О клубе

Новости

Отчёты

Карты

Фотографии

Разное

Форум

 


ФЕДЕРАЦИЯ ТУРИЗМА ПЕРМСКОЙ ОБЛАСТИ
ТУРКЛУБ "МЕРИДИАН"

ОТЧЁТ
О ЛЫЖНОМ МАРШРУТЕ ТРЕТЬЕЙ КАТЕГОРИИ СЛОЖНОСТИ
совершенном в районе Северного Урала
в ноябре 2000 г.

 г. Пермь
2002

Руководитель: Деменев Николай Павлович
Маршрутная книжка № __/____

 

Справочные сведения

Вид туризма Категория сложности похода Протяженность активной части, км Продолжительность Сроки проведения
Общая Ходовых дней
Лыжный Третья 190 14 12 05.11.2000 - 19.11.2000

Район: Северный Урал, верховья р.Вишера.

Нитка маршрута: Город Ивдель - река Тохта - г. Мансипал ((Масипальнелпаттуил, 900 м) - перевал через хребет Молебный - река Малая Мойва- гора Хус-Ойк (1А, 1350 м, восхождение) - "ГМС" - траверс горы Ишерим (1А, 1330 м, восхождение) - ручей Ольховочный - гора Тулымский Камень (1Б, 1469 м, восхождение) - река Б.Мойва - траверс хребта Лиственничный (до в.835 м) - река Курыксарка - река Вишера - Грань "Северка" - устье реки Паниха - город Красновишерск.

Количество участников:8 человек

Руководитель: Деменев Н.П., 614111, г. Пермь, ул. Яблочкова 31-49. Раб. телефон (3422) 44-70-37, дом. телефон (3422) 69-13-45, сот. телефон 8-902-47-94766  e-mail: cooler@perm.ru

Отчет хранится в Пермской Областной Маршрутно-Квалификационной Комиссии. В сети Интернет на сайте: www.meridian.perm.ru

Поход рассмотрен Пермской Областной МКК (159-00565630500).

 

Обзорная карта маршрута.

Описание района путешествия.
Северный Урал. Верховья Вишеры.

Истоков у Вишеры два. Они разделены Вишерским камнем. Правый рукав, Малая Вишера, берет начало на хребте Яны-Емты, левый, Большая Вишера - с отрогов камня Поримонгит-Ур, одной из вершин поясового Урала, на самом стыке границ Коми АССР, Свердловской и Пермской областей. Оба истока всегда лежат под снегом. У северного подножия горы Армия (через 26 км) оба истока сливаются. Начиная от истоков Вишеры и до впадения реки Велс расположен Вишерский Заповедник. Для посещения необходим пропуск, который можно получить на базе заповедника в Красновишерске.

Самые верховья Вишеры ограничены хребтом Тошемньер (до 968 м) - горой Гумкопай (1152 м) - г.Нятарухтумсяхль (1068 м) - хребтом Яны-Емты (до 842 м). Всё это пространство представляет собой высокогорную тундру с торчащими повсюду скальными останцами.

Сама Вишера петляет. Здесь она очень мелкая, но, приняв слева два рукава речки Ниолс и справа речку Лопья, становится более широкой. До устья реки Лыпьи все крупные притоки впадают слева - с Уральского хребта. Это реки Ниолс, Муравей, Мойва. По правому берегу реки Ниолс возвышаеться хребет Сампалчяхль (до 823 м). Причем на разных картах перепутаны местами вершины Сампалчяхль и Пурра-Мони-Турра. Хребет известен своими останцами, расположенными юго-западнее вершины 823 м. Несколько красивых останцов расположено также на Яны-Емты. Истоки Ниолса лежат у вершины 834 м, находящейся в Главном Уральском Хребте. Южнее расположена глубокая лесистая перемычка на реку Тошемка - один из простых путей из Зауралья на Вишеру. Еще южнее от вершины 886 м начинаеться горный узел хребта Молебный Камень (до 1322 м, уходит на юг), отрог Мансипал ((Масипальнелпаттуил, до 904 м, отходит на юго-восток), безлесная перемычка перевала на Малую Мойву (около 700 м) и хребет Муравьиный Камень (до 1350 м), уходящий на юго-запад. Главная вершина Муравьиного Камня - гора Хусойк (1350 м). Она очень эффектно смотриться из верховьев Малой Мойвы - двуглавая острая сопка. Но вершинная башня находиться западнее и значительно выше предвершины. Склоны Хусойк круты и зимние восхождения лучше совершать в кошках, так как можно выйти на ледово-фирновые склоны со значительным уклоном. Общее направление восхождения - на гребень хребта, южнее вершины и с заходом с запада через предвершину. Из-за расположения хребта на его высшей точке всегда очень сильный ветер. Зимнее восхождение можно оценить как 1А-1Б.

Долина Малой Мойвы по праву считается красивейшей в Пермском крае. Малую Мойву справа ограничивает Муравьиный Камень, а слева Молебный Камень с рядом красивых вершин. Наиболее из них выделяються Ойкачахл (1322 м) и Эквачахл (1290 м). У слияния Малой Мойвы и ручья Молебный расположена ГМС (ГидроМетеоСтанция, правда бывшая) с кордоном егерей заповедника. Несколько изб, баня, вертолётная площадка, метеопункт. Здесь постоянно живут люди. С юга Малую Мойву ограничивает гора Ишерим (1331 м), отходящая от Молебного Камня. Массив Ишерима имеет много отрогов, с вершинами почти не уступающими главной. Самая крутой склон - западный кулуар со скальными выходами.

Южнее хребет Молебный Камень плавно переходит в плоский хребет Ольховочный (до 987 м). Между Ишеримом и Ольховочным хребтом протекает ручей Ольховочный с базой "Цитрины" и кордоном "Ольховочный". Стоят избы, постоянно живут егеря.

Западнее массива Ишерима протянулся на 20 км хребет Тулымский Камень, на котором находится высшая точка Пермской области с отметкой 1469 м. На юге Тулымский хребет переходит в хребет Лиственничный (до 862 м, длинна 8 км). Между хребтами Ишерим и Тулым протекает река Большая Мойва. Она берёт исток гораздо южнее у хребта Пу-Тумп (до 945 м). Восхождение на главную вершину Тулымского камня совершают обычно с Большой Мойвы. Из долины Вишеры подняться труднее из-за лесных завалов на подходах. Главная вершина Тулыма - приземистая вершина с гребнем, севернее островерхой сопки, на которую обычно совершают восхождение. Подъём по восточному склону крут (до 45º) и покрыт зимой плотным фирном. В ноябре последние осенние дожди часто покрывают первый фирн коркой льда. Перепад высот крутой части порядка 400 м. По сложности склон близок к 2А. А зимнее восхождение в лоб от ручья через пояс скал (крутизна до 60º) - безусловно 2А. Нужны кошки, ледорубы и веревка. На фирне самозарубание палками при такой крутизне неэффективно. Самое простое восхождение - сначала подъём на острую сопку, затем по полке на гребень хребта, заходя на вершину с юго-запада.

Южнее Тулыма расположен красивый плоский хребет Лиственничный с останцами. Он заканчиваеться платообразной вершиной 862 м с обрывистыми краями. Особенно круты обрывы со стороны истоков реки Курыксарки. Севернее вдоль Вишеры протянулся коротенький (8 км), но очень красивый хребет Курыксар (896 м), что переводится как "Петушинный гребень", с обрывами и скальными входами. Зимнее восхождение на Курыксар требует специального снаряжения. Еще севернее протекает река Долганиха. Спуск к Вишере по рекам Курыксарка, Долганиха и другим требуют  много времени и сил, так как русла их сильно завалены деревьями и заросли кустарником.

Южнее Лиственничного, через лесистый невысокий перевал, соединяющий Большую Мойву с Курыксаркой, начинаеться хребет Чувальский Камень (до 929 м) с торчашими над платообразными вершинами останцами.  Напротив "71 квартала" к хребту Чувал подходит старая, заросшая дорога. Ей пользовались еще в XIX веке для вывоза к Вишере руды. А по правому берегу уже идут дороги и просеки из Велса к "71 кварталу" и избе "Северка". Зимой егеря часто ездят на буранах в Лыпью или к избе Кодолова. В устье Нижней Панихи рубят лес, правда, по слухам, без лицензии. Во всяком случае лесорубы к нам не подошли, хотя стоит балок и трелевочник. Переправа через Вишеру в Вае в ноябре может быть закрыта из-за ледохода. Зимой ездят по льду.

Аварийные выходы с маршрута:  в пос.Вижай (2-3 дня пути), на ГМС (1-2 дня, живут егеря заповедника, есть вертолетная площадка и радиосвязь с Велсом),  пост на "Цитринах" и в устье ручья Ольховочный (изба, егеря), в посёлок Велс (3-4 дня пути).

Состав группы.

Ф.И.О.Г. р.ФотоОпытОбязанности в группе
1 Деменев Николай Павлович 1958 5 Л-Р Баргузинский хр., 4 Л-Р Приполярный Урал Руководитель
2 Горбунова Инна Ивановна - 3 Л-У Участник
3 Мамаев Андрей Александрович 1971 3 Л-У Ремонтник
4 Зорин Сергей Анатольевич 1979 2 Л-У Медик
5 Некрасов Вадим В. - 5 Л-У Участник
6 Отинова Ирина Ивановна 1979 2 Л-У Участник
7 Пономарёв Александр - 5 Л-У Участник
8 Мошева Надежда И. - 2 Л-У Участник

Общая часть

Дневник похода. Записано Н. П. Деменевым

5 ноября 2000 года
Поезд Пермь - Свердловск - Приобье.

Выехали в 20.30 (московского времени) на поезде до ст.Ивдель-I. Билеты  брали заранее в плацкартный вагон. Разместились в 2-х купе. И сразу завалились спать. Все были очень заняты перед походом. Наконец-то едем.

6 ноября 2000 года
Город Екатеринбург - станция Ивдель I.

Проснулись уже в Екатеринбурге (около 7 часов местного времени). Сходили на  вокзал, прикупили кто-что забыл и все начали шить, зашивать, подшивать и т.д. Так, с перерывами на сон, и доехали к вечеру до Ивделя. Поезд чуть-чуть опоздал. По прибытию сразу пошли по известному (с прошлогоднего ноябрьского похода) маршруту в гостиницу ЛПУ (200 м от вокзала) и за 50 руб. с человека устроились на ночлег.

Поезд Пермь - Приобье. Дошиваем недошитое дома.
Поезд Пермь - Приобье.
Поезд Пермь - Приобье. Подгонка креплений.
Подгонка креплений.
7 ноября 2000 года
Город Ивдель – река Тохта.

Утром в 8.20 уехали на автобусе (ходят по графику примерно раз в час) до города Ивдель (20 минут). Попросили остановить у МЧС. Там нас уже ждал сторож, так как мы предварительно созванивались (код города 34316 телефон 21375). Пока ждали вызванного по телефону шофёра, успели зарегистрироваться в ПСО, натаскать дров в кунг, затопить печь и загрузиться. Выехали в 10 часов. Правда потом ещё долго кружили по городу, собирая друзей шофёра на охоту. Примерно за 40 минут доехали до посёлка Полуночное, где снова постояли и только через полчаса выехали в сторону посёлка Вижай. Дорога до посёлка хорошая, ходят даже легковые автомобили. Посёлок Вижай выглядит заброшенным, но говорят здесь ещё живут люди. От посёлка поехали уже тише, но дорога пока вполне проходимая. В 13 часов пообедали у моста через реку Вижай. Затем долго ехали до Тохты. Тохта полностью разрушена. Стоят 2-х этажные поломанные бараки. Встретили и посадили с собой охотника-манси. Как и договаривались, нас завезли за посёлок вверх по речке Тохта, до первого моста. Все мосты порушены, а вброд этот шофер ездить не любит.

Город Ивдель. База местных спасателей.
База спасателей в Ивделе.
Едем на вахтовке из Ивделя в Тохту.
Едем на вахтовке в Тохту.
Остановка по дороге в Тохту. Вот такая вот у нас вахтовка.
Вот такая у нас вахтовка.

Выгрузились в 15.30,  допили чай из термосов, надели лыжи и пошли. На дороге видны следы автомашины, ведущие в сторону "Бахтияровой Юрты" в верховьях Тошемки. Глубина снега 20-25 см. Ясно. Температура около –10 ºС. За две ходки по 35 минут дошли до развилки дорог на Тошемку (на север) и на запад, вдоль реки Тохта. Мосты разрушены, переходим ручьи по льду. Дорога идёт вверх, на отрог хребта Большой Салатим. За 2 ходки почти вылезли наверх, но тут встретили ручеёк и чуть дальше удобное место для стоянки. Встали у дороги. Прошли 9 км. Ходовое время 2 часа 10 мин.

За ужином, как полагается, отметили праздник - день Октябрьской Революции

Разрушенный мост через реку Тохта и гора Кваша 503,0.
Разрушенный мост через Тохту.
Перекус перед стартом после выгрузки из машины за посёлком Тохта.
Перекус перед стартом.
Дорога в верховья Тошемки. Такая она в начале.
Дорога в верховья Тошемки.
Лагерь на дороге в верховья Тошемки. Костёр возле старой лесопогрузочной площадки.
Лагерь на дороге.
8 ноября 2000 года
Река Тохта – отрог горы Овынгъяур.

Вышли в 8.30. Идём дальше по дороге то вверх, то вниз. Ясно. Около -10ºС. Слева по ходу река Тохта, но мы её ни разу не видели. Глубина снега 20 см. Тропежки практически никакой нет. Заход в район. Тащим рюкзаки, перегоняем воду в пот. Пять ходок до обеда. Горячий обед сварили западнее горы Елтханур. Затем сделали еще 4 ходки по 35 минут. Слева остаеться гора Тохта, справа виден хребет Чистоп – красивые белые вершины. Около отметки 584 м на дорогу вышла лыжня охотника. Дорога становиться  все хуже и хуже, зарастает лесом. К горе Овынгъяур (725 м) уже идёт не дорога, а просека. У самой горы начинаються сплошные вырубки. На западе виден хребет Мансипал (Масипальнелпаттуил) и южная часть хребта Молебный Камень. Можно определить вершины Эквачахл (1290 м) и Ойкачахл (1322 м). На ночлег встали не доходя 1 км до меридиональной просеки по западному склону горы Овынгъяур. За день прошли 24 км.

Обед на дороге в верховья Тошемки. Надя дежурит.
Надя дежурит на обеде.
Обед на дороге в верховья Тошемки. Сергей режет перекус.
Сергей режет перекус.
Дорога в верховья Тошемки. Такая она в конце где-то возле горы Тохта 584,4.
Дорога в верховья Тошемки.
Вечером у костра в лагере на склоне горы Овынгъяур.
В лагере на склоне горы Овынгъяур.
9 ноября 2000 года
Отрог горы Овынгъяур – хребет Мансипал (Масипальнелпаттуил) - перевал через ГУХ – река Малая Мойва.

Вышли в 8.20. Еще потеплело, около -5ºС. Идёт снег. Видимость средняя. Тут мы совершили ошибку и по просеке с лыжней охотника стали спускаться в долину Тошемки. После изучения карты вернулись на 1 км назад и по перемычке между горой Овынгъяур и хребтом Мансипал (Масипальнелпаттуил) стали выходить на последний. Туда-же вела еще одна полузасыпанная охотничья лыжня. На карте нарисована тропа, но мы ее не обнаружили. За ходку вышли к границе леса на Мансипале и пошли на северо-запад без набора высоты. С хребта спускаються проплешины каменных рек, крутизна склона 20-25º. Встречаются языки ветрового наста. После поломки крепления и соответсвующего ремонта с отдыхом нас нагнал охотник. Ищет оленей. Мы видели ведущую с западных склонов (т.е. из Вишерского заповедника) целую тропу. Поговорили. Он нам показал путь выхода к останцам Мансипала. Выше зоны леса серьёзный ветер, при порывах валит с ног. Стараясь не выходить из криволесья, подошли к останцу.

Необычные облака перед рассветом в лагере на склоне горы Овынгъяур.
Облака перед рассветом.
Охотник довёл нас до первого скального останца на склоне хребта Мансипал (Масипальнелпаттуил).
Охотник довёл до останца.
Обед около останцов на склоне хребта Мансипал (Масипальнелпаттуил).
Обед на склоне хребта Мансипал.

От него выше по склону уходит гряда скал на хребет. При сильном встречном ветре за 30 минут подошли к скальной гряде. Здесь в затишьи утеплились, перекусили и вышли на сам хребет. Останцы Мансипала соединены безлесной седловиной шириной 1,5 км с Молебным Камнем. От останцов виден весь хребет. Перевал правее по ходу, в верховьях Тошемки. За 2 перехода перевалили до первых кустов Малой Мойвы. Сильный встречный ветер, позёмка, видимость нормальная. Крутизна склонов до 25º, твёрдый обледенелый фирн. Прямо перед нами стоит Муравьиный Камень. Виден Тулым и Ишерим. За ходку дошли до начала леса. Овраг с ручьем лучше обходить выше, прижимаясь к Хус-Ойке. Над Азией висит циклон, а над Европой чистое небо. Мы все ждали куда пойдут тучи, а они висели точно над Молебным. За 2 ходки подошли под Хус-Ойку, остановились у ручья. Лес растёт в болотине, поэтому выбирать сушину надо особенно тшательно. Пономарев протропил дорогу на завтра вдоль Малой Мойвы. Ниже начинаеться просека-дорога, идущая примерно в 200 м от  ручья. Температура около –5 ºС. За день прошли 16 км. Мамаев, фотографируя закат, сильно отстал и догоняя сломал лыжу. Но фотографии того стоили!

Вид на юг вдоль хребта Молебный камень с подъёма на перевал в верховьях рек Вижай, Большая Тошемка и Малая Мойва. Вершины Эквачахл 1290 м слева и Ойкачахл 1322 м справа.
Хребет Молебный камень.
На перевале в верховьях рек Вижай, Большая Тошемка и Малая Мойва. Вид на запад-юго-запад и вершину Хусойк 1350.
На перевале.
На спуске в долину реки Малая Мойва. Гелиоцентрическая система.
Гелиоцентрическая система.
Красивые облака вечером в верховьях реки Малая Мойва. Вид на северо-восток.
Облака на северо-востоке.
Вечерний приход циклона. Вид на юг из верховьев Малой Мойвы. В центре на заднем плане массив горы Ишерим.
Вечерний приход циклона.
Вид на восток из верховьев Малой Мойвы. Ядерное небо.
Ядерное небо.
10 ноября 2000 года
Река Малая Мойва – восхождение на гору Хусойк (1350 м) – ГМС.

Сегодня по плану восхождение на Хусойк. Вышли в 9 часов. Ясно. Температура около –10 ºС. За 40 минут дошли до границы леса, выстроили забором лыжи и по твёрдому фирну пошли на восхождение. Общий путь – слева, на гребень хребта и по гребню, обходя вершину с запада на главную башню. С востока хорошо видна предвершина. Очень сильный ветер, нас буквально сдувает. Твёрдый наст,  идём от языка свежего снега до следующего языка - в них снег порыхлее. За 2 часа подошли к гребню хребта. Крутизна до 35º. Выше идёт крутой гребень с останцами до 60º, но между камнями удобно лазить. Всюду причудливые снежно-ледовые наросты. Ветер веселится вовсю, местами приходиться пережидать порывы, иначе сдувает. За час вылезли к вершине по гребню. В самом  высоком останце торчит жердь, безуспешно покопались.

Вид на рассвете из лагеря в верховьях реки Малая Мойва.
На рассвете в верховьях Малой Мойвы.
Утром стартуем из лагеря в верховьях реки Малая Мойва на восхождение к горе Хусойк.
Утром стартуем из лагеря.
Хусойк в рассветных лучах и со снежным флагом.
Хусойк со снежным флагом.

Тура нет, или он так забит фирном, что не найдёшь. Перекусили за ветром, поздравили Инну с днем Рождения и начали спуск. На спуске ещё хуже – разбегаешься по фирну и смотришь какой-нибудь свежий наддув, кое-где спускались по выходам курумника. Спустились за час.

Вид с вершины Хусойк в долину Малой Мойвы.
Вид с вершины Хусоика.
Вершина Хусойк. Стоять здесь из-за ветра невозможно - только лежать.
На вершине Хусойк.
Прячемся от сильного ветра на вершине горы Хусойк 1350.
Прячемся от сильного ветра.

Прикатили  в лагерь, пообедали и пошли вниз по Малой Мойве, придерживаясь тропы. Справа впадают многочисленные незамерзшие ручьи, местами идёт откровенное болото, с незамерзшими участками под снегом.  Обходим.  Дорога иногда пропадает. В прогалах леса справа хорошо виден Муравьиный Камень, слева начинают подходить лесистые отроги Молебного. От лагеря до ГМС примерно 10 км. Дошли за  4 ходки. Много раз чистились от наледей. Малая Мойва  полувскрыта, ледяные мосты с промоинами, очень много протоков.  На подходах к реке появилась лыжня егерей, по ней балансируя на поваленных деревьях над водой перебрались к ГМС. Пришли около 17 часов.

Отдых в долине реки Малая Мойва по пути к ГМС. На заднем плане склоны хребта Муравьиный камень.
По пути к ГМС.
Тропа к ГМС в долине реки Малая Мойва.
Тропа к ГМС.
Вид на отроги хребта Молебный камень из долины реки Малая Мойва по пути к ГМС.
Молебный камень.
Дорога в долине Малой Мойвы на подходе к ГМС.  На заднем плане вершины Тулымского камня.
Дорога на подходе к ГМС.

Здесь нас почти ждали. Как  раз в этот день, в 15 часов прилетал вертолет и завёз егерям водку. Так что находящихся в сознании хозяев нам обнаружить не удалось. Заняли дом метеролога, пробили дымоход и растопили печь. В дыму плавали часа три. Успели приготовить праздничный ужин и даже истопить баню. Группа долго праздновала день рождения Инны. За день прошли 22 км.

11 ноября 2000 года
ГМС – ручей Молебный.

Учитывая, что в избе всегда долгие сборы, поднял дежурных в 5 утра, хотя легли они в 3. И всё равно вышли только в 9 часов: что-то шили, ремонтировали и т.д. Вверх по ручью Молебный ведут засечки по старой мансийской тропе, но она часто теряется. Лес сильно захламлён, приходиться петлять. Лучше ориетироваться по левым (орографически) притокам. Шли очень медленно и тяжело, массу времени отнимал поиск тропы. Засечки старые и почти не видны. Глубина снега  20-30 см. Ясно, -10 ºС. Из леса гор практически не видно. Только около 12 часов перешли крупный ручей из-под Ишерима – основной ориентир.  Пообедали и быстренько дошли до второго ручья.

 
ГМС. Рассвет над Муравьиным камнем.
Рассвет на ГМС.
Ручей Молебный.
Ручей Молебный.
Ручей Молебный.
Ручей Молебный.

Тут тропа потерялась полностью, но уже видны безлесные склоны отрогов Ишерима.  Стали подниматься по ручью. Через 2 ходки по 40 минут каждая вышли в долину. Куртинами растут кедры, прямо по ходу виден Ишерим – главная вершина. Правее – седловина перевала. Появился приличный ветер. По времени (14.30) мы не успевали выйти на седловину. Поэтому решили поставить лагерь у последних кедров. Место очень красивое, на востоке отлично виден Молебный Камень.  Поставили отличный лагерь. На топливо - сухой кедрач. Горит как порох. К ужину Мамаев достал сюрприз – "ядерную" замазку. С удовольствием поели. За день прошли 11 км.

Граница леса на склоне Ишерима. Ищем место для лагеря.
Ищем место для лагеря.
В лагере на границе леса на склоне Ишерима.
Лагерь на склоне Ишерима.
12 ноября 2000 года
Ручей Молебный – гора Ишерим (1331 м) - река Ольховка.

Вышли в 8.20. Через 15 минут хода лес кончился. Полезли на перевал. Фирн. Крутизна склонов градусов 25-30. Сильный встречный ветер. Ясно. Около -10 ºС. Поднимаемся серпантинами. На перевал вылезли за 3 часа. На седловине сильнейший ветер. С трудом сходили на разведку западного склона, так как хотели пройти траверсом к Ольховке. Но склон крут (до 45º) и покрыт льдом, так что даже "Бескиды" не держат. Поэтому решили подняться вдоль гребня на предвершину. Прикрываясь гребнем от ветра за час вышли на предвершинное плато. Главная вершина в трёхстах метрах на востоке, её видно по торчащей жерди. Сняли лыжи и сходили на вершину. Долго фотографировали. Виды открываются с вершины Ишерима просто великолепные. Так увлеклись, что даже ветер перестали замечать.

Подъём на Ишерим из долины ручья Молебный.
Подъём на Ишерим.
Утреннаяя панорама со склона Ишерима на северо-восток. Слева вдали за ближним склоном вершина Хусойк, правее - почти весь хребет Молебный камень.
Панорама со склона Ишерима.
Выход на плечо Ишерима. Обледенелый наст.
Выход на плечо Ишерима.
Под вершиной Ишерима. Вид на юг.
Под вершиной Ишерима.
На вершине Ишерима.
На вершине Ишерима.
Инна на вершине Ишерима. Вид на юг.
Инна на вершине Ишерима.

Пообедали под вершиной и в 13 часов начали спуск в долину реки Ольховка, придерживаясь южного склона. Ветер усилился и погнал позёмку. Склон покрыт плотным фирном с участками льда. Кое-кто снял лыжи, но тут же отстал. Поэтому вскоре одел снова. За 50 минут спустились к границе леса и пошли общим азимутом на юго-запад. Спуск по лесу крут, снега до 50 см. Лес достаточно густой. Через 2 часа спуска-тропежки выскочили на тропу с засечками и охотничьей лыжней. Причём, она огибает Ишерим с "Цитринов" куда-то к устью Малой Мойвы. Мы в этом сами убедились – сходили по 1 км в обе стороны. После "перекура" решили ломиться дальше, к устью Ольховки.

Вид с вершины Ишерима на юг.
Вид с Ишерима на юг.
Обед под вершиной Ишерима.
Обед под вершиной Ишерима.
Панорама со склона Ишерима на запад. Хребет Тулымский камень и долина реки Большая Мойва.
Панорама с Ишерима на запад.

Еще через час неглубокой тропежки вышли к ручью. Пошли вдоль него. Лес сильно захламлён. По ручью идут наледи. Нашли удобное место и переправились на левый берег. Вдоль ручья (200 м от воды) идёт старая мансийская тропа с засечками. По этой-то тропе практически до темноты шли до изб в устье ручья. Пришли в 17 часов. В сумерках завалили и притащили из леса сушину. Растопили печь. Изба хорошая. Но места маловато для 8 человек. За день прошли 12 км с большим перепадом высот.

Спуск в долину Ольховки. Из-за обледенело наста некоторые сняли лыжи.
Вниз по обледенелому насту.
Спуск в долину Ольховки.
Спуск в долину Ольховки.
Вечером в долине Ольховки. Тулымский камень после заката.
Вечером в долине Ольховки.
13 ноября 2000 года
Река Большая Мойва – восхождение на вершину Тулымский Камень (1469 м, 1Б).

С утра по плану был подход под Тулымский хребет, а штурмовать его намеревались 14 ноября. Но выйдя утром, я обнаружил явные признаки ухудшения погоды. Быстренько собрались, взяли перекус, снаряжение и пошли на восхождение. По льду пересекли Большую Мойву, прокатились вниз по течению 1 км и по левому притоку пошли наверх. После 40 минут перехода пошли к следующему притоку (из-под вершины), с общим направлением на северо-запад. Лес довольно чистый, глубина снега 30-40 см. Солнце в дымке, температура минус 5 ºC. Идти довольно жарко. За один очень длинный переход дошли в распадок между самим Тулымом и островерхой сопкой слева. Оставили лыжи выше границы леса у большого камня.  Прямо перед нами возвышаеться большой кулуар с поясом скал, идущий прямо с вершины. Крутизна до 60º. Правее, по ходу, каменистый склон с выходами курумника и островками фирна. Крутизна до 45º.

База в на берегу Большой Мойвы в устье Ольховки.
База в устье Ольховки.
Голый лёд на Большой Мойве и Тулымский камень. Главная вершина справа.
Голый лёд на Большой Мойве.
Утром налегке отправляемся покорять вершину Тулымского камня. Переходим по голому льду реку Большая Мойва.
Отправляемся покорять Тулым.
Ледяные узоры на замерзающих ручьях, текущих со склона Тулымского камня.
Ледяные узоры.

Начали подъём по курумнику и за 1 час вылезли на ступеньку. Далее к северу склон хребта ровный. Фирн залит слоем льда. Видимо, недавно была оттепель с дождём. Ботинки корку не пробивают. Одели кошки, которых у нас было всего две пары. Идём медленно, тщательно бьём ступени. Чтобы пробить, необходимо ударить в кошках 4-5 раз. Под коркой льда - плотный фирн, поэтому ступени били все. Серпантином за 1,5 часа вышли на предвершинный гребень. Здесь уже можно свободно идти. До вершины по высоте метров 100 и по гребню метров 400.

Под склоном Тулымского камня.
Под склоном Тулымского камня.
Подъём на Тулымский камень. Нижняя часть склона.
Нижняя часть склона.
Подъём на Тулымский камень по обледенелому фирну. Финальный взлёт.
Финальный взлёт.
На обледенелом склоне Тулымского камня. Вид на острую вершину, расположенную в хребте южнее главной.
На обледенелом склоне.

На вершине нет ни тура, ни других отметок. Причем несколько выступов на протяжении 100 метров претендуют на первенство. Фотографировали и перекусывали. Потом по своим следам начали спуск, снова били ступени, уже под пятку. Внимание !!! При срыве задержание палками неэффективно. Пробовали на собственной шкуре (Мамаев). Повезло, что при срыве выскочил на язык рыхлого снега, которых на склоне не так уж и много. Спустились до лыж за 1,5 часа, уже близко к сумеркам. Ещё примерно за час по лыжне вернулись на базу. За день прошли 18 км.

Инна на вершине Тулымского камня.
Инна на вершине.
Вид вдоль Тулымского камня на юг.
Вид вдоль Тулыма на юг.
На вершине Тулымского камня. На заднем плане - Ишерим и Молебный камень.
На вершине Тулымского камня.
На вершине Тулымского камня. Вид на север.
Вид на север.
Перекус на вершине Тулымского камня. Вид на запад.
Перекус на вершине.
На вершине Тулымского камня. Сергей на фоне Ишерима.
Сергей на фоне Ишерима.
На вершине Тулымского камня. Инна и Ирина на фоне Ишерима.
Инна и Ирина
на фоне Ишерима.
Ишерим на закате во время спуска с Тулымского камня. Снято Мамаевым после падения по склону.
Ишерим на закате.
14 ноября 2000 года
Река Большая Мойва – подножие хребта Лиственничный.

С утра устроили полуднёвку. Всё в дымке, около -10ºС. Ремонтировались, шились и гуляли по лесу, да так, что я вышел первым в 14.20. Когда вышел Вадик, не знаю, но предполагаю. По льду Большой Мойвы пошли на юг. Справа (по ходу) возвышаеться Тулымский Камень, слева подходят отроги Ольховочного хребта. За 2 ходки дошли до порогов на реке. Заметный прижим с камнем посередине и приличный уклон. Снега на льду нет, канты оставляют царапины, так и идём. Еще за переход подошли к устью нужного нам ручья. Он берет начало с перевала на реку Долганиху, справа – оканчивается Тулым, слева – начинается хребет Лиственничный. Пошли вверх по ручью. Он не замёрз. Кругом болото и под снегом частенько вода. Глубина снега 30-40 см. Сделали к перевалу 2 ходки. Уже начинало темнеть. Я ушёл бить лыжню, остальные ставили лагерь. Прошли 12 км.

База "Ольховка". Рассвет над Тулымом.
Рассвет над Тулымом.
Домик на базе "Ольховка", в котором мы ночевали.
Домик на базе "Ольховка".
Снежные "цветы" на льду Большой Мойвы.
Снежные "цветы" на Большой Мойве.
15 ноября 2000 года
Река Большая Мойва – траверс хребта Лиственничный – река Курыксарка.

Вышли в 9 часов. Тропим по лесу. Общее направление – запад. Лес достаточно разреженный, изредка обходим поваленные деревья. С утра стоит туман, идёт снег. За 2,5 часа подошли к началу подъёма на хребет. Стало заметно круче. Впереди увидели скалы. Как оказалось, мы взяли севернее перевала. Заметили это после ещё одной ходки, когда практически залезли на отрог Тулымского Камня. Началось криволесье. В обход кустов, по границе леса пошли на юг. Пришлось потерять примерно 50 м высоты. За 20 минут траверсом вышли на перевал. В тумане проглядываеться начало хребта Лиственничного. Еще за минут 20 по редколесью, с набором высоты, вышли к останцам. У этих останцов летом 1999 года я с детской группой ждал погоду 2 дня, да так и не дождался. Сохранились даже дрова, заботливо спрятанные под скальный навес. Пообедали. Пока перекусывали, немного раздуло. Все в дымке, видно хребет Курыксары и окончание Тулыма.

Подъём на хребет Листвиничный. На заднем плане отрог Тулымского камня.
Подъём на Листвиничный.
Траверс хребта Листвиничный. Скальные останцы.
Скалы на Листвиничном.
Траверс хребта Листвиничный.
Траверс хребта Листвиничный.

После обеда пошли на юг. Для выхода на Лиственничный надо набрать 150 м высоты, пройдя в обход справа от скального обрыва. Сам хребет почти плоский, с торчащими останцами и скальными обрывами на восток (к Большой Мойве), и на запад (к Долганихе). Ветра нет, примерно –5 ºС. Идти очень приятно. Фирн держит, тропить практически не приходится. Хребет постепенно повышается. Через три ходки по 40 минут стали спускаться к Столовой горе (835 м). Она круто обрывается во все стороны. Сфотографировались на её фоне и в обход слева пошли на спуск к реке Курыксарке.

На хребте Листвиничный на фоне Тулымского камня.
На хребте Листвиничный.
Траверс хребта Листвиничный. Впереди Столовая гора.
Впереди Столовая гора.
У столовой горы на хребте Листвиничный.
У Столовой горы.
Возле скал Столовой горы на хребте Листвиничный. На заднем плане хребет Курыксар.
Скалы Столовой горы.

Спуск к реке крут и сильно зарос лесом. Много поваленных деревьев. Спускаемся серпантинами, перепрыгивая через завалы. Благо рюкзаки уже лёгкие. Глубина снега 40–50 см. Спуск растянулся почти на 1,5 часа. Только к темноте вышли на более-менее пологие склоны. Течёт много открытых ручьёв. Их форсирование съедает массу времени. На ночлег встали на берегу Курыксарки. Кругом болотина, лес какой-то весь гнилой. За день прошли 22 км.

16 ноября 2000 года
Река Курыксарка  - река Вишера - изба Кодолова.

Вышли в 9 часов. Курыксарка открыта, все притоки тоже. Лес сильно завален. Идёт снег. Температура –5ºС. Снегопад шёл всю ночь, поэтому на ветвях висит снега до 10 см. Тому, кто идёт первым достаётся больше всех. Сбитый снег тут-же тает и одежда промокает насквозь. Когда я пришел на обед, у меня сухим был только левый носок. Правой ногой провалился в ручей. По лесу идти из-за бурелома невмочь. Речка покрыта льдом толщиной 5-8 см, но вода из-под льда частично ушла и лёд часто под ногами "ухает".  То первый, то второй неизбежно попадают в воду. Так и ломились, то петляя по лесу, то "ухая" по льду. Ширина реки да 4 метров, маневра нет. К тому-же речка сильно петляет по долине. Хребтов не видно в тумане. В 12 часов справа появилось болото в виде светлыех участков. Устроили горячий обед с сушкой одежды.

Ледяные торосы на реке Курыксарка. Уровень воды упал и подо льдом образовались пустоты, в которые мы проваливаемся..
Лёд на Курыксарке.
Вниз по реке Курыксарка.
Вниз по Курыксарке.
Приток Курыксарки.
Приток Курыксарки.
Грибочки на дереве в долине Курыксарки рядом с местом нашего обеда.
Грибочки.

Затем продолжили движение. Река стала шире – метров 7-8, да и лёд стал попрочнее, скорость движения возросла. За 2 ходки дошли до Вишеры. Тут она шириной метров 60. На середине промоины. По ледовой береговой забереге пошли вверх по течению до избы Кодолова (одна хорошая ходка, 30 мин, на левом берегу). С дядей Володей мы были уже знакомы. Один живёт в лесу, рыбачит. Разместились в избе. Оказалось, что Вишера встала всего день назад. Толщина льда по центру 3-5 см. Снег как шёл, так и идёт. За день прошли 14 км.

В гостях у деда Кодолова.
В гостях Кодолова.
В гостях у деда Кодолова. Сергей с хозяйским котом.
Сергей с хозяйским котом.
В гостях у деда Кодолова.
В гостях у дедушки Ау.
17 ноября 2000 года
Река Вишера – "Северка" – река Расья – изба "На перевале".

Вышли в 10 часов. Идёт снег. Тепло, –3 ºС. Лёд на Вишере покрыт свежим 10-ти сантиметровым снегом и идёт сплошная наледь. Первый идёт и проверяет прочность льда. Много промоин. Вдоль правого берега, у скал – сплошная полынья. Только у верхней оконечности острова смогли перейти на правый берег. Тут у устья ручья начинается охотничья тропа по просеке к дороге на Велс. В лесу изба "Северка", на 2-3 человека. Стоит полуразрушенная. После очистки и подсушки лыж пошли по тропе. Она маркирована затесами и направление на юг. Терять грань не рекомендуется. Лес сильно завален буреломом. Грань сильно заросла молодым кустарником. Приходится продираться. За 4 ходки вышли на старую лесовозную дорогу. Заход на грань совершенно незаметен. Видимо надо ориентироваться по ручью в 50 метрах далее по дороге и разрушенному балку в 1 км по дороге к Велсу. У балка устроили горячий обед. Дров натаскали на хорошую ночевку.

После переправы через Вишеру продираемся по заросшей просеке к дороге на Велс.
Продираемся по заросшей
просеке.
Горячий обед у балка на дороге в Велс. Дежурные Саша с Надей пилят дрова.
Горячий обед у балка.
Горячий обед у балка на дороге в Велс. Руководитель традиционно разжигает костёр.
Руководитель разжигает
костёр на обеде.

После обеда пошли по дороге. Идём с подлипом. Есть очень старый след автомашины. Глубина снега 30 см. За 3 ходки дошли до отворота на "71 квартал". Затем ещё за 1,5 ходки до отворота к избе "На перевале". Она действительно стоит на перевале, делее дороги понижаются и к Вишере, и в сторону Велса. Изба небольшая (разместились с трудом), и очень грязная - чувствуется приближение "цивилизации". Прошли 20 км.

Вечером в избе на перевале.
Вечером в избе на перевале.
18 ноября 2000 года
Изба "На перевале" - урочище Нижняя Паниха – город Красновишерск.

Вышли в 9 часов. Идёт небольшой снегопад. Около –5 ºС. На дороге видны заметённые следы автомашины. Тропёжки практически нет. За 3 ходки дошли по дороге до урочища Нижняя Паниха. Тут стоит  балок, трактор, лесорубы из Велса. Сюда, практически одновременно с нами, к 12 часам пришла за нами вахтовка из Красновишерска. С утра прошли 10 км. Долго грузились, переливали горючее. Затем до 20 часов вечера ехали до Красновишерска через Ваю (с мостом-паромом), Мутиху, Волынку. Вечером с трудом купили билеты до Перми на ночной автобус. У друзей поели, попили, сходили в баню (успели не все) и двыинулись на автобусную остановку.

Изба на перевале. Утренние сборы.
Изба на перевале.
Утренние сборы.
Конец пешей части. Дальше нас повезёт вахтовка.
Конец пешей части.
Финиш. Грузимся в вахтовку, которая повезёт нас в Красновишерск.
Финиш. Грузимся в вахтовку.
19 ноября 2000 года
Город Красновишерск – город Пермь.

Выехали в 1.00 ночи на автобусе. Приехали в Пермь в 6.50 утра. Так вот, толком не выспавшись за ночь в автобусе, мы и закончили этот поход.

 

 

***

Николай Павлович Деменев
Эссе
"...или двадцать лет спустя."

Первый большой, настоящий поход. Память о нем остается на всю оставшуюся жизнь. Месяц август по Уральским горам. Пешком и на катамаране. За это время были  многодневные дожди, изнуряющая жара и 3-х дневное "пургование" под мокрым снегом с дождем. Попробовали  мясо тетерева, куропатки, глухаря жаренного и харюзка малосольного. Поварили кедровых шишек молочных и компотов таёжных. Встретили 1 (одного) совершающего "променад" медведя и 1 (одного) бегущего из зоны ЗЭКа. Набрели на семью пастухов-манси со стадом в 500 оленей. Слопали 40 кг/7prs хорошего,свежего оленьего мяса. Встретили много тургрупп. Облазили все верховья Вишеры с Уньей. Было это чуть более 20 лет тому назад.

Ну, нынче (05.11.2000 г. – 19.11.2000 г.), мы  все, блин, "опытные" пошли на лыжах    прогуляться по маршруту Тохта  –  Хус-Ойка  -  Ишерим  -  Тулым  -  Вишера. Встретили в верховьях Тошемки охотника. Слово за слово, общие знакомые, то да сё... Один участник: "я, мол, тут в прошлом году был", другой - "в позапрошлом году егерем работал" и т.д.  Один только "рукль" молчит и сопит: "Да я, да ну, да я Вам всем...". Был он тут точно по Дюма.

Приятно ходить с опытними участниками, все всё знают, всё умеют и указывать не надо - всё сами сделают. Поорешь на них утром для профилактики – весь день как "шёлковые" идут. Даже не указывают: "Не туда идём, неправильно тропим, не тут встаём, не то пьём...".

Отличная погода, хороший моральный климат, 4 "акыны" в группе, немного спирта,  приблизительно 1 кг/день/prs раскладка – что ещё надо для удачного похода. Совершили восхождения на Хус-Ойку (при хорошем ветре), прямо на лыжах перевалили через вершину Ишерима, пробили кошками ступени по ледовому склону Тулыма, прошли траверсом хребет Лиственничный. Высшая оценка: поход – как песня. Приятно вспомнить.

Дохаживают свой век испытанные старые лыжи "Бескид" – смогли сломать 5 штук, а ведь их более не выпускают. Дохаживают свой век старые закаленные туристы, имеющие за плечами по *** пройденных "пятёрок", "шестёрок" лыжных, горных и т.д. Современной молодёжи не пройти столько маршрутов, не посетить столько районов – деньги, войны, время. Для нас это был последний категорийный поход в XX веке. Новое, третье тысячелетие принесёт много нового, но со старым уходят турклубы, коллективизм и "мужики".

 

 

***

Вадим Некрасов
Эссе
"Вишерские кодзики или выездное заседание дегустационной комиссии в заповедник."

Сытый голодному не товарищ или не только вшивый мечтает о бане...

Вначале было слово, точнее их было два: "Добрый вечер, - услышал я в трубке телефона, Я - Деменев Николай Палыч", - тут я понял, что попал. Попал не сразу - долго не было кворума. Никак не складывался полный состав комиссии дегустаторов. "Герпес" - вот кто уговорил Чунтонову остаться и теперь гнить нам с Надей в отдельных спальниках.

Испытания начались уже в поезде. Только я собирался побычить на верхней полке, как тут же звали дегустировать еду. Гостиница разнообразием пищи не отличалась. В автобусе, ПСО и в кунге Урала нас тоже ничем не кормили. Если дальше так пойдёт, то мы с голодухи и в суете поедания пищи не сможем различить тонкий аромат суповых пакетов.

Второй день пути особых неожиданностей не принёс, если не считать, что в группе прибавилось кочегаров. Ирина, видимо, очень хотела есть, поэтому и подсела слишком близко к кухне. На подходах к Мансипалу у Саши случилась голодная судорога и он просыпал сухари в сугроб. А может он просто хотел повыделываться перед охотником, хвастаясь сколько у нас продуктов. Скорей бы обед, а не то он халву просыпать начнёт.

На Мансипале дуло, никого не сдуло, хотя ещё немного и слёзы в глазах начали бы замерзать. Саша опять проголодался, поэтому и убежал вместе с Надей. Спасибо Бригадиру - догнал и вернул.

От голода у всех кружится голова и творятся зрительные галлюцинации. На небе застыли многоярусные облака, раскрашенные в немыслимые цвета, которые постоянно менялись в лучах заходящего солнца.

Андрею повезло - он сломал лыжу и это избавило его от необходимости лезть в "Дуло" на Хусойку. А может повезёт и мне, сломаются крепления и я тоже, под предлогом ремонта, смогу остаться, но как назло крепления в полном порядке и лыжи выносят прямо навстречу к Наде. Остатки завтрака в ней давно уже переварились и теперь она тщетно пытается удержать драгоценные калории, надевая пуховку и самосбросы.

На подъёме слабо забрезжила мысль: "А может у Иринки что-нибудь сломается и ей понадобится провожатый". Но она упрямо лезет в гору и мне ничего не остаётся как ползти вслед за ней. "Уж лучше умереть стоя, чем лезть в гору на четвереньках",- думал я, подползая к вершине. Там дуло чуть поменьше и это позволило, наконец-то, перекусить. А где-то там в низу Андрей уже доедает нашу манную кашу и ехидно посмеивается... Оказалось ещё хуже: он её не сварил.

Сегодня праздник - сегодня Инна накормит нас своими яблочками, а пока довольствуемся карамельками. И вовремя, а то Саша опять начал просыпать сухари.

Звук вертолёта придаёт Наде сил, и она мчится впереди всех. Мы поспеваем вслед за ней и так до тех пор, пока не попадаем на ГМС. Причём Саша так увлёкся, что не заметил, как потерял пилу и переправился через Мойву.

Пока Палыч воюет с печью народ разбивается кучками по интересам. Одна из куч затапливает баню и наполняет её водой. Другая готовит праздничный стол и разминается спиртом. Наконец всё собираются вместе за одним столом. И печь не дымит, и тепло, и хорошо да так, что выть охота. Вот мы и воем уже который час Девчонки парятся в полный рост и получают оттяг по полной программе. Палыч спит и не замечает падающих на него шкафов и мансей, а мы едим яблочки и орём песни. Причём Саша уже третий час не выпускает из рук гитару под предлогом, что он не умеет играть.

"Утро добрым не бывает", - подумал я, когда мне посветили в рожу фонариком. Глядя на поеденные яблочки я жалею, что не умер ещё вчера. Но ничего не поделаешь, и придётся вставать, и есть эту еду, и собирать этот рюкзак и опять лезть в эти горы. "Смачная каша, сщас съем!"

Очевидно проголодавшийся Саша ломает лыжу, и Бригадиру ничего не остается как объявить Обед. На ужин сегодня останавливаемся тоже раньше обычного. Саша с Надеждой пилит дрова, пытаясь заглушить голодные спазмы в животе. Я впервые вижу, что я ем. Если так дальше пойдёт, то через пару дней нам можно будет готовить еду на костре с предыдущей стоянки.

Утром, по приколу, растапливается печь, видимо для того, чтобы сфотографировать огонь из трубы.

При подъёме на Ишерим теряем Серёгу, но тут же находим. Он медитирует на ходу: "Я лёгкий, я легче снега, ой! Это не я провалился!". На вершине Инна с голодухи грызёт сосулю, Андрей гоняет Ирину в поисках нужной экспозиции. Только я да Саша мечтаем спуститься отсюда поскорей и пообедать.

"Ох, и не лёгкая это работа - быть ремонтником в группе", - вздыхает Андрюха в очередной раз, доставая ремнабор. И мы, стремясь уменьшить его страдания, ломаемся сразу по трое. Но, как мы не старались, а к избе всё равно докатились, И разожглись в печи противопожарные дрова, и закончились соревнования по скорости распиловки брёвен и, наконец-то, мы снова вместе за одним столом, и опять по рукам пошла гитара - красота-то ведь, а! С ума сойти можно.

С утра неторопливое поедание пищи не закончилось сладостным слипанием век в предвкушении долгожданной бычки. Игра в карты на фоне общей расхлябанности под аккомпанемент вопросов издалека (то бишь через Гондурас) про Тулым, внезапно обрывается умоляющей просьбой Бригадира: "Может быть мы сходим сегодня на Тулым?". "Ну надо, так надо", - отвечаем мы и укладываемся в отведённые на сборы 30 секунд.

И опять с моими креплениями ничего не делается. Может они ломаются только на спусках. Деваться некуда и приходиться лезть вслед за Бригадиром как всегда прямо в гору, странно только, что без лыж и рюкзаков. Песня "Мы топчем ступени" - это как про нас.

Сверху нам показывают то место, где мы переправимся через Вишеру. По-моему, льда там нет. Но это не важно, потому что сейчас нас накормят вкусным перекусом, и мы пойдём в низ, и там будет изба, и кусочек сала, и колпачок... Ой, извините, это не моя губа раскаталась.

Кто сказал "Какой русский не любит быстрой езды?" Я думаю, что не всякий. И Андрей, я уверен, тоже так думает. Вон он стоит одиноко посреди склона и трёт ушибленное место...

В арьергарде нас трое. Мы плотной группой прикрываем отход основных войск да так быстро, что почти догоняем остальных. Дегустация я всех предложенных нашему вниманию яств прошла как всегда на ура, и мы ложимся спать с осознанием того, что завтра нам никуда не нужно спешить.

На утро, однако, снова не удаётся побычить. В ломке головы куда же девать сэкономленные 2 дня проходит время до обеда. Свежеприготовленное картофельное пюре с мясными стейками на подливке из тушёнки, лука, специй и чеснока добавили нам уверенности в собственных силах. Уж 2 таких-то несчастных дня мы проведём с пользой.

Выйдя на лёд Мойвы я подумал: "Вот сейчас и пригодятся Кадарские навыки быстрого переодевания", и я, лихо связав из лыж нарты, кинул на них рюкзак, надел кошки и как втопил до самого пола. Так продолжалось метров 200, пока лёд не закончится и не начался снег. "Какие проблемы", решил я и разобрал нарты, и снял кошки, и надел лыжи, и втопил до самого пола... 300 метров. Потом снова был лёд, потом снег, потом переправа через какой-то ручей, а потом к великой своей радости я увидел картину неизвестного художника под названием: "Ирина надевает свой рюкзак из положения лёжа на гладком льду". Попыток было несколько, и каждая сопровождалась одобрительным смехом, шутками и прибаутками. Ещё через полчаса мы останавливаемся на ужин. Наконец-то! Сбылось! Сегодня мы едим дольше чем идём. А вы ещё сокрушались про каких-то 2 дня. На следующий день классический заход на перевал сверху вниз и мы на хребте "Листвиничный".

На обеде Бригадир вспоминает, где и с кем и за какой камень он здесь ходил в прошлый раз. А мы с Сашей решили сходить сейчас. С видом на Курыксар.

Стоянка на Курыксарке ничем примечательным не отличалась. Супа грибного мы так и не получили. Завтрак я тоже плохо помню. Зато хорошо помню ямы, наполненные обломками льда и тёмной водой. Уж не скрестил ли кто слона с кенгуру и не отправил вниз по речке.

Если на улице идёт мокрый снег, если вы устали и настроение на нуле - 100% тонизирующий жидкий молочный супчик вернёт вас к жизни и придаст сил.

Всё когда-то кончается и Курыксарка не исключение. На Вишере лёд и, значит, купания не будет. И зачем я протаскал весь поход купальный костюм.

Избушка, дедушка Ау, сало, спирт, ужин, массаж, сон - всё это существительные, а вот прилагательное одно: "классно".

Наутро всё играют в водные лыжи, причём Андрей глубже всех.

Пытаюсь догнать по лыжне Сашу. Если его вовремя кормить, то он может идти со своим рюкзаком со скоростью 10 км/ч на сломанных лыжах или совсем без них, без отдыха и сна, пока не упадёт и не умрёт, а такие не умирают. Он уже подъел все свои конфеты, и я начинаю волноваться: он скоро проголодается и что? Остатки не рассыпанных сухарей он отдал Наде, обе лыжи уже сломаны. "Как бы он не начал ломать чужие лыжи", подумал я и сломал у Инны носок лыжи после обеда.

Я едва поспеваю вслед за девчонками. Тут вижу: Саша один и без рюкзака "Пришли", говорит и ведёт нас к очередной избушке. Вот это да! Вот это круто! Вот это я понимаю! 2 часа - обед! 1 час - ужин! Супер!!! Про избушку, конечно, не скажешь, но все недовольные могут спать на улице в палатке. Недовольных больше нет. Допиваем спирт и умоляем Бригадира дать еще немного кайфа. А в ответ виден только его ухмыляющийся оскал, когда он подбрасывает очередную порцию дров в гудящую печь и лишь отблески языков пламени играют в его глазах.

Просыпаюсь от ощущения неприятной невесомости большей части тела. В полной темноте, не могу понять, где я нахожусь. Затёкшими руками не в состоянии нащупать самостраховку, оглушающая тишина пугает и настораживает... Какой-то всхрап, движение под боком постепенно возвращают к действительности. Слава Богу! Мы не на стене и не на полке, а на лавке в тёмной избушке, не такой уж стрёмной, как казалось вечером. Ирина тоже проснулась и мы с ней шепчемся, пока нам на смену не приходят Инна с Андреем.

Всем спать! Уши назад!

Вообще, чем дальше, тем больше народа становится по понятиям и количество нелюдей тоже неумолимо растёт. Ещё бы, ведь никто не хочет "Наку".

Машина пришла в назначенное место аккурат вместе с нами. Оказывается, и соседство бочки бензина не может помешать настоящим дегустаторам отобедать.

В Вае на радость продавцу и Ирине скупили в магазине все апельсины, все три штуки. В Красновишерск добрались поздно вечером. Девчонки в баню, а мы с Серёгой не люди - за билетами. Ночь в автобусе прошла спокойно не для всех. Автовокзал встретил удушливым загазованным воздухом. Потирая шишку на своём лбу, я опасливо посматриваю на дверные косяки.

Мы тянем время. Никто не хочет расставаться.

Теперь останется только вспоминать эти приветливые избы, эти красивейшие, эти замечательные, самые лучшие на свете места и ждать будущих походов и искать встреч с этими людьми, с которыми я познакомился и по-настоящему подружился за эти короткие 12 дней в ноябре 2000 года

К самовару после похода всем сшили на память из завалявшегося у Вадима красного брезента штормовки с нашивками VISHERA 2000 и обзавелись с помощью опять же Вадима новомодными лёгкими металлическими кружками.
На самоваре после похода.

 

Фотографии.

С полным фотоальбомом похода можно ознакомиться здесь (227 фото). Авторы фотографий: Андрей Мамаев, Николай Деменев и Сергей Зорин.

 

 

 

Старая версия отчёта.

 

Чтобы связаться с нами, нажмите здесь.
Сайт ПНИПУ