) субстрате в Башкирии пока не доказано (его должны подтвердить другие ороними-ческие и гидронимические факты), а во-вторых, с этой гипотезой плохо сочетается легкость истолкования первого компонента оронимов  на тур  из башкирского языка, что, впрочем, можно объяснить народной этимологией, столь характерной для башкирской топонимии. Таким образом, если слово тур не окажется архаизмом, некогда существовавшим в башкирской лексике, или пока не зафиксированным диалектизмом, версия о его субстратном происхождении остается в силе. В связи с этим любопытны два момента. Во-первых, тюркское слово бэлэ — «беда»  является  арабизмом, Широко распространенным и в иранских языках (осетинский, персидский, таджикский, иранские языки Памира), а во-вторых, и это достойно особого внимания, рядом с хребтом Белятур — «Несчастный Камень» (?) находится Яман-Тау — «Плохая гора», а рядом с хребтом Белягуш (ср. таджикское кух — «гора») — «Гора Несчастье (?)» — Малый Яман-тау. Может быть, это и не случайно. С Другой стороны, надо иметь в виду и иранское бала — «вершина», «высокий».

Дюнян-Суйган, также Дунан-Суйган, отдельная гора, примыкающая с ЮЗ к хребту Белятур (1091 м) Название это относится к области коневодческого быта башкир и переводится «Жеребца зарезали» (дунэн — «жеребец (трехгодовалый)», hуйган — причастие прошедшего времени от глагола hуйыу — «зарезать»). Картографическая форма татаризирована (татарское сую — «резать»).

Капкалы (русское Капкалка), гора в 15 км к Ю от Яман-Тау. От башкирского капка — «ворота», капкалы — «с воротами».

Ялангас, гора (1297 м) в 1 0 км к В от горы Капкалы и в 15 км к ССЗ от Белорецка (башкирская форма Ялангас-Тау). По-башкирски ялангас — «открытый» «голый» (о местности), тау — «гора», следовательно, «Открытая гора», «Голая гора». Встречается этот ороним и в других районах Башкирии.

Малиновая, гора в 10 км к СЗ от Белорецка (1152 м). Иногда — Малиновый хребет, Малиновые горы, Малиновка. Название дано за обилие ягод (малины), что хорошо подтверждается башкирским названием горы Елэк-Таш — «Ягодный Камень».

Мраткина (башкирское Морат), гора в городе Белорецке. От башкирского антропонима Морат. В русском языке был присоединен суффикс «ка» и произошла утрата безударного гласного: Моратка — Мраткина (гора).

Маярдак (по-башкирски Мэйэрзэк), хребет на правом берегу Белой в 15 км к 3 от Белорецка. В «Словаре топонимов Башкирской АССР» выделяется формант зэк — «гора» и основа мэйэр с неизвестным значением. В записи топонимической экспедиции Мэйэрзэк — имя башкира. Это похоже на народную этимологию. Убедительнее выделить компонент эрзэк (ардак) и связать с другими названиями этого типа (см. Зильмердак).

Яндык (по-башкирски Йэндек), гора в южной части хребта Маярдак. Иногда название Яндык употребляется и по отношению ко всему хребту. От башкирского диалектного йэндек (литературное йэнлек)— «зверь», «звериный». Название дано за обилие зверя, дичи. На хребте много и других охотничьих названий: Кэзэ аткан — «Где застрелили косулю» и т. п. (Г. К. Валеев).

 

Западная часть к югу от широтного участка нижнего течения Инзера до широтного участка
среднего течения реки Белой (приблизительно по 54º с. ш.)
включая предгорья

 

Улу-Тау (по-башкирски Оло-Тау), невысокий, но длинный (до 30 км) хребет, идущий с ССВ на ЮЮЗ от реки Басу к реке Зилим, один из хребгоз, ограничивающих горную Башкирию с Запада. В переводе не русский — «Большая гора». Есть горы с такими названиями и в других местах Южного Урала (на хребте Ирендык и севернее Верхнеуральска).

Ак-Биик (башкирское Ак-Бейек), гора, примыкающая с В к хребту Улу-Тау (16 км к ЮВ от села Архангельское). В переводе с башкирского языка «Белая высота», «Белая гора». В Башкирии есть и другие горы с названием Ак-Биик — на хребтах Базал, Баштин, в долине Большого Инзера,

Иман-Арка, гора на правом берегу реки Кургаш к Ю8 от горы Ак-Биик, По-башкирски Имэн-Арка — «Дубовая возвышенность».

Тимер-Арка, невысокий хребет, идущий к В от Улу-Тау между реками Кургаш и Зилим в направлении ССВ — ЮЮЗ. От тимер — «железо» и арка — «хребет», т. е. «Железный хребет». Здесь ранее добывалась железная руда.

Магаш, отдельная гора на правом берегу реки Зилим в 15 км к 3 от хребта Улу-Тау. Начиная с Дж. Г. Киекбаева, сравнивают с венгерским магаш — «высокий», исходя из известной гипотезы о былом пребывании венгров в Башкирии. Сопоставление это очень заманчиво, но оно нуждается в дополнительной аргументации и, в частности, прежде всего необходимы дальнейшие поиски венгерской топонимии в долине Белой.

Кыр-Таш, гора на левом берегу реки Зилим в 9 км к В от села Саитбабино.

В литературном башкирском языке кыр — «поле», «полевой», также «дикий», таш — «камень», следовательно, возможен перевод «Дикий Камень», надо, однако, иметь в виду, что слово кыр в башкирских диалектах может иметь и другие значения, например, «кряж» «хребет», «скальный гребень».

Фатима-Таш, гора к Ю от горы Кыр-Таш в 15 км к В от рабочего поселка Красноусольский. В переводе с башкирского — «Камень Фатимы» (Фатима — женское тюркское имя арабского происхождения, таш — «камень»),

Карамалы, отдельная гора в 21 км к В от рабочего поселка Красноусольский. В башкирском языке карама — «вяз (дерево)», карамалы — «вязовый», следовательно, «Вязовая». На территории Башкирии есть множество других гор и рек с этим названием.

Такаты (иногда Такаты-Арка), хребет, идущий по левому берегу реки Зилим от устья реки Большой Реват к северному концу хребта Ала-Тау. По-башкирски тэкэт — «терпение», тэкэтте коротоу — «выходить из терпения», «надоедать». Местные жители так и объясняют — «Терпение лопнуло» (потому что трудно подниматься).

Биик-Тау, незысокий горный хребет меридионального направления к Ю от рабочего поселка Красноусольский (между правыми притоками Белой — Усолкой и Зиганом).

По-башкирски бейек — «высокий», «высота», тау — «гора», следовательно, «Высокая гора». В Башкирии есть и другие горы с этим названием.

Прекрасная иллюстрация к тезису, что представление о высоте относительно: в предгорьях кажется высоким хребет, который в центре горной страны мог бы получить название со значением «низкий».

Шиханы (Стерлитамакские Шиханы), горы-одиночки на правом берегу Белой в районе Стерлитамака, для которых характерна коническая форма с крутыми склонами. Наиболее известны — Юрак-Тау (см.), Куш-Тау (см.), Тура-Тау (см.). Географический термин шихан — «холм, особенно крутой, островерхий», а также «верхушка горы» широко распространен в русских говорах и русской топонимии Южного Урала, южной части Среднего Урала, Среднего и Нижнего Поволжья: гора Шихан близ Саратова, урочище Шиханы западнее Бузулука, гора Шихан на окраине города Усть-Катав, горы Синий Шихан и Аракульский Шихан в Челябинской области, Баклушин Шихан на тагильском Урале и другие.

Есть предположение, идущее от В. И. Даля, что географический термин шихан заимствован из татарского языка, но пока никто не смог указать, какое именно татарское слово было заимствовано. Учитывая, что этот термин бытует прежде всего в русских говорах, можно высказать и другое предположение: слово шихан произведено от географических терминов шиш, шишка, обозначающих остроконечные вершины во многих местах нашей страны (Волчьи Шишки на Кольском полуострове, Круглая Шишка, Шелвягина Шишка, Осиновая Шишка в Челябинской области, Быструхин-ский Шиш на Алтае и т. д.). Путь образования (шиш, шишка — шихан) здесь примерно такой же, как в случае плешь — прозвище Плехан (фамилия Плеханов). Надо, однако, учитывать и данные тюркских языков, в частности, башкирское диалектное шэке — «пик», так что окончательное решение вопроса еще впереди.

Юрак-Тау, гора на правом берегу Белой к ССВ от Стерлитамака. Один из стерлитамакских шиханов. П. И. Рычков в «Топографии Оренбургской губернии» правильно толкует «Гора Сердце» (башкирское йурэк — «сердце», тау — «гора»).

Вот какую легенду рассказывает об этой горе А. Д. Коптяева  в  очерке  «Люблю  тебя,  Башкирия»:

«В далекие времена парень полюбил девушку. Она сказала: если хочешь доказать свою любовь, принеси мне сердце твоей матери.

Сын разорвал грудь матери и понес ее сердце девушке. Но по дороге он споткнулся и уронил сердце в пыль. Умирающее сердце встрепенулось, участливо спросило: «Не ушибся ли ты, сынок?» — и окаменело. Так на этом месте возникла гора Юрак-Тау, что значит «Сердце-гора».

Куш-Тау, гора на правом берегу Белой к ВСВ от Стерлитамака, один из стерлитамакских шиханов. В «Топографии Оренбургской губернии» это название приводится в форме Кош-тау и сопровождается переводом «Двойная гора» (по-башкирски куш — «парный», «двойной», «пара»).

Тура-Тау, или Тра-Тау (башкирское Тыра-Тау), гора на правом берегу реки Белой против Стерлитамака. Еще П. И. Рычков в «Топографии Оренбургской губернии» писал, что на этой горе, «по сказанию башкирцев, живал некоторый ногайский хан, почему она и называется Тура», «ибо тура по ногайскому наречию значит земляной городок или вал». И. И. Лепехин переводит это название «Городковая гора».

Авторы «Словаря топонимов Башкирской АССР» сравнивают с древнебашкирским тура, тора, тыра — «городок», «крепость», древнетюркским тура — «укрепленное жилище», «крепость» и указывают, что, по данным башкирских шежере, гора Тыра-Тау была в древности местом ставки башкирских ханов.

Кадералы, меридиональный хребет около 30 км длиной между верховьями реки Зиган и рекой Урюк.

По-башкирски кэзерле — «дорогой», «почетный», «почтенный», также «заветный», «заповедный», «сокровенный», по-татарски кадерле — «дорогой», «драгоценный», «заветный». Если это сопоставление верно, то надо считать, что название выступает в татаризированной форме.

Ак-Кыр, гора на правом берегу реки Нугуш в 10 км к ЮЮВ от южной оконечности хребта Кадералы. В переводе с башкирского, подтвержденном местными жителями,— «Белый хребет».

Баш-Ала-Тау, хребет на правобережье рек Урюк и Нугуш к ЮЮЗ от хребта Кадералы. Длина — более 30 км, наиболее значительная вершина — гора Красный Камень. В переводе с башкирского Ала-Тау — «Пестрая гора», Баш — «Главный», то есть «Главная Пестрая гора». О поводе наименования см. Ала-Тау.

В «Словаре топонимов Башкирской АССР» указывается, однако, что компонент Баш в этом случае возник «в географической литературе» (от Башкирский).

Баля, гора на правом берегу Белой к ЮЗ от хребта Баш-Ала-Тау. От башкирского бэлэ — «беда» («Словарь топонимов Башкирской АССР»).

 

Горы между участками верхнего течения Большого Инзера и Белой приблизительно по 54º с. ш. до широтного участка течения Белой приблизительно по 53º с. ш.

 

Зильмердак, длинный (более 70 км) хребет меридионального направления между рекой Инзер и рекой Зилим (притоком Белой) в ее верхнем течении. Орографически находится между хребтами Бирьян и Баштин. Максимальная высота — 921 м. По-башкирски соответственно Елмэрзэк (хребет) и Езем (река), В. Н. Татищев приводит название хребта в форме Джил-мерзак. В русских источниках XIX в. хребет называется Ильмерзак. В башкирских шежере, по данным Р. 3. Шакурова, река Зилим — Жирем, Жилем, Житем, Четум, Жезем; у П. И. Рычкова и П. С. Палласа — Клим, что позволяет сравнить этот гидроним с названием левого притока Чусовой — рекой Илим. Формы с начальным «з» — Зильмердак и Зилим — результат татарского посредства.

А. А. Камалов предполагает, что в компоненте дак (зэк) скрывается древнебашкирский географический термин со значением «гора» (можно сравнить с древ-нетюркским таг — «гора»). В начальном компоненте ел (зил) можно усмотреть башкирское слово «ветер». Именно это, очевидно, явилось основанием для многочисленных народно-этимологических объяснений названия, распространенных среди местного населения, связывающих название хребта со словом ел — «ветер» или глаголом елберзэу — «развеваться», «колыхаться». При этом рассказывают о больших ветрах на Зильмердаке, о том, что на вершине этого хребта во время войны поставили флаг, и он там развевался и т. п. Одно из этих народно-этимологических объяснений проникло и в «Словарь топонимов Башкирской АССР», в котором ороним Елмэрзэк сопоставляется, правда, в осторожной форме с елмэр, елбэр (ел — «ветер», бар — «есть») и зэк — «гора».

При объяснении названия Зильмердак нужно учитывать два обстоятельства.

Во-первых, хребет Зильмердак расположен в верховьях реки Зилим, и эти два названия невозможно отрывать друг от друга (ср. основу Зильм и название реки Зилим, в памятниках XVIII—XIX вв. соответственно Джилм, Ильм и Илим). Правда, в современном башкирском языке есть различие в звуках — Елмэрзэк, но Езем, однако хорошо известно, что в башкирском языке «з» в ряде случаез восходит к «л». Вполне могло быть так, что в одном слове с забытым смыслом и более трудном для произношения из-за длины произошла утрата гласного и «л» оказался перед согласным (Елмэрзэк из предполагаемого Елемэрззк), в другом, где «л» оказался между гласных, он перешел в «з». Если это построение верно, то элемент Зильм в орониме надо толковать просто как «Зилимский», поскольку наименования рек обычно древнее и, кроме реки Зилим (Илим) в Башкирии, есть еще река Илим, впадающая в Чусовую. Во-вторых, в ряде башкирских оронимов регулярно повторяется элемент ардак, ердак (в башкирском — эрзэк). Кроме названия Зильмердак, можно привести: Авдардак, хребет близ истоков рек Басу и Кургаш (по-башкирски Эузэрзэк), Маярдак, хребет западнее Белорецка (по-башкирски Мэйэрзэк), Аджигардак (см.), хребет к востоку от города Аша, наконец, Кумардак (по-башкирски Кюмэрзэк), если только это название не членить Кумар-дак (подробнее см. Кумардак).

Компонент ардак, ердак не объясняется из современного башкирского языка, а перечисленные оронимы обычно толкуются местным населением только на уровне народной этимологии и с большим трудом. Не случайно и составители «Словаря топонимов Башкирской АССР», анализируя сроним Маярдак и выделяя в нем элемент дак — «гора», указывают, что значение основы Маяр неизвестно.

Между тем такая повторяемость компонента ардак, ердак и наличие элемента Зильм («Зилимский»), в орониме Зильмердак позволяют допустить, что в этом компоненте скрывается какой-то географический термин. Он, разумеется, может оказаться и древнебашкирским,  но вышедшим из употребления словом (ср. Ардакты), однако нельзя исключить и его субстратный характер. В порядке очень проблематичного пред положения можно сравнить ардак, ердак с осетинским ардаг — «половина», «сторона», допуская в Башкирии существование скифо-алансксго субстрата (ср. тур в Бе лятур).

Местное башкирское население часто называем Зильмердак просто Арка — «Хребет». На этом длин ном хребте много вершин. Среди них: Кейэу-Уйгэн — «Зять сложил» (некто женился и сложил в честь этого кучу камней), Канлы — «Кровавая», Май-Каскан — «Масло убежало», Эт-Аткан — «Собаку стреляли», Таш Ой — «Каменный дом» (в горе есть пещера), Морон — «Мыс» (южная оконечность Зильллердака).

Реват-Биик (по-башкирски Рэуэт-Бейек), гора и. левом берегу реки Реват, правого притока Зилима к 3 от хребта Зильмердак. В переиоде с башкирского «Реватская высота;;.

Сусак (Сусак-Тау), гора к В от хребта Зильмердак близ села Арышпарово. По-башкирски сусак—«сопка»

Сарлак, гора к В от хребта Зильллердак у сея Арышпарово. Башкирское диалектное сарлак (литературное сарзак) — «чердак». Вероятно, метафора.

Кызлар-Карауылы, гора к В от хребта Зильллердак близ деревни Аисово. Башкирское кыз — «девушка» (кызлар — «девушки»), карауыл — «караул» «стража» (ы — аффикс принадлежности), т. е. «Карау/; девушек». Местные жители разъясняют: «Девчата смотрели, девчата охраняли».

Ябагы, гора к В от хребта Зильмердак в верховьях реки Зилим. От башкирского ябагы (ябагы тай) — «жеребенок-стригунок» (родившийся весной).

Ала-Тау, хребет на левом берегу реки Шешеняк (приток Зилима) к ЮЗ от хребта Зильмердак. В переводе с башкирского —- «Пестрая гора». Так обычно называют горы с четко выраженными растительными зонами, а также горы, на которых долго удерживаются пятна снега. Это название широко распространено в тюркской топонимии: Джунгарский Ала-Тау в Средней Азии, Кузнецкий Ала-Тау в Южной Сибири и другие.

Калу (во многих источниках ошибочно — Колу), длинный меридиональный хребет между Зилимом и Нугушем на правобережье реки Шешеняк к ЮЮЗ от хребта Зильмердак. Длина хребта — до 60 км.

Башкирская форма этого названия Калыу дослозно переводится «Оставаться», «Остаться». Местное население рассказывает различные легенды, которые в общем сводятся к тому, что кто-то на хребте остался или был оставлен (старый мулла, покинутый молодой женой; ребенок, которого нечем было кормить, и т. п.).

В «Словаре топонимов Башкирской АССР» приведено название притока Шешеняка речки Калыуайыры (калыу — «оставшаяся», «крайняя», айыры — «приток», «рукав реки», «речка»).

Первичен скорее всего ороним.

Кук-Бия (башкирское Кук-Бейэ), гора на левобережье реки Зилим в 6 км к Ю от села Зигаза. В переводе с башкирского «Сивая кобыла» (кук — «синий», «сивый», бейэ — «кобыла»). Обычное для тюрков образное название, отражающее коневодческий быт. Баштин, хребет между реками Зилим и Большой Нугуш к Ю от хребта Зильмердак. В башкирском языке баш — «голова», «вершина», тин — «копейка». Один из местных жителей так и перевел название: «Голова-копейка», тут же добавив с недоумением: «Не клеится!». Действительно, толкование очень странно и похоже на народную этимологию. В этой связи любопытно, что В. Н. Татищев (XVIII в.) приводит название в форме Бештынь, и что у некоторых местных жителей оно записано с иной огласовкой в первом слоге — Бештин, Биштин. Неустойчивость звуков свидетельствует о забвении первоначального смысла названия, что естественно ведет к народной этимологии. Возможно поэтому, что первоначально название звучало Биштин, то есть «Пять копеек».

В «Словаре топонимов Башкирской АССР» упоминается местность Биштин в Благовещенском районе (ниже Уфы по течению реки Белой), которая по преданию была продана за пять копеек, и поле Биштин яланы в Учалинском районе. Может быть, и хребет Баштин в свое время был кем-то приобретен за эту сходную цену.

Северная часть хребта по-башкирски называется Зур Баштин — «Большой Баштин», южная — Бэлэкэй Баштин — «Малый Баштин». На хребте много вершин: Ак-Морон — «Белый Нос», Кара-Морон — «Черный Нос», Арка-Йорт — «Дом на хребте», Коза-Аш — «Сватова еда», Кызырым-Тау — «Удобнопроходимая гора» Особенно красиво типично тюркское название одной из вершин Ала-Кузле — «Пестроглазая» (лес на этой горе чередуется с большими полянами).

Ардакты, хребет к Ю от хребта Баштин. Башкирские формы Арзакты и Эрзэкте в «Словаре топонимов Башкирской АССР» оставлены без перевода. Возможно, что в названии, осложненном аффиксом принадлежности «ты», скрыт забытый ныне башкирский географический термин арзак (эрзэк), или древнее субстратное слово. Подробнее см. Зильмердак.

Юрма-Тау, длинный меридиональный хребет (до 80 км) между верховьем реки Зигаза и рекой Белой у Старосубхангулово. Наиболее значительные вершины: Исмакаевская в 5 км к 3 от села Исмакаево (от антропонима Исмакай), Беритэк — «Один склон», «Один подъем», Юрмашка, Малая Юрмашка.

В картографических материалах, в географической и краеведческой литературе отмечена форма Юрма-Тау. Местное население чаще называет хребет Ярма-Тау,  хотя  записано  и  Юрма-Тау.  Первична,  видимо, форма Ярма-Тау, которая переводится как «Крупяная гора» (ярма — «крупа», «пшено»), так как, по объяснению старожилов, на этой горе много россыпей мелких камушков, похожих на крупу. Форму Юрма-Тау обычно связывают со словом юрмэ — «род мясного кушанья», или с глаголами юрмэу — «шить через край», юртыу — «бежать рысью». Очень похоже, что все это уже из области народной этимологии.

Иначе в «Словаре топонимов Башкирской АССР», где название горы сравнивается с башкирским этнонимом юрмы. Ср. также Юрма и башкирское диалектное йурмэ — «дремучий лес».

Кукашка, гора, западный отрог хребта Юрма-Тау в 10 км к ЮВ от села Зигаза. Башкирское словосочетание кук кашка переводится «сивое пятно». Название могло быть дано за характерное изменение цвета какой-либо части горы, причем сравнение извлечено из арсенала коневодческой терминологии. Однако в «Словаре топонимов Башкирской АССР» упоминается река Куккашка, название которой возводится к зоони-му. Это позволяет предполагать перенос наименования на горную вершину со смежного объекта.

Базал, хребет, идущий с ССЗ на ЮЮВ между хребтом Юрма-Тау и рекой Белой. В башкирском языке параллели не обнаружены, в «Словаре топонимов Башкирской АССР» толкование не дается. В порядке гипотезы можно сопоставить с древнетюркским басал— «горный лук (черемша)».

На хребте вершины Кэзэ-Таш — «Козлиный Камень», Ак-Бейек — «Белая высота», Кымыз-Тубэ — «Кумысный холм» (здесь когда-то во время ночевки готовили и пили кумыс).

Байит-Тау, гора к В от хребта Базал у деревни Новосубхангулово. Башкирское бэйет — «народное стихотворное   произведение,   бейт»,   следовательно, Байит-Тау — «Гора, где (читали) бейты». Информанты рассказывают, что на этой горе раньше читали молитвенные стихи, когда кто-нибудь умирал.

Масим (по-башкирски Мэсем), гора (1040 м) на правобережье Белой к 3 от хребта Базал.

В башкирском народном эпосе фигурирует Масем-хан, или Масембай. Поскольку ставка этого феодале, по преданию, находилась в верхнем течении Белой, есть основания связывать название горы Масим с антропонимом Масемхан (Масембай),

Трудно сказать, что первично — название горы или фольклорного персонажа. В любом случае представляет интерес сообщение известного этнографа С. И. Руденко, который в книге «Башкиры» пишет, что на вершине горы Масим-Тау ему приходилось видеть «жертвы, принесенные хозяину-духу горы лицами, на нее поднимавшимися; жертвами чаще всего были или медные монеты, оловянные или серебряные украшения женских нагрудников, или, наконец, лоскутки материй, навешанные на деревья или привязанные к палке, воткнутой в расщелину между камнями на самой вершине скалы». Именно поэтому главная вершина Масима, очевидно, и названа Кызлар-Таш — «Девичий Камень» Знатоки этих мест единодушно утверждают, что скаль; на главной вершине очень красивы (высокие столбы, сложенные розовыми кварцитами). Это, видимо, и сделало Кызлар-Таш местом девичьих праздников и ритуалов.

Очень важно, что в этих местах есть и другиз горы и скалы, названия которых связаны с башкирским фольклором: гора Бабсакбей, гора КараНыйыр («Черная корова»), Атайсал («Зарежь, отец») и другие. Баш-Тау, хребет с направлением ССВ — ЮЮЗ. идущий по правому берегу реки Белой между селом Нижнесерменево и рабочим поселком Верхний Авзян. Длина — до 40 км, наиболее значительная вершина — гора Большой Шатак в центральной части хребта. В переводе с башкирского Баш-Тау — «Главная гора», «Головная гора», ко дело з том, что Баш-Тау — картографическая форма, а местное население называет хребет Биш-Тау, или чаще Бишитэк, Бешэтэк (см. Большой Шатак).

Большой Шатак, наиболее значительная гора (1270 м) на хребте, который в одних картографических источниках назван Баш-Тау (см.), в других — Большой Шатак.

Башкирское название всего хребта — Бишитэк, Бешэтэк (реже Биш-Тау), форма Большой Шатак (или просто Шатак) является русской переработкой башкирского названия, а другие варианты оронима, встречающиеся на картах и в специальных рабс"ах (Шатан, Шайтан, Шатаг),— искажением названия. Русская форма Шатак возникла, видимо, давно. Во всяком случае, Она  зафиксирована уже  И. И. Лепехиным  в  XVIII  в.

Башкирское название Бишитэк, Бешэтэк переводится «Пять подолов (оборок)» в смысле «Пять склонов», «Пять подъемов?) (биш, беш — «пять», итэк, этэк — «подол», «оборка», «подошва горы», «склок»}. На хребта действительно пять вершин. Реже встречающаяся форма Биш-Тау переводится «Пять гор».

Яулык-Тау, или Яулык, в письменных источниках также Яулук, Явлук-Таш, гора в верховьях правого притока Белой реки Яулык к В от северной оконечности хребта Баш-Тау. В переводе с башкирского «Платок-гора». Неясно, что первично — название реки или горы.

Крака, горные массивы на левобережье Белой к В от сел Узян и Кага (наиболее значительная высота —-1037 м). Различают массивы Северный, Средний и Южный Крака. Геоморфолог Н. П. Вербицкая так описывает эту часть горной Башкирии: «Характерной особенностью  рельефа  массивов  Крака  является  их сильная расчлененность. Густая перисто-разветвленная сеть рек и логов глубоко врезана в склоны, вследствие чего образовались узкие гребни, расходящиеся радиально от узловых водораздельных вершин».

По-башкирски хребет называется Кырака (В. Н. Татищев приводит форму Карака, отражающую уподобление гласных в русской или башкирской речи). Местное население считает, что название Кырака восходит к более древнему Кырк-Арка — «Сорок хребтов». (кырк — «сорок», арка — «хребет»), которое точно соответствует приведенной выше геоморфологической характеристике. Вполне можно допустить, что трудное для произношения Кырк-Арка в конце концов превратилось в Кырака, но пока еще сохраняет свой первоначальный смысл в народной памяти. Вместе с тем возможно и другое: перед нами просто удачная народная этимология, которая получила широкое распространение среди местного населения.

В «Словаре топонимов Башкирской АССР» ороним возводится к башкирскому слову кырака — «хребет», «горный кряж».

 

Восточная часть
(Урал-Тау, Ирендык и восточные предгорья)

 

Урал-Тау, водораздельный хребет, идущий с ССВ на ЮЮЗ через весь Южный Урал от железной дороги Златоуст—Челябинск до верховий Сакмары и Зилаирского плато. На ССВ к Урал-Тау можно отнести и почти весь водораздельный хребет до Карабаша, поскольку местное тюркское население также называет его Урал-Тау (картографическая форма — хребет Уральский). Общая длина Урал-Тау — 300 км, а с хребтом Уральским — до 340 км. Переводить ороним Урал-Тау надо просто «Уральский хребет» (подробнее см. раздел о происхождении слова Урал).

Нурали, меридиональный хребет в самом верховье реки Миасс. В произношении русских вследствие ассимиляции гласных обычно Нарали, поэтому и в письменных источниках часто встречаются варианты Нарали и Наралинские горы. От тюркского имени персидского происхождения Нурали (из Нур Али — «Свет Али»).

Кутерды, гора в 11 км к В от хребта Нурали на левом берегу Миасса. От башкирского кутер — «трясина» с помощью аффикса принадлежности «ды», следовательно, Кутерды — «Трясинная». Дело в том, что ниже  горы  река Миасс протекает  через обширное топкое болото.

Ауш-Тау, гора в 4 км к ЮВ от южной оконечности хребта Нурали близ озера Аушкуль (гору тоже иногда называют Аушкуль, ср. Зюраткуль). Больше оснований считать производным гидроним, так как башкирское ауыш, татарское авыш — «наклонный», «наклонившийся», скорее, можно отнести к названию горы («Наклонная гора»).

Кумач, хребет, идущий с ССВ на ЮЮЗ от верховьев реки Миасс к реке Уй. Состоит из массивов Большой Кумач (8 км на ЮВ от горы Ауш-Тау) и Малый Кумач. Близ хребта протекает речка Кумач, впадающая в Миасс. По объяснениям местного населения, в этих местах сеют хлеб, собирают хорошие урожаи, поэтому гора и называется по-татарски кумэч — «булка», «калач» (башкирское кумэс). Но, может быть, перед нами обычная метафора: форма горы подсказывает сравнение с круглым или овальным хлебцем.

Озонгур, хребет в 3 км к В от южной оконечности хребта Кумач. По-башкирски озон — «длинный». Компонент гур, видимо, возник из кыр — «поле», «кряж» («к» перешло в «г» после звонкого «н»). Хребет невелик (2,5 км), но узок и поэтому имеет продолговатую форму, что и могло найти отражение в значении названия — «Длинное поле», «Длинный кряж». Поскольку точная башкирская форма не установлена, надо также иметь в виду башкирское озан — «тетерев-косач», т. е. Озан-Кыр — «Тетеревиное (косачиное) поле (кряж)».

Шелканды, гора в 13 км к В от горы Большой Кумач. Вероятно, в основе названия башкирско-татарское шалкан — «репа», шалканды — «репный». Значение «Репная» для горы несколько странно, но можно привести еще название горы Красная Репка на хребте Сулея и горы Шалкан-Тау — «Репная гора» близ деревни Мулдакаево в Белорецком районе Башкирии. Ср. также смежные «сельскохозяйственные» оронимы Кумач и Озонгур.

Май-Тюбя (башкирское Май-Тубэ), гора в 9 км к ЮВ от горы Большой Кумач. От башкирского май — «масло», «жир», тубэ — «холм», «возвышенность», т. е Май-Тюбя — «Жирный (масляный) холм». Может быть, за хорошую траву в угодье (ср. название горы Масло на Полярном Урале). Ср. также смежные названия Кумач, Озонгур, Шелканды.

Ола-Тау, гора в 1 км к ЮВ от южной оконечности хребта Кумач. Видимо, неточно записанное башкирское Оло-Тау — «Большая гора».

Карагаз-Тау, гора на левом берегу реки Уй в 3 км к ЮЮЗ от южной оконечности хребта Кумач. Башкирская форма Карагас-Тау — «Лиственничная гора»

Малый Ирендык, хребет (СВ — ЮЗ) на правом берегу реки Уй между верховьями Уя и Урала. Длина — 15 км, наибольшая высота—922 м. См. Ирендык.

Уй-Таш, восточный отрог Урал-Тау в истоках рек Урал и Уй, которые берут начало соответственно на южном и восточном склонах. На главной вершине многочисленные скалы, из которых наиболее известна скала Палец. В переводе с башкирского название означает «Уйский Камень». В записи И. П. Фалька Уитау, то есть «Уйская гора» или Караташ — «Черная скала» («Черный Камень»). П. С. Паллас и И. И. Лепехин называют вершину, у которой начинаются реки Урал и Уй, Караташ — «Черная скала» («Черный Камень»).

Ала-Бия, скалистый хребет, примыкающий с ЮЗ к массиву Уй-Таш. Башкирское ала — «пегий», «пестрый», бейэ — «кобыла», т. е. «Пестрая кобыла». Метафорическое название из сферы коневодства, обычное для тюрков.

Таш-Мечеть, гора в 9 км на СЗ от массива Уй-Таш. Башкирское таш — «камень» и мэсет (татарское мэчет) — «мечеть», т. е. «Каменная мечеть». Метафора по сходству формы. Название русифицировано.

3енгур, гора в 11 км на ЗСЗ от массива Уй-Таш. Башкирское зэнггэр — «голубой», «синий». Географический  термин тау (таш) утрачен в  русском  языке.

Яртуба (башкирское Яр-Тубэ), гора в 5 км к ЮЮЗ от массива Уй-Таш. В переводе с башкирского «Обрывистая вершина», «Обрывистый холм» (яр — «крутой берег», «обрыв»).

Янтык, гора в 12 км на ЮЗ от массива Уй-Таш. В башкирском языке слово янтык имеет значение «кособокий», «кривобокий». Такое название могли дать за специфичную форму. Несколько иначе в «Словаре топонимов Башкирской АССР», где привлекается древ-нетюркское янтык — «склон горы».

Нажим, иногда Нажим-Тау, название двух гор в 12 км на 3 и в 16 км на ЗЮЗ от массива Уй-Таш. От тюркского имени Наджим — «Звезда» или от На-зим — «Держащий в порядке», «Устроитель», арабских по происхождению.

Карагужная, гора в 7 км на ЗЮЗ от горы Нажим (южной) и в 23 км на ЗЮЗ от массива Уй-Таш. Освоенное  русским  языком  башкирское  карагош — «стервятник».  Несколько  севернее  находится  гора Карагуш.

Бик-Батэр, гора в 12 км к ЮЮЗ от массива Уй-Таш.  По-башкирски  бейек — «высокий»,  батыр — «богатырь», «герой», т. е. «Высокий богатырь». Обычная для названий гор метафора, основанная на уподоблении горы человеку.

Ара-Тау, гора в 12 км на ЮЮЗ от массива Уй-Таш. В переводе с башкирского — «Средняя гора», «Промежуточная гора». Одна из вершин этой горы называется Беркутуя (по-башкирски Буркут-Оя) — «Орлиное гнездо».

Ишикай, гора в 1,5 км к Ю от горы Ара-Тау От башкиро-татарского личного имени Ишикэй. Местные жители связывают по народной этимологии с башкирским словом ишек—«дверь».

Аю-Аткан, гора к 3 от горы Ара-Тау. Башкирское айыу — «медведь», аткан — причастие прошедшего времени от глагола атыу — «стрелять», значит Аю-Аткан— «(Гора, где) стреляли медведя».

Каншал, гора в 5 км к ССВ от горы Ара-Тау По «Словарю топонимов Башкирской АССР», от башкирских кан — «кровь» и шал (сал) — «ответвление», «отрог горы», «гора», т. е. Каншал — «Кровавый отрог».

Сияле-Тау, гора к ЮЗ от Ара-Тау близ деревни Бурангулово. Башкирское сейэле — «вишневый», т. е. Сияле-Тау — «Вишневая гора».

Серекайды-Тау (Серекай), гора в междуречье Урала и его правого притока реки Барал между насе ленными пунктами Бурангулово и Кирябинское. В башкирском языке серекэй — «комар», серекэйде — «комариный», следовательно, Серекайды-Тау — «Комариная гора». У И. И. Лепехина — гора Чиркай с переводом «Мошкара».

Якуб-Тау, гора на левом берегу Урала к ЮВ от деревни Бурангулово. От тюркского имени Якуб, т.е. «Гора Якуба». По происхождению это древнееврейское имя, проникшее в тюркские языки через арабское посредство. В христианском именнике ему соответствует Яков. Первичное значение имени — «Идущий следом».

Каза-Тау, гора к 3 от села Кирябинское. Башкирское кэзэ — «коза», т. е. «Козлиная гора».

Япрак-Тау, гора между реками Бирся и Барал, притоками Урала в 6 км на ЮЮВ от села Кирябинское. В речи местного русского населения — Епрахта. На картах встречается ошибочная форма Диафрактау. Башкирское япрак — «лист», следовательно, Япрак-Тау — «Листовая гора». Местные жители рассказывают, что «много было листьев, богатый был урожай». Это объяснение, однако, не раскрывает причину наименования.

Кубяк, гора в 12 км на ЮЗ от Япрак-Тау. См. Кубякская.

Кубякская, гора в 24 км на ЮЗ от Япрак-Тау и в 3 км от деревни Кубяково. От башкирского антропонима Кубэк.

Калкан-Тау (Калкан), гора в 12 км к В от горы Кубяк близ озера Калкан (к ССЗ от города Учалы).

П. И. Рычков приводит в формах Калган и Калкан-тау с переводом «остальная, или крайняя гора». Это же толкование встречается в краеведческой литературе со ссылкой на башкирское калган — «оставшийся», «остальной», однако местное население утверждает, что ороним Калкан надо переводить «Защита» и дополнительно разъясняет, что «у воинов башкирских раньше такие пластинки металлические прикреплялись на груди для защиты от оружия». В башкирском языке калкан — «щит», калган — «оставшийся», «остальной», поэтому толкование Калхан-Тау как «Щит-гора» предпочтительнее.

Карагай-Тау, гора в 7 км на СВ от Калкан-Тау к С от города Учалы. Б переводе с башкирского — «Сосновая гора». Таких названий на Южном Урале очень много.

Таш-Яр, гора в 1 5 км к В от города Учалы. В переводе с башкирского языка «Каменный обрыв».

Ахунтова, гора в 12 км к ВЮВ от города Учалы. Современная башкирская форма — Ахун-Тау. Тюркский антропоним Ахун, или Ахунд является формой персидского по происхождению Агахудаванд — «Господин-владыка». Возможны два пути образования русской формы: от варианта Ахунд (Ахунт) с помощью русского суффикса ов(а) и от варианта Ахун с переработкой тюркского тау на русской почве в тов (а), подобно тому как из Урал-Тау (Орал-Тау) возникло Орал (ь) това гора.

Барангул, гора в 20 км на ЮЗ от горы Кубяк-ская и в 15 км к В от рабочего поселка Тирлянский (953 м). В основе башкирское личное имя Бурангол (в русской передаче Бурангул), в некоторых диалектах — Барангол, ср. названия башкирских деревень Бу-рангулово в Абзелиловском, Давлекановском и Учалин-ском районах.

Усту-Биик, гора на правобережье реки Урал в 15 км к В от горы Барангул. По-башкирски Осто-Бейек — «Острая высота».

Улу-Тау, гора на правобережье реки Урал в 2 км к ЮЮЗ от горы Усту-Биик. По-башкирски Оло-Тау — «Большая гора».

Уразы-Тау, гора в 25 км на ЮЮЗ от горы Барангул и в 20 км к В от Белорецка. Еще одна Уразы-Тау есть в Бурзянском районе Башкирской АССР близ Старосубхангулово. По «Словарю топонимов Башкирской АССР», возможно, от башкирского урэзе — «возвышенное, холмистое место». Население связывает с религиозным праздником ураза (мусульманский пост), видимо, по народной этимологии.

Узун-Кыр, хребет в 1 2 км на В от горы Уразы-Тау и в 18 км к ЗСЗ от города Верхнеуральска. В башкирском языке озон — «длинный», кыр — «поле», «кряж», т. е. «Длинное поле», «Длинная возвышенность» (длина хребта — 1 2 км). В 3 км от хребта — озеро Узункуль — «Длинное озеро». Озеро также имеет продолговатую форму, поэтому трудно сказать, какое название первично.

Таш-Кая-Тау, гора на левом берегу Урала в 15 км к ССЗ от Верхнеуральска. В переводе с башкирского — «Гора каменной скалы». На горе много каменных россыпей и скал, что и послужило причиной наименования.

Юкалы, гора на правом берегу Урала в 18 км на СЗ от Верхнеуральска. От башкирского юкэле — «липовый», т. е. «Липовая (гора)».

Извоз (Извоз-гора), гора в излучине Урала к 3 от Верхнеуральска. По объяснению Н. И. Шувалова, в XVIII—начале XIX в. «здесь проходил путь от горы Магнитной, где добывалась железная руда, на Белорец-кий и другие железоделательные заводы. Крестьяне, возившие руду извозом, обычно останавливались на этой горе отдыхать, отсюда и пошло название...»

Мамеева, гора в 1 2 км к ВЮВ от Верхнеуральска. От башкирского антропонима Мэмэй (ср. мэмэй — «сладкое», «детская еда», но также «мямля»).

Куркак, хребет между верховьями рек Миндяк и Малый Кизил в 22 км на ВЮВ от Белорецка. Наиболее значительная вершина в южной части хребта тоже называется Куркак и имеет абсолютную отметку 1008 м (в некоторых источниках эта вершина именуется Кара-Таш — «Черный Камень»),

По-башкирски куркак — «трус», «трусиха», но нет уверенности, что название горы действительно связано с этим словом.

Кур-Таш, гора в 10 км на ВЮВ от Белорецка (Большой  Кур-Таш — 1021   м  и  Малый  Кур-Таш). Г. Е. Корнилов объясняет из кор-таш — «тетеревиный камень».

В «Словаре топонимов Башкирской АССР» название горы Курташ толкуется из кур — «богатый» и таш «камень».

Арвяк-Рязь, гора в 20 км к ЮЮЗ от Белорецка (1067 м). Этот ороним «сконструирован» по распространенному принципу: гора называется по двум рекам, берущим около нее начало (река Рязь впадает в Белую слева, река Арвяк — приток Рязи). Сами башкиры называют эту гору Ряз (Рэз), Ряз-Таш (Рэз-Таш), то есть «Рязский Камень», или Арвяк. В географических работах 40-х гг. гора именуется Рязьташ, в «Словаре топонимов Башкирской АССР» — Арвяк.

Уткаль-Таш, гора в 7,5 км на ЮЮВ от горы Арвяк-Рязь. Башкирское уткэл — «проход», «переход», значив, Уткаль-Таш — «Проходной Камень».

Шонкар, гора к Ю от горы Уткаль-Таш в верховьях реки Малый Кизил. От башкирского шонгкар — «сокол», «соколиный».

Крыкты-Тау, хребет почти меридионального направления между хребтами Куркак и Ирендык. С запада хребет ограничивается долинами рек Малый и Большой Кизил, которые затем обходят его соответственно с севера и с юга. Длина хребта — около 60 км. Наиболее значительная вершина хребта — гора Кара-Таш (1114 м) — «Черный Камень». Другие высокие вершины: Шершил-Тау (Шыршылы-Тау) — «Еловая гора» (1087 м), Ак-Таш — «Белый Камень».

По-башкирски хребет называется Кыркты-Тау, или Кыркты. Это название буквально означает «Он перерубил» («отрезал», «перерезал»), представляя собой одну из форм прошедшего времени от башкирского глагола кыркыу — «перерубить». Г. Е. Корнилов переводит — «Обрезанная (обрубленная) гора». Обычно в это выражение  вкладывают  такой  смысл:  протекающая вдоль хребта река Большой Кизил (Кызыл), круто поворачивая на восток между хребтами Крыкты и Ирендык, «перерезала» горы и вырвалась на степной простор. В конце башкирского сказания «Урал-батыр» мы встречаемся с этим же объяснением, но уже в поэтической форме: сын Урал-батыра богатырь Идель ударом булатного меча рассек большую гору, и ущелье стало называться Кыркты (а по ущелью и хребет). Возможно, как предполагает С. Ф. Миржанова, современная башкирская форлла возникла на почве народной этимологии.

В «Словаре топонимов Башкирской АССР» дается другое толкование: от башкирского кырк — «сорок» в значении «много», «множество» и суффикса ты (тау) — «гора».

Курятмас, меридиональный хребет к В от хребта Крыкты-Тау (25 км к 3 от Магнитогорска). В краеведческой литературе название приводится в форме Кур-Ятмас с переводом «Тетерева не живут». Поскольку «тетерев» по-башкирски кор, а слово ятмас может рассматриваться как отрицательная форма причастия будущего времени от глагола ятыу — «лежать», «ложиться» («Тетерева не будут лежать»), этот перевод достаточно точен.

Ташты-Курятмас, меридиональный хребет к В от хребта Курятмас (23 км к 3 от Магнитогорска). Башкирское диалектное ташты — «каменный», следовательно, Ташты-Курятмас надо переводить «Каменный Курятмас» (см. Курятмас).

Магнитная, горный массив на левом берегу реки Урал на восточной окраине Магнитогорска, содержавший в прошлом богатые залежи железной руды — магнитного железняка, открытые в первой трети XVIII в. Массив вытянут с С на Ю вдоль Урала и окружен другими менее значительными вершинами. Самая высокая  гора  Атач  (614  м),  находящаяся  в  южной части массива, считается главной вершиной Магнитной. Это вполне согласуется с замечанием П. И. Рычкова в «Топографии Оренбургской губернии» о том, что Магнитная гора «по-башкирскому названию Атачи именуется». В некоторых источниках гора Атач называется также Маячной.

Русское название массива (Магнитная) не требует каких-либо дополнительных разъяснений, напротив, значение коренного наименования (Атач) устанавливается с трудом. М. И. Альбрут, изучавший этот вопрос, отвергает предположение о связи оронима Атач с башкирским этэс, татарским этэч (добавим еще казахское этеш) — «петух», поскольку конфигурация горы не имеет сходства с петухом. Он предпочитает сравнивать название Атач с башкирско-татарским ат — «лошадь», ач (ас) — «голодный» («Голодная лошадь»), так как гора лишена растительности, и, кроме того, приводит легенду о башкирском богатыре Атаче, будто бы погребенном на вершине горы.

Легенда, конечно, как и во многих других подобных случаях — позднее измышление, а этимология Атач — «Голодная лошадь» неудачна, поскольку порядок ач + ат («Голодная лошадь») естественнее, чем ат + ач («Лошадь голодная»). Напротив, предположение о связи названия Атач с тюркскими словами со значением «петух», вопреки Альбруту, интересно. В звуковом отношении сравнение с татарским этэч безукоризненно (давно усвоенные имена во многих случаях татари-зированы), а в отношении значения оронима надо иметь в виду, что по описанию 1901 г. (до интенсивных разработок Магнитной) гора Атач представляла собой узкий гребень длиною более версты. Сходство с петушиным гребнем, наблюдаемое под определенным углом, могло привести к появлению названия Атач — «Петух». Эта версия кажется поэтому более обоснованной. Из названий других вершин массива (Березовая, Дальняя, Ежовка, Узянка) интересно только Узянка, которое связано с башкирско-татарским узэн — «долина», «долинный», «низменный».

Куйбас, горный массив к С8 от Магнитной с вершинами Большой и Малый Куйбас. В казахском языке кой — «овца», бас — «голова», следовательно, Куйбас — «Овечья голова». На характер гласного первого слога могло повлиять родственное татарское и башкирское слово куй — «овца».

Айдарлы, гора к ЮЗ от Магнитной. В казахском языке айдар — «чуб», «хохол», а также «возвышенность», «холм с конусообразной кучей камней наверху», айдарлы — прилагательное от айдар. По геоморфологическим наблюдениям 1901 г. гора характеризуется пирамидальной формой.

Кара-Адыр-Тау (Кара-Адыр), гора к ЮЗ от горы Айдарлы. В переводе с казахского языка «Гора с черной сопкой (возвышенностью)».

Кучайкина, гора к ЮВ от горы Кара-Адыр-Тау. От башкирского антропонима Кучэй, в русском усвоении — Кучайка.

Узун-Дзял (Узун-Зял), длинная гряда к ЮВ от горы Магнитной на правобережье реки Гумбейка. В казахском языке узын — «длинный», жал — «грива (лошади)», переносно «горная гряда», следовательно, Узын-Дзял — «Длинная гряда». Название точно передает характер объекта.

Ирендык (по-башкирски Ирэндек), иногда Ирендык-Тау, хребет в юго-восточной части Башкирской АССР на границе со степным Зауральем. Начинается на правом берегу реки Большой Кизил и кончается южнее города Баймак. Длина хребта — более 110 км. Северным продолжением Ирендыка за рекой Большой Кизил служат хребты Крыкты-Тау и Куркак. Затем еще дальше к ССВ между верховьями Уя и Урала мы снова встречаем хребет (приблизительно 15 км длиной), который называется Ирендык, а на картах — Малый Ирендык (см.). Поэтому может быть, что раньше коренное население считало хребтом Ирендык всю горную цепь, идущую параллельно Урал-Тау, но в 15—20 км восточнее.

Наиболее высокая часть хребта находится в центре против озера Талкас и называется по-башкирски Кара-Таш — «Черный Камень» (987 м). Из названий многочисленных вершин интересны: Таган-Таш—«Подставка-Камень» (ср. Таганай), Козгон-Таш — «Воронов Камень», Кэмэ-Баш — «Лодочная вершина» и Балта-Тау — «Топор-гора» (у нее, по описанию, продолговатая, острая и крутая вершина).

Название Ирендык загадочно. Его пытались сравнивать с башкирским йырын, йырынды — «овраг, прорытый водой», но это не подходит в звуковом отношении. В компоненте «дек» находили измененный древ-небашкирский географический термин со значением гора (древнетюркское таг — «гора»).

Местные жители связывают название хребта Малый Ирендык с иренеу — «полениться» и рассказывают различные легенды, но все это явно из области народной этимологии.

Можно разложить это название на компоненты ир (тюркское «земля» или «герой») и ендык (в средне-тюркском было близкое по звучанию слово эндэк со значением «крыша»). В этом случае Ирендык — «Крыша земли». Для жителей зауральских степей такое восприятие, казалось бы, вполне возможно, однако и эта версия бездоказательна.

Любопытно, что И. И. Лепехин записал в XVIII в. название хребта в форме Ирентик, а П. С. Паллас упоминает название двух соленых озер близ Челябинска Ирентик-Куль, по-русски — Горькие озера. Однако название озер трудно сопоставить с оронимом.

В «Словаре топонимов Башкирской АССР» Ирэндек расчленяется на основу ирэн и суффикс дек — «гора». Основа ирэн сопоставляется с гидронимом Ирентик-куль и рекой Ирень, притоком Сьшвы.

Карагай-Сусак, гора западнее хребта Ирендык в 20 км к ССЗ от города Баймак. В башкирском языке карагай — «сосна», сусак — «сопка», то есть «Сосновая сопка».

Айтуган, гора в вершине реки Кана, притока Белой, в 30 км на ЗСЗ от горы Карагай-Сусак.

Название горы может оказаться антропонимом, поскольку Айтуган, сын Касбулата, упоминается в шежере "башкирского племени тамьян. Антропоним Айтуган означает «Родственник луны». Но вполне может быть и так, что перед нами чисто топонимическая метафора (ср. Таганай).

Ельбаш, гора на южном конце хребта Ирендык в 30 км южнее города Баймак. Возможно, в этом оро-ниме сочетаются башкирские слова ел — «ветер» и баш — «голова», «вершина», то есть «Ветреная вершина». Название такого рода уместно для горы, находящейся на границе с открытой степью. В топонимии различных народов подобные названия встречаются часто, ср. знаменитый хребет Ветреный Пояс на северо-западе Архангельской области.

Чека, гора на левом берегу Урала в 50 км к В от Баймака. По-видимому, татаризированная форма казахского шокы — «холм», «бугор с остроконечной вершиной». У геолога XIX в. Г. П. Гельмерсена Кара-Чек (очевидно, казахское Кара-Шокы) — «Черный холм» (ср. Кара-Шокы, Мугоджары).

Ала-Байтал, гора на левом берегу Урала против устья реки Большая Уртазымка. Башкирское или казахское название со значением «Пегая кобыла» (ала — «пегий», байтал — «неожеребившаяся кобыла»). Название отражает коневодческий быт тюрков.

Асафкина, гора к ЮВ от горы Ала-Байтал. От антропонима Асаф, который восходит к древнееврейскому источнику и проник в тюркские языки через арабское посредство. Его исходное значение — «Тот, кого прибавляет бог». Название горы образовано от русской формы Асафка.

 

Горы южнее широтного участка реки Белая
и примыкающие к ним возвышенности (приводятся с 3 на В)

 

Общий Сырт, обширная возвышенность — водораздел Урала и Волги, представляющий собой мощный западный отрог Уральских гор. Наиболее значительная вершина — гора Медвежий Лоб северо-западнее Оренбурга (405 м). Топоним Общий Сырт употребляется уже П. И. Рычковым в «Топографии Оренбургской губернии».

Тюркское слово сырт имеет значение «вытянутая плоская возвышенность, образующая водораздел». Известный исследователь Южного Урала географ Э. А. Эверсманн в книге «Естественная история Оренбургского края» пишет, что Общий Сырт «образует на всем протяжении своем общее разделение вод, что означает и самое русско-татарское название, Все ручьи и реки, вытекающие на южном склоне Общего Сырта, идут в Урал; на северном склоне — впадают посредственно или непосредственно в Волгу».

Иначе толкуют это название Э. М. Мурзаев и В. А. Никонов: Общий Сырт длительное время не заселялся, но использовался как пастбище и казахами, и русским населением.

Наконец, в самое последнее время X. А. Самакаев из Оренбурга предложил еще одно решение. По его мнению, Общий Сырт занимает господствующее объединяющее положение среди других подобных возвышенностей (сыртов), известных под названиями Меловой Сырт, Средний Сырт, Синий Сырт. Закономерностям возникновения топонимов больше отвечает точка зрения Э. М. Мурзаева и В. А. Никонова.

Маяк (Маячная), гора к 3 от Оренбурга. В «Топографии Оренбургской губернии» П. И. Рычкова эта гора названа Сырт, причем указывается, что на горе есть маяк. См. Маяк (Приполярный Урал).

Илекское плато, возвышенность широтного направления в междуречье Урала и его притока реки Илек (длина — более 150 км). Названо по реке Илек. Боевая гора, гора на Илекском плато в 22 км к СЗ от города Соль-Илецка. Здесь в 1919 г. части Красной Армии сражались с белогвардейцами.

Туз-Тюбе, название гор близ города Соль-Илецка, содержащих огромное месторождение соли. В «Книге Большому Чертежу» 1627 г. написано: «пала в Яик, с левые стороны Яика, Илез река, ниже горы Тустеби, по нашему та гора Соляная: ломают в ней соль». В переводе с башкирского и казахского языков Туз-Тюбе — «Соляной холм», «Соляная гора».

Корсак-Бас, гора на левобережье реки Илек в верховьях реки Малая Хобда. Казахское карсак — «корсак (степная лисица)», бас — «голова», т. е. «Голова корсака». Эта крутосклонная характерной формы гора сложена красноцветными песчаниками. Отсюда и метафора.

Накас, меридиональный хребет на границе Башкирской АССР и Оренбургской области на правом берегу реки Большой Ик (к В от рабочего поселка Тюльган). Наибольшая высота — 667 м. Различают Большой Накас и Малый Накас. Здесь же река Накас, правый приток Большого Ика. Авторы «Словаря топонимов Башкирской АССР» сравнивают с башкирским накыс — «малый», «куцый».

Биш-Буляк, хребет между рекой Накас и притоками реки Тогустемир (бассейн реки Салмыш) к 3 от хребта Накас. В одной работе по геологии Оренбуржья есть и перевод этого названия — «Пять холмов». Более точный перевод — «Пять частей» (башкирское булек, казахское бюлек — «отдел», «часть»). Дело в том, что этот  небольшой  хребет  расчленен  на  ряд  холмов.

Яман-Тау, горы на левом берегу реки Большой Ик к ЮВ от хребта Накас. 8 переводе с башкирского язы ка — «Плохая гора», «Плохие горы».

Зилаирское плато, обширное плоскогорье в южной Башкирии между рекой Большой Ик, правым притоком Сакмары, и рекой Сакмарой. По названию правых притоков Сакмары рек Ялан Зилаир — «Полевой Зилаир» и Урман Зилаир — «Лесной Зилаир», пересекающих это плато с С на Ю, а также села Зилаир — центра Зилаир-ского района. Русское название отражает татарскую форму. По-башкирски топоним звучит Йылайыр.

Дзяу-Тюбе, меридиональный хребет, идущий вдоль правого берега Зилаира, а затем вдоль правого берега Сакмары почти до ее поворота на запад у города Кувандыка. Длина — около 45 км, максимальная высота— 619 м. Хребет примыкает на севере к обширному Зилаирскому плато.

Башкирские слова дзяу (в литературном языке яу) и тубэ означают соответственно «бой», «войско» и «холм», «вершина». Таким образом, Дзяу-Тюбе надо переводить — «Вершина, где был бой». В башкирских деревнях по Сакмаре рассказывают, что здесь в старину действительно проходило какое-то сражение, иногда добавляют, что бой был между башкирами и казахами. На Южном Урале много подобных названий: в Башкирии есть, например, гора Яугасты — «Войско отступило», а в Оренбургской области северо-западнее Соль-Илец-ка — Боевая гора (см.).

Русские называют Дзяу-Тюбе — Шайтан, или Шайтан-гора.

Губерлинские горы, невысокий, но длинный хребет (более 100 км длиной), идущий по правобережью реки Урал между городом Кувандык и рабочим поселком Ириклинский. Горы получили название по реке Губерля, рассекающей хребет на две части и впадающей в Урал. Они упоминаются уже в трудах В. Н. Татищева, П. И. Рыч-кова, П. С. Палласа (XVIII в.).

Губерлинские горы вместе с левобережными возвышенностями соединяют собственно Урал с Мугоджа-рами.

 

 

8. МУГОДЖАРЫ

 

Мугоджарами (Мугоджарскими горами) называются горные гряды на западе Казахской ССР, которые считаются южным окончанием Урала. Ороним Мугоджары в настоящее время употребляется в разных значениях. Собственно Мугоджары (Мугоджарский хребет) протянулись с С на Ю приблизительно на 200 км при ширине до 30 км. Они представляют собой узкий горный кряж, который затем у горы Айрюк разделяется на два параллельных хребта — Западные Мугоджары и Восточные Мугоджары. Западный хребет выше восточного. Там находится и самая значительная гора Мугоджар — Большой Боктыбай (657 м). Начинаются собственно Мугоджары на правобережье реки Орь, где она в своих верховьях переходит с почти широтного течения на меридиональное, их южный конец находится примерно в 180 км к СЗ от Аральского моря на широте озера Челкар. На Мугоджарах берут начало истоки таких значительных рек, как Орь, Эмба, Иргиз.

Мугоджары в широком смысле слова включают в себя все возвышенности от параллели города Орска (51º10'с. ш.) до южного конца Мугоджар под 48º с. ш. Это прежде всего Урало-Тобольское плато с грядой Кара-Адыр-Тау («Гора черной возвышенности») в междуречье притоков Ори и Кумака на западе, Тобола и Иргиза — на востоке. К западу от Урало-Тобольского плато за Орской равниной между 51 º и 50º с. ш., то есть от широтного колена реки Урал до собственно Мугоджар находится Орь-Илекская водораздельная возвышенность, или Северные Мугоджары, с кряжем Катын-Адыр (по-казахски катын — «жена», «женщина», адыр — «возвышенность»). Северные Мугоджары рассматриваются как продолжение Губерлинских гор и связывают Южный Урал (Орский Урал) с собственно Мугоджарами (южными Мугоджарами), о которых в дальнейшем и пойдет речь.

По мнению одних ученых, казахское слово мугоджары (точнее, мугаджар) означает «резкие уступы, расположенные на вершинах», другие связывают это название с тюркским племенем муган, которое жило в X—XI вв. в Средней Азии и Закавказье. Из Муганд-жар (жар, джар — «обрыв», «скала») возникло Мугаджар («н» выпало).

При объяснении оронима Мугоджары надо учитывать, что в русских источниках XVIII в. эти горы именуются Мугулжарскими, Мугалжарскими, Магулжар-скими (П. И. Рычков), Мугалджарскими (Н. П. Рычков), Мангальдирскими или Магалдир Тау (И. П. Фальк), Малгазир (Атлас 1745 г.). Топоним Мугоджары, или Мугоджарские горы (Мугоджар-Тау) входит в употребление только в XIX в. Не исключено поэтому, что в названии гор сохранился, правда, в переработанном виде этноним монгол (в тюркских языках — монгол, монгул, могол, могул, в русских памятниках XVII в.— мугальские или мунгальские послы, у В. Н. Татищева — мангулы или мангалы — «народ калмыцкой»).

Жиланды-Тау (Джиланды-Тау), горный массив на крайнем севере Мугоджарского хребта на правом берегу реки Тыкбутак недалеко от места ее впадения в Орь. По-казахски жылан — «змея», жыланды — «змеиный», тау — «гора», следовательно, казахское Жыланды-Тау надо переводить «Змеиная гора».

Сандык-Тау, гора в северной части Мугоджар на правобережье реки Орь. По-казахски сандык — «сундук», тау — «гора», то есть «Сундук-гора». Возможно, метафора.

Чуртанды-Тау, гора в северной части Мугоджар на водоразделе рек Джанай и Талдык к С от горного массива Дау-Тау. В казахском шортан — «щука», шортан-ды — «щучий», тау — «гора», то есть «Щучья гора». Ороним татаризован, ср.  татарское чуртан — «щука».

Кызыл-Адыр, гора к С от горного массива Дау-Тау. 8 переводе с казахского «Красная возвышенность».

Дау-Тау (в источниках также Даудынгтау, Даудынг, Дау), горный массив в северной части Мугоджар на правобережье реки Кундузды в ее верховьях.

В казахском языке дау — «тяжба», «спор», дюнг — «возвышенность», тау — «гора», следовательно, Дау-Тау — «Спорная гора», Даудынгтау — «Гора спорной возвышенности». Формы Даудынг и Дау скорее всего ошибочны.

Кос-Шокы, две небольших возвышенности в истоках реки Кундузды. В переводе с казахского «Пара холмов».

Жетим-Тау (Джетим-Тау), гора в Мугоджарах близ горного массива Дау-Тау. В казахском языке жетим — «сирота», «обездоленный», «осиротелый», тау — «гора», то есть «Сиротская гора», или «Гора Сирота» (если это метафора).

Кен-Куыс (Кенкус, Кенгус, Кингус), гора в верховьях реки Тумпсай к В от горного массива Дау-Тау. В переводе с казахского — «Широкая долина», «Широкое ущелье».

Айрюк, двуглавая гора в верховье реки Шет-Иргиз, вторая по высоте вершина Мугоджар (более 600 м). Упомянута уже в «Книге Большому Чертежу» 1627 г. в форме Урук, В. Н. Татищев именует горой Айраурус; но, видимо, в обоих случаях подразумеваются Му-годжары в целом. В XIX в.— Айрук, Айрю-рук, Айрюк-таг, с конца XIX в.— только Айрюк.

Как показал Е. Койчубаев, в основе оронима — казахское айрык — «развилина»,  причем  горы  с таким названием есть не только в Мугоджарах, но и на Южном Алтае и в Заилийском Ала-Тау. Поскольку именно у горы Айрюк начинается наиболее высокая часть Му-годжар, и они разделяются на две ветви — западную и восточную, такое название кажется оправданным.

Уркач, гора к 3 от горы Айрюк. Казахское уркеш — «горб верблюда». Название татаризировано (вместо ш записано ч).

Кара-Шок ы, гора к ВСВ от горы Айрюк. В казахском языке кара — «черный», шокы — «холм», «бугор с остроконечной вершиной», следовательно, «Черный холм».

Кызыл-Шокы, гора к ВЮВ от горы Айрюк. В переводе с казахского «Красный холм».

Обалы (Убалы), горный массив на ВЮВ от горы Айрюк. От оба — «курган» в сочетании с суффиксом принадлежности лы, то есть «Курганный».

Арал-Тюбе, гора к Ю от горы Обалы. По-казахски арал — «остров», тюбе — «холм», следовательно, Арал-Тюбе — «Островной холм», т. е. отдельно стоящая гора.

Шуылдак (Шулдак, Чуулдак, Чулдак), горный кряж к Ю от массива Обалы. Получил название по берущей на нем начало речке Шуылдак, притоку Шет-Иргиза (казахское шуылдак — «шумливый»).

Жалгыз-Тау, гора на ВЮВ от горы Айрюк. В казахском языке жалгыз — «единственный», «одинокий», тау — «гора», то есть «Одинокая гора». Прилагательное жалгыз — «одинокий» очень часто встречается в казахской топонимии: в зоне степей и полупустынь это естественно.

Ала-Бас (в источниках часто Алабаз), гора к ЮЮВ от горы Айрюк, здесь же река Алабас и Алабасская котловина. Типичное «цветовое» название: ала по-казахски — «пестрый», бас — «голова», «вершина» («Пестрая Голова» или «Пестрая вершина»). Причины наименования могут быть различны (см. Ала-Тау).

Сары-Тау, гора южнее горы Ала-Бас. Казахское сары — «желтый», тау — «гора», то есть «Желтая гора».

Бир-Шогыр (Бер-Чогур), группа гор к ЮЮЗ от горы Ала-Бас. Наиболее значительная из них — Боктыбай. По-казахски бир — «один», шогыр — «группа», то есть «Одна группа (гор)» или «Одни только (горы)».

Боктыбай (Большой Боктыбай), самая высокая гора в Мугоджарах (657 м). Находится в нескольких километрах к 3 от станции Бер-Чогур на железной дороге Актюбинск — Аральск. По Е. Койчубаеву, Боктыбай — один из казахских этнонимов.

Жаксы-Тау (Джаксы-Тау), группа гор южнеэ массива Боктыбай, которыми заканчивается на юге главный Мугоджарский хребет. Далее к югу находятся только невысокие горы Жамзн-Тау (см.). В переводе с казахского Жаксы-Тау — «Хорошая гора», очевидно, это название дано в противоположность лежащему южнее безводному массиву Жаман-Тау — «Плохая гора».

Жаман-Тау (Джаман-Тау), невысокий горный массив на крайнем юге Мугоджар, отделенный от главного хребта широтной долиной. Жаман-Тау, таким образом, является южным концом Мугоджар и всего Урала: этот массив на юге резко обрывается крутыми уступами и сменяется равниной. На Жаман-Тау нет пригодных для пастбищ мест, поэтому массив и получил казахское название, означающее в переводе «Плохая гора», «Дурная гора».

В некоторых источниках указывается еще примыкающая с юга к Жаман-Тау низкая возвышенность Булек-Тау, в переводе с казахского «Отдельная гора»(бюлек — «отдельный», «обособленный»).

Другая гора Жаман-Тау, высокая и крутая, находится севернее — на восточной стороне Мугоджар.

 

 

Алфавитный указатель оронимов

 


Аваляк
Аджигардак
Азов
Азям
Айдарлы
Ай-Емынг-Кев
Айрюк
Айтуган
Ак-Биик
Ак-Кашка
Ак-Куян
Ак-Кыр 
Аксарка
Ак-Тау 
Ала-Байтал
Ала-Бас
Ала-Бия
Ала-Тау
Александровская Сопка
Алёшкова
Амшар
Ангквал-Суп-Нёл 
Ангкрип-Нёр
Арал-Тюбе
Ара-Тау
Арвяк-Рязь
Ардакты
Арка-Тау
Асафкина 
Ауспи-Тумп
Ауш-Тау
Ахунтова 
Аю-Аткан 
Бирьян
Багрушинские
Базал
Байдарата-Саурей
Байит-Тау
Байрамгул
Бака 
Бакальские горы
Бакты
Балабан
Баля 
Барангул 
Бардымский хребет 
Баркова
Басеги
Баскак
Бахмур
Бахтиарская 
Баш-Ала-Тау 
Баш-Тау
Баш-Таш
Баштин
Баштур
Башукты
Белая
Белый Камень
Белый Спой
Белягуш
Белятур
Березовая
Березовский  Камень
Беркут
Беркут-Тау
Биик-Тау 
Бик-Батэр
Билимбай 
Бир-Шогыр
Биш-Буляк
Бияцкие Шишки
Благодать
Боевая гора 
Боктыбай 
Болвано-Из
Большой Едуней 
Большой Куюк
Большой Кысык
Большой Лайс
Большой Миасс
Большой Минисей
Большой Мунчуг 
Большой Пайпудынский 
Большой Чёндер 
Большой Шатак
Большой Шолом
Борзова
Борзовские
Буз-Арка 
Буз-Ат
Буландиха
Бунар
Буртым
Жаксы-Тау
Валган-Чугра
Варганова
Варсанофьевой
Веселая
Веселые горы
Вижайский Камень
Вишневые горы
Войкар-Сыньинский массив
Волчиха
Восточные Саледы
Вот-Тартан-Сяхыл
Высокашка
Высокая
Высокая Еква
Высокая Парма
Зотова
Голая Шишка 
Голый Чурок 
Горновая 
Городкова
Григорьева
Губерлинские горы 
Гулящие горы
Данькова 
Дау-Тау
Денежкин Камень
Джагал
Дэяу-Тюбе
Дидковского 
Дикарь
Думная
Дьявола-Из
Дюнян-Суйган
Евтропины Носки
Ежовая
Елауды
Ельбаш
Енгане-Пэ
Енгылей-Сяхыл
Ёвт-Хури 
Ёсь-Из
Жалгыз-Тау
Жаман-Тау
Жетим-Тау
Жиланды-Тау 
Жука-Тау 
Завьялиха
Западные Саледы 
Захарова Шишка
Зенгур
Зигальга 
Зилаирское плато
Зильмердак
Змеевая
Золотой Камень
Зюраткуль
Зюрян 
Игядей-Тай-Кев
Извоз 
Израндинская 
Илекское плато
Ильменские горы 
Иман-Арка
Изерские Зубчатки
Иремель
Ирендык
Иркускан 
Испытателей  Природы
Итарма-Пэ
Ицыл
Ишерим
Ишикай
Ишкуль
Кадералы 
Казан-Салган 
Казанский Камень
Каза-Тау 
Казымовская
Каин
Калкан-Тау
Калты 
Калу
Кальян
Каншал
Капкалы
Кара-Адыр-Тау
Карабайка
Карабаш
Карагаз-Тау
Карагай-Сусак
Карагай-Тау
Карагужная
Карамалы 
Карандаш 
Кара-Тау 
Караул-Тау
Кара-Шокы
Каровый  массив 
Карпинского
Карымка
Карязы
Каслинско-Сысертский
Катышер
Кача-Мыльк
Качканар 
Кашка-Тау
Каюк
Кваркуш
Кедровый Спой
Келп-Нёр 
Кен-Куыс 
Кент-Нёр 
Кёч-Пель 
Кивталап-Нёр 
Кир-Камень
Кожим-Из 
Козмер
Койп
Кокпела
Колвинский Камень
Колокольня
Колпаки
Конжаковский Камень
Коноваловский хребет
Константинов Камень
Копанец
Копна 
Корсак-Бас
Кос-Из
Косотур
Костроминка
Косум-Нёр
Кос-Шокы 
Косьвинский Камень 
Котел 
Крака 
Красный Камень
Крон
Крыкты-Тау
Кубяк 
Кубякская
Кузь-Из
Куйбас
Кукашка
Кук-Бия
Кукшик
Кумардак 
Кумач 
Кумба 
Кургашка 
Куркак
Курсомбай
Кур-Таш
Курыксар 
Курятмас 
Кутерды
Кучайкина
Кушпайский Увал 
Куш-Тау
Куян-Тау 
Кыдзь-Мыльк
Кызлар-Карауылы 
Кызыл- Адыр
Кызыл-Шокы
Кыр-Таш
Кырьинский Камень
Кычиль-Из
Мань-Янг-Тумп
Лаптапай 
Лапча-Из 
Ласын-Таш-Тау
Лемва-Из 
Лешак-Манюку 
Лимбеко-Из
Листовка-Ель 
Лонготъеган-Тай-Кев
Лопсия-Тумп
Лопьинский Камень
Лорцем-Пэ
Лунтанг-Нёл
Люньси-Сяхыл 
Лядгей
Лялинский Камень
Мирон-Вань-Нёр
Магаш 
Магдалинский Камень
Магнитная
Магнитные
Май-Тюбя 
Макар-Из 
Макарушкина
Макуриха 
Малды-Нырд
Малиновая
Малый Едуней 
Малый Ирендык
Малый Миасс
Малый Пайпудынский 
Малый Чёндер 
Мальчиха 
Мамеева
Мамыр-Тау
Манарага 
Манзские Болваны
Ману
Мань-Вонтыр-Сяхыл
Мань-Емки
Мань-Кот-Нёр 
Мань-Саран-Из
Мань-Хамбо
Мань-Хап-Хартнэ-Тумп
Манья-Нырд
Марков Камень
Мартай
Масим 
Маскаль
Маскарали
Масло 
Машак 
Маяк
Маяк-Тау 
Маяло-Хой
Маярдак
Мег
Медведь-гора 
Медвежий Камень 
Минисей
Модер-Тау
Молебный Камень 
Молид-Из 
Молид-Мусюр
Молчанский Камень
Море-Из
Мотаиха
Мраткина 
Мунинг-Тумп
Муравьиный Камень
Мясной Кряж
Нажим 
Назминские
Накас 
Народная 
Нары
Насырка
Нгысыхы-Нырд 
Неприступный 
Нерим-Из 
Нёр-Ойка 
Нимтэм-Мыльк 
Ния-Хой
Номъя-Мыльк
Норманг-Нёр
Нурали
Нургуш
Нырд-Вомэн-Из
Нэйлен-Тумп
Нэрыс-Парма
Нягор-Нэо-Пэ 
Нягысь-Талях-Ялпынг-Нёр
Нядэй-Пэ 
Нямда-Хой
Няровский Камень
Няро-Пэ
Нярхала-Хой
Нятай-Тумп
Нята-Рохтум-Сори-Сяхыл
Потанины 
Обалы 
Обе-Из
Общий Сырт
Овин-Парма
Овыл-Тумп
Одинокая 
Озонгур
Ола-Тау
Ольвинский Камень
Ослянка
Осся-Ур
Осто-Тау 
Ось-Нёр
Отортен
Оче-Нырд 
Разрубный Камень
Павдинский Камень
Падея-Хой
Падьяха-Мусюр
Пай-Ер
Пакна 
Пальник-Мусюр
Панграха-Пэ
Париденя-Пэ
Пас-Нёр
Пев-Пэ
Педы-Из
Пеленёр
Пембой
Пендирма-Пэ
Пензерлаха
Пензя-Пэ 
Перна-Из 
Печерья-Талях-Чахль
Пильницкие
Поварня
Полозовая
Полуденные горы 
Полюдов  кряж
Помяненный Камень
Пон-Из
Пон-Пель-Из
Порог-Из 
Порыг-Тотнэ-Сяхыл
Поясовой  Камень
Пропащая 
Протопоп 
Пугачева 
Пуп
Пура-Мунит
Пут-Тартум-Я-Нёр
Пут-Тумп 
Пухуця-Пэ
Пшеничная
Пэзан-Из 
Пырва 
Пьяная
Радошная 
Рай-Из 
Рассоха
Растесский Камень
Рахманка 
Ребро
Реват-Биик
Росомаха 
Рума
Рыжанкова
Сук-Таш
Сабля
Саган
Сакма-Тау
Сали-Нёр 
Салтанка 
Саля-Пэ
Сампал-Сяхыл 
Сандык-Тау
Саран-Из 
Саранная 
Саран-Хап-Нёр
Сарлак 
Сар-Хартнэ-Ойка 
Сары-Тау 
Сарыяк 
Састум-Нёр
Сат-АЛони
Светлая
Свиридиха
Седе-Пэ
Сёд-Из 
Селэм-Из
Семичеловечкый Камень 
Семь Братьев 
Серебрянский Камень
Серекайды-Тау
Синяя
Сиртя-Пэ
Сияле-Тау
Собский массив
Сокол
Сомъях-Нёл
Сомъях-Нёр
Сопр-Экв-Ур
Сопча-Мыльк
Сотчем-Ёль-Из
Старик-Из
Старик-Камень
Старуха
Старуха-Из
Стожок
Столбы
Сугомак
Сука
Сулея 
Сунгурка 
Сундук
Сура-Из
Сусак 
Сутук 
Сухие горы
Сухогорский Камень 
Сывы-Пэ
Сыум-Кев 
Сюнды-Пэ 
Сяньки-Хусап 
Сяркынг-Ур
Таганай
Такаты
Таловский
Тарыг-Нёр
Татарка
Таш-Кая-Тау
Таш-Мечеть
Ташты-Курятмас
Таш-Яр
Теплая
Тёндер-Пэ
Тёньдер-Из
Тима-Из
Тимер-Арка
Толстая
Толстик
Толстиха 
Тондер
Торговой-Из
Торре-Порре-Из
Туз-Тюбе 
Туйтым-Нёр
Туй-Тюбе 
Тулымский Камень
Тумп-Капай
Тумп-Янгк
Тура-Тау 
Тура-Таш 
Турман-Нёр
Тылайский Камень
Тэла-Из
Тэл-Поз-Из
Тэпынг-Тумп
Хора-Из
Уары
Уван
Узун-Дзял
Узун-Кыр 
Уй-Таш
Уктусские горы
Улу-Тау 
Уразы-Тау
Урал-Тау 
Уральский Следопыт 
Уреньга
Уркач 
Урман-Тау
Усту-Биик
Уткаль-Таш
Уфалейский хребет
Чёрный-Из
Фазу лова
Фатима-Таш
Чикманский Камень
Хаардарапай
Хабарта-Кев
Хабин-Сово
Хайма 
Хальмер-Сале 
Хальмеръю-Из 
Халь-Тумп
Ханмей
Хановей-ААусюр
Хара-Матолоу 
Харбей
Хариусная
Хар-Наурды-Кев
Харче-Рузь
Хасаварка
Хатемалья-Тумп
Хахарем-Пэ
Хмели 
Хобе-Из
Хоза-Тумп
Хойды-Пэ 
Хойла 
Хой-Эква 
Холат-Сяхыл
Хора-Сюр 
Хордъюс
Хоса-Нёр 
Хрустальная
Хубта-Пэ 
Худялаха-Пэ
Хум-Вуйпи-Ахетас
Хурум-Поталы 
Хусь-Ойка
Хуута-Саурей 
Хэхэ-Пэ
Чека
Чердынский Камень
Чёрная
Чёрный
Чёртова Банька
Чёртово Городище
Чистоп
Чубарова 
Чувальский Камень
Чувашская
Чулкова
Чуртанды-Тау 
Шайтан
Шакал 
Шаманья
Шатмага
Шахтар-Орнарт
Шелканды 
Шемур 
Шерлинские горы 
Широкая
Шиханы
Шишимские горы
Шонкар
Шудья-Пендыш 
Шуйда 
Шунут-Камень 
Шуылдак
Щука-Ёль-Из
Ыджид-Из 
Ыджид-Парма
Эбель-Из 
Эли-Хотал-Эква-Нёл 
Элюм-Пут-Таим-Совт 
Юас-Нырд 
Юкала 
Юкалы 
Юрак-Тау 
Юрма
Юрма-Тау 
Яшиль-Тюбе
Ябагы 
Якуб-Тау 
Ялангас
Ялпынг-Нёр
Яман-Тау
Ямб-Пэ
Янган-Тзу
Янгорэй-Хой
Яндык 
Янтык 
Янченко
Яныг-Вонтыр-Сяхыл
Яныг-ёмки
Яныг-Кот-Нёр 
Яныг-Пут-Урын-Сяхыл
Яныг-Туйт-Нёр
Яныг-Хап-Хартнэ-Тумп
Яны-Янг-Тумп 
Япрак-Тау
Яптик-Нырд
Япто-Из
Яраней
Яреней-Мусюр 
Яр-Кев
Ярота 
Яртуба
Ярута 
Яулык-Тау
Яш-Куз

 

Лингвистические термины

 

Антропоним Собственное  имя  человека  (Александр, Карпинский)
ГидронимНазвание водоема, реки (Белая, Зюраткуль)
Гидронимия Совокупность гидронимов
ДиалектТерриториальная разновидность языка
ЗоонимСобственное имя (кличка) животного
Индоевропейские языкиСемья  языков,  в  которую  входят родственные индийские, иранские, славянские, германские, латинский, греческий и некоторые другие языки
Иранские языки Группа  индоевропейских  языков,  к которой относятся родственные персидский, таджикский, осетинский, ягнобский (на Памире) и некоторые другие языки. Из мертвых языков — скифский (скифоаланский)
КалькаПеревод по частям слова или оборота речи (мансийское Ялпынг-Нёр дословно «Святой Камень», русское — «Молебный Камень»)
МетафораУпотребление  слова  в  переносном значении на основе сходства предметов. Распространено в оронимии (хребет Сабля, гора Стожок)
МетонимияУпотребление названия одного предмета вместо другого на основании их смежности, понимаемой очень широко. Часто встречается в оронимии (река Щука-Ёль — хребет Щука-Ёль-Из)
Монгольские языкиГруппа родственных языков, в которую входят монгольский, бурятский, калмыцкий и некоторые другие языки
Народная этимологияПереработка и переосмысление слова, чаще всего заимствованного, на основе случайного звукового сходства с другим словом (просторечное «полуклиника» вместо «поликлиника», детское «каменник», «каметник» вместо «памятник»). Широко распространена в топонимии
ОронимНазвание горы, хребта (и шире — любого элемента рельефа)
ОронймияСовокупность оронимов
Самодийские языкиГруппа родственных языков, в которую входят ненецкий, энецкий, селькупский и некоторые другие языки. Из них для оронимии Урала наиболее важен ненецкий язык. Самодийские языки находятся в отдаленном родстве с финно-угорскими языками, составляя вместе с ними уральскую семью языков
Субстрат Следы вымершего языка в составе живого языка (латинское субстратум—«подкладка», «подслой»). Наиболее доказателен субстрат в топонимии
ТопонимГеографическое название (Урал, Таганай)
ТопонимияСовокупность географических названий (на какой-либо территории или в каком-либо языке)
Тунгусо-маньчжурские языкиГруппа родственных языков, к которой относятся эвенкийский, эвенский, нанайский, маньчжурский и другие языки
Тюркские языки Группа родственных языков, в которую входят языки: чувашский, туркменский, азербайджанский, турецкий, татарский, башкирский, казахский, узбекский, тувинский, хакасский, алтайский, киргизский и другие, а также мертвые тюркские языки — половецкий, чагатайский и некоторые другие. Все эти языки восходят к некогда существовавшему общетюркскому языку. Для оронимии Урала особенно важны башкирский, татарский, казахский языки
Фйнно-угорские языки Эта группа родственных языков делится на две ветви: финскую и угорскую. К финской ветви относятся прибалтийско-финские языки (финский, карельский, эстонский, вепсский), саамский (лопарский), мордовский, марийский, пермские (коми-зырянский, коми-пермяцкий, коми-язьвин-ское наречие, удмуртский). В угорскую ветвь входят венгерский и два обско-угорских языка — мансийский (вогульский) и хантыйский (остяцкий). Все финно-угорские языки возникли из общего источника — финно-угорского языка (праязыка). Для оронимии Урала наиболее важны пермские и обско-угорские языки
Этимология Наука о происхождении слов; происхождение слова
ЭтнонимНазвание народа или племени (коми, манси, татары и т. п.)
ЭтнонимияСовокупность этнонимов

 

Основная литература

 

  1. Альбрут М. И. Географические названия Челябинской области.— Доклады научно-краеведческой конференции Челябинского отдела Географического общества СССР. Челябинск,  1966. Вып. 2.
  2. Архипова Н. П., Ястребов Е. В. Как были открыты Уральские горы.— Челябинск, 1982.
  3. Баклунд О. О. Общий обзор деятельности экспедиции братьев Кузнецовых на Полярный Урал летом 1909 года.— Записки Академии наук по физико-математическому отделению. СПб., 1911. Сер. 8, т. 28, № 1.
  4. Безсонов Б. В. Поездка по Вологодской губернии в Печорский край и будущим водным путям на Сибирь.— СПб., 1909.
  5. Бессонов А. Г. Примечания к статье Р. Игнатьева «Названия вод, урочищ и пр. как памятники югров в Уфимской губернии».— Записки Оренбургского отдела Русского географического общества. Оренбург, 1881. Вып. 4.
  6. Варсанофьева В. А. Географический очерк бассейна р. Уньи.— Северная Азия, 1929, №№ 1, 4.
  7. Варсанофьева В. А. Геологическое строение территории Печоро-Ылычского государственного заповедника.— Труды Печоро-Ылычского гос. заповедника. М., 1940. Вып. 1.
  8. Вахрушев Г. В. Значение топонимики в познании недр Башкирии.— Всесоюзная конференция по топонимике СССР 28 января — 2 февраля 1965 года. Тезисы докладов и сообщений. Л., 1965.
  9. Вербицкая Н. П. Геоморфология Южного Урала и Муго-джар.— М., 1974.
  10. Веселовский С.Б. Ономастикон.— М., 1974.
  11. Гафуров А. Имя и история.— М., 1987.
  12. Геннин В. И. Описание уральских и сибирских заводов.— М., 1937.
  13. Георги И. Г. Заметки о путешествии в Россию в 1772—1774 годах.— СПб., 1775, т. 1—2 (На немецком языке).
  14. Глушков И. Н. Чердынские вогулы.— Этнографическое обозрение. М., 1900. Кн. 45, № 2.
  15. Гофман Э. К. Материалы для составления геологической карты казенных горных заводов Хребта Уральского.— Горный журнал. СПб., 1865—1868.
  16. Гофман Э. К. Северный Урал и береговой хребет Пай-Хой.— СПб., 1856.
  17. Дневник В. Н. Латкина во время путешествия на Печору в 1840 и 1843 гг.— Записки Русского географического общества. СПб., 1853, кн. 7
  18. Камалов А. А. Некоторые вопросы изучения топонимии Башкирии.— Ономастика Поволжья, 3. Уфа, 1973
  19. Камалов А. А. О топонимии Башкирии.— Советская тюркология, 1980, № 2.
  20. Кейзерлинг А. и Крузенштерн П. Научные наблюдения во время путешествия на Печору в 1843 году.— СПб., 1846. (На немецком языке)
  21. Карцелли С.В. По Большеземельской тундре с кочевника-ми.— Архангельск, 1911.
  22. Киекбаев Д. Г. Вопросы башкирской топонимики.— Ученые записки Башкирского пединститута им. К. А. Тимирязева. Уфа, 1956. Вып. 8
  23. Книга Большому Чертежу. М.— Л., 1950
  24. Койчубаев Е. Краткий словарь топонимов Казахстана.— Алма-Ата, 1974
  25. Корнилов Г. Е. К вопросу о способах образования башкирских гидронимов и оронимов.— Вопросы топономастики. Свердловск, 1962. Вып. 1
  26. Кривощеков И. Я. Словарь Верхотурского уезда Пермской губернии.— Пермь, 1910
  27. Кривощеков И. Я. Словарь географичаско-статистический Чердынского уезда Пермской губернии.— Пермь, 1914
  28. Кривощекова-Гантман А. С. Географические названия Верхнего Прикамья.— Пермь  1983
  29. Кротов П. И. Материалы для географии Урала. Оро-гидрогра-фические исследования в южной части Среднего Урала.— Записки Русского географического общества по общей географии. СПб., 1905, т. 24, № 3
  30. Лепехин И. И. Дневные записки путешествия. СПб., 1821—1822. Ч. 2 и 3
  31. Никонов В. А.  Краткий  топонимический  словарь.— М.,  1966
  32. Паллас П. С. Путешествие по разным провинциям Российского государства. — СПб., 1786. Ч. 2, кн. 1 и 2
  33. ПрокаевВ. И. Физико-географическая характеристика юго-западной части Среднего Урала и некоторые вопросы охраны природы этой территории.— Труды Комиссии по охране природы Уральского филиала Академии наук СССР. Свердловск, 1963. Вып. 2
  34. Псянчин В. Ш. Словообразовательные модели оронимов Башкирии.— Ономастика Поволжья 3. Уфа, 1973
  35. Регули А. Письмо академику П. И. Кеппену.— Записки Русского географического общества. СПб., 1849, кн. 3
  36. Регули А.  Этнографическо-географическая  карта  Северного Урала, составленная по путешествиям 1844—1845 гг.— Петербург, 1846 (На немецком языке)
  37. Ремезов С.У. Чертежная книга Сибири 1701 года.— СПб., 1882
  38. Ромбандеева Е. И. Название разновидностей гор в мансийском языке.— Советское финно-угроведение, 1987, № 4.
  39. Россия. Полное географическое описание нашего отечества.— Урал и Приуралье. СПб., 1914, т. 5
  40. Рынков П. И. Топография Оренбургской губернии.— СПб., 1762.
  41. Слозарь названий орографических объектов СССР.— М., Недра, 1976.
  42. Словарь топонимов Башкирской АССР.— Уфа, 1980
  43. Татищев В. Н. Лексикон Российской, исторической, географической, политической и гражданской.— СПб., 1793.
  44. Туркин А. И. Топонимический словарь Коми АССР.— Сыктывкар, 1986
  45. Фальк И. П. Записки путешествия академика Фалька.— СПб., 1824—1825, т. 6, 7
  46. Чупин Н. К. Географический и статистический слозарь Пермской губернии.—Пермь, 1873—1888
  47. Шренк А. И. Путешествие к северо-востоку Европейской России.— СПб.,1855.
  48. Шувалов Н. И. От Парижа до Берлина по карте Челябинской области.— Челябинск, 1982.
  49. Юрьев Д. Ф. Топографическое описание Северного Урала и рек его обоих склонов.— Записки Русского географического общества. СПб., 1852, кн. 6
  50. Ястребов Е.В. Названия Уральских гор в XV—XVIII вв.— Топонимика на службе географии.//Вопросы географии. М., 1979, № 110.

Александр Константинович Матвеев. Вершины Каменного Пояса
Редактор А. П. Моисеев
Художник  О. В. Конюхова
Фотографии Д. М. Бойко
Художественный редактор Т. А. Сливак
Технический редактор Т. В. Анохина
Корректор С. М. Кадошникова
ИБ № 1990
Научно-популярное издание

Сдано в набор 07.07.89. Подписано в печать 16.02.90. ФБ 13069. Формат 70Х108/32. Бумага тип. № 2. Гарнитура жури. рубл. Печать высокая с фотополимерных форм. Усл. п. л. 12,6. Усл. кр.-отг. 13,39. Уч.-изд. л. 13,24. Тираж 15 000 экз. Заказ № 1583. Цена 70 к.

Южно-Уральское книжное издательство, 454113, г. Челябинск, пл. Революции, 2. Полиграфическое объединение «Книга» Челяб. обл. управления издательств, полиграфии и книжной торговли, 454000, г. Челябинск, ул. По-стышева, 2.

 

 

 

Чтобы связаться с нами, нажмите здесь.
Сайт ПНИПУ