О клубе

Новости

Отчёты

Карты

Фотографии

Разное

Форум

 

ДНЕВНИК
лыжного похода Шудья-Пендыш - ГУХ - Калья.
1-11.01.2015.
Автор: Ксения Суханова.

* Температурные данные по моему спиртовому термометру. За часами я не наблюдала в этом походе, поэтому, что во сколько было, вообще не знаю. Это все к Андрею)))

Граница леса в верховьях реки Ходовая.
Граница леса в
верховьях реки Ходовая.

Пройдено - 120 км,
Температура от -3ºC до -45ºC,
Поднялись на вершины: Шудья-Пендыш (1050 м), Большая Шудья (862 м), Лямпа-Кутимская (1410 м)

Участники: Группа Андрея Карякина -
Карякин Андрей (РУКОВОДИТЕЛЬ), Мамаев Андрей, Мехоношина Галя (МЕДИК), Мехоношина Алёна (МЕДИК), Попов Андрей (РЕМОНТНИК), Котельникова Наталья (ЗАВХОЗ), Михалева Юля (ЗАВХОЗ), Югова Наталья (ФИНАНСИСТ), Гущина Кристина, Митриев Линар, Дмитриев Иван

Группа Димы Антонова -
Антонов Дмитрий (РУКОВОДИТЕЛЬ), Катаева Катя (ЗАВХОЗ), Фуфачев Михаил (РЕМОНТНИК), Ксения Суханова, Воробьёва Катя, Гусев Александр, Халдеев Вова, Тютикова Ольга, Волкова Анна, Паньков Василий, Гоголева Маша, Ринкус Мария (МЕДИК)

1 января.
Заезд.

Раннее утро первого января (для первого января 9.00 это очень раннее утро), 40 % населения  уже спит, 20% еще не спит, 30% сами не понимают спят они или нет, где они, кто они, утро сейчас или вечер... А я с рюкзаком и лыжами на остановке, люди шарахаются, забавно.

Такой долгожданный поход, и вот, наконец-то, поехали. Обычно не люблю дорогу, но в этот раз наслаждаюсь всем с самого первого момента, как только надела рюкзак дома. Вcего два месяца назад и мечтать боялась, что получится пойти в лыжный поход, а тут... дорога в приятной компании с кучей новогодней еды и туристическими рассказами людей, с которыми много пройдено, которых давно не видела.

Время прошло незаметно. В Красновишерске пересели в ПАЗик. Во время пересадки успели почувствовать, что здесь намного морознее, чем в Перми. В ПАЗике жутко пахло бензином, выхлопными газами, я даже не знаю чем, приходилось все время останавливаться и проветривать.

Но главной интригой было - почищена ли нужная нам дорога. И оказалось, что дорога почищена, примерно 3 км не доехав до реки Шудья, мы выгрузились, потому что до конца дороги все-таки не оказалось. Тепло, намного теплее чем в Красновишерске, -26. Небо звездное, очень красиво, даже светло на улице.

Теплый, хоть и сильно пахнущий автобус постоял немного и уехал, а организм видимо не сразу понял, куда его переместили. В этот вечер было как-то зябко, а ночью просто холодно. Так неудачно спланировалось, что мы с Линаром будем в комбайне вдвоем. На собрания я прийти не могла, так что возникать по этому поводу не стала, а просто расстроилась и испугалась. Днем можно жить в любую погоду, хоть в мороз, просто надо активнее двигаться. А вот ночей я боялась с прошлого раза, когда в -40 мы очень сильно замерзли в Пашиной "Зиме" в не самых толстых спальниках. А если мерзнешь ночью, то уснуть невозможно. Так и получилось, уснула я только под утро, не помню, как согрелась.

 

2 января.
Шудья-Пендыш.

Не помню, как встала, не помню, что делала. Помню только суп из вареников на завтрак, и быстро-быстро собираться по команде Андрея Мамаева, не хотелось отставать от впередиидущих, поэтому лыжи на ноги и вперед. Утром на термометре было - 27 градусов, но идти было почему-то прохладно, хотя по прошлому разу помню, что в -27 идти очень тепло. Таких нестыковок  в ощущениях будет еще очень много у меня в этом походе, видимо организм вообще у меня в этом году был к холоду не адаптирован. Прохладно - прибавляем шаг, догоняем впередиидущих и идем потропить, и вот уже жара прям таки на улице))).

Первый отдых на берегу реки Шудья.
Первый отдых на
берегу реки Шудья.

Незадолго до реки Шудья  тропежка углубилась, а за рекой мы уже очень скоро свернули просто в лес и пошли вдоль склона Шудьи-Пендыш. Еще один момент хорошо запомнился из первого дня - очень хотелось есть, прям так невозможно было идти, как есть хотелось. И карманное питание в этот первый день еще толком не успели разложить, так что оно оказалось очень скудным. И желудок еще помнил многочисленные новогодние угощения. В общем этот день был днем адаптации к походным условиям, и я это как никогда ощущала на себе. В этом году даже в ПВД лыжные не ходила перед походом, печально.

Еще одно отличие этого похода от предыдущего лыжного, где нас было всего 9 - с первого же дня все стали очень растягиваются на выходе с утра из лагеря. Первыми выходят Андрей и команда утренних тропильщиков (обычно девочки  и Саша), остальные дольше собираются и подтягиваются нередко уже к обеду к общей массе. В первый день еще были проблемы с креплениями, которые надо было по идее устранить дома, но для новичков это не очевидно. Всей толпой мы собрались только в обед. Причем ждали отстающих достаточно долго.

Начало восхождения на вершину Шудья-Пендыш.
Начало восхождения
на вершину Шудья-Пендыш.

К обеду дошли до того места, откуда будет восходить на Шудью-Пендыш. Погода не самая плохая, видимость средняя, снег. Наконец-то перекус, сухари, замороженный сыр и колбаса, урра! И на гору. Опять же все шли в своем темпе, это было очень  удобно, подниматься было легко. Низкая облачность скрыла все соседние горы, с вершины мы не увидели ни ГУХа, ни Кваркуша, только Каюк, и то иногда появлялся из облаков. На вершине подул сильный ветер, несколько фотографий и вниз. Когда уже надели лыжи и поехали вниз по лыжне, я сильно поцарапала веко веткой, на скорости я ее видимо просто не заметила, и она прямо сломалась, воткнувшись мне в веко буквально на полсантиметра выше глаза - жесть. Это было первое везение в этом походе - глаз остался при мне))).

Траверс гребня вершины Шудья-Пендыш. На одной из промежуточных вершин.
Траверс гребня вершины Шудья-Пендыш.

Еще один момент, который имел большой резонанс в массах и обсуждался весь поход - утром первого дня, когда я выползла к костру после десятого крика "группа Антонова, каша заканчивается!", первое, что я сказала  это - "Товарищи есть вокантное место в комбайне в нашей холодной палатке... третьим кто-то будет?...". Потому что после этой ночи я поняла, что каждую ночь так не спать, это уже будет жесть. Я, конечно, все понимаю, но организмы у всех разные, но если в комбайне двое, то они неизбежно раскатываются, а стой стороны, где не в спальнике человека, сразу холодит спину (ну или другие части туловища и конечностей). Так бы даже если меняться, одну ночь я посерединке, другую ночь кто-то другой, если это девочка, допустим, и то было бы полегче, хоть через день было бы абсолютно тепло, и надежда есть, если не раскатываться, а прижиматься, даже с краю будет тепло. А в нашем случае надежды не было, а ведь это еще какие-то жалкие -26 градусов ночью, а будет -40... Минус сорока градусов я патологически боюсь с прошлого похода, когда мы в -39 не спали всю ночь в комбайнах в Пашиной "зиме". А утром просто все повылазили, потому что лежать уже надоело, все равно крайне холодно, хотелось скорее костер и идти куда-то куда угодно вообще. Вооот. Сказав это, я вообще не рассчитывала, что кто-то захочет к нам, разве кто-то добровольно уйдет из теплой палатки в холодную. Но на удивление желающие появились. Видимо теплую палатку не умели топить, и почти весь поход они жаловались на то, что у них холодно, мне это конечно кажется странным, я к ним заходила, у них там был явный плюс. Но мне было главным заполучить человека в комбайн. Утром сразу ко мне подошла Оля, вечером захотела Наташа, а еще позже стал проситься Вася. Вот это были страсти! Оля первая ко мне подошла, поэтому в эту ночь ночевала у нас она. И вот оно тепло!!! Да здравствует жара в спальнике!!!

Не помню, сколько было вечером на термометре, но показалось что на улице тепло. Выкопали две ямы, для всех и для дежурных, и вот оно ненавистное дежурство. И с Мишей как-то трудно было найти общий язык в этом деле, стоило отойти на 5 минут переодеться, как мне уже сказали, что я плохо дежурю. Правда потом мы как-то развеселились, и дежурство пролетело очень весело, у нас был свой костер, своя яма, и она нам нравилась. Нам не забывали наливать положенные дозы горячительного. Наконец-то можно было плотно поесть - красота! Что еще нужно для счастья туристу лыжнику вечером.

 

3 января.
Абсолютно белый день (1).

Утром опять дежурство, и, слава богу, его больше не будет до 7-ого числа. Из-за дежурства не успела собраться во время, вышла намного позже команды Андрея, зато шла в своем темпе, а шлось в это утро как-то тяжеловато почему-то. На термометре было около -20, но я стала мерзнуть в ходовом комбинезоне, прошло уже минут 20, а тельце все никак не согревалось. Пришлось остановиться и надеть еще теплую куртку, опять не сошлись ощущения и воспоминания о прошлом походе. В прошлый раз я в куртке никогда не шла, тем более в -25, а теперь... что со мной стало...хм.

Спускаемся в лес на перевал в сторону Большой Шудьи.
Спускаемся в лес на перевал
в сторону Большой Шудьи.

Надела куртку, согрелась, сняла куртку. А лес был в этом месте такой красивый, сказочный, на елках много снега. Вскоре догнала всех. Так и шла почти весь день в куртке. Ближе к обеду вышли на безлесный участок, с одной стороны гора. Метель, снег, ветер, все белое, как будто другой мир какой-то, виды были красивые, хоть и шел снег, во всем своя красота, и в непогоде тоже.

Остановились на обед, спустившись в лес. Опять несколько человек с самого утра до сих пор нас не догнали. Пообедав, пошли опять по лесу. В определенный момент, ближе к вечеру Андрей Мамаев обьявил что слева от нас вершина БОЛЬШАААЯ Шудья, и мы можем на нее сходить. Она совсем невысокая, подняться надо всего на 20 м, и идти недалеко, поэтому, почему бы и нет. На вершине оказалось плато почти без леса, и даже что-то вроде вершинного тура нашли, как-то они по другому его назвали, но суть в том, что тут были люди и поставили на вершине башенку из деревяшек. Видимости не было  абсолютно, поэтому Андрей в красках нам рассказал, что нас со всех сторон окружают живописные горы - Белый камень, ГУХ, Шудья-Пендыш... Сфотографировались на фоне ГУХа, и пошли в обратную дорогу.

Группа на вершине Большая Шудья. Вид на запад.
На вершине Большая Шудья.

Когда вернулись к рюкзакам, стало потихоньку темнеть, отправились вниз на поиски стоянки. Нашли сушинки, и как обычно - капать ямы, ставить палатки. Мне так понравилось копать ямы!!! Ну, просто очень. В прошлый раз у нас были такие позорные лопаты, то есть одна так называемая снежная лопата без черенка, и вторая - просто ледянка. Ими копать было неудобно, поэтому наслаждение от процесса не получалось. А тут такие шикарные лопаты... копай - не хочу! К тому же копать тепло.

Температура вечером была -27 на моем термометре, но к тому моменту, когда мы пошли спать, поднялась до -10.

Продолжение "страстей по месту в холодной палатке". Оля уже собралась к нам опять вселяться на эту ночь, но тут Вася взмолился пустить его, попробовать себя в холодной палатке. А к этому вечеру еще вмешался Миша, оказалось, что ему стало спать очень тесно, когда у нас появился третий человек. Поэтому каждому новому кандидату он был очень не рад. Вася все-таки выпросил у Оли пустить его, и они договорились, что будут чередоваться. В это время жители теплой палатки тоже негодовали, теперь у них в одном из спальников оказалось два человека, и каждый вечер они начинали мучительно выяснять, кто с кем будет спать. И хотя в предыдущую ночь топили печку уже намного лучше, Вася зафиксировал 26 градусов посередине палатки, им все равно было холодно. А у нас с приходом третьего человека, пусть даже меняющегося, в спальнике стало по-настоящему тепло, даже временами жарко, так что я высовывала нос из спальника и дышала прохладой. Но зато добавился постоянно недовольный ворчащий Миша, которому неизменно было очень тесно спать.

 

4 января.
Кутим.

Теплое утро  теплого дня. И все равно я встала уже тогда, когда к крикам дежурных присоединилась ругать Мамаева про то, что надо идти, блин, уже... Ну, не все хорошо у меня с утренним вставанием, зато я быстро собираюсь))))). В этот раз я не дежурила, поэтому вышла в составе "Красной армии тропильщиков", а это опять Андрей, Саша и девочки. И довелось мне впервые идти второй за Сашей, когда он тропил. Как я ни старалась его догнать - ничего не получилось, и в итоге я так устала идти второй за Сашей, что, по-моему, сменилась раньше самого Саши. Вот это сила и мощь тропежная!

Столбик термометра пополз вверх, и сверху посыпался снег как из ведра, все больше и больше. Скоро из леса вышли на небольшой открытый участок, увидели горы на противоположном берегу оврага (ну или как там оно называется), успели посмотреть и их затянуло. Что ж, нас ждал крутой спуск по лесистому склону. Не думала я, что это будет ТАК долго. Спускаться было неудобно, всюду деревья, Линар пошел прокладывать лыжню, в самом начале кроме как пойти по его следам вроде было особо некуда деться, поэтому после первых крутых 5-ти метров сразу упала. Вспомнила, что это такое - не понравилось - поднапряглась на эту тему и пошла по целине, чтобы минимизировать падения, которые отнимают много сил и времени, хотя кажется что по целине дольше, но я то точно знаю, что это только так кажется, я - человек, который с прошлого ГУХа спускался лесенкой, там, где все ехали. Вперед ушли, то есть уехали, то есть унеслись... Саша и Дима. Они поехали прямо за Линаром по его абсолютно вертикальной лыжне. Просто тупо вниз - капец просто горнолыжники!!! А я тихонечко, туда-сюда, влево-вправо, неудобно было только, что ехать было почти некуда, очень много деревьев. Скоро за мной появились Галя и Андрей, остальных видно не  было. Еще раз я немного недоупала, но встала даже без снятия рюкзака, в итоге спустилась прямо за Галей и Андреем. Дима меня встретил фразой "А ты как так быстро спустилась, в прошлый поход для тебя каждая горка была мучением". И так и было. Но после этого было еще много походов на 2-4 дня зимой, так что видимо они не прошли даром. Хотя для меня именно в этот момент это тоже было открытием. И прям таким радостным, прямо как сдать экзамен, который казался не сдаваемо трудным. Остальные спускались нереально долго. Мы с Димой даже ходили наверх, узнать, надо ли кого-то спасать, ну  и так, прокатиться вниз без рюкзака.

Группа выходит из леса на реку Кутим.
Группа выходит из
леса на реку Кутим.

Тут же и устроили обед, потому что подошло обеденное время.

После обеда пошлось как-то особенно легко и непринуждённо, первыми пошли балтушки и за разговорами мы не заметили, как пришли к Кутиму. На реке снега оказалось мало, на зато были мокрые участки, многие не обошли  их и на лыжах образовался подлип. Дошли до избы, которая оказалась конечно же очень маленькой для нашей толпы, человек на 9, а сушин вокруг избы естественно уже нет, поэтому решили отойти в лес к найденным сушинам.

Группа возле избы Аликина на Кутиме.
Группа возле избы
Аликина на Кутиме.

Лагерь разбили быстро, снега мало, выкопали широкую яму, наверное наконец-то было удобно сидеть всем. Очень быстро налитые и выпитые волшебные желтые рюмочки сделали вечер особенно ярким, так что душа потянулась к гитаре. Смутно помню, как играла, помню, что руки плохо слушались, все-таки для моего организма 3 волшебные рюмочки за раз на голодный желудок - это как минимум прикольно))).

Ужин был необычайно вкусен, как и все приемы пищи в походе. В этот  вечер спать идти не хотелось, терлись у костра до последнего.

 

5 января.
Абсолютно белый день (2).

Утро было теплым, я вот даже не помню, сколько было градусов (последние три дня похода стерли в мозгу информацию о температуре в предыдущие дни), примерно -10. Днем поднялась до -5-3. Почти сразу полезли в гору, в гору особенно сложно тропить, для меня почти невозможно. Через пару переходов вышли на безлесный участок -  вот такое я люблю. Какая красота! Снега валит, картины вокруг нереальные, вереница из разноцветных рюкзаков, ползущих по белому склону, выглядела необычно и забавно, столько народу в лыжном походе, это очень необычно.

Долина Бол. Поймары и северо-восточный отрог ГУХ-а.
Долина Бол. Поймары и
северо-восточный отрог ГУХ-а.

В такой же белой завесе дошли до перевала, который оказался совсем невысоким, почти и не надо было больше подниматься. Сфотографировались на белом фоне, поорали в камеру, и поехали спускаться. Спуск был прикольным, забыв об осторожности не упасть, разогналась посильнее, было не очень круто и мало деревьев. Достаточно долго ехала, балансируя, так понравилось, но в определенный момент попала на участок более глубокого рыхлого снега и воткнулась носом в сугроб))) Сама ржала лежала, придавило рюкзаком, долго не могла высвободиться, зато весело))).

На подходах к перевалу в верховьях долины Бол.Поймары.
На подходах к перевалу
в верховьях долины Бол.Поймары.

Лагерь сделали прямо на склоне, как только нашли сушины, в самом начале зоны леса. Красивое место, с ручьем. Но зато очень много снега. Саша выкопал "могилу" глубиной чуть не два метра наверное. Выкопали как смогли яму для дежурных, а общий костер сделали без ямы, на сырых деревьях. Настоящий лесоповал был. На следующее утро, когда уфимцы (встречная группа) пришли в наш лагерь, первое, что они спросили у Миши: "Сколько у вас бензопил?" Нодья была большая, жаркая. В этот вечер наконец-то хитростью выпросили у Димы несколько песен.

Опять склока у теплой палатки, по поводу дезертиров, нашу палатку обозвали гостиницей. Сегодня встали на стоянку рано, впервые увидела теплую палатку при свете... Эти три тысячи дырочек...

Спать.

 

6 января.
По склонам ГУХа.

Утром опять жара, -5 на термометре. Быстрозавтрак и выходим. Еще в темноте увидели группу фонариков выше зоны леса, встречная группа. Но увидели их уже только идущие последними, мы разминулись с ними. Когда переходили ручей, Андрей Корякин перешел первым, я за ним тоже нормально, а Юля за мной провалилась по колено. Переодела носки, счистила подлип, но до конца дня ей шлось уже не очень, подлип полностью видимо не счистился, все равно периодически налипало.

В этот день шли по склону, огибая долины, один раз только спустились и поднялись.  Люблю ходить по склону, красиво. Иногда попадаются участки очень твердого фирна, в первом походе они меня сильно напрягали, но когда это уже не в первый раз, как-то по-другому воспринимается. Остается только радость, что у Бескидов есть кантик, и думаешь, как они на туристах без кантика идут, вот это страшновато.

Прошли после обеда совсем немного и встали лагерем так, чтобы завтра было не очень далеко идти на Лямпу-Кутимскую. Шли по красивым местам, мимо самой горы, видимость улучшилась, хоть чуть-чуть.

Вечером на склоне ГУХ-а у истока реки Большая Лямпа.
Вечером на склоне ГУХ-а.

Лагерь поставили, сильно не спускаясь. Снега было очень много, даже моего рвения рыть ямы не хватило, чтобы все это выкопать... рыли поочередно, но силы и время кончились, а до земли еще было очень далеко. Сделали настил в не до конца вырытой яме. Поужинали вкусным кашесупом, как отрекламировали это дежурные - рождественская баланда, как-то так вроде. Очень хотелось спать, и сразу после ужина я ушла спать, на улице было по-прежнему тепло, так что я рискнула и пошла спать одна. Укуталась всем, чем могла, и немного задремала под веселые песни и дрожание собственного тела. Рано или поздно пришли мальчики, а вместе с ними и долгожданная жара в спальнике.

Весь этот день опять шел снег, и на одном из привалов Андрей Мамаев сказал, что "погода - жопа". И погода как будто его услышала, расстроилась - как-то обидно быть "жопой", и раз и навсегда за этот поход решила больше "ей" не быть...

 

7 января.
Восхождение на Лямпу-Кутимскую.

Утром вылезла из палатки со смутным ощущением прохлады. Посмотрела на термометр - 26. Круто, значит на вершине все будет видно!

Выходим утром на восхождение из лагеря у истока Большой Лямпы.
Выходим утром на восхождение.
Группа утром на фирновых полях в начале восхождения на Лямпу Кутимскую.
Начало восхождения на Лямпу Кутимскую.

Быстро позавтракали в дымной яме, где когда-то был костер, но провалился к центру земли. Вышли. Свежо. Луна ярко светит, так красиво. Посмотрев на гору снизу, подумала, что идти и подниматься так высоко... Быстрохождением я никогда не отличалась, так что пристроилась в хвост. Поднялись на перевал, это было совсем не трудно и не долго. Солнце появилось из-за горы, подул очень сильный ветер. В этот раз я учла предыдущий опыт, и  на восхождения сразу надевала теплые штаны, ни разу не пожалела, очень комфортно, к тому же самосбросы можно расстегнуть. С перевала уже увидели гору, но коварный Андрей послал нас не в ту сторону, и мы в недоумении сделали круг почета и вышли на нужный склон. Восточный склон ГУХа в этом месте крутой, а метров через 10 вообще обрывается еще круче вниз. Все шли с лыжными палками наготове, кто-то все-таки несколько раз проскользил вниз. Такие склоны меня тоже уже не пугают, но осторожность нужна как нигде, стоит только посмотреть вниз - лететь высоко, а если не успеешь сразу зарубиться, то наберешь скорость и будешь лететь и лететь. Пара участков были с очень твердым фирном, Саша шел первым в горных ботинках и вырубал ступени, много людей шло в калошных бахилах, а кто-то вообще в тряпичных. У моих лыжных ботинок подошва что надо для рубки ступеней, поэтому было не так страшно, но неприятно, потому что что такое полететь вниз я тоже знаю немного.

Восхождение на вершину Лямпа Кутимская. Траверс склона к вершине.
Траверс склона к вершине.

Последний взлет и вот я оказалась на вершинном плато. "Как? И все?" - прямо вырвалось у меня, я думала, будет дольше и труднее.

Виды с вершины - красота. Как хорошо, что погода решила поменяться именно в этот день, когда нам это было так нужно. Обед под вершиной, общее фото, и путь домой.

Вид с вершины Лямпа Кутимская на юг.
Вид с вершины Лямпа Кутимская на юг.

Скатились со склона. А в лагере обнаружили что градусник показывает 33 градуса. Некоторое время даже обсуждали это, что совсем не чувствуется, что все думали что в 33 градуса все замерзнем и умрем и т.д.

Костровую яму просто закопали, снова сделали костер по тому же типу, что и вчера.

А у меня наступило очередное ужасное дежурство. Миша был злой сразу. Как мне показалось, это из-за болезни. Любой промах и все. Стоило мне отойти, закипел суп и все. Миша тоже закипел. Остаток дежурства я вообще старалась просто не лезть. Казалось, что я ему только мешаю. Ну что поделаешь.

Чай разлит, можно расслабиться. В этот вечер особенно хорошо посидели с гитарой. Устроили с Димой песенный батл. Потом присоединился Миша, и Андрей. Было весело.

Не помню, чтобы мне было страшно идти спать, предыдущие ночи у нас в спальнике была такая жара, что казалось - есть куда холодать. И будет даже лучше, если будет попрохладнее. В эту ночь к нам пошла проверять себя на стойкость отважная Маша. Вдобавок, когда мы залезли в палатку, выяснилось, что молния уже не закрывается, она замерзла окончательно. На самом деле ее надо было просто закрывать, отогревая, а Линар стал дергать, и она сломалась. Мы спали с открытым входом. И все равно было очень тепло. Маше было вообще жарко, хотя она спала с внутреннего края комбайна.

 

8 января.
Замороженные на перевале.

Утром Линар и Миша вылезли из палатки дежурить. Подумала: еще пять минут полежу, и меня разбудят. Закрыла глаза, открыла через пять минут. Ну вот, пора вставать, какие-то звуки активные там, а меня не будят. Вылезла из палатки, оказалось, прошло 2 часа и уже 8 часов, стали вставать все. А завтрака до сих пор не было. На вопрос Мише, почему меня не разбудил - молчание. "Ну, ладно, - подумала я, - он вчера сказал, что лучше он будет вообще один дежурить, наверное так и решил" (((( Расстроилась, но подумала, что лучше не будить зверя, спросила, что мне сделать - "Ничего не надо делать". Ну, ничего так ничего... Ходила вокруг, раздала кармашку, позакидывала снег в котел. А котел с кашей до сих пор не вскипел. Странно, ведь мы вчера натопили снега на утро, должно было быстрее быть все. Оказалось, Миша случайно пролил тот котел, и на растопку нового снега ушло много времени. Оказалось, что виновата я. Не встала. Ну, ведь можно было хоть раз то крикнуть "Ксюша, вставай". Если меня не разбудить, я утром не встану, конечно. Очень расстроилась, не специально же я не встала. До последнего пытались еще сделать чай, но Андрей сказал, что все попьют Карякинский чай, и надо срочно выходить. Весь поход он нас пугал, что мы можем не успеть в срок дойти до Кальи, так и было, мы шли медленнее, чем надо было. Поэтому важен был каждый утренний час. Все вышли очень быстро. Собралась и вышла одна из последних, после меня остались только Миша, Андрей и Вася.

Лыжня вела по склону, опять красота, лес и горы в утренних красках. Холодно, на моей градуснике -35. Вдали видела как люди зашли на перевал, основная масса. Уже на подъеме обогнала Кристину. На перевале подул ветер. Сразу стало холодно. А все тут уже давно стояли до моего прихода. Пришла Кристина, а Миши, Васи и Андрея еще долго не было. Грелись песнями и танцами, кто-то наматывал круги на лыжах вокруг толпы. Но ничего не помогало. Нам надо было дождаться всех, потому что они потом могли не увидеть наши следы на твердом фирне, на который мы выйдем. В определенный момент Андрей скомандовал уходить. И мы спешно пошли. Я даже не поняла, появились ли наши мужики. Оказалось, что появились, мы их увидели на склоне и пошли наконец-то сваливать с этого перевала. Вот тут у меня случилась неприятность, которая привела меня к одному моменту почти отчаяния за весь поход. У меня перестала застегиваться пряжка рюкзака, вернее у меня не хватало сил ее застегнуть, все замерзло, а если надевать рюкзак на теплую куртку, застегнуть пряжку еще сложнее. Не знаю, почему я тут не попросила кого-нибудь из парней помочь, может из-за утреннего огорчения, было стыдно, но подумала, что съеду в лес, станет теплее, и сниму куртку. Съезжать с не застёгнутым рюкзаком было очень неприятно и трудно. Но, кстати, я даже ни разу не упала. В зоне леса сняла куртку, решила пойти без куртки, но зато с застегнутым рюкзаком. И зря. Дорога пошла вниз, сил почти не надо было, продолжала замерзать. Даже несколько раз попадала уже в лесу на каких-то нелепых небольших спусках. Только съехали на ровную площадку и объявили обед. Застывшими руками достала куртку, которая мне уже не помогала. Руки вообще сильно замерзли. Опять же невероятными усилиями воли заставила себя достать руки из варежек и надеть теплые штаны. Уф... ногам стало теплее, но конечности сильно мерзли. Мне было вообще не до обеда, что-то там раздавали, что-то положила в рот, но мысли уже не работали, а только звучало в голове: "Холодно, холодно.." Надо было просто пойти потропить вперед, даже без рюкзака, но тогда мозг уже не пришел к этому решению. Обед кончился, слава богу, и я надела рюкзак на крутку, и мне помогли застегнуть рюкзак. Через 10 минут уже была жара, и снова было приятно идти, снова  я стала человеком. Но было видно, что всем холодно. Очередной привал устроили только через 1,5 часа, хотя Андрей сзади кричал давно, что пора привал. Но, видимо, останавливаться никому не хотелось. На этом привале многие, как и я, не снимали рюкзаки. Потом, правда, я об этом пожалела, так как некоторые части тела, на которые опирался рюкзак, заметно быстро стали уставать.

Тропежка углублялась, шли все медленнее. Наконец решили встать и отправить на тропежку несколько людей без рюкзаков, а завтра начать движение уже по готовой лыжне. Выбрали место, снега мало, вырыли ямы, поставили лагерь. В это время Андрей Мамаев, Галя, Алена и Оля тропили лыжню на завтра. Они протропили 2 км, немного не дойдя до Сосьвы.

Вечером похолодало, -38, все жались к костру. Особо не сидели долго, быстро поели и пошли готовиться спать. В этот раз почему-то особенно старательно закопали палатку. Не помню никаких особых эмоция по поводу холода, я уже уверенна, что спать будет тепло, так что поскорее бы залезть в спальник. А тем временем нам надо было как-то еще устранить аварию с молнией, мы, конечно, не замерзли спать с открытым входом, но как-то это ... хм, все равно не хорошо))) мало ли что))) Перевернули палатку другой молнией к рабочему тамбуру, проверили, что если ее отогревать, то она работает. Второй выход, который не работал, зашили. Я залазила последней и закрывала молнию, по сантиметру ее отогревая - то еще развлечение. Но результат - вход закрыт. Все, до утра никого не выпускать!!! Спать как обычно жарко... хорошо...

 

9 января.
Выход на дорогу.

Услышали первые крики дежурных "завтрак готов", начали подниматься. На крыше палатки выросли длинные кристаллы из снега, когда Линар начал вылазить из спальника, на меня посыпался снег. Не помню такого раньше в походах, обычно дело ограничивается мокростью, капаньем, коркой льда. А тут целый сугроб из кристаллов, как в пещере на потолке у входа. Оделись быстро, но долго открывали вход, чтобы не сломать молнию, так долго открывали, что дежурные уже стали кричать "каша заканчивается". Выбралась в открытый космос, посмотрела на термометр -44... Ого!!! Такого я в жизни еще не видела в походе, да вроде и не в походе тоже. В лагере крики, все бегают туда-сюда, кто-то стоит у костра и просто греется. Мамаев бегает по лагерю, отгоняет всех от костра и кричит: "Собирайте рюкзаки и выходите на лыжню! Вот жахнет полтинник - подохнете все!" Опять же не было у меня никакого особого состояния по поводу холода, просто делала все быстро: позавтракала, отогрела ботинки, собрала рюкзак, вышла.

Сначала мне показалось, что я вышла первой, никого не было на лыжне. Я очень быстро согрелась, на мне была вся моя одежда. Постоянно оглядывалась, но никто за мной не шел, шла медленно, было как-то страшновато, все-таки одна на лыжне, а вокруг могут быть звери. Как-то в том походе мы видели на лыжне волчьи следы, очень много следов. Через некоторое время за мной появился фонарик, это меня успокоило. А еще через некоторое время меня обогнал Дима, и обогнал он меня в том месте, где лыжня почему-то стала свежей, совсем неутоптанной. И тут я поняла, что где-то там впереди идет Саша и тропит уже продолжение вчерашней лыжни до реки. Рассвело, нас стало примерно 6 человек, идущих рядом. Еще через некоторое время я увидела Сашу, он вышел на широкое место, а метров через 15 уже была видна Сосьва. Забавно, я тут уже была.

Морозным утром 9 января.
Морозным утром 9 января.

Здесь Маша Гоголева сказала, что термометре -45 градусов. Он у меня был приделан к рюкзаку с другой стороны, так что люли могли его видеть. Конечно, чувствовалось, что холодно, на лицо намерзало, ресницы слипались, останавливаться отдыхать совсем не хотелось. Стоило снять варежки и они тут же вставали колом.

Противоположный берег очень крутой. Мы решили пройти чуть-чуть вперед до ручья, на карте там было как будто более полого подниматься. На крутой берег забирались пешком. Когда склон стал не таким крутым, снова надели лыжи и пошли вверх. Перед подъемом Дима Антонов якобы видел на градуснике 46 градусов. Вполне может быть, конечно, на реке может быть холоднее. Но сразу после подъема я посмотрела, было -44. По команде Димы ушли влево, там на карте была просека, но как я и думала ее, конечно же, в реальности не было. Тогда пошли теперь уже вправо и круто вверх. Склон продолжал быть очень крутым, тропить было очень тяжело. Многим было тяжело идти, лыжи проскальзывали вниз. Вспомнили историю про выполаживание склона))). И все ждали, что оно (выполаживание) вот-вот начнется.  Но за каждым очень крутым участком нас ждала горизонталь, которая снова переходила в вертикаль. Но подъем не может быть бесконечным, и начался ровный участок, а потом спуск. Скоро вышли на дорогу, она хоть и не была почищена, но по дороге всегда легче идти, чем по лесу. И тут почему-то силы оставили меня, плелась в конце, может из-за подлипа на пятках лыж, которые я заработала, когда поднималась от Сосьвы по ручью вверх, намеренно их не счистила сразу, потому что там был еще длинный подъем, и это помогло мне, чтобы лыжи не скользили. А теперь решила уж дождаться остановки всей группы. Остановились на обед. На концах лыж на самом деле много налипло всего, снега и льда. Счистила это все. На обеде объявила, что на градуснике -35. В ответ радостный возглас: "Ура, потеплело..." Не думала, что такой возглас услышу в -35))). Обедать в такую температуру уже  неприятно. Вообще в такую температуру приятно только идти под рюкзаком, но ты же не можешь идти бесконечно, силы то кончатся. Поэтому дискомфорт конечно был. Но для себя я с облегчением и гордостью отметила, что никакие -44 меня не сломили морально, я была бодра, весела, активна, и это мне очень понравилось. Потому что в прошлые -39 я превратилась в овощ, который топтал место под палатку, не снимая рюкзака, пока не развели костер, и в голове было пусто, только приближающееся отчаяние. По прошлому опыту я не могла за себя отвечать, что в зимнем походе я останусь полноценным членом общества, который способен предпринять какие-то действия. Но несколько лет хождения в зимние походы видимо изменили ситуацию. И это очень здорово!!!

После счищения подлипа пошлось очень бодро, ну обед сделал свое дело. Всей вереницей мы старались как можно быстрее дотропить до почищенной дороги, часто менялись, стараясь во время тропежки бежать быстрее. Мне казалось, что воодушевились все, может это мнимое ощущение. Я была в конце вереницы, когда услышала радостный возглас. И только когда дошла до дороги, поняла, о чем был возглас - мы вышли на хорошо укатанную дорогу, где больше не надо тропить. Все сразу побежали, и я тоже. Очень хотелось бежать, хотя сразу стало очень жарко, но так хотелось бежать.

Добежали до конца спуска, у беседки до боли знакомой (в прошлый поход мы тут обедали) я сняла куртку, сняла лыжи, привязала их на веревочки и дальше пошла пешком, потому что знала, что дальше будет очень долгий подъем. В прошлый раз сделала так же и легко обогнала всех, кто шел на лыжах. Чуть выше устроили общий перекур. А потом многие ломанулись вверх на лыжах. Особо не напрягаясь, обогнала опять всех, пешком идти в гору по хорошей дороге намного легче. На лыжах бы я плелась в самом конце. А так я шла потихоньку, постоянно останавливаясь, оглядываясь на горы и людей, которые шли за мной.

Вышли на вершину, после которой будет очень долгий спуск. Надела лыжи. Тут было бы неплохо подождать людей, наверное. Ну, или надо было раньше сообщить им, что мы намеренно поедем быстро вперед делать стоянку. Понадеялись, что это будет понятно, и люди не так уж сильно растянулись, по крайней мере, основная часть людей. Андрей скомандовал идти. И мы побежали. По укатанной дороге вниз почему ж не бежать. В этот день я, наверное, устала меньше всего, потому что тропить мне реально очень тяжело, а идти и ехать по укатанному вниз - легко. Было бы неплохо сегодня дойти до Тонги, но явно не успевали. И много людей еще было очень далеко позади. Поэтому решили остановиться там, где нас застали надвигающиеся сумерки. Место не очень хорошее, сушин не видно. Но все же понадеялись, что найдем.

Копать глубоко не надо, снега мало. На термометре -38. Мужики ушли за дровами, мы выкопали ямы и развели костры. Дрова принесли сначала тонкие, но очень много, а потом и толстые. Общий костер развели у гнилого дерева, которое раскопали. Оно оказалось реально гнилым, поросшим мхом, я то думала, оно будет нормальным. Но в итоге оно тоже разгорелось, и удачно поддерживало костер, который развели позже с обеих сторон этой гнилушки.

Позвонили и вызвали машины на завтрашний вечер. Это хорошо, так будет ехать ночью, приедем утром,  будет еще свободный день. Хорошо посидели у костра, попели песни. До Кальи нам еще 30 км по дороге, надеемся, что Газельки смогут чуть-чуть проехать, км 5 может быть, чтобы забрать нас пораньше. По дороге идти легко и грустно, все-таки это уже не горы, а просто выход с маршрута. Все уже привыкли  к позывным "Антоновы" и "Карякины", как будто это два клана, "две некогда враждующих семьи..." Как обычно очень грустно уезжать. Съели все сюрпризы, выпили все спиртное. Саша не нашел в рюкзаке обещанный салют, подумал, что забыл его в темноте на прошлой стоянке, но оказалось, что салют перекочевал в рюкзак к Ване, вроде бы у них одинаковые рюкзаки. А салют то не легкий, вот такой коварный Саша.

Вечером на термометре было -38, никого это уже не трогало. Водитель проехавшей мимо машины сказал, что у него на термометре -41, и очень удивился, кто, что мы, как мы, откуда мы, сколько нас...

Уснули, как обычно тепло и сладко.

 

10 января.
Не хочу домой, помыться и снова в лес!

Встали, позавтракали, собрались, вышли. Путь по дороге скучен и печален. Шла на лыжах. Почувствовала, что на лыжах уже совсем не катит, трудно, сняла лыжи, и  - "о, чудо!" - почему я не сняла лыжи раньше. Вниз... вверх... вниз... вверх... Обогнала кучку лыжников. Не особо старалась куда-то спешить, все равно в конечной точке ждать последнего, а последние будут идти очень долго, все равно приду намного раньше. Догнала толпу на обеде. К тому моменту, как я пришла, они уже порядком подмерзли. Выяснилось, что наша основная еда пока не пришла. Ждем то ли Васю, то ли Аню. Дождались, поели, раскидали вокруг сухари и крошки от халвы. Представили, как люди будут тут проходить  и понимать, что мы тут ели без них. Из Антоновых не дошел вроде бы только Вася. У Карякиных нет Андрея и Наташи. Их так и не дождались, двинулись в путь, замерзли. Мы увидели Васю и тоже частично вышли, хотелось согреться. Шли уже пешком, не хотелось снова надевать лыжи, да и куда спешить. Шли с Машей, болтали о жизни. Маша радовалась, что мы все-таки выжили)). Так жаль было, что приключение закончилось. Увидели впереди машину, поняли, что наша, только когда впередиидущий Андрей Карякин стал в нее загружать рюкзак. Эх... Теперь точно все. Загрузили рюкзаки и лыжи и налегке дошли до газопровода, где стояла вторая газель. Народ грелся, таял...

Еще некоторое время ждали, когда привезут Наташу и Андрея. Погрузились и поехали.

Остановились в кафешке на дороге за Карпинском. Заняли собой всю кафешку, съели все, что было, замучили девушек пересадками между столиков. Выпили водки за окончание похода и еще много за что, в итоге так развеселились, что стали очень шумными, требовали добавки каши у Карякиных, и спрашивали, когда будет чай у Антоновых. Извинились за свое поведение и отправились по машинам. Еще немного поболтав, уснули, и спали почти до Перми.

Вот и подошло к концу это приключение, жаль, но будет новое, а потом еще и еще...

 

Несколько общих слов о походе.

Отягощало поход почти всю дорогу то, что Наташа Котельникова сразу поехала в поход заболевшая, и в походе ей становилось все хуже. Волновались за нее очень, но делать было нечего. Ее разгрузили как могли, Андрей шел с ней всю дорогу и помогал, чем мог. Я не думаю, что она сам очень сильно тормозила, до последнего дня они нас быстро догоняли. Просто ей было очень тяжело, и, несмотря на то, что она держалась очень мужественно, было видно, что человек болеет. Когда мы уходили на вершины, она оставалась одна. Это самое грустное, наверное, сидеть в лагере, когда все идут наверх. Но прочитав ее дневник, я поняла, что ей было намного хуже, чем я думала. Так что тем более, Наташа - герой, если не брать во внимание то, что она добровольно пошла в поход заболевшая, и что надо было хорошо задуматься над этим прежде чем садиться в газель, то как она прошла через все это, заслуживает большого уважения. Андрей сказал, что последние 30 км она шла как солдат пленной армии.

Впечатления от температуры я уже писала. Температурные впечатления, пожалуй, самые важные, потому что остальные трудности походные вроде бы уже все не трогают. Я поняла, что в этот раз у нас было все очень правильно, и что так и надо стараться ходить - палатка на 6 человек, два комбайна, как будто бы это получилось идеально. У Линара очень теплый спальник, но, наверное, если взять просто комбайн, не очень тонкий, тоже будет хорошо, потому что тут было реально жарко.

Ходить такой огромной толпой - прикооольно! Во многом мне понравилось. Конечно, такая группа долго собирается, медленнее идет и т.д., но плюсов тоже много. И прошли мы вроде бы не так уж и мало. Дежурить с такой большой группой трудновато. В прошлом походе я вообще не помню дежурства, оно как-то незаметно проходило, а тут прямо ад какой-то в дымных ямах.

А так, поход получился очень веселый, ждем новых приключений!

Ссылка на официальный отчёт.

 

 

 

Чтобы связаться с нами, нажмите здесь.
Сайт ПНИПУ